0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Атака века Александра Маринеско

Атака века Александра Маринеско

Александр Маринеско стал «подводником №1» благодаря «атаке века», в ходе которой был потоплен лайнер «Вильгельм Густлофф». Но он вошел в историю не только как гроза немецкого флота, но и как очень своенравный командир.

В отца

В глазах сослуживцев Александр Маринеско был достаточно противоречивой личностью: многие отмечали его прямой, но непростой характер. Он его унаследовал от отца. В свое время корабельный кочегар Ион Маринеску осмелился дать пощечину офицеру, за что попал под трибунал.

У Александра отношения с военным начальством складывались не намного лучше – он не раз оказывался в центре скандалов.

Тем не менее, в январе 1941 года капитан II ранга Евгений Юнаков дал следующую характеристику 27-летнему командиру подлодки: «Маринеско решителен, смел, находчив и сообразителен. Отличный моряк… Умеет быстро ориентироваться и принимает верные решения».

Загул

Однако качества Маринеско как военного моряка не уживались с его повседневным поведением. Менее чем через год после столь лестной характеристики строптивого командира исключают из кандидатов в члены партии с формулировкой: «За систематическую пьянку, за развал дисциплины, за отсутствие воспитательной работы среди личного состава, за неискренние признания своих ошибок».

В январе 1945 года Маринеско близко подошел к опасной черте, за которой мог последовать крах его военной карьеры.

Во время нахождения экипажа подлодки С-13 в финском Турку сильно подвыпивший капитан оказался вовлеченным в щекотливую историю с хозяйкой ресторана, с которой провел всю ночь. Явившийся под утро жених хозяйки немедля доложил об инциденте в Союзную контрольную комиссию.

По воспоминаниям шифровальщика подлодки Федора Егорова, Маринеско заинтересовался СМЕРШ. Задавали вопросы: «а нет ли у командира с кем-то на берегу шпионской связи, не передает ли он врагам секретные данные?». С трудом удалось замять скандал.

Но совсем скоро Маринеско смог сполна реабилитироваться за свое неподобающее поведение.

«Атака века»

30 января 1945 года экипажем подлодки С-13 под командованием Александра Маринеско была потоплена гордость немецкого флота – 9-палубный океанский лайнер «Вильгельм Густлофф» водоизмещением 25484 тонны, на борту которого находилось свыше 8 тыс. человек.

10 февраля Маринеско успешно атаковал еще одно немецкое судно – санитарный транспорт «Генерал Штойбен» более чем с 4000 человек на борту, хотя сам командир был уверен, что потопил немецкий крейсер «Эдмен».

Эти события стали стратегическим успехом советского военно-морского флота, а для Германии – крупнейшими морскими катастрофами.

По советским данным, тиражировавшимся долгое время, среди пассажиров «Вильгельма Густлоффа» находилось 3700 обученных специалистов подводников – практически весь цвет немецкого подводного флота.

Тем не менее, несмотря на столь громкий успех капитан III ранга Маринеско не был награжден Золотой Звездой. У современных исследователей есть своя версия на этот счет.

Историк Ростислав Горчаков пишет, что на борту «Густлоффа» должно было находиться более 10 тыс. человек, из которых 918 курсантов-подводников, 173 члена экипажа, 373 женщины из состава вспомогательного морского корпуса, 162 тяжелораненых военнослужащих и 8956 беженцев – в основном дети, женщины и старики. По немецким данным, выжило всего 1239 человек.

«Герой Советского Союза Александр Маринеско за какие-то десять дней убил больше грудных младенцев, женщин, стариков, подростков, раненых и инвалидов, чем все подводники всех морских держав за обе мировые войны», – жестко резюмирует Горчаков.

«Вероятно, что уничтожения «Густлова» постеснялись, – предполагает исследователь Сергей Глезеров, – ведь для оккупированной Германии готовили партии хлеба, хотели расположить немцев к себе, а тут – гибель такого большого количества народа».

Оправдание

Несмотря на то, что в Германии многие до сих пор «подвиг» Маринеско называют военным преступлением, а его действия приравнивают к бомбардировке союзной авиацией Дрездена, среди немецких историков в этом вопросе нет полного согласия.

Так, исследователь катастрофы «Вильгельма Густлоффа» Гейнц Шён заключает, что лайнер представлял собой военную цель и его потопление не являлось военным преступлением, так как суда, предназначенные для перевозки беженцев, обязаны были помечаться красным крестом и не могли носить камуфляжную окраску.

Даже учитывая то, что большинство погибших в результате «атаки века» не принадлежало к немецким вооруженным силам, Маринеско поступил согласно законам военного времени: оба немецких судна классифицировались как вспомогательные корабли ВМФ Германии.

«Воскресшие» суда

Советские историки приписывали Маринеско четыре потопленных немецких корабля, но в действительности их было два. В августе 1942 года подводник отрапортовал начальству, что потопил один транспорт из атакованного им конвоя.

Немецкий корабль оказался только поврежден, его удалось отбуксировать и отремонтировать.

В октябре 1944 года капитан обнаружил и атаковал броненосец «Зигфрид». По сообщениям Маринеско, транспорт стал быстро погружаться в воду и был признан затонувшим. Но в итоге поврежденный корабль немцы отбуксировали в Данциг и впоследствии восстановили.

На грани

Возвращаясь в августе 1942 года из очередного задания на подлодке М-96, Маринеско не предупредил советские дозоры и при всплытии был обстрелян своими. Проведя второе всплытие капитан ухитрился поставить субмарину между двумя советскими катерами так, что если бы они открыли огонь, то неминуемо попали бы друг в друга. Возможно такая смекалка командира и спасла жизнь экипажу М-96.

Потом выяснилось, что местами проступившая камуфляжная краска на субмарине напомнила советским пограничникам свастику.

Повезло команде Маринеско и во время обстрела «Вильгельма Гуслоффа». Три торпеды по немецкому кораблю были выпущены удачно, в вот четвертая с надписью «За Сталина» не пожелала выходить. Торпеду все-таки удалось извлечь и обезопасить подлодку от взрыва.

Конец пути

Не успела отгреметь война, а Маринеско в очередной раз «отличился». Но теперь командир дивизиона подлодок Роман Линденберг был непоколебим. «Считаю, что в настоящее время капитан III ранга Маринеско к службе на флоте непригоден», – гласил его вердикт. 14 сентября приказом адмирала флота Маринеско был отстранен от занимаемой должности и больше к военному делу не возвращался.

В конце 1962 года медики обнаружили у Маринеско страшную болезнь – рак пищевода. «Александр Иванович в госпитале вел себя мужественно, терпеливо сносил мучения, был, как ребенок, застенчив. Ни разу он не упомянул о заслугах и не пожаловался на судьбу», – вспоминал оперировавший капитана хирург. 25 ноября 1963 года легендарный подводник ушел из жизни, а 5 мая 1990 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Атака века Александра Маринеско

Его не зря считают самым скандальным командиром подводной лодки Великой Отечественной. Список его «прегрешений» перед железной воинской дисциплиной ничуть не меньше, чем список его побед. Александр Иванович Маринеско, совершивший знаменитую «Атаку века» и потопивший крупнейший фашистский транспорт «Вильгельм Густлов», был отнюдь не ангелом.

Из шести боевых походов, выполненных Маринеско в годы Великой Отечественной войны, три были безуспешными, но он первый «тяжеловес» среди советских подводников: на его счету два потопленных транспорта общим водоизмещением в 42 557 брутто-регистровых тонн.

Происхождение у него было самое что ни на есть сомнительное с точки зрения НКВД. Родился Александр Маринеско в 1913 году в Одессе в семье румынского рабочего Иона Маринеску, его мать — украинка из очень зажиточной семьи. К Румынии вообще в Советском Союзе относились подозрительно, а если учесть, что у отца будущего героя-подводника все родственники жили за границей, то можно представить, как могла сложиться его судьба. Но пронесло — ни отца, ни мать будущего героя, ни его самого репрессии не затронули. Во всяком случае, в исторических хрониках упоминаний об этом нет.

Окончив трудовую школу, Александр Маринеско стал учеником матроса. За прилежность и терпеливость был направлен в школу юнг, по окончании которой ходил на судах Черноморского пароходства матросом первого класса. В 1930 году поступил в Одесский мореходный техникум и, окончив его в 1933 году, ходил третьим и вторым помощником капитана на пароходах «Ильич» и «Красный флот».

Был он активным общественником, выпускал судовую стенгазету, ярко выступал на комсомольских собраниях, и в ноябре 1933 года по путевке комсомола (по другим данным, по мобилизации) был направлен на специальные курсы флотского комсостава, после окончания которых его назначили штурманом на подлодку Щ-306 («Пикша») Балтийского флота.

Потом он успешно окончил курсы переподготовки и стал помощником командира, а потом и командиром подводной лодки класса «Малютка». В 1940 году его лодка заняла первое место во флотском соцсоревновании и его повысили до капитан-лейтенанта и наградили золотыми часами. На этой лодке он и встретил Великую Отечественную.

Надо сказать, его довольно успешный карьерный рост проходил на фоне не менее успешной личной жизни, довольно разгульной. В октябре 1941 года Маринеско исключили из кандидатов в члены ВКП(б) за пьянство и организацию в дивизионе подводных лодок азартных карточных игр. Но в командирах оставили: грамотных офицеров было тогда, в начале войны, наперечет. Лишь 12 августа 1942 года его лодка М-96 вышла в боевой поход.

И почти сразу, 14 августа, его лодка атаковала немецкую тяжелую плавбатарею. По наблюдению командира Маринеско, в результате атаки корабль пошел на дно — так он и доложил начальству. Однако на самом деле батарея все-таки осталась на плаву и потихоньку «дочапала» до своей базы без буксира, хотя и с тяжелыми повреждениями — и до конца войны в боевых действиях больше не участвовала.

В конце 1942 года Александру Ивановичу Маринеско было присвоено звание капитана 3-го ранга, его снова приняли кандидатом в члены ВКП(б), но в хорошей в целом боевой характеристике за 1942 год было отмечено отдельной строкой, что на берегу он склонен к частым выпивкам… В 1943 году его новая лодка С-13 в боевые походы не выходила, а командир попал в очередную «пьяную» историю. В поход подлодка под его командованием вышла только в октябре 1944 года.

В первые же сутки похода Александр Маринеско обнаружил и атаковал немецкий транспорт «Зигфрид». Атака не удалась, торпеды прошли мимо, и он обстрелял его из артиллерийских орудий. Командир, видевший, как транспорт медленно погружается в воду, снова доложил о его потоплении. В действительности, поврежденный германский транспорт был спешно отбуксирован противником в Данциг и к весне 1945 года уже восстановлен. За этот поход Александр Маринеско получил орден Красного Знамени.

И, наконец, наступил «звездный час» командира-подводника. С 9 января по 15 февраля 1945 года скандальный командир находился в своем пятом боевом походе, в течение которого были потоплены два крупных транспорта противника — «Вильгельм Густлофф» и «Штойбен».

Перед этим походом командующий Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц решил предать Маринеско суду военного трибунала (за которым обычно следовал расстрел) за самовольное оставление корабля в боевой обстановке (в предновогоднюю ночь командир на двое суток покинул свою лодку, экипаж которой за это время «отличился» выяснением отношений с местным населением). Но исполнение этого решения адмирал задержал, дав возможность командиру и экипажу искупить вину в боевом походе. Таким образом, С-13 стала единственной «штрафной» подлодкой советского флота.

«Вильгельм Густлофф» был крупнейшим по тоннажу теплоходом, потопленным советскими подводниками, и вторым по числу жертв. «Официальные» историки так описывают эту атаку, почти сразу названной «Атакой века». Поздно вечером 30 января 1945 года С-13 заняла позицию на параллельном курсе конвоя со стороны берега. Еще через час, проникнув сквозь строй эсминцев охранения, подлодка Маринеско приготовилась к атаке.

Залп из четырех носовых торпедных аппаратов поставил точку в судьбе гитлеровского лайнера. Одна торпеда взорвалась в носовой части корабля, вторая — в середине, третья — в корме. Четвертая торпеда из-за технической неисправности из аппарата не вышла. Через 10 минут после торпедирования девятипалубная махина легла на борт и еще через пять минут затонула. Спасти удалось лишь 988 человек.

Был ли нанесен германским подводным силам непоправимый урон, как писала советская печать? Объявлял ли Гитлер Александра Маринеско личным врагом? Некоторые первоисточники приводят такие данные: на борту погибшего от советских торпед «Вильгельма Густлова» находилось 10582 человека: 918 курсантов младших групп 2-го учебного дивизиона подводных лодок, 173 члена экипажа судна, 373 женщины из состава вспомогательного морского корпуса, 162 тяжелораненых военнослужащих и 8956 беженцев, в основном стариков, женщин и детей. То есть, исходя и таких данных, можно считать, что Маринеско атаковал транспорт в первую очередь с беженцами? Ужас…

По некоторым же современным данным, основанным на немецких архивах, с «Густлоффом» погибло 406 матросов и офицеров второй учебной дивизии германских подводных сил, 90 членов собственного экипажа, 250 женщин-военнослужащих немецкого флота и 4600 беженцев и раненых (из них почти три тысячи детей). Существуют и иные оценки численности жертв, вплоть до 9343 человек. Из числа подводников, по этим оценкам, погибло 16 офицеров (в том числе восемь — медицинской службы), остальные — малообученные курсанты, нуждавшиеся еще, как минимум, в полугодичном курсе подготовки. Из находившихся на борту транспорта военных якобы нельзя было сформировать ни одного полноценного обученного экипажа боевой субмарины. То есть не такой уж и сильный урон был нанесен германским подводным силам.

Порой в разных публикациях (и немало в интернете) утверждается, что, вопреки утверждениям ряда военных и историков, трехдневный траур по потопленному теплоходу в Германии не объявлялся (за всю войну он объявлялся только по уничтоженной в Сталинграде 6-й армии вермахта) и Адольф Гитлер Александра Маринеско своим личным врагом вовсе не объявлял! Как говорится, у нас самая непредсказуемая история в мире.

Лет 30 назад, при СССР, имя Александра Маринеско в официальной прессе и исторических книжках того времени хоть и неохотно, но все-таки называлось как имя героя. Сейчас же оценки действий Маринеско и экипажа С-13 сильно разнятся. А что говорили реальные свидетели военных событий?

В начале 80-х, во время учебы в Севастопольском Высшем Военно-морском инженерном училище, автор этих строк в составе курсантских групп не раз слышал личные воспоминания подводников военной поры — патриотическо-воспитательный процесс был тогда на высоте. Так вот, их мнения относительно подвигов Маринеско отличались так же разительно, как мнения различных историков!

Так, вице-адмирал Михаил Андронникович Крастелев, служивший всю войну механиком на подлодке знаменитого подводника Грищенко, в открытую, не стесняясь, ругал Маринеско чуть ли не матом, называя пьяницей, отъявленным хулиганом и бездельником. С отвращением рассказывал о его алкогольных «подвигах» на берегу, о которых уже тогда, в войну, ходили легенды. И про «Атаку века» говорил: с похмелья атаковал, даже не поняв, в кого стреляет.

А вот контр-адмирал Головачев (увы, запамятовал его имя и отчество), который пришел на подводный флот лейтенантом только в конце войны, с восхищением называл его настоящим советским подводником номер 1. Мол, с таких, как Маринеско, нужно брать пример! Вот и пойми, в чем дело… Истина все-таки где-то посередине.

Кстати, в некоторых немецких публикациях времен холодной войны потопление «Густлоффа» с несколькими тысячами беженцев называется военным преступлением, таким же, как бомбардировка Дрездена союзниками. Но это не так! «Вильгельм Густлофф» не был оборудован атрибутикой, скажем, пассажирского или госпитального судна, его вполне можно было принять за военный корабль, тем белее, на нем был поднят флаг военного флота Германии! Так что вся вина за гибель беженцев явно ложится на фашистов, а не на наших подводников.

Ну и вспомним советские транспорты с беженцами и ранеными в годы войны, которые были оборудованы всей полагающейся «гражданской» атрибутикой, но все равно неоднократно становились целями для германских подлодок и авиации. Как говорится, глаз за глаз.

За транспорт «Вильгельм Густлофф» хулиганистому командиру С-13 не только простили прежние прегрешения, но и представили к званию Героя Советского Союза. Однако вышестоящее командование, памятуя о его многочисленных «грехах», Золотую Звезду в последний момент заменило орденом Красного Знамени.

После войны судьба не радовала Александра Маринеско радостными событиями. 14 сентября 1945 года «за халатность, систематическое пьянство и бытовую распущенность» (так значилось в приказе Главкома ВМФ Н. Г. Кузнецова) Маринеско понизили в звании до старшего лейтенанта. Затем, месяц дав покомандовать допотопным тральщиком, его уволили в запас, не дав выслужить военной пенсии.

После войны Александр Иванович Маринеско работал старшим помощником капитана на судах Балтийского пароходства, заместителем директора Ленинградского НИИ переливания крови. В 1949 году он был осужден на три года лишения свободы по статье «За разбазаривание социалистической собственности». После освобождения работал топографом Онежско-Ладожской экспедиции, руководил группой отдела снабжения на ленинградском заводе «Мезон».

Александр Маринеско скончался в Ленинграде после тяжелой и продолжительной болезни 25 ноября 1963 года. Для военного госпиталя у него немного не хватило стажа, лежал он в плохонькой больнице. Пятидесятилетний легендарный подводник умер от двойного рака — желудка и горла. Похоронен он на Богословском кладбище Санкт-Петербурга. Кстати, здесь же, совсем неподалеку (Кондратьевский проспект, 83) находится Музей подводных сил России имени А. И. Маринеско.

Звание Героя Советского Союза ему присвоено посмертно 5 мая 1990 года. Памятники А. И. Маринеско установлены в Калининграде, Кронштадте и Одессе. Ему посвящены художественные фильмы «О возвращении забыть» (1985) и «Первый после Бога» (2005). Именем А. И. Маринеско названы набережная в Калининграде и центральная улица одного из районов города в Севастополе. Имя А. И. Маринеско носит Одесское мореходное училище. Память об авторе «Атаки века», чтобы о ней не говорили, жива!

Встройте Наследие от Правды.Ру в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Добавьте Правду.Ру в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах в ВКонтакте, Фейсбуке, Одноклассниках.

Маринеско, Александр Иванович

Капитан 3-го ранга

  • Герой Советского Союза
  • Орден Ленина
  • Орден Красного Знамени
  • Медаль «За боевые заслуги»
  • Медаль «За оборону Ленинграда»
  • Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной Войне»
  • Медаль «В память 250-летия Ленинграда»

Содержание

Биография

Детство и юность

Александр Иванович родился в Одессе. С 1920 по 1926 год он учился в трудовой школе. С 1930 по 1933 год Маринеско учится в Одесском мореходном техникуме.

Сам Александр Иванович никогда не хотел быть военным, а мечтал исключительно о службе в торговом флоте. В марте 1936 года в связи с введением персональных воинских званий Маринеско получил звание лейтенанта, а в ноябре 1938 — старшего лейтенанта.

Окончив курсы переподготовки, он служил помощником командира на Л-1, затем командиром подлодки М-96, экипаж которой по итогам боевой и политической подготовки 1940 занял первое место, а командир был награждён золотыми часами и повышен в звании до капитан-лейтенанта.

Военное время

В первые дни Великой Отечественной войны М-96 под командованием Александра Ивановича была перебазирована в Палдиски, затем в Таллин, стояла на позиции в Рижском заливе, столкновений с противником не имела. В августе 1941 года подлодку планировали перебросить на Каспийское море в качестве учебной, затем от этой идеи отказались.

12 августа 1942 года М-96 вышла в очередной боевой поход. 14 августа 1942 года лодка атаковала немецкий конвой. По докладу Маринеско, он выпустил две торпеды по немецкому транспорту. Согласно немецким источникам, атака была неудачной — корабли конвоя наблюдали след одной торпеды, от которой успешно уклонились. Возвращаясь с позиции Маринеско не предупредил советские дозоры, а при всплытии не поднял военно-морской флаг, в результате чего лодку едва не потопили собственные катера.

В конце 1942 года Маринеско было присвоено звание капитана 3-го ранга. В апреле 1943 года Маринеско назначен командиром подлодки С-13. В поход подлодка под его командованием вышла только в октябре 1944 года. В первые же сутки похода, 9 октября, Маринеско обнаружил и атаковал транспорт «Зигфрид». Атака четырьмя торпедами с небольшой дистанции не удалась, по транспорту пришлось вести артиллерийский огонь из 45-мм и 100-мм орудий подлодки.

С 9 января по 15 февраля 1945 года Маринеско находился в своём пятом боевом походе, в течение которого были потоплены два крупных транспорта противника — «Вильгельм Густлофф» и «Штойбен». Перед этим походом командующий Балтийским флотом В.Ф. Трибуц решил предать Маринеско суду военного трибунала за самовольное оставление корабля в боевой обстановке, но исполнение этого решения задержал, дав возможность командиру и экипажу искупить вину в боевом походе.

Потопление «Вильгельма Густлоффа»

30 января 1945 года С-13 атаковала и отправила на дно лайнер «Вильгельм Густлофф», на котором находилось 10 582 человека:

  • 918 курсантов младших групп 2-го учебного дивизиона подводных лодок
  • 173 члена экипажа судна
  • 373 женщины из состава вспомогательного морского корпуса
  • 162 тяжелораненых военнослужащих
  • 8956 беженцев, в основном стариков, женщин и детей

Транспорт, бывший океанский лайнер «Вильгельм Густлофф», шёл без конвоя. Из-за нехватки топлива лайнер шёл прямым курсом, без выполнения противолодочного зигзага, а повреждения корпуса, полученные ранее при бомбардировках, не позволяли развить ему большую скорость. Ранее считалось, что немецким ВМС был нанесён серьёзный урон. Так, по свидетельству журнала «Марине», с кораблём погибли 1300 подводников, среди которых находились полностью сформированные экипажи подводных лодок и их командиры. По мнению командира дивизиона капитана 1 ранга А. Орла, погибших немецких подводников хватило бы для укомплектования 70 ПЛ среднего тоннажа. Впоследствии советская печать потопление «Вильгельма Густлоффа» назвала «атакой века», а Маринеско — «подводником № 1».

Окончание войны

Послевоенное время

После войны в 1946—1949 годах Маринеско работал старшим помощником капитана на судах Балтийского государственного торгового пароходства, в 1949 году — заместителем директора Ленинградского НИИ переливания крови. В 1949 году был осужден на три года лишения свободы по обвинению в разбазаривании социалистической собственности, наказание отбывал в 1949—1951 годах в Ванино. В 1951—1953 годах работал топографом Онежско-Ладожской экспедиции, с 1953 года — руководил группой отдела снабжения на ленинградском заводе «Мезон». Маринеско скончался в Ленинграде после тяжёлой и продолжительной болезни 25 ноября 1963 года. Похоронен на Богословском кладбище Санкт-Петербурга. Здесь же неподалёку находится Музей подводных сил России им. А.И. Маринеско. Звание Героя Советского Союза Александру Ивановичу Маринеско присвоено посмертно 5 мая 1990 года.

Память

  • Памятники А.И. Маринеско установлены в Калининграде, Кронштадте, Санкт-Петербурге и Одессе.
  • В Кронштадте, на доме №2 по Коммунистической ул., в котором жил Маринеско, установлена мемориальная доска.
  • Маринеско посвящены художественные фильмы «О возвращении забыть» и «Первый после Бога».
  • Потопление «Вильгельма Густлоффа» описывается в романе Нобелевского лауреата Гюнтера Грасса «Траектория краба».
  • Именем А.И. Маринеско названы набережная в Калининграде и улица в Севастополе.
  • Улица Строителей в Ленинграде, на которой также жил Маринеско, была переименована в 1990 году в улицу Маринеско. На ней установлена мемориальная доска.
  • В Центральном музее Вооружённых Сил экспонируется флаг подводной лодки «C-13».
  • В Санкт-Петербурге имеется Музей подводных сил России им. А.И. Маринеско.
  • В Ванино установлена каменная глыба с мемориальной доской.
  • В Одессе:
    • На здании Одесского мореходного училища, на улице Софиевской, в доме №11, где Маринеско жил в детстве, установлена мемориальная доска.
    • Имя А.И. Маринеско носит Одесское мореходное училище.
    • Также мемориальная доска установлена на здании трудовой школы, где он учился.
    • В 1983 году силами учащихся одесской школы №105 был создан музей имени А.И. Маринеско.

Награды

Герой Советского Союза (1990, посмертно)

Два Ордена Ленина (1942, 1990)

Два Ордена Красного Знамени

Медаль «За боевые заслуги»

Медаль «За оборону Ленинграда»

Медаль «В память 250-летия Ленинграда»

Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»

Фильм

«Александр Маринеско. Атака века» РТР, 2003

«Личный враг Гитлера»

«Атака века»: почему Александр Маринеско стал героем только через 45 лет?

Александр Маринеско стал «подводником №1» благодаря «атаке века», в ходе которой был потоплен лайнер «Вильгельм Густлофф». Но он вошел в историю не только как гроза немецкого флота, но и как очень своенравный командир.

В глазах сослуживцев Александр Маринеско был достаточно противоречивой личностью: многие отмечали его прямой, но непростой характер. Он его унаследовал от отца. В свое время корабельный кочегар Ион Маринеску осмелился дать пощечину офицеру, за что попал под трибунал. У Александра отношения с военным начальством складывались не намного лучше – он не раз оказывался в центре скандалов. Тем не менее, в январе 1941 года капитан II ранга Евгений Юнаков дал следующую характеристику 27-летнему командиру подлодки: «Маринеско решителен, смел, находчив и сообразителен. Отличный моряк… Умеет быстро ориентироваться и принимает верные решения». Загул Однако качества Маринеско как военного моряка не уживались с его повседневным поведением. Менее чем через год после столь лестной характеристики строптивого командира исключают из кандидатов в члены партии с формулировкой: «За систематическую пьянку, за развал дисциплины, за отсутствие воспитательной работы среди личного состава, за неискренние признания своих ошибок».

В январе 1945 года Маринеско близко подошел к опасной черте, за которой мог последовать крах его военной карьеры. Во время нахождения экипажа подлодки С-13 в финском Турку сильно подвыпивший капитан оказался вовлеченным в щекотливую историю с хозяйкой ресторана, с которой провел всю ночь. Явившийся под утро жених хозяйки немедля доложил об инциденте в Союзную контрольную комиссию. По воспоминаниям шифровальщика подлодки Федора Егорова, Маринеско заинтересовался СМЕРШ. Задавали вопросы: «а нет ли у командира с кем-то на берегу шпионской связи, не передает ли он врагам секретные данные?». С трудом удалось замять скандал. Но совсем скоро Маринеско смог сполна реабилитироваться за свое неподобающее поведение. «Атака века» 30 января 1945 года экипажем подлодки С-13 под командованием Александра Маринеско была потоплена гордость немецкого флота – 9-палубный океанский лайнер «Вильгельм Густлофф» водоизмещением 25484 тонны, на борту которого находилось свыше 8 тыс. человек. 10 февраля Маринеско успешно атаковал еще одно немецкое судно – санитарный транспорт «Генерал Штойбен» более чем с 4000 человек на борту, хотя сам командир был уверен, что потопил немецкий крейсер «Эдмен».

Эти события стали стратегическим успехом советского военно-морского флота, а для Германии – крупнейшими морскими катастрофами. По советским данным, тиражировавшимся долгое время, среди пассажиров «Вильгельма Густлоффа» находилось 3700 обученных специалистов подводников – практически весь цвет немецкого подводного флота. Тем не менее, несмотря на столь громкий успех капитан III ранга Маринеско не был награжден Золотой Звездой. У современных исследователей есть своя версия на этот счет. Историк Ростислав Горчаков пишет, что на борту «Густлоффа» должно было находиться более 10 тыс. человек, из которых 918 курсантов-подводников, 173 члена экипажа, 373 женщины из состава вспомогательного морского корпуса, 162 тяжелораненых военнослужащих и 8956 беженцев – в основном дети, женщины и старики. По немецким данным, выжило всего 1239 человек. «Герой Советского Союза Александр Маринеско за какие-то десять дней убил больше грудных младенцев, женщин, стариков, подростков, раненых и инвалидов, чем все подводники всех морских держав за обе мировые войны», – жестко резюмирует Горчаков. «Вероятно, что уничтожения «Густлова» постеснялись, – предполагает исследователь Сергей Глезеров, – ведь для оккупированной Германии готовили партии хлеба, хотели расположить немцев к себе, а тут – гибель такого большого количества народа».

Несмотря на то, что в Германии многие до сих пор «подвиг» Маринеско называют военным преступлением, а его действия приравнивают к бомбардировке союзной авиацией Дрездена, среди немецких историков в этом вопросе нет полного согласия. Так, исследователь катастрофы «Вильгельма Густлоффа» Гейнц Шён заключает, что лайнер представлял собой военную цель и его потопление не являлось военным преступлением, так как суда, предназначенные для перевозки беженцев, обязаны были помечаться красным крестом и не могли носить камуфляжную окраску. Даже учитывая то, что большинство погибших в результате «атаки века» не принадлежало к немецким вооруженным силам, Маринеско поступил согласно законам военного времени: оба немецких судна классифицировались как вспомогательные корабли ВМФ Германии. «Воскресшие» суда Советские историки приписывали Маринеско четыре потопленных немецких корабля, но в действительности их было два. В августе 1942 года подводник отрапортовал начальству, что потопил один транспорт из атакованного им конвоя. Немецкий корабль оказался только поврежден, его удалось отбуксировать и отремонтировать.

В октябре 1944 года капитан обнаружил и атаковал броненосец «Зигфрид». По сообщениям Маринеско, транспорт стал быстро погружаться в воду и был признан затонувшим. Но в итоге поврежденный корабль немцы отбуксировали в Данциг и впоследствии восстановили. На грани Возвращаясь в августе 1942 года из очередного задания на подлодке М-96, Маринеско не предупредил советские дозоры и при всплытии был обстрелян своими. Проведя второе всплытие капитан ухитрился поставить субмарину между двумя советскими катерами так, что если бы они открыли огонь, то неминуемо попали бы друг в друга. Возможно такая смекалка командира и спасла жизнь экипажу М-96. Потом выяснилось, что местами проступившая камуфляжная краска на субмарине напомнила советским пограничникам свастику. Повезло команде Маринеско и во время обстрела «Вильгельма Гуслоффа». Три торпеды по немецкому кораблю были выпущены удачно, в вот четвертая с надписью «За Сталина» не пожелала выходить. Торпеду все-таки удалось извлечь и обезопасить подлодку от взрыва. Конец пути Не успела отгреметь война, а Маринеско в очередной раз «отличился».

Но теперь командир дивизиона подлодок Роман Линденберг был непоколебим. «Считаю, что в настоящее время капитан III ранга Маринеско к службе на флоте непригоден», – гласил его вердикт. 14 сентября приказом адмирала флота Маринеско был отстранен от занимаемой должности и больше к военному делу не возвращался. В конце 1962 года медики обнаружили у Маринеско страшную болезнь – рак пищевода. «Александр Иванович в госпитале вел себя мужественно, терпеливо сносил мучения, был, как ребенок, застенчив. Ни разу он не упомянул о заслугах и не пожаловался на судьбу», – вспоминал оперировавший капитана хирург. 25 ноября 1963 года легендарный подводник ушел из жизни, а 5 мая 1990 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector