0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бои у озера хасан или хасанские бои

Краткий курс истории. Бои у озера Хасан

29 июля 1938 года близ озера Хасан произошло первое столкновение между японскими войсками и советской РККА. Вместе с последовавшей чередой столкновений эти события в отечественной историографии получили название боев у озера Хасан или Хасанских боев.

Борьба за земли

Военные конфликты накануне Второй мировой войны можно назвать пробой сил для будущих противников. Япония не возымела желаемого успеха в ходе военной интервенции в Сибири и на Дальнем Востоке в 1918–1922 годах, но с тех пор продолжала лелеять надежды об аннексии обширных азиатских земель СССР. Особенно ситуация обострилась, когда реальную власть в Японии (к 1930 году) получила милитаристская часть японской элиты. В эти сложные взаимоотношения был вовлечен и Китай, в случае с которым яблоком раздора была КВЖД. В 1931–1932 годах Япония, воспользовавшись ослаблением из-за непрекращающейся гражданской войны Китайской Республики, оккупировала Маньчжурию и создала марионеточное государство Маньчжоу-го). С 1936 года японские войска участили провокации на советско-японской границе в поисках ее слабого места. Таких инцидентов по 1938 год насчитывается более 300. К моменту начала Хасанских боев СССР и Япония уже достаточно давно рассматривали друг друга как наиболее вероятного военного противника.

Кто сеет бурю, пожнет ураган

В 1938 году газета «Правда» о пограничном инциденте возле озера Хасан написала: «Кто сеет бурю, пожнет ураган». В историю России Хасанские бои вошли как решительная победа РККА над японскими агрессорами. 26 солдат и офицеров были удостоены звания Героя Советского Союза, более 6,5 тыс. награждены орденами и медалями. Подведением итогов боев у озера Хасан 31 августа 1938 года занимался Военный совет Наркомата обороны СССР. Дело закончилось принятием решения о расформировании управления Дальневосточного Краснознаменного фронта и отстранении маршала Блюхера от должности командующего войсками означенного фронта. Такие решения обычно выносятся по факту провала, поражения, а здесь победа… Почему?

Бомбардировка сопки Заозерная

Обстановка у озера

Непосредственную роль в ускорении развязывания конфликта между Японией и СССР сыграл Генрих Люшков, сотрудник НКВД высочайшего ранга. Он прибыл на Дальний Восток с особыми полномочиями и перебежал к японцам, раскрыв им ряд важнейших сведений об охране государственной границы, касающихся численности войск и мест их дислокации. Японцы тут же начали накапливать войска на советско-маньчжурской границе. Поводом к началу боевых действий стало обвинение, предъявленное японской стороной советской, в строительстве наблюдательного пункта на сопке Заозёрной, которую каждая из сторон считала своей, поскольку граница на местности не была четко обозначена. Комиссия, направленная Блюхером для расследования, установила, что советские войска якобы продвинулись на сопке на три метра дальше положенного. Предложение Блюхера о перестроении укреплений встретило неожиданную реакцию: ранее Москва приказывала не реагировать на японские провокации, а теперь потребовала организовать вооруженный отпор. 29 июля 1938 года 150 японских солдат начали штурм сопки Безымянной, им противостояли 11 советских пограничников. Вскоре подоспела помощь, и японцы отступили. Блюхер отдал приказ об усилении обороны сопок Безымянной и Заозёрной. После штурма в ночь на 31 июля японцы захватили эти сопки. Уже в первых числах сентября Народный комиссар обороны СССР маршал Ворошилов именно за эту неудачу обвинит Блюхера в сознательном саботаже обороны. Долю понимания такого отношения к заслуженному герою Гражданской войны, обладателю ордена Красного Знамени за № 1 вносит упомянутый эпизод с Люшковым. Блюхер же действовал нерешительно, но не предательски, руководствуясь общей ситуацией на международной политической арене и тактическими соображениями. 3 августа на посту командующего боевыми действиями с японцами Блюхера по приказу из Москвы сменил Григорий Штерн. Ценой значительных потерь и после массированного применения авиации советские войска выполнили поставленную перед ними задачу по защите государственной границы СССР и разгрому частей противника. 11 августа 1938 года между СССР и Японией было заключено перемирие. За все неудачи и просчеты вину возложили на Блюхера. Выявленные недочеты в ходе боев на озере Хасан, ставших первым для СССР крупным военным столкновением за последние десять лет, были учтены, армия усовершенствована, и уже в 1939 году СССР одержал уверенную и безоговорочную победу над Японией в боях на реке Халхин-Гол. Хасанские бои нашли яркое отражение в советской культуре: в кратчайшие сроки были сняты фильмы, написаны песни, а само название «Хасан» стало нарицательным для многих небольших и прежде безымянных озерец в разных частях СССР.

Памятник Героям Хасана. Поселок Краскино, Приморский край

Бои у озера Хасан

Самым известным советско-японским пограничным конфликтом стал бой на стыке границ СССР, Маньчжурии и Кореи у озера Хасан летом 1938 года.

Конфликт в районе озера Хасан был обусловлен внешнеполитическими факторами и весьма непростыми отношениями внутри правящей элиты Японии. Немаловажной деталью было и соперничество внутри самой японской военно-политической машины, когда распределялись средства на усиление армии, а наличие даже мнимой военной угрозы могло дать командованию Корейской армии Японии неплохую возможность напомнить о себе, учитывая, что первоочередными на тот момент были операции японских войск в Китае, так и не приносившие желанного результата.

Еще одной головной болью Токио являлась военная помощь, шедшая из СССР в Китай. Оказать в этом случае военное и политическое давление было возможно, организовав масштабную военную провокацию с видимым внешним эффектом. Оставалось найти слабое место советской границы, где можно было бы успешно осуществить вторжение и проверить боеспособность советских войск. И такой район был найден в 35 км от Владивостока.

И если с японской стороны на данном участке к границе подходила железная дорога и несколько шоссейных, то с советской стороны существовала одна грунтовая дорога, сообщение по которой нередко прерывалось во время летних дождей. Примечательно, что до 1938 года этот район, где действительно не было четкой разметки границы, никого не интересовал, и вдруг в июле 1938 года японский МИД активно занялся этой проблемой.

После отказа советской стороны отвести войска и инцидента с гибелью японского жандарма, застреленного советским пограничником на спорном участке, напряженность стала возрастать день ото дня. 29 июля 1938 г. японцы предприняли атаку на советский пограничный пост, но после жаркого боя были отброшены. Вечером 31 июля нападение повторилось, и тут японским войскам уже удалось вклиниться на 4 километра вглубь советской территории. Первые попытки выбить японцев силами 40-ой стрелковой дивизии успеха не имели. Однако и у японцев все шло не блестяще — с каждым днем конфликт разрастался, грозя перерасти в большую войну, к которой Япония, завязшая в Китае, была не готова.

Рихард Зорге сообщил в Москву: «Японский генеральный штаб заинтересован в войне с СССР не сейчас, а позднее. Активные действия на границе предприняты японцами, чтобы показать Советскому Союзу, что Япония все еще способна проявить свою мощь». Тем временем в тяжелых условиях бездорожья, слабой готовности отдельных частей продолжалось сосредоточение сил 39-го стрелкового корпуса Красной Армии. С большим трудом в районе боевых действий удалось собрать 15 тыс. человек, имевших на вооружении 237 орудий, 285 танков (из имевшихся в составе корпуса 32 тыс. человек, 609 орудий и 345 танков). Для поддержки с воздуха направлялись 250 самолетов.

Если в первые дни конфликта из-за плохой видимости и, видимо, надежды, что конфликт все же удастся уладить дипломатическим путем, советская авиация не применялась, то начиная с 5 августа японские позиции подверглись массированным авиаударам. Для разрушения японских укреплений была привлечена авиация, в том числе тяжелые бомбардировщики ТБ-3. В силу отсутствия противодействия в воздухе советские истребители привлекались для нанесения штурмовых ударов по японским войскам. Причем цели советской авиации находились не только на захваченных сопках, но и в глубине корейской территории.

Отмечалось: «Для поражения японской пехоты в окопах и артиллерии противника в основном применяли фугасные бомбы— 50, 82 и 100 кг, всего их было сброшено 3651 бомба. 6 штук фугасных бомб 1000 кг на поле боя 06.08.38 были применены исключительно с целью морального воздействия на пехоту противника, причем эти бомбы были сброшены в районы пехоты противника после того, как эти районы основательно были поражены группами СБ-бомбами ФАБ-50 и 100.

Пехота противника металась в оборонительной полосе, не находя укрытия, так как почти вся основная полоса их обороны покрывалась сильным огнем от разрывов бомб нашей авиации. 6 бомб 1000 кг, сброшенные в этот период в районе высоты Заозерная, потрясли воздух сильными взрывами, грохот разрыва этих бомб по долинам и горам Кореи был слышен за десятки километров. Высота Заозерная после разрыва 1000 кг бомб несколько минут находилась закрытой дымом и пылью. Нужно полагать, что в тех районах, где были сброшены эти бомбы, японская пехота от контузии и камней, выбрасываемых из воронок разрывом бомб, была выведена на 100% из строя». Совершив 1003 вылета, советская авиация потеряла от огня зенитной артиллерии два самолета — один СБ и один И-15. Небольшие потери в авиации объяснялись слабостью японской ПВО. Противник имел на участке конфликта не более 18−20 зенитных стволов и не мог оказать серьезного противодействия.

А бросить в бой собственную авиацию значило начать широкомасштабную войну, к которой ни командование Корейской армии, ни Токио не были готовы. С этого момента японская сторона начинает судорожно искать выход из сложившейся ситуации, требовавшей как сохранить лицо, так и прекратить боевые действия, уже не сулившие японской пехоте ничего хорошего. Развязка наступила, когда 8 августа советские войска начали новое наступление, имея подавляющее военно-техническое превосходство. Атака танков и пехоты велась уже исходя из военной целесообразности и без учета соблюдения границы. В итоге советским войскам удалось овладеть Безымянной и еще рядом высот, а также закрепиться вблизи вершины Заозерной, где был водружен советский флаг. 10 августа начальник штаба 19-й телеграфировал начальнику штаба Корейской армии: «С каждым днем боеспособность дивизии сокращается. Противнику нанесен большой урон. Он применяет все новые способы ведения боя, усиливает артиллерийский обстрел. Если так будет продолжаться и далее, существует опасность перерастания боев в еще более ожесточенные сражения. В течение одних— трех суток необходимо определиться по поводу дальнейших действий дивизии… До настоящего момента японские войска уже продемонстрировали противнику свою мощь, а потому, пока еще возможно, необходимо принять меры по разрешению конфликта дипломатическим путем». В тот же день в Москве начались переговоры о перемирии и в полдень 11 августа военные действия были прекращены.

В стратегическом и политическом плане японская проба сил, а по большому счету военная авантюра закончилась провалом. Не будучи готовыми к большой войне с СССР, японские части в районе Хасана оказались заложниками создавшейся ситуации, когда дальнейшее расширение конфликта было невозможно, а отступать, сохранив престиж армии, тоже нельзя. Хасанский конфликт не привел и к сокращению военной помощи СССР Китаю. В то же время бои на Хасане выявили ряд слабых мест как войск Дальневосточного военного округа, так и Красной Армии в целом. Советские войска понесли видимо даже большие, чем противник, потери, слабым на первоначальном этапе боев оказалось взаимодействие между пехотой, танковыми частями и артиллерией. Не на высоком уровне оказалась разведка, не сумевшая точно обозначить позиции противника. Потери Красной Армии составили 759 человек убитыми, 100 чел. умершими в госпиталях, 95 чел. пропавшими без вести и 6 чел., погибшими в результате несчастных случаев. 2752 чел. было ранено или заболело (дизентерия и простудные заболевания). Японцы признали потерю 650 убитыми и 2500 чел. ранеными.

Бои на Хасане в июле-августе 1938 года стали далеко не первым и не последним военным столкновением СССР и Японии на Дальнем Востоке. Менее чем через год началась необъявленная война в Монголии на Халхин-Голе, где, советским войскам придется столкнуться с частями уже не Корейской, а Квантунской армии Японии.

Бои у озера Хасан

Самым известным советско-японским пограничным конфликтом стал бой на стыке границ СССР, Маньчжурии и Кореи у озера Хасан летом 1938 года.

Конфликт в районе озера Хасан был обусловлен внешнеполитическими факторами и весьма непростыми отношениями внутри правящей элиты Японии. Немаловажной деталью было и соперничество внутри самой японской военно-политической машины, когда распределялись средства на усиление армии, а наличие даже мнимой военной угрозы могло дать командованию Корейской армии Японии неплохую возможность напомнить о себе, учитывая, что первоочередными на тот момент были операции японских войск в Китае, так и не приносившие желанного результата.

Еще одной головной болью Токио являлась военная помощь, шедшая из СССР в Китай. Оказать в этом случае военное и политическое давление было возможно, организовав масштабную военную провокацию с видимым внешним эффектом. Оставалось найти слабое место советской границы, где можно было бы успешно осуществить вторжение и проверить боеспособность советских войск. И такой район был найден в 35 км от Владивостока.

И если с японской стороны на данном участке к границе подходила железная дорога и несколько шоссейных, то с советской стороны существовала одна грунтовая дорога, сообщение по которой нередко прерывалось во время летних дождей. Примечательно, что до 1938 года этот район, где действительно не было четкой разметки границы, никого не интересовал, и вдруг в июле 1938 года японский МИД активно занялся этой проблемой.

После отказа советской стороны отвести войска и инцидента с гибелью японского жандарма, застреленного советским пограничником на спорном участке, напряженность стала возрастать день ото дня. 29 июля 1938 г. японцы предприняли атаку на советский пограничный пост, но после жаркого боя были отброшены. Вечером 31 июля нападение повторилось, и тут японским войскам уже удалось вклиниться на 4 километра вглубь советской территории. Первые попытки выбить японцев силами 40-ой стрелковой дивизии успеха не имели. Однако и у японцев все шло не блестяще — с каждым днем конфликт разрастался, грозя перерасти в большую войну, к которой Япония, завязшая в Китае, была не готова.

Рихард Зорге сообщил в Москву: «Японский генеральный штаб заинтересован в войне с СССР не сейчас, а позднее. Активные действия на границе предприняты японцами, чтобы показать Советскому Союзу, что Япония все еще способна проявить свою мощь». Тем временем в тяжелых условиях бездорожья, слабой готовности отдельных частей продолжалось сосредоточение сил 39-го стрелкового корпуса Красной Армии. С большим трудом в районе боевых действий удалось собрать 15 тыс. человек, имевших на вооружении 237 орудий, 285 танков (из имевшихся в составе корпуса 32 тыс. человек, 609 орудий и 345 танков). Для поддержки с воздуха направлялись 250 самолетов.

Если в первые дни конфликта из-за плохой видимости и, видимо, надежды, что конфликт все же удастся уладить дипломатическим путем, советская авиация не применялась, то начиная с 5 августа японские позиции подверглись массированным авиаударам. Для разрушения японских укреплений была привлечена авиация, в том числе тяжелые бомбардировщики ТБ-3. В силу отсутствия противодействия в воздухе советские истребители привлекались для нанесения штурмовых ударов по японским войскам. Причем цели советской авиации находились не только на захваченных сопках, но и в глубине корейской территории.

Отмечалось: «Для поражения японской пехоты в окопах и артиллерии противника в основном применяли фугасные бомбы— 50, 82 и 100 кг, всего их было сброшено 3651 бомба. 6 штук фугасных бомб 1000 кг на поле боя 06.08.38 были применены исключительно с целью морального воздействия на пехоту противника, причем эти бомбы были сброшены в районы пехоты противника после того, как эти районы основательно были поражены группами СБ-бомбами ФАБ-50 и 100.

Пехота противника металась в оборонительной полосе, не находя укрытия, так как почти вся основная полоса их обороны покрывалась сильным огнем от разрывов бомб нашей авиации. 6 бомб 1000 кг, сброшенные в этот период в районе высоты Заозерная, потрясли воздух сильными взрывами, грохот разрыва этих бомб по долинам и горам Кореи был слышен за десятки километров. Высота Заозерная после разрыва 1000 кг бомб несколько минут находилась закрытой дымом и пылью. Нужно полагать, что в тех районах, где были сброшены эти бомбы, японская пехота от контузии и камней, выбрасываемых из воронок разрывом бомб, была выведена на 100% из строя». Совершив 1003 вылета, советская авиация потеряла от огня зенитной артиллерии два самолета — один СБ и один И-15. Небольшие потери в авиации объяснялись слабостью японской ПВО. Противник имел на участке конфликта не более 18−20 зенитных стволов и не мог оказать серьезного противодействия.

А бросить в бой собственную авиацию значило начать широкомасштабную войну, к которой ни командование Корейской армии, ни Токио не были готовы. С этого момента японская сторона начинает судорожно искать выход из сложившейся ситуации, требовавшей как сохранить лицо, так и прекратить боевые действия, уже не сулившие японской пехоте ничего хорошего. Развязка наступила, когда 8 августа советские войска начали новое наступление, имея подавляющее военно-техническое превосходство. Атака танков и пехоты велась уже исходя из военной целесообразности и без учета соблюдения границы. В итоге советским войскам удалось овладеть Безымянной и еще рядом высот, а также закрепиться вблизи вершины Заозерной, где был водружен советский флаг. 10 августа начальник штаба 19-й телеграфировал начальнику штаба Корейской армии: «С каждым днем боеспособность дивизии сокращается. Противнику нанесен большой урон. Он применяет все новые способы ведения боя, усиливает артиллерийский обстрел. Если так будет продолжаться и далее, существует опасность перерастания боев в еще более ожесточенные сражения. В течение одних— трех суток необходимо определиться по поводу дальнейших действий дивизии… До настоящего момента японские войска уже продемонстрировали противнику свою мощь, а потому, пока еще возможно, необходимо принять меры по разрешению конфликта дипломатическим путем». В тот же день в Москве начались переговоры о перемирии и в полдень 11 августа военные действия были прекращены.

В стратегическом и политическом плане японская проба сил, а по большому счету военная авантюра закончилась провалом. Не будучи готовыми к большой войне с СССР, японские части в районе Хасана оказались заложниками создавшейся ситуации, когда дальнейшее расширение конфликта было невозможно, а отступать, сохранив престиж армии, тоже нельзя. Хасанский конфликт не привел и к сокращению военной помощи СССР Китаю. В то же время бои на Хасане выявили ряд слабых мест как войск Дальневосточного военного округа, так и Красной Армии в целом. Советские войска понесли видимо даже большие, чем противник, потери, слабым на первоначальном этапе боев оказалось взаимодействие между пехотой, танковыми частями и артиллерией. Не на высоком уровне оказалась разведка, не сумевшая точно обозначить позиции противника. Потери Красной Армии составили 759 человек убитыми, 100 чел. умершими в госпиталях, 95 чел. пропавшими без вести и 6 чел., погибшими в результате несчастных случаев. 2752 чел. было ранено или заболело (дизентерия и простудные заболевания). Японцы признали потерю 650 убитыми и 2500 чел. ранеными.

Бои на Хасане в июле-августе 1938 года стали далеко не первым и не последним военным столкновением СССР и Японии на Дальнем Востоке. Менее чем через год началась необъявленная война в Монголии на Халхин-Голе, где, советским войскам придется столкнуться с частями уже не Корейской, а Квантунской армии Японии.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector