1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Американцы в берлине 1945

20 малоизвестных фактов о битве за Берлин

Когда кольцо советских войск сомкнулось вокруг столицы Германии, маршал Г. Жуков приказал своим бойцам быть готовыми сражаться днём и ночью, ни на секунду не давая немцам передышки. Осаждённый гарнизон получил шанс избежать лишнего кровопролития: 23 апреля 1945 года советское командование передало в Берлин ультиматум о капитуляции. Немцы не ответили. И тогда на город обрушился удар четырёх советских общевойсковых и такого же количества танковых армий.

Битва в сердце агонизирующего Рейха шла семь дней и вошла в историю как одна из самых масштабных и кровопролитных. Этот материал посвящён интересным и малоизвестным событиям главного сражения 1945 года.

Берлинская наступательная операция началась 16 апреля 1945 года. При этом план сражения подразумевал, что Берлин падёт на шестой день операции. Ещё шесть дней отводилось на завершение боевых действий. Таким образом, если бы изначальный сценарий воплотился в жизнь, День Победы приходился бы на 28 апреля.

В книге «Падение Берлина» историки Энтони Рид и Дэвид Фишер назвали немецкую столицу «крепостью с бумажными стенами». Так они намекали на её слабость перед решающим ударом Красной армии. Однако гарнизон Берлина насчитывал около 100 тысяч человек, не менее 800 орудий, 60 танков. Город был сильно укреплён, заминирован и перегорожен баррикадами. Так что советские солдаты, прошедшие через ураган городских боёв в Берлине, вряд ли согласились бы с историками.

Баррикады, которыми немцы перегородили улицы Берлина во многих местах, строились основательно. Толщина и высота этих сооружений превышала два метра. В качестве материалов использовались брёвна, камень, иногда — рельсы и металлические балки. Большинство баррикад перекрывали улицы полностью, но на главных городских магистралях в заграждениях были проходы. В случае угрозы прорыва их можно было быстро закрыть подрывом части баррикады.

Берлинский телеграф за свою примерно столетнюю историю впервые закрылся 22 апреля 1945 года, в день начала штурма города Красной армией.

Хотя гарнизон Берлина сражался отчаянно, падение морального духа немецких солдат и ополченцев было налицо. В документах зафиксировано много случаев, когда немцы ещё за несколько дней до официальной капитуляции массово сдавались в плен. Например, 25 апреля 1945 года, советская сторона направила на табачную фабрику в берлинском районе Панков её работника, чтобы тот договорился о капитуляции её защитников. Предварительно ему показали немецких пленных, чтобы тот убедился, что с ними нормально обращаются. В результате рабочий привёл с фабрики (по разным отчётам) 600–700 бойцов народного ополчения, которые добровольно сдали оружие.

Снаряды установки «катюша» М-31 были длиной без малого два метра и весили почти 95 кг. Во время уличных боёв в Берлине советские бойцы вручную затаскивали их в дома, устанавливали пусковую раму на подоконниках или просто клали снаряд на лист шифера и стреляли прямой наводкой по противнику в здании через улицу. Активнее всего этот нестандартный приём использовали бойцы 3-й гвардейской армии, которая первой вышла к Рейхстагу.

В ходе штурма Берлина в руки советских бойцов попало много трофейных немецких противотанковых гранатомётов «фаустпатрон». Оказалось, что для проламывания стен домов при штурме это оружие не менее эффективно, чем против бронетехники. И уж точно удобнее, чем работа киркой или подрыв зарядом взрывчатки.

Для штурмовой группы огромную опасность представляли огневые точки на верхних этажах и чердаках домов. Помимо всего прочего, их трудно было поразить огнём орудий танков и САУ: машины часто не могли поднять ствол под таким углом. Поэтому командиры частей старались включать в состав штурмовых групп ленд-лизовские бронетранспортёры с зенитными крупнокалиберными пулемётами, отлично работавшими по верхним этажам. Так же активно в этих целях использовались зенитные пулемёты ДШК (на фото), устанавливавшиеся на танках ИС.

В ходе боёв за Берлин оказалось, что в условиях городской застройки обычные орудия, выдвинутые на прямую наводку, работают лучше и несут меньшие потери, чем танки, потому что последние «плохо видят». А орудийные расчёты, как правило, успевали вовремя заметить фаустников и уничтожить их.

Важными узлами обороны Берлина были немецкие зенитные башни. Одна из них находилась в Зоологическом саду (см. фото). Она принадлежала к первому, самому мощному поколению постройки. Сооружение высотой 39 метров с толщиной стен около 2,5 метра было построено из такого прочного бетона, что устояло под обстрелом советских орудий большой мощности калибром от 152 до 203 мм. Защитники башни капитулировали 2 мая, вместе с остатками берлинского гарнизона.

В системе берлинской обороны важную роль играли церкви. Они, как правило, располагались на площадях, а значит — имели отличный круговой обзор и широкие сектора ведения стрельбы. Огонь из одной церкви мог воспрепятствовать продвижению советских войск сразу по нескольким улицам. Так, например, советскую 248-ю стрелковую дивизию на двое суток задержала церковь на перекрёстке улиц Линден, Хохштрассе и Орланиен. Взять её удалось только после полного окружения и блокирования подземных выходов 30 апреля 1945 года. На фото — Мемориальная церковь кайзера Вильгельма, один из опорных пунктов обороны.

За Зоологический сад Берлина (на фото — вид на сад и зенитную башню) шли ожесточённые бои. Несмотря на это, некоторым животным удалось выжить. Среди них оказался горный козёл. Советские бойцы шутки ради повесили ему на шею немецкий Железный крест — за храбрость.

Рискованным, но удачным предприятием Красной армии оказалось использование аэростата (воздушного шара) для корректировки артиллерийского огня по центру Берлина. Несмотря на мощный зенитный огонь, аппарат поднялся над парком Кернер. Аэростат атаковала вражеская авиация, его прострелили немецкие зенитки, так что аппарат пришлось срочно посадить, чтобы починить пробитую оболочку. Не считая этого времени, аэростат оставался в воздухе целый день. Ни один из офицеров-корректировщиков, работавших на нём, не пострадал.

В штурме Берлина приняло участие единственное подразделение советского флота — Днепровская военная флотилия. Особенно важную роль сыграл отряд катеров-полуглиссеров лейтенанта Калинина. Под огнём эти маленькие семиметровые скорлупки, вооружённые только пулемётом, неоднократно пересекали реку Шпрее. С 23 до 25 апреля они успели переправить с берега на берег около 16 000 человек, 100 орудий и миномётов, множество сопутствующих грузов.

При штурме Рейхстага только для огня по немецкой обороне прямой наводкой Красная армия сосредоточила 89 орудий, около 40 танков и шесть САУ. Ещё больше пушек и гаубиц стреляли с закрытых позиций.

Лётчики советской 2-й воздушной армии решили не отставать от пехоты и украсить Рейхстаг своими знамёнами. Они подготовили два красных полотнища. На одном было написано: «Да здравствует 1 мая!» На другое нанесли надписи «Победа!» и «Слава советским воинам, водрузившим знамя Победы над Берлином»!». 1 мая, когда в здании ещё шли бои, две группы самолётов прошли над Рейхстагом и сбросили знамёна на парашютах. После чего группы без потерь вернулись на базу.

В ходе штурма Рейхстага, не считая Знамени Победы, красноармейцы успели установить в разных местах здания около 40 знамён, флагов и флажков.

2 мая 1945 года, в день капитуляции берлинского гарнизона, на ступеньках Рейхстага прошёл концерт народной артистки СССР Лидии Руслановой, продолжавшийся до поздней ночи. После концерта великая певица расписалась на колонне Рейхстага.

За время Берлинской операции, по словам маршала артиллерии Николая Дмитриевича Яковлева, советские войска израсходовали около 10 миллионов снарядов и мин, 241 тысячу снарядов «катюш» всех видов, 392 миллиона патронов и почти три миллиона ручных гранат. Эту массу боеприпасов доставили в город 9,8 тысячи железнодорожных вагонов. Если представить, что их перевозили в большегрузных 14-метровых вагонах, сцепленных в один эшелон, длина его составила бы примерно 144 километра.

Берлин пал, но операция продолжалась ещё шесть дней, завершившись 8 мая 1945 года. Она длилась 23 дня. За это время 2,5 миллиона советских солдат прошли от 100 до 220 километров. Советские войска потеряли убитыми около 81 000 человек, немецкие 92 000–100 000 человек, около четверти из них погибли непосредственно в Берлине.

Оборона Берлина: Французы-эсэсовцы и голландские военные

2 мая 1945 года войска Красной Армии полностью овладели столицей нацистской Германии городом Берлином

2 мая 1945 года войска Красной Армии полностью овладели столицей нацистской Германии городом Берлином

Никогда еще в мировой истории такая мощная цитадель не бралась в столь короткий срок: всего за неделю. Германское командование тщательно продумало и отлично подготовило город к обороне. Каменные бункеры в шесть этажей, доты, дзоты, вкопанные в землю танки, укреплённые дома, в которых засели «фаустники», представлявшие смертельную опасность для наших танков. Особенно сильно был укреплён изрезанный каналами центр Берлина с рекой Шпрее.

Нацисты стремились не дать Красной Армии овладеть столицей, зная, что англо-американские войска готовят наступление на берлинском направлении. Однако степень предпочтения сдачи англо-американцам, а не советским войскам, была сильно преувеличена в советское время. 4 апреля 1945 г. Й. Геббельс записал в дневнике:

Главная задача прессы и радио — разъяснить немецкому народу, что западный противник вынашивает те же гнусные замыслы уничтожения нации, что и восточный… Мы должны снова и снова указывать на то, что Черчилль, Рузвельт и Сталин безжалостно и не считаясь ни с чем осуществят свои смертоносные планы, стоит только немцам проявить слабость и подчиниться врагу…».

14 апреля фюрер обратился с воззванием к вермахту:

Солдаты Восточного фронта, если в ближайшие дни и часы каждый из вас выполнит свой долг перед Отечеством, мы остановим и разобьем азиатские орды у ворот Берлина. Мы предвидели этот удар и противопоставили ему фронт невиданной мощи… Берлин останется немецким, Вена будет немецкой…».

Другое дело, что антисоветская пропаганда у нацистов была гораздо более изощрённой, чем против англо-американцев, и местное население восточных районов Германии испытывало панический ужас при приближении Красной Армии, а солдаты и офицеры Вермахта спешили пробиться на Запад сдаться там. Поэтому, И.В Сталин торопил маршала Советского Союза Г.К. Жукова как можно скорее начать штурм Берлина. Он начался ночью 16 апреля с мощнейшей артподготовки и ослеплением противника множеством зенитных прожекторов. После долгих и упорных боев войска Жукова овладели Зееловскими высотами, главным оборонным пунктом немцев на пути к Берлину. Тем временем танковая армия генерал-полковника П.С. Рыбалко, форсировав Шпрее, наступала на Берлин с южного направления. На севере 21 апреля танкисты генерал-лейтенанта С.М. Кривошеина первыми ворвались на окраины германской столицы.

Гарнизон Берлина дрался с отчаянием обреченных. Было очевидно, что ему не устоять против смертоносного огня советских тяжелых 203 мм гаубиц, прозванных немцами «кувалдой Сталина», залпов «Катюш» и постоянных бомбардировок авиации. Советские войска действовали на улицах города в высшей степени профессионально: штурмовые группы при помощи танков выбивали противника из укрепленных пунктов. Это позволяло Красной Армии нести сравнительно небольшие потери. Шаг за шагом советские войска подбирались к правительственному центру Третьего рейха. Танковый корпус Кривошеина успешно переправился через Шпрее и соединился с наступающими с юга частями 1-го Украинского фронта, замкнув Берлин в кольцо.

Пленные защитники Берлина — члены фольксшурма (отряда народного ополчения). Фото: www.globallookpress.com

Кто же защищал Берлин от советских войск в мае 1945 года? Штаб обороны Берлина призвал население готовиться к уличным боям на земле и под землей, используя линии метро, канализационную сеть и подземные коммуникации. На возведение фортификационных сооружений были мобилизованы 400 тысяч берлинцев. Геббельс приступил к формированию двухсот батальонов фольксштурма и женских бригад. 900 квадратных километров городских кварталов превращались в «неприступную крепость Берлин».

Наиболее боеспособные дивизии Ваффен-СС сражались на южном и западном направлениях. Под Берлином действовала вновь сформированная XI танковая армия под командованием СС-оберстгруппенфюрера Ф. Штайнера, в состав которой вошли все уцелевшие эсэсовские части городского гарнизона, резервисты, преподаватели и курсанты «Юнкерских школ СС», персонал берлинских штабов и многочисленных управлений СС.

Однако в ходе яростных боев с советскими войсками 1-го Белорусского фронта дивизия Штайнера понесла настолько тяжелые потери, что он, по его собственным словам, «остался генералом без армии». Таким образом, основную часть берлинского гарнизона составляли всевозможные импровизированные боевые группы, а не регулярные соединения Вермахта. Крупнейшим подразделением войск СС, с которым пришлось сражаться советским войскам, стала дивизия СС «Нордланд», её полное наименование – XI добровольческая танково-гренадерская дивизия СС «Нордланд». Она комплектовалась в основном из добровольцев Дании, Нидерландов, Норвегии. В 1945 году в состав дивизии входили гренадерские полки «Данмарк» и «Норге», добровольцы-голландцы были направлены в формирующуюся дивизию СС «Недерланд».

Также Берлин защищали французская дивизия СС «Шарлемань» («Карл Великий»), бельгийские дивизии СС «Лангемарк» и «Валлония». 29 апреля 1945 г. за уничтожение нескольких советских танков молодой уроженец Парижа из дивизии СС «Шарлемань» унтершарфюрер Эжен Вало был награжден орденом Рыцарского Креста, став одним из последних его кавалеров. 2 мая, за месяц до 22-летия, Важо погиб на улицах Берлина. Командир LVII батальона из дивизии «Шарлемань» гаупштурмфюрер Анри Фене писал в своих воспоминаниях:

В Берлине есть Французская улица и Французская церковь. Они названы так в честь гугенотов, которые бежали от религиозных притеснений и осели в Пруссии в начале XVII века, помогая строить столицу. В середине ХХ века другие французы пришли защищать столицу, которую помогали строить их предки».

1 мая французы продолжали сражаться на Лейпцигерштрассе, вокруг Министерства авиации и на Потсдамерплатц. Французские эсэсовцы «Шарлеманя» стали последними защитниками Рейхстага и Рейхсканцелярии. За день боев 28 апреля из общего числа подбитых 108 советских танков, французы «Шарлеманя» уничтожили 62. Утром 2 мая, вслед за объявлением о капитуляции столицы III Рейха, последние 30 бойцов «Шарлеманя» из 300 прибывших в Берлин покинули бункер Рейхсканцелярии, где, кроме них, уже не оставалось никого живого. Наряду с французами Рейхстаг обороняли эстонские СС. Кроме того, в обороне Берлина приняли участие литовцы, латыши, испанцы и венгры.

Члены французской дивизии СС «Шарлемань» перед отправкой на фронт. Фото: www.globallookpress.com

Латыши в составе 54-й эскадрильи истребителей обороняли от советской авиации берлинское небо. Латышские легионеры продолжали сражаться за Третий рейх и уже мертвого Гитлера даже тогда, когда немецкие нацисты прекратили борьбу. 1 мая батальон XV дивизии СС под командованием оберштурмфюрера Нейландса продолжал защищать Рейхсканцелярию. Известный российский историк В.М. Фалин отмечал:

Берлин пал 2 мая, а «местные бои» закончились в нем десятью днями спустя… В Берлине сопротивление советским войскам оказывали эсэсовские части из 15 государств. Там действовали, наряду с немцами, норвежские, датские, бельгийские, голландские, люксембургские нацисты».

По словам французского эсэсовца А. Фенье: «Здесь на последнюю встречу собралась вся Европа», и, как всегда, против России.

Свою роль в обороне Берлина сыграли и украинские националисты. 25 сентября 1944 г. С. Бандера, Я. Стецько, А. Мельник и ещё 300 украинских националистов были освобождены нацистами из концлагеря Заксенхаузен вблизи Берлина, куда их в свое время поместили нацисты за слишком рьяную агитацию за создание «Незалежной Украиньской державы». В 1945 г. Бандера и Мельник получили от нацистского руководства указание собрать всех украинских националистов в районе Берлина и защищать город от наступающих частей Красной Армии. Бандера создал украинские подразделения в составе фольксштурма, а сам скрылся в Веймаре. Кроме того, в районе Берлина действовало несколько украинских групп ПВО (2,5 тыс. человек). Половину III роты 87-го гренадерского полка СС «Курмарк» составляли украинцы, резервисты XIV гренадерской дивизии войск СС «Галичина».

Однако не только европейцы приняли участие в берлинском сражении на стороне Гитлера. Исследователь М. Демиденков пишет:

Когда в мае 1945 года наши войска вели бои на подступах к Рейхсканцелярии, их удивило то, что они наталкивались на трупы азиатов – тибетцев. Об этом писалось в 50-х годах, правда, мельком, и упоминалось как курьез. Тибетцы бились до последнего патрона, своих раненых пристреливали, в плен не сдавались. Ни одного живого тибетца в форме СС не осталось».

В воспоминаниях ветеранов Великой Отечественной войны встречаются сведения, что после падения Берлина в Рейхсканцелярии были обнаружены трупы в довольно странной форме: покрой был повседневным войск СС (не полевой), но цвет был тёмно-коричневый, а в петлицах не было рун. Убитые явно были азиатами и резко выраженными монголоидами с довольно тёмной кожей. Погибли они, судя по всему, в бою.

Следует отметить, что нацисты провели несколько экспедиций в Тибет по линии Анэнербе и установили крепкие, дружеские отношения и военный союз с руководством одного из крупнейших религиозных течений Тибета. Между Тибетом и Берлином были установлены постоянная радиосвязь и воздушный мост, в Тибете осталась небольшая немецкая миссия и рота охраны из войск СС.

В мае 1945 года наш народ сокрушил не просто военного противника, не просто нацистскую Германию. Была побеждена нацистская Европа, очередной Евросоюз, до этого создаваемый Карлом Шведским и Наполеоном. Как здесь не вспомнить вечные строки А.С. Пушкина?

Бедой России угрожая;

Не вся ль Европа тут была?

А чья звезда ее вела.

Но стали ж мы пятою твердой

И грудью приняли напор

Племен, послушных воле гордой,

И равен был неравный спор.

Но не менее актуальными становится сегодня следующая строфа из того же стихотворения:

Свой бедственный побег,

Кичась, они забыли ныне;

Забыли русский штык и снег,

Погребший славу их в пустыне.

Знакомый пир их манит вновь

— Хмельна для них славянов кровь;

oper_1974

Мемуарная страничка

Честные злодеи Родиной не торгуют.

«Последняя битва за город началась в апреле 1945, когда русские предприняли массированное наступление, с целью совершенно подавить любое сопротивление. Схватка была ожесточённой — дом за домом, улица за улицей, обе стороны бились за каждый угол. Накал битвы стал стихать только после капитуляции Германии. Город был в руинах, его население блуждало по улицам, заваленным обломками зданий, в поисках пищи и крова.
Я и несколько моих друзей шли вдоль короткой и узкой Обервальштрассе, которая ответвлялась от улицы Унтен ден Линден. То, что мы там видели, с небольшой разницей можно было увидеть на сотнях берлинских маленьких улочках.
Искорёженный американский полугусеничный вездеход с регистрационными номерами СС лежал перевернутый, как и другая военная техника беспорядочно разбросанная за ним.
Половина большого жилого дома была срезана взрывом, обнажив четыре этажа комнат. В одной из комнат первого этажа стоял токарный станок, который явно использовали для изготовления деталей вооружения. Во время войны кустарное производство было распространено в Берлине.

Посредине улицы какая-то старуха и маленькая девочка рылись в обломках одного из разрушенных домов в поисках дров. Знак на одной из стен гласил на немецком языке: «Внимание! По приказу генерального директора полиции Берлина это здание обработано высокотоксичным противокрысиным ядом. Не приближаться детям и домашним животным».
Старуха и девочка не прочитали этой надписи или, скорее всего, не придали ей никакого значения. Под упавшей балкой девочка нашла мужской левый башмак в приемлемом состоянии и положила его в рюкзак. Обувь без пары — это ходовой товар на немецком чёрном рынке.
Вместе с друзьями я вернулся обратно на Унтен Ден Линден. Бледный, лысый мужчина с глазами на выкате медленно проехал мимо на велосипеде с колёсами без шин. Горбун, чьи ноги занимали три четверти его роста, одетый в синюю ветровку и клетчатые штаны, протащился мимо, толкая тележку, нагруженную тремя пустыми гильзами.
Перед Бранденбургскими воротами хорошенькая русская военнослужащая двумя флажками регулировала движение. Над арками ворот висел русский транспарант с надписью: «Да здравствует Советская Армия Водрузившая над Берлином Свои Победные Знамена!», а крайней правой лошади знаменитой четвёрки скульптурных лошадей на вершине ворот был срочно нужен ветеринар.

Худой старик, который должно быть принял нас за русских, подошёл и жалостливым голосом сказал: «Добрый день, товарищи. Не могли бы вы одолжить мне немного табаку?».
На нём была фетровая шляпа, почти закрывавшая уши, воротник стойка с узким галстуком, тщательно вычищенные, наглаженные тёмный костюм и пальто, а также красивые начищенные до блеска туфли. Мы отказали ему, и он печально пошёл дальше, держа руки за спиной.
Кудрявый, похожий на артиста парень около тридцати лет, в брюках для игры в гольф и светло-желтом пуловере подошёл к нам и предложил наличные за сигареты. Мы сказали, что не нуждаемся в деньгах, и он тоже ушёл.
Потом с нами заговорил бледный юноша с портфелем. Он сказал нам, что он еврей и показал нам документы. Евреям и полуевреям в Берлине русские выдавали удостоверения личности. Удостоверение было с фотографией и утверждало, что его обладатель является жертвой Национал Социалистов, и требует к себе особого отношения и внимания.

Этот парень даже не упомянул о табаке, но когда один из нас протянул ему сигарету, был ошеломлён — табачные изделия легально не продавались в Берлине. На чёрном рынке одна сигарета, в зависимости от качества, стоила от пятнадцати до двадцати марок (полтора два доллара по официальному курсу).
Американские сигареты считаются лучшими, и на чёрном рынке стоимость блока из двадцати пачек обычных сигарет составляла три сотни марок или двадцать долларов. Цена же блока сигарет «Честерфилд» могла доходить до семидесяти пяти и даже девяноста долларов.
По моим оценкам из трех миллионов берлинцев проживавших в городе, который был раньше домом для почти четырёх с половиной миллионов жителей, два миллиона теперь занимались сбором окурков.
Я нисколько не сомневаюсь, поиск окурков в Берлине был самым интенсивным на земле. Стоит вам закурившему остановиться на берлинской улице, как тут же вокруг вас соберутся дети, крепкие мужчины, усатые старики — все в готовности нырнуть за окурком, который вы выбросите.
Окурки это законное платёжное средство в экономической системе, которая установилась в Берлине.» — Джоел Сейр (Joel Sayre) американский репортёр, посетивший побеждённый город в июле 1945 года.

Почему Запад не может простить Красной армии взятие Берлина

16 апреля 1945 года советские войска начали наступление на столицу нацистской Германии. Красная армия проводила операцию без участия англо-американских войск, что вызвало негодование со стороны командования союзников. После окончания войны западные политики и историки будут обвинять Иосифа Сталина в обмане: советский лидер якобы нарушил союзнические обязательства, не раскрыв истинных планов штурма Берлина. В чём полуправда Запада и чем были обоснованы действия Москвы — в этом материале.

Обвинения Запада основываются на ответе Иосифа Сталина на телеграмму Верховного главнокомандующего экспедиционными силами в Европе Дуайта Эйзенхауэра, которая была отправлена 28 марта 1945 года (кодовый номер SCAF-252). В ней американский генерал просил советского лидера уточнить задачи по дальнейшему наступлению.

1 апреля 1945 года Эйзенхауэр получил ответ. Сталин согласился с мнением генерала, который предлагал рассечь немецкие силы и соединиться на линии Эрфурт — Лейпциг — Дрезден (южнее Берлина примерно на 200 км).

«Берлин потерял своё прежнее стратегическое значение, поэтому советское главнокомандование думает выделить в сторону Берлина второстепенные силы», — написал Сталин. Также руководитель СССР сообщил, что главный удар по нацистам Красная армия планирует нанести во второй половине мая.

2 апреля Сталин подписал директиву о Берлинской наступательной операции. Дата штурма была назначена на 16 апреля. Разгромить нацистское логово было поручено 1-му Белорусскому, 2-му Белорусскому и 1-му Украинскому фронтам под руководством знаменитого полководца Георгия Жукова.

В собственных интересах

Историки спорят, как можно охарактеризовать действия Сталина. Высказываются мнения, что главнокомандующий Вооружёнными силами СССР намеренно дезинформировал американского коллегу. В России предпочитают говорить о военной хитрости, на Западе же поведение Сталина расценивают как обман.

Чтобы понять, чем руководствовался советский лидер, обратимся к контексту событий 70-летней давности. По мере приближения к Берлину между союзниками нарастали политические противоречия, и у советского командования были основания не доверять Эйзенхауэру и британскому премьеру Уинстону Черчиллю.

Москва не могла забыть запоздалое открытие Второго фронта, которое стоило жизней миллионам советских солдат и простых граждан. Англо-американские войска появились в Европе только в июне 1944 года при высадке в Нормандии, спустя три года после начала войны.

На тот момент передовые части Красной армии уже вели бои за восточноевропейские города. В Вашингтоне и Лондоне понимали, что дальнейшее промедление чревато «коммунистической оккупацией» большей части Европейского континента.

С 1941 года СССР просил открыть Второй фронт, но союзникам было невыгодно осуществлять сухопутное вторжение в Европу в период, когда Германия находилась на пике военного могущества и могла дать достойный отпор англосаксам.

США и Великобритания сосредоточились на борьбе с нацистами на морских просторах и в Северной Африке, попутно убеждая Москву, что это и есть обещанный Второй фронт.

Такое поведение соответствовало национальным интересам союзников СССР. Вашингтон и Лондон берегли человеческие и материальные ресурсы, воевали там, где немцы были слабее, и дезинформировали Советский Союз о своих реальных намерениях.

Весной 1945 года Великобритания и США откликнулись на призыв нацистского руководства о проведении переговоров по заключению сепаратного мира. Одновременно союзники разрабатывали операцию под кодовым названием «Немыслимое», которая предполагала план действий на случай войны с СССР.

Вашингтон и Лондон планировали бросить против Красной армии 10 немецких дивизий и потому не были заинтересованы в полном разгроме немецкой военной машины. Целью операции «Немыслимое» было недопущение проникновения советских войск в Западную Европу, а также их силовое вытеснение из Польши.

Главным «ястребом» в англо-американском тандеме был Уинстон Черчилль. Именно он поручил подготовить «Немыслимое». 31 марта 1945 года британский премьер призвал Эйзенхауэра не верить Сталину, независимо от его ответа, и развернуть наступление на Берлин.

«Я лично не считаю, что Берлин уже утратил своё военное и тем более политическое значение. Поэтому я бы в гораздо большей степени предпочёл придерживаться того плана, на основе которого мы форсировали Рейн, а именно — чтобы 9-я американская армия вместе с 21-й армейской группой продвинулись к Эльбе и дальше до Берлина», — написал Черчилль.

Плацдарм для наступления

Берлин действительно имел важное стратегическое и политическое значение. Государство, захватившее столицу нацистского режима, могло по праву считать себя главным победителем во Второй мировой войне, который не только стяжал лавры, но и уничтожал крупнейшую группировку противника.

Потерявший 27 млн граждан Советский Союз был настроен гораздо более решительно, чем союзники. 6 ноября 1944 года, выступая по случаю очередной годовщины Октябрьской революции, Сталин завершил свою речь фразой: «Добьём врага, фашистского зверя, в его логове, водрузим над Берлином наше Знамя Победы!»

Плацдарм для штурма нацисткой Германии был подготовлен в результате успеха Висло-Одерской стратегической операции (12 января — 3 февраля 1945 года). Красная армия освободила Польшу и вышла на левый берег Одера, до Берлина оставалось менее 100 км.

В 1964 году бывший командующий 8-й гвардейской армией (1-й Белорусский фронт) маршал Василий Чуйков высказал на страницах журнала «Октябрь» мнение, что советские войска могли взять Берлин уже в конце февраля 1945 года. Георгий Жуков в достаточно резкой форме опроверг утверждение Чуйкова.

Современные историки и военные аналитики полностью солидарны с мнением Жукова. В боях за Польшу погибли 600 тыс. советских солдат. Красной армии требовалось укрепить фланги, чтобы не попасть под контрудары нацистов. Поэтому в марте советские войска начали наступление в Чехословакии, Силезии и Восточной Пруссии.

Союзники в первый месяц весны провели Маас-Рейнскую и Рурскую операции, уничтожив крупную группировку противника на Западном фронте. К концу марта англосаксы, как и советские войска, находились в десятках километров от Берлина. Вероятно, для понимания дальнейших планов Москвы Эйзенхауэр решил отправить Сталину ту самую телеграмму SCAF-252.

По целому ряду причин Эйзенхауэр сильно сомневался в необходимости наступления на Берлин в апреле 1945 года. В районе немецкой столицы были сосредоточены более 200 дивизий и бригад. Город был прекрасно укреплён, бои пришлось бы вести за каждый дом.

В своих мемуарах генерал Омар Брэдли оценивал вероятные потери в случае штурма Берлина в 100 тыс. человек. Для США это была непомерная плата за триумф. За всю Вторую мировую войну были убиты более 400 тыс. американцев, из них около 200 тыс. — в Европе.

План Эйзенхауэра, предложенный Сталину, предполагал расчленение Северной и Южной Германии. Американцы заметно осторожничали из-за пропущенных от нацистов контрударов в ходе Арденнской операции на юго-западе Бельгии (16 декабря 1944 — конец января 1945 года).

Главный научный сотрудник НИИ Военной академии Генерального штаба ВС России полковник Мирослав Морозов полагает, что американская разведка переоценивала возможности нацистов. Нежелание угодить в мясорубку заставляло союзные войска тщательно продумывать планы по наступлению.

В начале апреля 1945 года Брэдли заявлял американским журналистам, что война с Германией окончательно завершится только весной 1946 года. Правда, не исключено, что слова генерала тоже были военной хитростью с целью дезинформировать советское командование.

В противоположность осторожным американским генералам Черчилль предсказывал разделение Европы с крахом последних очагов сопротивления нацистов. По его мнению, нельзя было давать в руки советской пропаганды такой козырь, как освобождение столицы Германии.

Черчиллю не удалось переубедить Эйзенхауэра, но на информационном фронте Запад всё же достиг желаемого эффекта. Согласно современным соцопросам, лишь 10—13% жителей Западной и Центральной Европы считают, что главный вклад в разгром нацизма внёс СССР. 70 лет назад такую точку зрения разделяли более половины европейцев.

Обида Запада за «обман» со стороны Сталина отразилась в утверждениях, что Красная армия взяла Берлин беспощадным по отношению к гражданскому населению способом. В частности, говорилось, что в ходе артподготовки и бомбардировок погибло много мирных жителей и что этих потерь якобы можно было избежать.

Полуправда Запада состоит в том, что в столице Германии после обстрелов Красной армией действительно не осталось ни одного целого здания. Однако советское командование было вынуждено сровнять город с землёй.

Весь Берлин представлял собой один большой укрепрайон. Едва ли не на каждой улице было несколько огневых точек противника, укреплённых бетонными блоками. Город был опутан сетью подземных коммуникаций, которые позволяли перебрасывать войска и укрываться от обстрелов. Входить в Берлин без мощнейшей артподготовки было бы безумием.

Кроме того, гитлеровские генералы мобилизовали всех, кто мог держать в руках винтовку, включая детей и стариков. Население тешили надеждой на скорый сепаратный мир с англосаксами и призывали оказать максимальное сопротивление коммунистам.

С 16 по 24 апреля Красная армия окружила основные группировки вермахта, исключив возможность их прорыва к Берлину. Кольцо вокруг столицы Германии замкнулось 25 апреля. Советским войскам противостоял гарнизон в 200 тыс. человек. Плотность обороны Берлина усиливалась по мере продвижения к центру. Так, бои за Рейхстаг, на который было водружено Знамя Победы, шли два дня.

С 16 апреля по 8 мая погибли 78 тыс. советских солдат (напомним, Брэдли оценивал потенциальные потери в ходе штурма Берлина в 100 тыс. человек). Нацисты потеряли 395 тыс. человек. СССР заплатил дорогую цену за освобождение Берлина. Однако, судя по соотношению потерь, все меры, принятые советским командованием, были оправданы.

LiveInternetLiveInternet

Фотоальбом

Музыка

Я — фотограф

Наше живое сокровище. Большое фото.

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Статистика

Загадки Второй мировой: почему американцы не стали брать Берлин?

65 лет назад, 16 апреля 1945 года, началась Берлинская стратегическая наступательная операция советских войск. Исследователи называют решение англо-американцев отказаться от захвата Берлина одним из самых странных в военной истории.

65 лет назад, 16 апреля 1945 года, началась Берлинская стратегическая наступательная операция советских войск, которая стала самым крупным сражением в истории человечества. Битва на подступах к столице гитлеровской Германии продлилась до 8 мая. В ней с обеих сторон было задействовано более трех миллионов человек, 11 тысяч самолётов и около восьми тысяч танков.

Ранним утром 40 тысяч артиллерийских стволов разных систем и калибров ударили по переднему краю противника, сокрушая оборону, уничтожая живую силу и технику фашистской армии. К первому артиллерийскому залпу подоспела авиация. Самолеты шли над полем боя волнами. В первый же день наступления советская авиация завоевала безраздельное господство в воздухе. Через 30 минут после начала артиллерийской канонады ночную тьму осветили лучи 140 прожекторов, установленных через каждые 200 метров на главном направлении. Противник был ослеплен. Это и был сигнал к атаке пехоты. Мощное «ура» разнеслось по переднему краю. Вместе с пехотой ринулась в бой армада танков. Атака советских войск ошеломила противника.

Наступление продолжалось и днем, и ночью. На второй оборонительной полосе, проходившей по Зеловским высотам, возвышающимся над долиной Одера, разгорелись ожесточенные бои. Эти высоты фашисты считали крепким замком Берлина. Но советские войска быстро овладели ими. Путь на столицу Третьего рейха был открыт.

В штурме вместе с советскими войсками принимало участие Войско Польское. Но до сих пор историки не разрешили вопроса о том, почему не штурмовали Берлин союзники СССР по антигитлеровской коалиции — Британия и США. Известный британский исследователь Джон Фуллер назвал решение командующего союзными войсками Эйзенхауэра отказаться от захвата Берлина одним из самых странных в военной истории.

Не секрет, что британский премьер Черчилль в обращении к Рузвельту ещё 1-го апреля 1945 года ставил вопрос о том, что союзные войска должны взять Берлин раньше, чем Красная армия. Он понимал, что от взятия столицы гитлеровской Германии во многом зависело формирование послевоенного устройства не только Европы, но и мира в целом.

Еще накануне окончания войны Черчилль планировал создание блока с США, который смог бы предотвратить усиление влияния Советского Союза в мире и даже противостоять Красной армии. Конечно, Черчилль преследовал интересы Британской империи, но, исходя из общей коалиционной стратегии, возможно, ему лучше было бы прислушаться к голосу и общественного мнения собственной страны, считает профессор МГИМО, доктор исторических наук Михаил Мягков:

«И в Соединённых Штатах Америки, и в Британии на тот период за дружеские отношения с Советским Союзом в послевоенный период, выступало более 75 процентов населения. Большинство населения этих стран считало, что решающий вклад в Победу внёс именно Советский Союз. Сегодня об этом забывают, к сожалению».

Рузвельт мыслил не так как Черчилль. Он полагал, что в послевоенном мире без такой мощнейшей державы, которой стал во время войны Советский Союз, Америке не обойтись, продолжает Михаил Мягков:

«И он не хотел терять влияние на Сталина и те, достаточно тёплые отношения, которые сложились в годы войны».

25 апреля 1945 года состоялась знаменитая встреча частей Красной армии с подразделениями американской армии на Эльбе. Выход к этой реке и соединение с войсками союзников по антигитлеровской коалиции советское командование считало важной задачей. Ее выполнение позволяло сорвать планы гитлеровского руководства на затягивание войны с целью заключения сепаратного мира с Британией и США. Позже ветераны армии США вспоминали, что встреча была очень теплой. Бойцы Красной армии щедро угощали американских товарищей по оружию русской водкой.

В ночь с 30 апреля на 1 мая советские воины водрузили над берлинским рейхстагом Знамя Победы. До капитуляции фашистской Германии оставались считанные дни. Медалью «За взятие Берлина» было награждено более 1 миллиона солдат и офицеров. Более 600 участников Берлинской операции были удостоены Золотой Звезды Героя.

После Берлина: когда на самом деле закончилась война с нацистской Германией

Между российскими и зарубежными историками не утихают споры о том, когда де-юре и де-факто завершилась война с нацистской Германией. 2 мая 1945 года советские войска взяли Берлин. Это был важнейший успех в военном и идеологическом отношениях, однако падение столицы Германии не означало окончательного уничтожения нацистов и их пособников.

Добиться капитуляции

В начале мая руководство СССР задалось целью добиться принятия акта о капитуляции Германии. Для этого было необходимо договориться с англо-американским командованием и поставить ультиматум представителям нацистского правительства, которое с 30 апреля 1945 года (после самоубийства Адольфа Гитлера) возглавлял гросс-адмирал Карл Дёниц.

Позиции Москвы и Запада достаточно сильно расходились. Сталин настаивал на безоговорочной капитуляции всех немецких войск и пронацистских формирований. Советский лидер был осведомлён о желании союзников сохранить в боеспособном состоянии часть военной машины вермахта. Такой сценарий для СССР был абсолютно неприемлем.

Весной 1945 года нацисты и коллаборационисты массово покидали позиции на Восточном фронте, чтобы сдаться в плен англо-американским войскам. Военные преступники рассчитывали на снисхождение, а союзники раздумывали над тем, чтобы использовать гитлеровцев в потенциальном противостоянии с Рабоче-крестьянской Красной армией (РККА). СССР пошёл на уступки, но в итоге добился поставленной цели.

7 мая во французском Реймсе, где располагался штаб генерала армии Дуайта Эйзенхауэра, был заключён первый акт о капитуляции. Свою подпись под документом поставил начальник оперативного штаба вермахта Альфред Йодль. Представителем Москвы был генерал-майор Иван Суслопаров. Документ вступал в силу 8 мая в 23:01 (9 мая в 01:01 мск).

Акт был составлен на английском языке и предполагал безоговорочную капитуляцию только немецких армий. 7 мая Суслопаров, не получив инструкций из ставки Верховного главнокомандующего, подписал документ с оговоркой, что любая страна-союзница может потребовать заключить ещё один подобный акт.

После подписания акта Карл Дёниц приказал всем немецким формированиям с боем прорываться на запад. Москва воспользовалась этим и потребовала немедленно заключить новый акт о всеобъемлющей капитуляции.

В ночь с 8 на 9 мая в пригороде Берлина Карлсхорсте в торжественной обстановке был подписан второй акт о капитуляции. Подписанты условились, что реймсский документ носит предварительный характер, а берлинский — окончательный. Представителем СССР в Карлсхорсте был заместитель Верховного главнокомандующего маршал Георгий Жуков.

Действовать на опережение

Освобождение советскими войсками Европы от нацистских оккупантов некоторые историки считают «лёгкой прогулкой» по сравнению с теми боями, которые велись на территории СССР.

В 1943 году Советский Союз решил все основные проблемы в сфере оборонно-промышленного комплекса, получил тысячи современных танков, самолётов и артиллерийских орудий. Командный состав армии обрёл необходимый опыт и уже знал, как переигрывать нацистских генералов.

В середине 1944 года входившая в Европу РККА была, пожалуй, самой эффективной сухопутной военной машиной в мире. Однако в кампанию по освобождению европейских народов стала активно вмешиваться политика.

Высадившиеся в Нормандии англо-американские войска стремились не столько помочь СССР победить нацизм, сколько не допустить «коммунистической оккупации» Старого Света. Москва уже не могла доверять союзникам свои планы и потому действовала на опережение.

Летом 1944 года ставка Верховного главнокомандующего определила два стратегических направления наступления на гитлеровцев: северное (Варшава — Берлин) и южное (Бухарест — Будапешт — Вена). Регионы, находившиеся между основными клиньями, оставались под контролем нацистов до середины мая 1945 года.

В частности, такой территорией оказалась Чехословакия. Освобождение восточной части страны — Словакии — началось с форсирования РККА Карпат в сентябре 1944 года и закончилось только спустя восемь месяцев.

В Моравии (историческая часть Чехии) советские солдаты появились 2—3 мая 1945 года, а 6 мая началась Пражская стратегическая операция, в результате которой была освобождена столица государства и практически вся территория Чехословакии. Масштабные боевые действия продолжались вплоть до 11—12 мая.

Бросок на Прагу

Прага была освобождена позже Будапешта (13 февраля), Вены (13 апреля) и Берлина. Советское командование торопилось захватить ключевые города Восточной Европы и немецкую столицу и таким образом продвинуться как можно глубже на запад, осознавая, что нынешние союзники в скором времени могут превратиться в недоброжелателей.

Продвижение в Чехословакии не имело стратегического значения до мая 1945 года. К тому же наступление РККА тормозили два фактора. Первый — гористая местность, которая порой сводила к нулю эффект от применения артиллерии, авиации и танков. Второй — то, что партизанское движение в республике было менее массовым, чем, например, в соседней Польше.

В конце апреля 1945 года РККА было необходимо в кратчайшие сроки добить нацистов в Чехии. Вблизи Праги немцы берегли группы армий «Центр» и «Австрия» в количестве 62 дивизий (более 900 тыс. человек, 9700 орудий и минометов, свыше 2200 танков).

Правительство Германии во главе с гросс-адмиралом Карлом Дёницем рассчитывало сохранить «Центр» и «Австрию», сдавшись англо-американским войскам. В Москве были осведомлены о подготовке союзниками секретного плана войны с СССР летом 1945 года под названием «Немыслимое».

С этой целью Великобритания и США надеялись сберечь как можно больше нацистских формирований. Естественно, что в интересах Советского Союза был молниеносный разгром группировки противника. После не без труда проведённой перегруппировки сил и средств РККА нанесла несколько массированных ударов по «Центру» и «Австрии».

Ранним утром 9 мая 10-й гвардейский танковый корпус 4-й гвардейской танковой армии первым вступил в Прагу. 10—11 мая советские войска завершили уничтожение основных очагов сопротивления. В общей сложности за почти год боёв в Чехословакии в плен РККА сдались 858 тысяч военнослужащих противника. Потери СССР составили 144 тысячи человек.

«Оборона против русских»

Чехословакия была не единственной страной, на территории которой боевые действия продолжались после 9 мая. В апреле 1945 года советские и югославские войска смогли очистить большую часть территории Югославии от нацистов и коллаборационистов. Однако остаткам группы армий «Е» (часть вермахта) удалось вырваться с Балканского полуострова.

Ликвидацию нацистских формирований на территории Словении и Австрии РККА проводила с 8 по 15 мая. В самой Югославии бои с пособниками Гитлера проходили примерно до конца мая. Разрозненное сопротивление немцев и коллаборационистов в освобождённой Восточной Европе продолжалось около месяца после капитуляции.

Упорное сопротивление нацисты оказали РККА на датском острове Борнхольм, куда 9 мая высадились пехотинцы 2-го Белорусского фронта при огневой поддержке Балтийского флота. Гарнизон, который, по разным данным, насчитывал от 15 тысяч до 25 тысяч человек, надеялся продержаться и сдаться в плен союзникам.

Комендант гарнизона капитан 1-го ранга Герхард фон Кампц направил британскому командованию, которое дислоцировалось в Гамбурге, письмо с просьбой о высадке на Борнхольме. Фон Кампц подчеркнул, что «до этого времени готов держать оборону против русских».

11 мая почти все немцы капитулировали, но 4000 человек воевали с РККА до 19 мая. Точное количество погибших советских солдат на датском острове неизвестно. Можно встретить данные о десятках и сотнях убитых. Некоторые историки говорят о том, что британцы всё же высадились на остров и приняли бой с РККА.

Это был не первый инцидент, когда союзники проводили совместные операции с нацистами. 9 мая 1945 года дислоцированные в Греции немецкие части под руководством генерал-майора Георга Бентака сдались 28-й пехотной бригаде генерала Престона, не дожидаясь подхода основных сил Великобритании.

Англичане застряли в боях с греческими коммунистами, которые объединились в народную освободительную армию ELAS. 12 мая нацисты с британцами развернули наступление на позиции партизан. Известно, что немецкие солдаты участвовали в боях вплоть до 28 июня 1945 года.

Очаги сопротивления

Таким образом, у Москвы были все основания сомневаться в том, что союзники не будут поддерживать бойцов вермахта, которые оказались как на передовой, так и в тылу РККА.

Военный публицист, историк Юрий Мелконов отметил, что мощные группировки нацистов в мае 1945 года были сконцентрированы не только в районе Праги. Определённую опасность представляли 300-тысячные немецкие войска в Курляндии (западная Латвия и часть Восточной Пруссии).

«Группировки немцев оказались разбросаны по всей Восточной Европе. В частности, крупные формирования находились в Померании, Кёнигсберге, Курляндии. Они пытались соединиться, пользуясь тем, что СССР бросил основные силы на Берлин. Однако, несмотря на трудности в снабжении, советские войска разбили их поодиночке», — рассказал RT Мелконов.

По информации Минобороны РФ, в период с 9 по 17 мая РККА взяла в плен около 1,5 млн солдат и офицеров противника и 101 генерала.

Из них 200 тысяч человек были пособниками Гитлера — в основном это казачьи формирования и солдаты Российской освободительной армии (РОА) бывшего советского военачальника Андрея Власова. Однако не все коллаборационисты попали в плен или были уничтожены в мае 1945 года.

Достаточно интенсивные бои в Прибалтике шли вплоть до 1948 года. Сопротивление РККА оказывали не нацисты, а «Лесные братья» — антисоветское партизанское движение, возникшее в 1940 году.

Ещё одним масштабным центром сопротивления стала Западная Украина, где были сильны антисоветские настроения. С февраля 1944 года, когда завершалось освобождение Украины, и до конца 1945 года националисты осуществили около 7000 нападений и диверсий против РККА.

Боевой опыт, полученный во время службы в различных немецких формированиях, позволил украинским боевикам оказывать активное сопротивление советским войскам вплоть до 1953 года.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×