1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Александр Маринеско атака века от хулигана

Александр Маринеско атака века от хулигана

Его не зря считают самым скандальным командиром подводной лодки Великой Отечественной. Список его «прегрешений» перед железной воинской дисциплиной ничуть не меньше, чем список его побед. Александр Иванович Маринеско, совершивший знаменитую «Атаку века» и потопивший крупнейший фашистский транспорт «Вильгельм Густлов», был отнюдь не ангелом.

Из шести боевых походов, выполненных Маринеско в годы Великой Отечественной войны, три были безуспешными, но он первый «тяжеловес» среди советских подводников: на его счету два потопленных транспорта общим водоизмещением в 42 557 брутто-регистровых тонн.

Происхождение у него было самое что ни на есть сомнительное с точки зрения НКВД. Родился Александр Маринеско в 1913 году в Одессе в семье румынского рабочего Иона Маринеску, его мать — украинка из очень зажиточной семьи. К Румынии вообще в Советском Союзе относились подозрительно, а если учесть, что у отца будущего героя-подводника все родственники жили за границей, то можно представить, как могла сложиться его судьба. Но пронесло — ни отца, ни мать будущего героя, ни его самого репрессии не затронули. Во всяком случае, в исторических хрониках упоминаний об этом нет.

Окончив трудовую школу, Александр Маринеско стал учеником матроса. За прилежность и терпеливость был направлен в школу юнг, по окончании которой ходил на судах Черноморского пароходства матросом первого класса. В 1930 году поступил в Одесский мореходный техникум и, окончив его в 1933 году, ходил третьим и вторым помощником капитана на пароходах «Ильич» и «Красный флот».

Был он активным общественником, выпускал судовую стенгазету, ярко выступал на комсомольских собраниях, и в ноябре 1933 года по путевке комсомола (по другим данным, по мобилизации) был направлен на специальные курсы флотского комсостава, после окончания которых его назначили штурманом на подлодку Щ-306 («Пикша») Балтийского флота.

Потом он успешно окончил курсы переподготовки и стал помощником командира, а потом и командиром подводной лодки класса «Малютка». В 1940 году его лодка заняла первое место во флотском соцсоревновании и его повысили до капитан-лейтенанта и наградили золотыми часами. На этой лодке он и встретил Великую Отечественную.

Надо сказать, его довольно успешный карьерный рост проходил на фоне не менее успешной личной жизни, довольно разгульной. В октябре 1941 года Маринеско исключили из кандидатов в члены ВКП(б) за пьянство и организацию в дивизионе подводных лодок азартных карточных игр. Но в командирах оставили: грамотных офицеров было тогда, в начале войны, наперечет. Лишь 12 августа 1942 года его лодка М-96 вышла в боевой поход.

И почти сразу, 14 августа, его лодка атаковала немецкую тяжелую плавбатарею. По наблюдению командира Маринеско, в результате атаки корабль пошел на дно — так он и доложил начальству. Однако на самом деле батарея все-таки осталась на плаву и потихоньку «дочапала» до своей базы без буксира, хотя и с тяжелыми повреждениями — и до конца войны в боевых действиях больше не участвовала.

В конце 1942 года Александру Ивановичу Маринеско было присвоено звание капитана 3-го ранга, его снова приняли кандидатом в члены ВКП(б), но в хорошей в целом боевой характеристике за 1942 год было отмечено отдельной строкой, что на берегу он склонен к частым выпивкам… В 1943 году его новая лодка С-13 в боевые походы не выходила, а командир попал в очередную «пьяную» историю. В поход подлодка под его командованием вышла только в октябре 1944 года.

В первые же сутки похода Александр Маринеско обнаружил и атаковал немецкий транспорт «Зигфрид». Атака не удалась, торпеды прошли мимо, и он обстрелял его из артиллерийских орудий. Командир, видевший, как транспорт медленно погружается в воду, снова доложил о его потоплении. В действительности, поврежденный германский транспорт был спешно отбуксирован противником в Данциг и к весне 1945 года уже восстановлен. За этот поход Александр Маринеско получил орден Красного Знамени.

И, наконец, наступил «звездный час» командира-подводника. С 9 января по 15 февраля 1945 года скандальный командир находился в своем пятом боевом походе, в течение которого были потоплены два крупных транспорта противника — «Вильгельм Густлофф» и «Штойбен».

Перед этим походом командующий Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц решил предать Маринеско суду военного трибунала (за которым обычно следовал расстрел) за самовольное оставление корабля в боевой обстановке (в предновогоднюю ночь командир на двое суток покинул свою лодку, экипаж которой за это время «отличился» выяснением отношений с местным населением). Но исполнение этого решения адмирал задержал, дав возможность командиру и экипажу искупить вину в боевом походе. Таким образом, С-13 стала единственной «штрафной» подлодкой советского флота.

«Вильгельм Густлофф» был крупнейшим по тоннажу теплоходом, потопленным советскими подводниками, и вторым по числу жертв. «Официальные» историки так описывают эту атаку, почти сразу названной «Атакой века». Поздно вечером 30 января 1945 года С-13 заняла позицию на параллельном курсе конвоя со стороны берега. Еще через час, проникнув сквозь строй эсминцев охранения, подлодка Маринеско приготовилась к атаке.

Залп из четырех носовых торпедных аппаратов поставил точку в судьбе гитлеровского лайнера. Одна торпеда взорвалась в носовой части корабля, вторая — в середине, третья — в корме. Четвертая торпеда из-за технической неисправности из аппарата не вышла. Через 10 минут после торпедирования девятипалубная махина легла на борт и еще через пять минут затонула. Спасти удалось лишь 988 человек.

Был ли нанесен германским подводным силам непоправимый урон, как писала советская печать? Объявлял ли Гитлер Александра Маринеско личным врагом? Некоторые первоисточники приводят такие данные: на борту погибшего от советских торпед «Вильгельма Густлова» находилось 10582 человека: 918 курсантов младших групп 2-го учебного дивизиона подводных лодок, 173 члена экипажа судна, 373 женщины из состава вспомогательного морского корпуса, 162 тяжелораненых военнослужащих и 8956 беженцев, в основном стариков, женщин и детей. То есть, исходя и таких данных, можно считать, что Маринеско атаковал транспорт в первую очередь с беженцами? Ужас…

По некоторым же современным данным, основанным на немецких архивах, с «Густлоффом» погибло 406 матросов и офицеров второй учебной дивизии германских подводных сил, 90 членов собственного экипажа, 250 женщин-военнослужащих немецкого флота и 4600 беженцев и раненых (из них почти три тысячи детей). Существуют и иные оценки численности жертв, вплоть до 9343 человек. Из числа подводников, по этим оценкам, погибло 16 офицеров (в том числе восемь — медицинской службы), остальные — малообученные курсанты, нуждавшиеся еще, как минимум, в полугодичном курсе подготовки. Из находившихся на борту транспорта военных якобы нельзя было сформировать ни одного полноценного обученного экипажа боевой субмарины. То есть не такой уж и сильный урон был нанесен германским подводным силам.

Порой в разных публикациях (и немало в интернете) утверждается, что, вопреки утверждениям ряда военных и историков, трехдневный траур по потопленному теплоходу в Германии не объявлялся (за всю войну он объявлялся только по уничтоженной в Сталинграде 6-й армии вермахта) и Адольф Гитлер Александра Маринеско своим личным врагом вовсе не объявлял! Как говорится, у нас самая непредсказуемая история в мире.

Лет 30 назад, при СССР, имя Александра Маринеско в официальной прессе и исторических книжках того времени хоть и неохотно, но все-таки называлось как имя героя. Сейчас же оценки действий Маринеско и экипажа С-13 сильно разнятся. А что говорили реальные свидетели военных событий?

В начале 80-х, во время учебы в Севастопольском Высшем Военно-морском инженерном училище, автор этих строк в составе курсантских групп не раз слышал личные воспоминания подводников военной поры — патриотическо-воспитательный процесс был тогда на высоте. Так вот, их мнения относительно подвигов Маринеско отличались так же разительно, как мнения различных историков!

Так, вице-адмирал Михаил Андронникович Крастелев, служивший всю войну механиком на подлодке знаменитого подводника Грищенко, в открытую, не стесняясь, ругал Маринеско чуть ли не матом, называя пьяницей, отъявленным хулиганом и бездельником. С отвращением рассказывал о его алкогольных «подвигах» на берегу, о которых уже тогда, в войну, ходили легенды. И про «Атаку века» говорил: с похмелья атаковал, даже не поняв, в кого стреляет.

А вот контр-адмирал Головачев (увы, запамятовал его имя и отчество), который пришел на подводный флот лейтенантом только в конце войны, с восхищением называл его настоящим советским подводником номер 1. Мол, с таких, как Маринеско, нужно брать пример! Вот и пойми, в чем дело… Истина все-таки где-то посередине.

Кстати, в некоторых немецких публикациях времен холодной войны потопление «Густлоффа» с несколькими тысячами беженцев называется военным преступлением, таким же, как бомбардировка Дрездена союзниками. Но это не так! «Вильгельм Густлофф» не был оборудован атрибутикой, скажем, пассажирского или госпитального судна, его вполне можно было принять за военный корабль, тем белее, на нем был поднят флаг военного флота Германии! Так что вся вина за гибель беженцев явно ложится на фашистов, а не на наших подводников.

Ну и вспомним советские транспорты с беженцами и ранеными в годы войны, которые были оборудованы всей полагающейся «гражданской» атрибутикой, но все равно неоднократно становились целями для германских подлодок и авиации. Как говорится, глаз за глаз.

За транспорт «Вильгельм Густлофф» хулиганистому командиру С-13 не только простили прежние прегрешения, но и представили к званию Героя Советского Союза. Однако вышестоящее командование, памятуя о его многочисленных «грехах», Золотую Звезду в последний момент заменило орденом Красного Знамени.

После войны судьба не радовала Александра Маринеско радостными событиями. 14 сентября 1945 года «за халатность, систематическое пьянство и бытовую распущенность» (так значилось в приказе Главкома ВМФ Н. Г. Кузнецова) Маринеско понизили в звании до старшего лейтенанта. Затем, месяц дав покомандовать допотопным тральщиком, его уволили в запас, не дав выслужить военной пенсии.

После войны Александр Иванович Маринеско работал старшим помощником капитана на судах Балтийского пароходства, заместителем директора Ленинградского НИИ переливания крови. В 1949 году он был осужден на три года лишения свободы по статье «За разбазаривание социалистической собственности». После освобождения работал топографом Онежско-Ладожской экспедиции, руководил группой отдела снабжения на ленинградском заводе «Мезон».

Александр Маринеско скончался в Ленинграде после тяжелой и продолжительной болезни 25 ноября 1963 года. Для военного госпиталя у него немного не хватило стажа, лежал он в плохонькой больнице. Пятидесятилетний легендарный подводник умер от двойного рака — желудка и горла. Похоронен он на Богословском кладбище Санкт-Петербурга. Кстати, здесь же, совсем неподалеку (Кондратьевский проспект, 83) находится Музей подводных сил России имени А. И. Маринеско.

Звание Героя Советского Союза ему присвоено посмертно 5 мая 1990 года. Памятники А. И. Маринеско установлены в Калининграде, Кронштадте и Одессе. Ему посвящены художественные фильмы «О возвращении забыть» (1985) и «Первый после Бога» (2005). Именем А. И. Маринеско названы набережная в Калининграде и центральная улица одного из районов города в Севастополе. Имя А. И. Маринеско носит Одесское мореходное училище. Память об авторе «Атаки века», чтобы о ней не говорили, жива!

Встройте Наследие от Правды.Ру в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Правду.Ру в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах в ВКонтакте, Фейсбуке, Одноклассниках.

Александр Маринеско атака века от хулигана

Александр Маринеско стал «подводником №1» благодаря «атаке века», в ходе которой был потоплен лайнер «Вильгельм Густлофф». Но он вошел в историю не только как гроза немецкого флота, но и как очень своенравный командир.

В отца

В глазах сослуживцев Александр Маринеско был достаточно противоречивой личностью: многие отмечали его прямой, но непростой характер. Он его унаследовал от отца. В свое время корабельный кочегар Ион Маринеску осмелился дать пощечину офицеру, за что попал под трибунал.

У Александра отношения с военным начальством складывались не намного лучше – он не раз оказывался в центре скандалов.

Тем не менее, в январе 1941 года капитан II ранга Евгений Юнаков дал следующую характеристику 27-летнему командиру подлодки: «Маринеско решителен, смел, находчив и сообразителен. Отличный моряк… Умеет быстро ориентироваться и принимает верные решения».

Загул

Однако качества Маринеско как военного моряка не уживались с его повседневным поведением. Менее чем через год после столь лестной характеристики строптивого командира исключают из кандидатов в члены партии с формулировкой: «За систематическую пьянку, за развал дисциплины, за отсутствие воспитательной работы среди личного состава, за неискренние признания своих ошибок».

В январе 1945 года Маринеско близко подошел к опасной черте, за которой мог последовать крах его военной карьеры.

Во время нахождения экипажа подлодки С-13 в финском Турку сильно подвыпивший капитан оказался вовлеченным в щекотливую историю с хозяйкой ресторана, с которой провел всю ночь. Явившийся под утро жених хозяйки немедля доложил об инциденте в Союзную контрольную комиссию.

По воспоминаниям шифровальщика подлодки Федора Егорова, Маринеско заинтересовался СМЕРШ. Задавали вопросы: «а нет ли у командира с кем-то на берегу шпионской связи, не передает ли он врагам секретные данные?». С трудом удалось замять скандал.

Но совсем скоро Маринеско смог сполна реабилитироваться за свое неподобающее поведение.

«Атака века»

30 января 1945 года экипажем подлодки С-13 под командованием Александра Маринеско была потоплена гордость немецкого флота – 9-палубный океанский лайнер «Вильгельм Густлофф» водоизмещением 25484 тонны, на борту которого находилось свыше 8 тыс. человек.

10 февраля Маринеско успешно атаковал еще одно немецкое судно – санитарный транспорт «Генерал Штойбен» более чем с 4000 человек на борту, хотя сам командир был уверен, что потопил немецкий крейсер «Эдмен».

Эти события стали стратегическим успехом советского военно-морского флота, а для Германии – крупнейшими морскими катастрофами.

По советским данным, тиражировавшимся долгое время, среди пассажиров «Вильгельма Густлоффа» находилось 3700 обученных специалистов подводников – практически весь цвет немецкого подводного флота.

Тем не менее, несмотря на столь громкий успех капитан III ранга Маринеско не был награжден Золотой Звездой. У современных исследователей есть своя версия на этот счет.

Историк Ростислав Горчаков пишет, что на борту «Густлоффа» должно было находиться более 10 тыс. человек, из которых 918 курсантов-подводников, 173 члена экипажа, 373 женщины из состава вспомогательного морского корпуса, 162 тяжелораненых военнослужащих и 8956 беженцев – в основном дети, женщины и старики. По немецким данным, выжило всего 1239 человек.

«Герой Советского Союза Александр Маринеско за какие-то десять дней убил больше грудных младенцев, женщин, стариков, подростков, раненых и инвалидов, чем все подводники всех морских держав за обе мировые войны», – жестко резюмирует Горчаков.

«Вероятно, что уничтожения «Густлова» постеснялись, – предполагает исследователь Сергей Глезеров, – ведь для оккупированной Германии готовили партии хлеба, хотели расположить немцев к себе, а тут – гибель такого большого количества народа».

Оправдание

Несмотря на то, что в Германии многие до сих пор «подвиг» Маринеско называют военным преступлением, а его действия приравнивают к бомбардировке союзной авиацией Дрездена, среди немецких историков в этом вопросе нет полного согласия.

Так, исследователь катастрофы «Вильгельма Густлоффа» Гейнц Шён заключает, что лайнер представлял собой военную цель и его потопление не являлось военным преступлением, так как суда, предназначенные для перевозки беженцев, обязаны были помечаться красным крестом и не могли носить камуфляжную окраску.

Даже учитывая то, что большинство погибших в результате «атаки века» не принадлежало к немецким вооруженным силам, Маринеско поступил согласно законам военного времени: оба немецких судна классифицировались как вспомогательные корабли ВМФ Германии.

«Воскресшие» суда

Советские историки приписывали Маринеско четыре потопленных немецких корабля, но в действительности их было два. В августе 1942 года подводник отрапортовал начальству, что потопил один транспорт из атакованного им конвоя.

Немецкий корабль оказался только поврежден, его удалось отбуксировать и отремонтировать.

В октябре 1944 года капитан обнаружил и атаковал броненосец «Зигфрид». По сообщениям Маринеско, транспорт стал быстро погружаться в воду и был признан затонувшим. Но в итоге поврежденный корабль немцы отбуксировали в Данциг и впоследствии восстановили.

На грани

Возвращаясь в августе 1942 года из очередного задания на подлодке М-96, Маринеско не предупредил советские дозоры и при всплытии был обстрелян своими. Проведя второе всплытие капитан ухитрился поставить субмарину между двумя советскими катерами так, что если бы они открыли огонь, то неминуемо попали бы друг в друга. Возможно такая смекалка командира и спасла жизнь экипажу М-96.

Потом выяснилось, что местами проступившая камуфляжная краска на субмарине напомнила советским пограничникам свастику.

Повезло команде Маринеско и во время обстрела «Вильгельма Гуслоффа». Три торпеды по немецкому кораблю были выпущены удачно, в вот четвертая с надписью «За Сталина» не пожелала выходить. Торпеду все-таки удалось извлечь и обезопасить подлодку от взрыва.

Конец пути

Не успела отгреметь война, а Маринеско в очередной раз «отличился». Но теперь командир дивизиона подлодок Роман Линденберг был непоколебим. «Считаю, что в настоящее время капитан III ранга Маринеско к службе на флоте непригоден», – гласил его вердикт. 14 сентября приказом адмирала флота Маринеско был отстранен от занимаемой должности и больше к военному делу не возвращался.

В конце 1962 года медики обнаружили у Маринеско страшную болезнь – рак пищевода. «Александр Иванович в госпитале вел себя мужественно, терпеливо сносил мучения, был, как ребенок, застенчив. Ни разу он не упомянул о заслугах и не пожаловался на судьбу», – вспоминал оперировавший капитана хирург. 25 ноября 1963 года легендарный подводник ушел из жизни, а 5 мая 1990 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Портал в неведомое

Популярные публикации

Последние комментарии

Александр Маринеско: герой и хулиган

Александр Маринеско стал «подводником №1» благодаря «Атаке века», в ходе которой был потоплен лайнер «Вильгельм Густлофф». Он был очень своеволен, много пил, сидел в тюрьме, а свой главный подвиг совершил вопреки приказу начальства.

Балтиец из Одессы

Маринеско родился в Одессе, с детства любил и знал море, прекрасно нырять и плавать научился уже в 7 лет.

По воспоминаниям самого Маринеско, каждое утро вместе с друзьями они уходили на море и проводили там время в купании и ловле бычков, скумбрии, чируса и камбалы.

Биографы спорят о криминальной юности Маринеско. Одесса в те годы действительно была бандитским городом, в точности как описывал ее Бабель в своих знаменитых рассказах.

По наследству от отца, моряка и румына по национальности, Маринеско достался буйный нрав и тяга к авантюрам. В 1893 году Маринеску-старший избил офицера, попал под суд, где ему грозила смертная казнь. Он бежал из карцера, переплыл Дунай, женился на украинке, долгое время скрывался.

Казалось бы, все в характере и биографии Маринеско-младшего вело к тому, что стать ему капитаном советского торгового судна на Черном море, контрабандистом и весельчаком. Но судьба и Маринеско решили иначе: не южные, а северные моря, не торговый, а военный флот, не капитан морского корабля, а командир подводного хищника.

Из 13 дизель-электрических торпедных подводных лодок балтийского флота класса «С» (средняя), за время войны уцелела только одна, под несчастливым номером 13. Та, которой командовал одессит Маринеско.

Автор советской апологетической книги посвященной Маринеско — «Капитан дальнего плавания», — Александр Крон вспоминает, что его первое знакомство с легендарным подводником состоялось в 1942 году: Маринеско пил спирт с сослуживцами.

«Пьяные» истории происходили с Маринеско регулярно. В октябре 1941 года подводника исключили из кандидатов в члены ВКП(б) за организацию азартных карточных игр и злоупотребление спиртным. Ровно через год, тогда еще командир лодки М-96, Маринеско успешно высадил в Нарвском заливе советский десант, охотившийся за немецкой шифровальной машиной «Энигма». Операция закончилась неудачей — машину так и не нашли, — но действия подводника оценили высоко, Маринеско представили к награде и восстановили кандидатом в члены партии, однако в боевой характеристике опять упомянули о склонности к алкоголю.

В апреле 1943 года Маринеско назначили командиром лодки С-13, той самой, на которой он совершит свои главные военные подвиги. А гражданские «подвиги» у него никогда не прекращались: «За лето и осень сорок третьего Маринеско дважды побывал на гауптвахте, а по партийной линии получил предупреждение, а затем и выговор. Причиной взысканий была не выпивка сама по себе, пил в то время Александр Иванович не больше других, а в одном случае самовольная отлучка, в другом — опоздание».

Самое скандальное происшествие, после которого Маринеско едва не отдали под военный трибунал, случилось с ним в начале 1945 года. Дело происходило в Турку, на территории нейтральной Финляндии. В октябре 1944 года во время боевого рейда экипаж Маринеско уничтожил немецкий транспорт «Зигфрид»: торпедная атака советской подлодке не удалась и моряки вступили в артиллерийскую дуэль, в которой победил С-13, получив, однако, повреждения.

Поэтому с ноября по декабрь 1944 года С-13 находилась на ремонте в Финляндии. Команда и капитан томились от безделья, напала хандра. За всю свою жизнь Маринеско был женат трижды и на тот момент очередной его брак разваливался. В новогоднюю ночь Маринеско вместе с еще одни советским офицером отправились в загул… и пропали.

Как выяснилось впоследствии, Маринеско познакомился с хозяйкой одной из местных гостиниц, шведкой, и остался у нее переночевать. Командира советской подводной лодки разыскивали. Время — военное, Финляндии только что вышла из войны, в общем, опасения были разные. Но Маринеско просто развлекался — любовь к женщинам оказалась сильнее чувства долга.

После финнского скандала у Маринеско был один путь — под трибунал. Но команда любила командира, а начальство ценило как опытного моряка, хотя на тот момент выдающихся боевых удач за Маринеско не числилось. Командующий балтийским флотом Владимир Трибуц принял решение отсрочить наказание: так С-13 стала единственной «штрафной» лодкой, по аналогии со штрафными батальонами, в советском флоте. В январский поход 1945 года Маринеско, по сути, отправлялся за подвигом. Только очень крупная морская «добыча» могла его спасти от наказания.

Почти месяц С-13 безуспешно курсировала в заданном районе. Обнаружить цель подводникам не удавалось. Маринеско принимает решение нарушить приказ и сменить курс. Что им двигало? Азарт, чутье, необходимость отличиться или моряк махнул рукой, мол, «семь бед один ответ» — мы никогда не узнаем.

30 января в 21 час 15 минут С-13 обнаружил в балтийских водах шедший в сопровождении эскорта немецкий транспорт «Вильгельм Густлов», на борту которого находилось по современным оценкам свыше 10 тысяч человек, большинство из которых были беженцы из Восточной Пруссии: старики, дети, женщины. Но также на «Густлове» были немецкие курсанты-подводники, члены экипажа и другие военнослужащие.

Маринеско начал охоту. Почти три часа советская субмарина следовала за транспортником-гигантом (водоизмещение «Густлова» свыше 25 тысяч тонн. Для сравнения: пароход «Титаник» и линкор «Бисмарк» имели водоизмещение порядка 50 тысяч тонн).

Выбрав момент, Маринеско атаковал «Густлова» тремя торпедами, каждая из которых поразила цель. Четвертая торпеда с надписью «За Сталина» застряла. Морякам чудом удалось избежать взрыва на лодке. Уходя от преследования немецкого военного эскорта, С-13 подвергся бомбардировке свыше 200 глубинных бомб.

Спустя десять дней С-13 затопила еще один немецкий гигант-лайнер «Генерал Штойбен», водоизмещением почти 15 тысяч тонн.

Таким образом, зимний поход Маринеско стал самым выдающийся боевым рейдом в истории советского подводного флота, но командира и экипаж лишили заслуженных наград и славы. Возможно потому, что Маринеско и его команда меньше всего походили на хрестоматийных советских героев.

Судимость и приступы эпилепсии

Шестой рейд, который Маринеско совершил весной 1945 года, был признан неудачным. По свидетельству людей, знавших Маринеско, у него начались приступы эпилепсии, а конфликты с начальством и пьяные истории продолжились. Подводник якобы самостоятельно обращался к руководству с просьбой уволить его с флота, но в приказе наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова говорится об отстранении от должности «в связи с халатным отношением к своим обязанностям, пьянством и бытовой распущенностью».

В конце сороковых Маринеско окончательно бросил море и стал заместителем директора Ленинградского НИИ переливания крови. Странный выбор! Вскоре Маринеско был обвинен в хищении и осужден на три года: малопонятный поступок и для тех лет довольно мягкий приговор. Впрочем, часть срока легендарный подводник отбывал на Колыме.

Споры о личности Маринеско и легендарной «Атаке века» не утихают пятьдесят лет. Что это было? Сразу после Второй мировой войны в музее Королевских военно-морских сил Великобритании был установлен памятник Маринеско. В СССР команду лишили заслуженных наград, подвиг замалчивался, а в 1967 году в газете «Советский балтиец» вышла статья, где говорилось, что «Густлов» топил старпом Ефременков, а Маринеско находился «в нерабочем состоянии».

В середине 80-х «Известия» затеяли двухлетнюю газетную войну с Министерством обороны СССР и руководством ВМФ, по версии издания Маринеско незаслуженно забытый герой, военные придерживались другой точки зрения. Даже дочери Маринеско от разных браков по-разному относились к личности отца: одна считала его негодяем, другая благодарила людей, пытавшихся восстановить доброе имя Александра Ивановича.

За рубежом отношение к личности Маринеско тоже неоднозначно. Лауреат Нобелевской премии по литературе Гюнтер Грасс опубликовал книгу «Траектория краба» — художественное исследование «Атаки века», — где в самых темных красках описал командира советской подлодки. Американский журналист Джон Миллер дважды приезжал в Советский Союз за сведениями о Маринеско, чтобы написать книгу о пьянице и бунтаре, за отчаянную смелость стяжавшего славу «подводного аса».

Поздние военные аттестации Маринеско пестрят выговорами и прочим «служебным несоответствием», но в одной из ранних его морские учителя написали: «Может пренебрегать личными интересами ради службы», и даже, якобы, есть совсем короткая характеристика: «Способен на подвиг».

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Александр Маринеско атака века от хулигана

Т ак пресса времен Великой Отечественной войны назвала потопление модерного океанского лайнера «Вильгельм Густлофф», которое осуществил 30 января 1945 года командир подводной лодки «С-13» Александр Маринеско.

Н а Балтике в годы Великой Отечественной войны воевали с фашистами 13 советских подводных лодок, из них уцелела только одна под «несчастливым» номером 13, которым командовал Александр Маринеско. На море он никого и ничего не боялся, зарекомендовал себя не только талантливым командиром, но и на удивление смелым и изобретательным, незря его называли «морским волком» и «подводником №1»

С удьба будущего героя-подводника складывалась непросто. Мечта стать моряком торгового флота не сбылась. Его послали учиться на подводника. После успешного окончания учебы Александр должен был стать командиром подводной лодки малого класса, но неожиданно попал под демобилизацию. Накануне войны Маринеско возвращают на флот. В 1940 году его «подводный малыш» признан лучшим на Балтике, а тогдашний нарком военного флота СССР М. Кузнецов награждает Александра именными золотыми часами. Непосредственно в боевых условиях он топит свой первый фашистский транспорт водоизмещением 7000 т и его награждают орденом Ленина.


Т от корабль фашисты назвали «чудом новейшей техники и комфорта». Кроме мощного вооружения, он имел два театральных зала, бассейн, гимнастический зал, ресторан и кофетерий, зимний сад. Корабль лично крестил Гитлер. На борт «Вильгельма. » в Данциге поднялись свыше семи тысяч человек, из них 3700 — члены будущих экипажей субмарин, высший офицерский состав рейха и 400 женщин. Корабль получил сверхсекретное задание — эвакуировать эссэсовскую элиту подводников в страны Южной Америки с профашистскими режимами. Война заканчивалась поражением, и Гитлер готовился к новой мировой обстановке. Еще раньше секретная яхта абвера «Пассим» под нейтральным флагом сделала несколько рейдов к берегам Южной Америки, высадила там группу спецагентов. В глубине сельвы сооружали замаскированные лагеря для размещения эссэсовцев. В банки ряда латиноамериканских стран перемещались значительные капиталы. Как раз эту тайную операцию сорвал торпедный залп «С-13».

Б ыло так. Маринеско вышел на морскую охоту в начале 1945 года, 20 дней курсировал, не находя цели. Звездное время наступило 30 января, когда удалось выследить «Вильгельма. ». Атаковали во время шторма и снежной пурги, когда враг не ожидал. Все три торпеды точно легли в цель. Лайнер начал тонуть. Капитан пытался успокоить пассажиров, мол, корабль садится на мель. Но началась паника, все знали, что глубина моря там достигала нескольких сотен метров и до берега зимой не добраться. Старшие офицеры начали стрелять в младших, пролагая себе путь к спасательным шлюпкам, забыв о женщинах. При полной иллюминации «Вильгельм. » ушел на дно, он продержался на плаву час и 10 минут. В Германии объявили траур.

К орабли сопровождения лайнера прижали подлодку «С-13» к берегу и сбросили 240 глубинных бомб. Однако он выскользнул из ловушки, а по дороге на базу торпедировал крейсер «Генерал Штойбен» который охраняли шесть эсминцев. После этих событий Гитлер распорядился расстрелять руководителя корабельного конвоя, а Маринеско объявил своим личным врагом. Только в течение одного похода «С-13» уничтожил дивизию врагов. Такого успеха не добивался ни один из советских подводников. А. Орел, командир первого дивизиона подводных лодок Балтфлота, представил Маринеско к званию Героя Советского Союза. Но вместо высокого звания он получает орден Красного Знамени. Этого не могли понять ни мотросы, ни высокие флотские должностные лица.

К огда советская разведка доложила Сталину, что на «Густлофф» поднялись команды подводников (для новых немецких субмарин), начала разрабатываться одна из тайных сталинских операций. Из фронтов отзывали моряков и летчиков, которые знали испанский и португальский языки, распространенные в Южной Америке. Возможно, Сталин намеревался вести боевые действия за океаном. Об этой тайной операции ничего не знал и командующий Балтийского флота адмирал В. Трибуц. Когда начались активные бои на Балтике, он попросил в Сталина разрешение привлечь резервные боевые корабли, но получил отказ. Незадолго до торпедирования «Густлоффа» адмирал еще раз обратился с просьбой к Сталину перевести на Балтику для ускорения победы над врагом авиационные подразделения Северного и Черноморского флотов. И снова не получил позитивного ответа. Трибуц в своих воспоминаниях отмечает, что Ставка вероятно хотела сохранить военную технику для какой-то специальной широкомасштабной операции. Правильно догадывался адмирал.

Н е случайно и то, что когда «С-13», выполнив боевое задание, прибыл на место встречи с нашими кораблями охраны и сопровождения, горизонт был пуст. На радиозапросы никто не реагировал. Спустя некоторое время Маринеско послал повторный сигнал — и опять молчание. Тогда он решил самостоятельно пробиваться на базу. под льдом. Но на известном только советским подводникам фарватере «С-13» неожиданно атаковала чужая подводная лодка. Четыре часа длился поединок, пока неизвестная субмарина, выпустив все свои шесть торпед, исчезла.С большими трудностями Маринеско вернулся на базу. Но вместо заслуженных наград экипажу вместе со своим командиром пришлось пережить долгие годы забвения. Только 5 мая 1990 года Александру Ивановичу Маринеско посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

При перепечатке ссылка на сайт обязательна

Подвиг Маринеско: осуждению не подлежит!

В советское время каждый человек в нашей стране знал, что такое «Атака века». По крайней мере, он мог вспомнить Александра Маринеско и название корабля «Вильгельм Густлофф», который потопила подводная лодка под его командованием. Произошло это 30 января 1945 года. На Западе это событие почти неизвестно.

Журналист «Таймс» сравнивает две наиболее известные на Западе морские катастрофы с потоплением «Вильгельма Густлоффа». Титаник – это самая известная и описанная в книгах и фильмах катастрофа на море в мирное время. Количество погибших – почти 1500. Лайнер «Лузитания» утонул 7 мая 1915 года после торпедирования немецкой подводной лодкой, унеся на дно океана 1200 человек из почти 2000.

Теперь посмотрим на «Вильгельм Густлофф». При номинальной загрузке 1900 человек, на борту было более десяти с половиной тысяч человек. После его потопления число жертв оценивалось в чуть более 9300 человек. Современные исследователи указывают вдвое меньшее число жертв. Состав лиц, находившихся на борту известен приблизительно. Известно, что на «Вильгельме Густлоффе» эвакуировались экипажи подводных лодок, но количество личного состава в разных источниках отличается в три раза (!) – от от 406 до 1300 человек.

Однако «Таймс», вспоминая это событие, акцентирует внимание не на военных моряков, бывших на борту «Вильгельма Густлоффа», а на гражданских, которые думали эвакуироваться из Готтенхафена (немецкое название Гдыни) в остатки Рейха. Особенный упор делается на погибших детях, число которых в «Таймс» указывается по максимальной оценке – 5000. По другим оценкам их было менее 3000. Детей, конечно, жалко, но сколько наших детей было убито немцами.

Надо напомнить, что во время той войны немцы открыто сняли с себя все моральные ограничения и без зазрения совести нарушали все мыслимые и немыслимые, писаные и неписаные правила ведения войны. Достаточно вспомнить, что 11 ноября 1944 года немецкое командование объявило Балтику зоной неограниченной войны и обещало топить всё подряд. По-моему, это решение позволяло остальным странам действовать также в отношении любых немецких судов.

Чтобы не разводить дискуссию о том, чем была «Атака века», приведу вывод Института морского права в Киле: ««Вильгельм Густлофф» являлся законной военной целью, на нем находились сотни специалистов-подводников, зенитные орудия… Имелись раненые, но отсутствовал статус плавучего лазарета». Последние четыре года перед гибелью «Вильгельм Густлофф» служил плавучей школой подводников, т.е. был военным судном. Решение взять на борт гражданских лиц принадлежит командованию судна, а потому ответственность за их дальнейшую судьбу лежит исключительно на нём.

И.С. Сталин: «Гитлеры приходят и уходят, а немцы остаются»

В одном документальном фильме, снятом британской Би-Би-Си, проводится мысль о том, что немцы добровольно и сознательно избрали себе Гитлера и поддерживали его, а потому они заслужили все те страдания, которые выпали на их долю, когда война пришла в Рейх. Но ещё Сталин сказал: «Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остается».

Следуя букве и духу решений Нюрнбергского трибунала, мы не можем согласиться с Би-Би-Си, ибо в Нюрнберге были осуждены конкретные нацистские преступники, но не весь немецкий народ, большая часть которого, конечно же, была жертвой чудовищной нацистской пропаганды. Мы не можем согласиться с Би-Би-Си, поскольку согласно любому праву ответственность не может быть коллективной.

Конечно, гибель гражданских лиц во время войны – это трагедия, не зависимо от того, к какой стороне они принадлежат. До сих пор никто не давал слова этим одновременно случайным и неизбежным жертвам торпедной атаки. В обстановке паники они просто не соображали, что им делать и куда им бежать.

О судьбе четырёх человек, которых судьба соединила на борту злополучного «Вильгельма Густлоффа» повествует новый роман американки Руты Шепетис «Соль в море», который выйдет в продажу в США 2 февраля.

Слово жертвам американских бомбардировок Дрездена пытался дать Курт Воннегут, который как раз тогда был в числе военнопленных, находившихся в лагере под Дрезденом. Его роман «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей» был подвергнут цензуре в США. И это единственный американец, решивший написать о трагедии Дрездена.

Англичане и американцы до сих пор придерживаются мнения о том, что бомбардировка Дрездена была необходима с военной точки зрения. Но по факту был уничтожен город, а имевшие военное значение железнодорожная станция и заводы на окраинах остались целы. Мало того, наши бывшие союзники даже настаивают на том, что эта бомбёжка была произведена по просьбе СССР. Однако недавно рассекреченные документы Ялтинской конференции показывают, что такой просьбы не было.

Вообще же в последнее время, судя по западным фильмам о Второй войне и статьям в прессе, посвящённым этой теме, советские солдаты, храбро сражавшиеся на своей земле, внезапно превращаются в каких-то убийц и насильников, едва они пересекли границу Рейха. И не просто так выходит роман о жертвах Атаки века, в котором автор будет вызывать в нас сочувствие к этим беженцам. Вопрос в том, кого автор сделает виновным в их бедах. Красная Армия наступала на Запад.

Александр Маринеско- герой и хулиган

Александр Маринеско стал «подводником №1» благодаря «Атаке века», в ходе которой был потоплен лайнер «Вильгельм Густлофф». Он был очень своеволен, много пил, сидел в тюрьме, а свой главный подвиг совершил вопреки приказу начальства.

Сын румынскоподданого

Ему надо было родиться во времена пиратской вольницы, когда на море были в почете отчаянные сорви-головы, не признающие никаких законов и правил. Буйный нрав Александра Маринеско всегда мешал полностью реализоваться его несомненному таланту. Но тут уж ничего не поделаешь – человек-легенда советского подводного флота был личность противоречивой.

В 1893 году матрос румынского королевского флота Иона Маринеску, человек горячий и темпераментный, поколотил обидевшего его офицера. Строптивого матроса скрутили и посадили в карцер. По румынским законам, за этот проступок Маринеску ждала смертная казнь. Лишаться жизни матрос не хотел, а потому сбежал из карцера, переплыл Дунай и оказался в Российской империи.

Здесь он обосновался в Одессе, где женился на гарной украинской дивчине, заодно несколько изменив свою фамилию – с «Маринеску» на «Маринеско».

В этой семье 15 января 1913 года и родился мальчик, которого родители нарекли Александром.

Моряцкие гены отца, как и его темперамент, в полной мере проявились в сыне. Окончив шесть классов трудовой школы, в 13 лет Саша Маринеско становится учеником матроса Черноморского пароходства. Таланты и способности подростка оценили, направив его в школу юнг. Ее Александр закончил блестяще, и в 1930 году был принят в Одесский мореходный техникум.

В мае 1933 года выпускник техникума Маринеско становится помощником капитана на торговом судне «Красный флот». Служившие под командованием Маринеско утверждают, что сам он мечтал о карьере сугубо мирного капитана дальнего плавания, но жизнь распорядилась иначе.

Морской талант без признаков дисциплины

Осенью 1933 года 20-летнего Александра Маринеско по комсомольской путевке отправили на службу в военно-морском флоте. Способного выпускника мореходного техникума направили на высшие курсы командного состава РККФ, после прохождения которых он стал штурманом подводной лодки Щ-306 Балтийского флота.

Маринеско был человеком способным, но одновременно резким, всегда говорящим то, что думает, в не зависимости от того, чем ему это грозило. Правдорубов испокон веков не очень жалуют, а в случае с Маринеско дело осложнялось тем, что он сам не был чужд радостей жизни. Молодой моряк, как и его отец, нравился женщинам и любил выпить. Два этих пристрастия позже выйдут Маринеско боком.

В его первой же аттестации от 1935 года говорилось: «Недостаточно дисциплинирован. Свою специальность знает хорошо. Руководить личным составом может под постоянным руководством. Выводы: обратить внимание на повышение дисциплинированности».

В 1936 году на флоте были введены звания и Маринеско стал лейтенантом. Летом 1938 года ему присвоено звание старший лейтенант, а сам он назначается командиром подводной лодки М-96 «Малютка».

Отношения капитана Маринеско с дисциплиной оставались сложными, но ему многое прощали, поскольку под его командованием в 1940 году М-96 стала лучшей на Балтийском флоте. Его подлодке принадлежал рекорд скорости погружения – 19,5 секунды при нормативе 35 секунд.

Маринеско мог оказаться на Каспии

Невероятно, но могло сложиться так, что Маринеско, носивший к началу войны звание капитан-лейтенанта, вовсе бы не принял участие в боевых действиях. «М-96» командование приняло решение вместе с экипажем перебросить на Каспийское море по железной дороге, и выполнению этого плана помешало только стремительное окружение Ленинграда фашистскими войсками.

Лодку ввели в строй, и с июля 1941 года она стала совершать боевые походы. Капитан Маринеско совмещал успешные действия, за которые был удостоен ордена Ленина, с очередными нарушениями дисциплины, из-за которых он был даже исключен из кандидатов в члены партии.

Тем не менее, командирский талант Маринеско перевесил, и он после прохождения переобучения назначается на должность командира средней подлодки «С-13», на которой прослужит до конца войны.

В сентябре 1944 года капитана 3-го ранга Александра Маринеско все-таки принимают в члены ВКП (б), а в октябре он во время боевого похода атакует немецкий транспорт «Зигфрид». Не сумев потопить судно торпедами, экипаж «С-13» расстреливает его в надводном положении из пушек. Маринеско доложил, что транспорт стал быстро погружаться в воду, однако немецкие источники указывают, что «Зигфрид» был отбуксирован в порт и там восстановлен. Как бы то ни было, за этот поход капитан Маринеско был награжден орденом Красного Знамени.

Два транспорта в искупление шведских объятий

Казалось бы, карьера капитана пошла на лад. Но не тут-то было. Лодка Маринеско находилась на базе в финском Ханко. Сам же капитан с приятелем отправились встречать Новый, 1945 год в город Турку. Как это часто бывало с Маринеско, веселье вышло из-под контроля. Ночь он провел у очаровательной шведки, хозяйки местной гостиницы. И все бы ничего, если бы утром к ветреной даме не приехал … ее жених. Обиженный мужчина в драку не полез, а нажаловался властям.

Когда все подробности гулянки Маринеско стали известны командованию, за него взялся «СМЕРШ». Шведку посчитали немецким агентом, а самого Маринеско заподозрили в разглашении военных секретов. Дело пахло трибуналом, но за капитана вступилось руководство – ему дали шанс искупить вину в боевом походе.

Именно этот поход капитана – «штрафника» стал историческим. 30 января 1945 года «С-13» на подходе к бухте Данцига настигла немецкий транспорт «Вильгельм Густлофф» (длина 208 м, ширина 23,5 м, водоизмещение 25 484 т). Судно было уничтожено тремя торпедами.

«Вильгельм Густлофф» оказался кораблем самого большого водоизмещения, который удалось уничтожить ВМФ СССР во время Великой Отечественной войны, поэтому неудивительно, что это успех был назван «атакой века».

Уже позднее возникли споры о том, кто находился на борту судна. Западногерманские историки, а вслед за ними и многие отечественные «срыватели покровов» договорились до того, что Маринеско-де военный преступник, ибо на судне были «тысячи беженцев и множество детей».

Теме не менее утверждения о «тысячах беженцев» у многих исследователей по сей день вызывают серьезные сомнения. Те же немецкие историки признают, что «Густлофф» имел все атрибуты военного судна, а значит, являлся законной военной целью.

Известно, что это судно было учебной базой немецких подводников, и в момент атаки на нем находилось несколько десятков (!) экипажей для новейших немецких подводных лодок. Кроме бойцов других военных подразделений, на судне также находились высшие чины СС и гестапо, гауляйтеры польских земель, начальники ряда концлагерей – словом, это был настоящий фашистский «ноев ковчег», который уничтожил экипаж капитана Маринеско.

С этим успехом связана еще одна легенда: якобы в Германии был объявлен траур, а Гитлер объявил Маринеско «личным врагом». На самом деле этого не было – тысячелетний Рейх рассыпался на глазах, и его бонзам было не до «Вильгельма Густлоффа».

10 февраля 1945 года в районе все той же бухты Данцига «С-13» атакует и топит транспорт «Генерал фон Штойбен» водоизмещением 14 660 тонн. И снова разночтения – одни историки говорят, что речь шла о судне, пусть и являвшемся законной целью, но перевозившем раненых, другие настаивают, что советские подводники уничтожили корабль, перевозивший 3500 немецких танкистов.

Как бы то ни было, после потопления «Штойбена» Александр Маринеско стал рекордсменом среди советских подводников по общему тоннажу потопленных вражеских судов.

От флота до тюрьмы

Возвращение «С-13» на базу было триумфальным. Маринеско простили все грехи и даже представили к званию Героя Советского Союза. Правда, столь высокой награды «штрафнику» не дали, ограничившись орденом Красного Знамени. Лодка не стала, как было принято при подобном успехе, Гвардейской, а только Краснознаменной. Темпераментный капитан обиделся: ведь при награждении Золотой Звездой командира подлодки награждали орденами и весь экипаж, а тут получалось, что его подчиненных лишили заслуженных наград.

Слава о Маринеско облетела весь флот, вот только характер его не изменился. Окончание войны он встретил таким загулом, что терпение кончилось даже у тех начальников, которые всегда его защищали. Капитана Маринеско предлагали снять с должности и отправить на лечение от алкоголизма. Решение вопроса затянулось до осени, однако 14 сентября 1945 года приказом наркома ВМФ «за халатное отношение к служебным обязанностям систематическое пьянство и бытовую распущенность» капитана 3-го ранга Александра Маринеско сняли с должности командира «С-13» и понизили в звании до старшего лейтенанта. В ноябре 1945 года его уволили из ВМФ в запас.

Гражданская послевоенная жизнь Александра Ивановича сложилась трудно. В 1948 году он работал заместителем директора института переливания крови и уличил своего начальника в хищениях. Однако директор, куда более ловкий в крючкотворстве, нежели прямолинейный Маринеско, развернул дело так, что в места не столь отдаленные попал сам подводник. Хлебнув лиха на «зоне» в драках с бывшими полицаями и уголовниками, в октябре 1951 году он досрочно вышел на свободу.

Жил Маринеско в Ленинграде, работал на разных предприятиях, но своего места в жизни после флота найти так и не смог. Какое-то время он работал в столярной мастерской Высшего военно-морского училища инженеров оружия, и курсанты шептались по углам, что этот потрепанного вида мужчина «тот самый Маринеско».

Посмертный герой

Только в 1960 году его бывшие сослуживцы, герои войны, сумели добиться того, чтобы был отменен приказ о лишении Александра Маринеско звания капитана 3-го ранга. Это позволило ему получить персональную военную пенсию, которая улучшила его материальное положение.

Ему так и не удалось победить тягу к выпивке, поэтому в последние годы жизни он немало времени проводил в пивных Лениграда, где был известен как «Сашка-Подводник».

По-настоящему о нем вспомнили слишком поздно, когда он оказался в больнице со страшным диагнозом «рак». Друзья обратились за помощью к командующему Ленинградской военно-морской базой адмиралу Байкову. Его просили дать указание лечить Маринеско в военном госпитале. Надо отдать должное адмиралу: он не только дал соответствующее указание, но и выделил свою машину, чтобы перевезти легенду флота.

Но в судьбе капитана Маринеско уже ничего изменить было нельзя. Он умер 25 ноября 1963 года, в возрасте 50 лет.

После многочисленных ходатайств ветеранов ВМФ указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1990 года Александру Ивановичу Маринеско было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Легендарный адмирал Николай Кузнецов, один из создателей советского военно-морского флота, человек, лично принимавший решение о разжаловании Маринеско, и сам дважды разжалованный высшим государственным руководством, в 1968 году написал в журнале «Нева»: «В сложной и беспокойной натуре командира «С-13» высокий героизм, отчаянная храбрость уживались с множеством недостатков и слабостей. Сегодня он мог совершить героический подвиг, а завтра — опоздать на свой корабль, готовящийся к выходу на боевое задание, или каким-либо другим образом грубо нарушить воинскую дисциплину. К многочисленным серьезным проступкам Маринеско на службе и в быту я, как адмирал, отношусь совершенно определенно — отрицательно. Но зная его смелость, решительность и умение добиваться крупных боевых успехов, я готов многое простить ему и воздать должное за его заслуги перед Родиной».

В 1997 году имя Александра Маринеско получил вновь созданный Музей истории подводных сил России.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector