0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое династическая война

Феодальная война на Руси 1425-1453 гг. Часть 1

Здравствуй, дорогой читатель!

Для Руси во многом определяющим стал XV век. Потомки Ивана Калиты выводят Москву на лидерскую позицию в русской феодальной системе, становятся прочными владетелями великокняжеского ярлыка и бросают вызов самой Орде. Значительно продвинувшись в процессе централизации, Русское государство все же не уберегло себя от громкой и масштабной феодальной войны, как последнего отголоска уходящей эпохи раздробленности.

Предметом раздора в этот раз вновь стал вопрос престолонаследия. Почивший в феврале 1425 г. великий князь Василий I Дмитриевич указал в своем завещании следующим правителем своего сына Василия. Такому решению воспротивился дядя молодого наследника – Юрий Дмитриевич , удельный князь галицкий и звенигородский. Его претензии опирались на завещание Дмитрия Донского , в котором не оговаривался порядок наследования после смерти Василия I , а значит править должен Юрий, как самый старший в роде. Созрел характерный для лествичной системы конфликт дяди и племянника.

В 1425 г., сразу после известий о смерти Василия I, Юрий Дмитриевич отказывается присягать новому великому князю Василию II и уезжает в Галич, покидая опасно близкий к Москве Звенигород. За ним немедленно выступает великокняжеская рать во главе с самим Василием II и его дядями: Петром, Андреем и Константином Дмитриевичами.

Юрий бежит из Галича в сильный и укрепленный Нижний Новгород, воевать с которым, к тому же, у Москвы в планах не было. Начались переговоры, в результате которых между Василием и Юрием было заключено перемирие.

В 1431 г. Василий II едет в Орду за ярлыком на великое княжение, туда же устремляется и Юрий Дмитриевич. В длительной дискуссии перед ханом Улу-Мухаммедом Василию (вместе с искусным дипломатом боярином И.Д. Всеволжским) удается победить своего соперника, уверив хана в своей вассальной преданности, тогда как Юрий опирался только на грамоту Дмитрия Донского, князя, воспринимаемого ордынцами совсем не благосклонно. Великим князем продолжал быть Василий II. Тем не менее, Юрий получил в свой удел город Дмитров.

8 февраля 1433 г. на свадьбе Василия II и Марии Ярославны Серпуховской разгорается скандал с двумя сыновьями Юрия Дмитриевича – Василием Косым и Дмитрием Шемякой (предметом скандала послужил великокняжеский пояс на Василии Косом, некогда принадлежавший Дмитрию Донскому). Оскорбленные Юрьевичи покинули свадьбу и двинулись к отцу в Галич, разграбив при этом Ярославль.

Весной 1433 г. Юрий вместе с сыновьями начал поход на Москву. Василий II оказался слишком поздно оповещен о приближении войск дяди и не успел подготовиться к сражению. Обе армии сошлись 25 апреля 1433 г. в бою на р. Клязьме. Василий II проиграл битву и вынужден был бежать сначала в Тверь, потом в Кострому. Юрий Дмитриевич вошел в Москву и стал великим князем.

Василий II помирился с дядей и даже получил в свое владение Коломну. Положение Юрия на троне оказалось очень шатким, бояре и служилые люди уходили в Коломну, на службу к Василию. Поняв, что время играет против него и великое княжение не удержать, Юрий Дмитриевич добровольно уступил Москву Василию II , признал его «старшим» над собой и уехал в Галич.

Старшие сыновья Юрия – Василий Косой и Дмитрий Шемяка были настроены все так же против Василия II. После получения московского престола Василий Васильевич начал кампанию против них.

На Кострому, где пребывали Юрьевичи, двинулось московское войско под командованием князя Юрия Патрикеевича. На помощь Юрьевичам подоспели галицкие и вятские отряды, и в сентябре 1433 г. на реке Кусь московская рать была разбита.

Предполагая за этим успехом Юрьевичей руку их отца, Василий решил наказать Юрия и отправился в поход на Галич (хотя официально Юрий наоборот отказался помогать сыновьям, оставаясь верным договору с Василием). Василий разорил галицкую землю и сжег посады самого Галича, но взять крепость так и не смог.

Весной 1434 г. Юрий Дмитриевич наносит ответный удар. В сражении на близ Ростова он вновь громит войска Василия II и занимает Москву. Василий Васильевич оказывается вынужден бежать в Новгород. Из Новгорода его изгнали горожане, не пожелавшие ссориться с новым великим князем. Тогда Василий последовал в Тверь, но правивший там князь Борис Александрович не оказал ему поддержки. Уехав далее по Волге в Нижний Новгород, Василий надеялся на помощь от Орды.

Оказавшись на великокняжеском престоле, Юрий Дмитриевич стал предпринимать шаги к централизации власти. Он изменил систему отношений великого князя с удельными, провел денежную реформу – с этих пор на монетах стал печататься Георгий Победоносец , святой покровитель Юрия. На Нижний Новгород отправилось войско под командованием сыновей Юрия – Дмитрия Шемяки и Дмитрия Красного, но дойти не успело – 5 июня 1434 г. Юрий Дмитриевич умер.

В Москве при умершем отце остался Василий Косой, который позже объявит себя великим князем, но Василий II отнюдь не отказался от своих претензий на великое княжение. Назревал новый этап мкждоусобной войны.

Династические войны

«Династические войны» в книгах

1. Династические споры при Хатшепсут

1. Династические споры при Хатшепсут Особое внимание к интересам жречества царская семья проявляла, когда вставал вопрос о династических правах. В Египте были сильны древние традиции престолонаследия по женской линии. В стране сохранились некоторые следы первобытного

Глава 6. ДИНАСТИЧЕСКИЕ ПОТОКИ РИМСКИХ ИМПЕРИЙ

Глава 6. ДИНАСТИЧЕСКИЕ ПОТОКИ РИМСКИХ ИМПЕРИЙ Изложенные в предыдущих главах факты не представляют, по существу ничего нового, почти все они были давно известны. Мы, следуя Морозову, всего лишь собрали их вместе, осветили с единой точки прения, и сделали выводы.Однако

Глава 8 БИБЛЕЙСКИЕ ДИНАСТИЧЕСКИЕ ПОТОКИ

Глава 8 БИБЛЕЙСКИЕ ДИНАСТИЧЕСКИЕ ПОТОКИ Библейские книги III Царств и IV Царств, называемые также I Царей и II Царей, содержат подробное изложение династической истории двух царств: Израильского и Иудейского. В этой главе мы сравним династические потоки этих царств с

Династические таблицы

Династические таблицы I. Династия Августинов(27 до н. э. — 68) II. Династия Веспасиана(69 г. н. э. — 96 г. н. э.) III. Династия Нервы(96 г. н. э. — 192 г. н. э.) IV. Династия Септимия Севера(193–235) V. Династия Констанция I Хлора(293–363) VI. Династия Валентиниана

Османская империя: династические традиции

Османская империя: династические традиции Наследницей первых тюрок-завоевателей стала Османская империя, или, официально, Высокое Османское Государство. Государство османских султанов образовалось в 1299 году. В Европе его часто называли Оттоманской империей или

ДИНАСТИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ

ДИНАСТИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ АВСТРИЙСКИЕ ГАБСБУРГИ ИЕРУСАЛИМСКОЕ И КИПРСКОЕ КОРОЛЕВСТВО ИСПАНСКИЕ ГАБСБУРГИ И НЕАПОЛИТАНСКИЕ БУРБОНЫ САВОЙСКИЙ ДОМ ДОМ

Династические сны

Династические сны Вот Бао Даю сон приснился, Как будто деве молодой Приснился юный Бао Дай, И к ней немедленно явился. И молвит ей: о, молодая! Ведь первым я тебя приснил, Потом уж ты, по мере сил, Себе приснила Бао Дая Во сне моем. Дмитрий Александрович Пригов Традиционная

Династические связи Ярослава

Династические связи Ярослава Женат Ярослав был на дочери скандинавского короля Олофа Ингигерде. С этими северными родичами русский князь поддерживал тесные отношения. Когда Олофу пришлось бежать с родины из-за слишком ревностного распространения христианства, он

Династические таблицы

Династические таблицы /477/-/485/ГенрихРудольф (II), граф Ааргау и Цюрихгау, ум. 1232Имп. Максимилиан I, 1493–1519Карл VI (III), (нем. кор.), имп.

2.1. Династические традиции Рюриковичей

2.1. Династические традиции Рюриковичей Согласно «Анонимному сказанию», поиск могил Бориса и Глеба начался после того, как Святополк погиб после поражения на Альте, а Ярослав «принял всю волость Русскую». Это сообщение обычно служит исходным пунктом для вычисления даты

Персия на взлете: экспансия и династические смуты

Персия на взлете: экспансия и династические смуты Захватив Мидийскую державу, Кир немедленно перешел к невиданным дотоле завоеваниям. В 549–548 гг. до н. э. были аннексированы все бывшие владения Мидии, не доставшиеся Киру во время войны с Астиагом, в том числе Элам. В 547 г.

Глава 1. Династические войны

Глава 1. Династические войны Уже в первые дни после смерти императора стало ясно — надежды Ираклия Великого на то, что его последняя воля будет исполнена и Ираклон вместе с матерью и св. Константином III станут управлять государством, не оправдались. Первой жертвой

Династические чувства

Династические чувства Этот артефакт свирепствовал и убивал вокруг себя без всякой жалости. И всегда, еще раз напомним это, под влиянием ужасного страха, который сделал его непримиримым.Источники, имеющиеся в нашем распоряжении, свидетельствуют, что он становился

Глава VII. Династические связи с дворами Германии

Глава VII. Династические связи с дворами Германии 1. «Брачная политика» Пруссии и России Из германских дворов, попавших в поле зрения политиков в Петербурге после Семилетней войны, многие не случайно принадлежали к прусской клиентеле, а другие играли все более

Династические регалии

Династические регалии Драгоценные камни испокон веков играли важную роль не только в религии и в медицине, но и в качестве династических регалий монархов: королей, императоров, царей. Сапфиры украшали короны многих монархических династий Европы, Византии, Древнего Рима

«Династические войны». Борьба «за испанское наследство»

Характер войн. Суть межгосударственных конфликтов этого периода заключалась в перестановке составляющих «европейского концерта». Прежде всего, наметилась тенденция к ослаблению положения Франции, занимавшей главное положение в Европе середины предшествующего века, продолжалось вытеснение на второй план таких государств, задававших прежде тон, как Швеция и Польша. С другой стороны, на авансцену выдвигались Великобритания и Россия, а также начинался передел влияния между Пруссией и Австрией в рамках Священной Римской империи германской нации и Европы в целом.

Формально войны этой эпохи выглядели как конфликт между правящими (или претендующими на власть) династиями, а фактически речь шла об утверждении государственных интересов, чаще всего имевших экономическую подоплеку, торговый интерес. Поэтому историки порой подчеркивают, что на смену войнам религиозным пришли войны торговые, в которых чисто меркантильный интерес был прикрыт династическими претензиями.

Многочисленные войны второй половины XVII–первой половины XVIII в. нашли отражение как в официальных документах той поры – союзнических и мирных договорах, заключавшихся между государствами, так и в богатейшей мемуарной литературе – дневниках, письмах близких к политике современников событий вроде Д. Свифта, Болингброка, Шефтсбери. По свежим следам писались многочисленные «Истории», авторами которых являлись Вольтер, Д. Юм и другие мыслители.

У истоков войны «за испанское наследство» (1701–1714). Конфликт, вспыхнувший после смерти последнего испанского Габсбурга, не оставившего наследников, по масштабам участия в нем основных европейских держав сопоставим с Тридцатилетней войной предшествующего столетия. Фактически он завершил многолетний спор французского «короля-солнце» Людовика XIV с «европейским концертом». В ходе войны решался вопрос о том, удержит ли Франция статус державы-гегемона в Европе.

Поводом послужили «права французской королевы» (супруга Людовика XIV была дочерью испанского короля), вернее, теперь уже права ее потомка на испанский престол. Незадолго до смерти бездетный испанский король Карлос II Габсбург признал наследником своих владений своего внучатого племянника Филиппа Анжуйского, внука Людовика XIV и Марии Терезии, сестры испанского монарха. Вступление представителей французской династии Бурбонов на испанский престол означало многократное усиление Франции. Ведь, провожая Филиппа к «месту службы», дедушка Луи, т.е. король Людовик XIV, советовал ему «быть хорошим испанцем, но не забывать, что родился он во Франции», другими словами, действовать, постоянно имея в виду интересы французского королевства.

Характер войны. Такая перспектива напугала всех соседей Франции, как континентальных, так и островных, которые поспешили признать права на испанский престол за племянником Карлоса II австрийским эрцгерцогом Карлом, сыном другой сестры покойного испанского короля. «Великого монарха» (как тогда именовали Людовика XIV) поддержали правители Богемии и Савойи (Пьмонта, небольшого государства на севере Италии).

На этот раз борьбу против Франции возглавил давний недруг Людовика XIV Вильгельм Оранский, происходивший из династии правителей Голландии и захвативший английский престол в 1688 г. на правах мужа принцессы Марии, дочери изгнанного из Англии короля Якова II Стюарта. Формально Вильгельм (в английской истории он числится Уильямом III) и Мария сменили на троне ставшего невыносимым Якова II в результате государственного переворота. Фактически имело место завершение революционного процесса, пережитого Англией. Вильгельм Оранский был толковым политиком, хорошим администратором и военным, но непосредственного участия в военных действиях этого периода он не успел принять, поскольку умер в 1701 г. в результате нелепой случайности: упал с лошади, подвернувшей ногу на маленьком ухабе. В состав коалиции, организованной Вильгельмом Оранским, кроме Англии вошли Голландия, Португалия и почти все немецкие государства.

Интересно отметить, что основные военные действия в борьбе «за испанское наследство» велись не только в Испании, но на территории северной Италии, на юге Нидерландов. На Пиренейском полуострове война носила междоусобный характер, а за пределами страны – за передел влияния на всем континенте.

Первые столкновения. Первые столкновения начались в Северной Италии, куда, преодолев труднопроходимый перевал, внезапно проникли войска Евгения Савойского. Принц Евгений Савойский (1663–1736) имел смутно-блестящее происхождение. По отцу он принадлежал к савойской аристократии, а матушкой его была знаменитая красавица Олимпия Манчини, племянница кардинала Мазарини. Вынужденный в молодости покинуть Францию, принц Евгений оказался на службе у австрийского императора и прославился как один из типичных военачальников той поры, совмещавших военные способности с политическим авантюризмом, жадностью к богатству и радостям жизни. Умелыми и неожиданными для французов маневрами принц Евгений вовлек их в наступление, разгромил войска Савойи и прочно закрепился на ее территории. Тем самым он вынудил герцога Савойи перейти на сторону антифранцузской коалиции.

Читайте также другие темы части III «»Европейский концерт»: борьба за политическое равновесие» раздела «Запад, Россия, Восток в сражениях XVII–начала XVIII века»:

3.3. Династическая война в Московском княжестве во второй трети XV в.

Объединение Руси было замедлено конфликтом, возникшим внутри Московской великокняжеской семьи. Затянувшаяся на четверть века династическая война была вызвана целым рядом причин (схема 53). В феодальном праве того времени существовало два принципа наследования княжеской власти: прямое (от отца к сыну) и непрямое (по старшинству в роде). Различие этих принципов часто служило основой для династических конфликтов. В Древней Руси могли действовать оба принципа, в будущем Московском государстве – только прямое наследование. Противоречив был и текст завещания Дмитрия Донского. Его можно было трактовать с различных наследственных позиций. Соперничество потомков князя Дмитрия Донского началось в 1425 г. после смерти Василия I (схема 54).

Претендентов на престол оказалось двое: малолетний сын умершего князя Василий II и младший брат Василия I Юрий, княживший в Звенигороде и Галиче. Свои претензии на Москву Юрий Звенигородский обусловливал тем, что его племянник занял престол без ханского ярлыка. Получение Василием Василиевичем ярлыка в 1431 г. ситуацию не прояснило. Через два года на свадьбе московского князя разразился громкий скандал: его двоюродный брат и тезка Василий Юрьевич надел золотой пояс – символ великокняжеской власти. Этот инцидент привел к началу вооруженных конфликтов.

Схема 53

Дважды (в 1433 и 1434 гг.) войска Юрия Дмитриевича захватывали Москву. В первый раз Юрий вынужден был покинуть город из-за конфликта с московским боярством. Во второй раз воспользоваться плодами победы ему помешала смерть. После этого в борьбу за власть вступили сыновья Юрия Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Первый из братьев провозгласил себя великим князем. И Шемяка и Дмитрий Красный не поддержали родного брата и приняли сторону своего кузена. В 1436 г. Василий Юрьевич был арестован, привезен в Москву и ослеплен. Престол вновь перешел к Василию Васильевичу.

Схема 54

Спустя девять лет татарский хан Уллуг-Мухаммед совершил набег на Русь. Московское войско было разбито, а сам великий князь попал в плен. Воспользовавшись его отсутствием, власть захватил Дмитрий Шемяка. Пообещав хану огромный выкуп, Василий освободился из ордынского плена и вернулся в Москву с ярлыком на великое княжение. Вместе с ним для получения выкупа в город прибыл отряд татар.

Воспользовавшись недовольством горожан Дмитрием, Василий вновь утвердился на московском престоле. Но их противостояние продолжилось. В 1446 г. Василий 11 был ослеплен и сослан Дмитрием в Вологду. После этого Василий получил прозвище Темный, что означало слепой. Ослепление близкого родственника (это варварское средство расправы применялось в княжеской усобице не впервые) подорвало в обществе авторитет Дмитрия Юрьевича.

Через год Василий вернул себе княжение, а Дмитрий Шемяка вынужден был бежать из Москвы. В 1450 г. его войска были разбиты под Галичем. Неудачливый претендент на великое княжение скончался в Новгороде в 1453 г. Династическая война окончилась победой прямых потомков Дмитрия Донского. После этого объединение отдельных княжеств в единое государство стало неизбежным.

3.4. Завершение объединения русских земель. Освобождение Руси от ордынской зависимости

К середине XV в. после завершения династической войны имелись уже все предпосылки объединения русских земель в единое государство (схема 55). Эти предпосылки можно разделить на три большие группы: социально-экономические, политические и духовные. Социально-экономические факторы сводятся к развитию феодального землевладения. Когда-то возникновение крупных боярских вотчин послужило одной из основных причин распада раннефеодальной Киевской Руси. К XV в. ситуация коренным образом изменилась. Представителям сформировавшегося и окрепшего к тому времени боярства становится выгодным приобретение земель за пределами своего княжества. К числу политических предпосылок можно отнести укрепление на русских землях власти и лидерства московских князей. Эту тенденцию ярко демонстрирует династическая война второй трети XV в. В ней сражались не правители отдельных земель за политическое лидерство своего княжества, а ближайшие потомки Дмитрия Донского за обладание московским престолом. Немаловажную роль сыграл и фактор борьбы с внешним противником. Освобождение от многовекового ордынского владычества требовало сильной централизованной власти. Наконец, к числу духовных предпосылок следует отнести наличие во всех русских землях общей религии – православия и осознание единства Руси в культурном отношении. Все эти указанные причины привели к образованию единого Московского государства.

Схема 55

Ведущую роль в политическом объединении Руси сыграл сын Василия Темного Иван III Васильевич (1462–1505) (схема 56). К его заключительному этапу можно отнести присоединение Ростовского, Ярославского, Тверского и некоторых других княжеств, а также Новгородской республики. Подчинение этих территорий происходило по-разному. Ярославские и ростовские князья присягнули Ивану III добровольно. Города Дмитров, Вологду и Углич он получил в наследство. Наиболее сложной задачей оказалась ликвидация самостоятельности Великого Новгорода. Его боярство во главе с посадницей Марфой Борецкой, боясь лишиться своих привилегий, оказывало упорное сопротивление. Бояре заключили договор с литовским князем, согласившись перевести Новгород в вассальную зависимость от Литвы. Обвинив новгородцев в отступлении от православия, Иван III организовал в 1471 г. против них поход. Новгородское войско было разбито московским князем на р. Шелони. В 1478 г. Новгородская республика капитулировала окончательно. Марфа Борецкая была арестована, бояре переселены в центр страны, а вечевой колокол увезли в Москву. Военным путем было присоединено и Тверское княжество.

Росту политического влияния великого князя способствовал его брак с племянницей последнего византийского императора Софьей Палеолог. К тому времени завоеванная турками Византия уже прекратила свое существование. Женитьба на Софье повысила статус Ивана III как государя всея Руси.

Важным достижением внешней политики Ивана III была ликвидация ордынского ига. К этому времени Золотая Орда ослабла и почти распалась. Из ее состава выделились Казанское, Крымское и Астраханское ханства. В 1476 г. московский князь отказался подчиняться ордынскому хану. Готовясь к неизбежному столкновению с Ордой, Иван III заключил союз с крымским ханом Менгли-Гиреем. Летом 1480 г. ордынский хан Ахмат выступил в поход против Руси. Союзником Ахмата был литовский князь Казимир. Ордынское войско встретилось с основными силами русских на р. Угре (приток Оки). Внутренние усобицы в Литовском княжестве помешали Казимиру прийти на выручку Ахмату. К тому же на владения Казимира напал союзник Ивана III хан Менгли-Гирей. Попытки ордынцев форсировать Утру окончились неудачей, ханские войска были отброшены. Из-за выпавшего в начале ноября снега татарским коням угрожала полная бескормица. Не решившись дать большое сражение, Ахмат увел свои войска. Таким образом Русь была избавлена от длившегося 240 лет монголо-татарского владычества. Поскольку иноземное иго было устранено без крупного сражения или воинского похода, события осени 1480 г. вошли в историю как «стояние на Угре». Уходя от границ Руси, Ахмат пообещал вернуться с войском на следующий год. Его планам не суждено было сбыться, так как вскоре хан был убит правителем другого татарского государства. В самом начале XVI в. Золотая Орда окончательно перестала существовать. Ее последние остатки были разгромлены Менгли-Гиреем.

Схема 56

Сложно складывались отношения Московской Руси с Литовским княжеством. Серия незначительных военных столкновений на границе привела к заключению в 1494 г. договора, согласно которому московский князь получил ряд владений по верхнему течению Оки. По этому же договору за Иваном III признавался титул «государь всея Руси». Литовский князь Александр женился на дочери Ивана III Елене. Однако, в 1500-1503 гг. между Москвой и Литвой вновь произошел военный конфликт. Ивану III удалось отвоевать ряд западно-русских земель. Состоялось перемирие, в результате которого за Московским государством признавались все отвоеванные территории.

Важной вехой в становлении государственности стало принятие в 1497 г. свода общерусских законов – Судебника Ивана III, который часто называют великокняжеским. Судебник содержит статьи о центральном и местных судах, а также статьи, определяющие основные нормы уголовного и гражданского права. Судебник закрепил основы центрального боярского и местного судопроизводства и определил круг вопросов, подлежащих рассмотрению суда великого князя. В своде законов четко прослеживается стремление к централизации суда, что соответствовало в этот период интересам дальнейшего укрепления феодального государства. Статьи устанавливали функции боярского суда, предусматривали контроль за его деятельностью путем участия дьяков.

Господствующий феодальный класс Московского царства формировался из потомков удельных князей, их бояр, представителей старомосковского боярства, служилых людей. Существовало две формы феодальной собственности на землю (схема 57). Вотчинная наследственная форма составляла экономическую базу верхнего слоя феодальной аристократии – бояр. Другая форма собственности называлась поместной. Такое землевладение предусматривало получение земли не по наследству от предков, а от великого князя за службу. Феодалы, пожалованные таким образом землей, назывались дворянами.

Схема 57

Крупными землевладельцами еще с XIV в. становятся православные монастыри. Вопрос о целесообразности церковного землевладения и его совместимости с христианской моралью вызвал на рубеже XV– XVI вв. немало идеологических споров. Право церкви быть земельным собственником отстаивал игумен Волоколамского монастыря Иосиф Волоцкий. Последователей его взглядов назвали иосифлянами, или стяжателями, а их идеологических оппонентов – нестяжателями. Это направление возглавлял основатель заволжского Сорского монастыря Нил Сорский. Он призывал монахов отказаться от приобретения материальных благ, жить в бедности и заботиться, прежде всего, о духовном совершенствовании.

В XV в. увеличивается численность зависимого крестьянства (схема 58). Крестьян, попавших в зависимость от феодала и обязанных отдавать половину своего урожая, называли половниками, а лишенных пашни и неспособных платить налоги – бобылями. Зависимыми людьми были и кабальные холопы, отрабатывающие у господина свой долг. И все же большинство русских крестьян в то время еще не находились в полной крепостной зависимости. Раз в году крестьянин мог покинуть своего феодала и перейти к другому. Судебник 1497 г. установил срок крестьянского перехода: неделя до и неделя после Юрьева дня (26ноября).

Однако на протяжении XV-XVI вв. крепостная зависимость непрерывно усиливалась. Не желавшие мириться с феодальным гнетом крестьяне бежали на южные и восточные окраины страны. Так стало формироваться вольное казачество – сословие, которому предстояло сыграть немаловажную роль в истории России. Значительную часть населения составляли «черные», или черносошные, крестьяне, объединенные в так называемые «черные» волости. Эти крестьяне не имели над собой феодала и эксплуатировались непосредственно государством. Характер землевладения в таких волостях вызывает в исторической науке немало споров. Одни исследователи считают, что «черные» волости – это собственность крестьянских общин, другие видят в них элемент государственного феодализма.

Схема 58

Существенную роль в общественной и экономической жизни страны играло городское население (см. схему 58). К началу XVI в., по данным известного историка А.А. Зимина, насчитывалось уже не менее 140 городов, самым крупным из которых была Москва. Население русской столицы составляло несколько десятков тысяч человек. Городские жители разделялись на тягловых и нетягловых людей. Нетягловые люди – это привилегированный слой населения, освобожденный от государственных податей и налогов. Он включал в себя представителей администрации и крупных землевладельцев. В свою очередь тягловое население делилось на две группы. Большинство ремесленников и торговцев считались жителями «черных» слобод и несли обременительные повинности в пользу государства. В лучшем положении находились те, кто проживал в «белых», т.е. частновладельческих, слободах. Беломестцы имели ряд существенных податных льгот.

К началу XVI в. в большинстве стран Европы сложился политический строй, который принято называть сословно-представительной монархией. Монарх делил власть с сословно-представительными собраниями. Такие органы формировались из представителей господствующих и политически активных сословий, и в первую очередь из дворянства и духовенства. Близок к сословно-представительной монархии в XV–XVI в. был и политический строй Московского государства (схема 59). Во главе страны стоял великий князь (с 1547 г. – царь). Свои полномочия монарх разделял с Боярской думой, состоявшей из представителей высшей аристократии. Существовало два думных чина: боярин и окольничий. Позже Дума стала пополняться людьми менее знатного происхождения: дворянами и дьяками (чиновниками). Основу государственного аппарата составляли дворец и казна. Высшими чиновниками были казначеи и печатники (хранители печати). Система местного управления была построена на принципе «кормления». Великокняжеские наместники получали право на часть судебных пошлин и налогов, собираемых на управляемых ими территориях. «Кормления» вели к многочисленным взяткам и злоупотреблениям чиновников.

Схема 59

Преемником Ивана III стал его сын Василий III Иванович (1505– 1533) (схема 60). Продолжая политику отца, он в 1510 г. ликвидировал самостоятельность Псковской республики. В годы его правления произошла война с Литвой, в результате которой к Русскому государству в 1514 г. был присоединен Смоленск. В 1521 г. в состав государства вошло уже фактически подчинявшееся Москве Рязанское княжество. Таким образом, объединение русских земель было завершено, пережитки феодальной раздробленности уходили в прошлое. В составе государства оставался лишь один крупный удел, принадлежащий младшей ветви великокняжеской семьи – князьям Старицким.

Что такое династическая война

ДИНАСТИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ.

ВОЙНА АЛОЙ И БЕЛОЙ РОЗЫ

Власть всегда порождает соперничество. Сред­ние века прошли под знаком нескончаемых поединков между баронами, герцогами, ко­ролями и императорами. И нередко бывало, что отправной точкой такого противоборства станови­лись не земли — они приложатся, — а сама власть, право главенства в сложной иерархической системе общества. За это на протяжении веков резали друг другу глотки самые близкие родственники и даль­ние свойственники, имевшие хотя бы относитель­ное право оказаться у власти. Борьба разных коро­левских родов за трон с помощью оружия, коварст­ва, подкупа и предательства — династические вой­ны. Трудно назвать страну, которую не посетило бы это несчастье. Нередко династические распри были лишь поводом, а истинной причиной являлись глу­бокие противоречия между различными социаль­ными слоями, интересы которых выражала та или иная благородная фамилия. Так случилось в Визан­тии в конце XII в., когда на престоле оказался малолетний Алексей II, а регентшей стала враждеб­ная интересам страны Мария Антиохийская. В связи с непопулярностью регентши возникли сму­ты, воспользовавшись которыми, к власти пришёл представитель боковой ветви правящего дома Комнинов — Андроник. Обиженные вельможи при­звали норманнов, которые свергли Андроника и посадили на престол Исаака II Ангела. Его в свою очередь лишил престола собственный брат (визан­тийцы вообще славились своим коварством). Но эта распря не вылилась в противоборство армий враж­дующих сторон, как в других государствах. На­пример, на Руси в 1420—1450 гг. оспаривали в битвах право на великокняжеский престол у Ва­силия II его дядя, Юрий Дмитриевич, а потом его сыновья Василий Косой и Дмитрий Шемяка.

За династическим поводом иногда скрывалось давнее соперничество не социальных слоёв, а целых государств. Такой была Столетняя война. Причины её крылись в противоречиях между двумя страна­ми, а повод был сугубо династический — претензии английского короля, внука французского короля Филиппа IV Красивого, на французский трон.

Но самой известной из династических распрей стала, может быть, благодаря своему романтичес­кому названию, война Алой и Белой розы, разра­зившаяся в XV в. в Англии. Смуты и усобицы, пред­шествовавшие ей, начались ещё раньше, в конце XIV в. Разоряющиеся лорды старались поддержать уходящее могущество с помощью оружия. Они со­бирали вооружённые отряды (в сущности настоя­щие банды) из родственников, вассалов и наёмни­ков и принимались терроризировать своих слабых соседей, грабить на дорогах. Найти управу на мо­гущественных сеньоров было практически невоз­можно. Им ничего не стоило не только затеять дра­ку во время судебного разбирательства над кем-ни­будь из «соратников», но и привести вооружённую дубинами свиту в парламент. Так поступали и ба­роны, и имеющие виды на трон принцы крови, которых охотно поддерживали знатные разбойники, рассчитывающие извлечь выгоду из смены правителя. Силой утвердилась в 1399 г. на английском тро­не династия Ланкастеров: сын герцога Джона Лан­кастерского отнял престол у своего двоюродного брата Ричарда II Плантагенета и стал королём Ген­рихом IV Ланкастером. Впрочем, править спокойно ему не удалось: не в силах справиться с баронскими смутами, не прекращавшимися всё его царствова­ние, измученный тяжёлой болезнью — проказой, Генрих IV в 1413 г. передал корону своему сыну. Генрих V — молодой, талантливый, удачливый — за своё не слишком долгое правление успел принять участие в Столетней войне, разбить французов в битве при Азенкуре и заключить мир, по которому король Англии фактически становился наследни­ком французского престола. Но вот вырастить сво­его наследника Генрих V так и не успел. Когда он умер от случайно подхваченной лихорадки, его сы­ну было всего десять месяцев. Генрих VI рос среди непрерывных ссор боровшихся за власть и влияние родственников и опекунов. Правление короля-ре­бёнка, равно как и короля, не успевшего обзавес­тись прямым наследником, — благодатное время для тех, кто желал бы сам сделаться наследником. При Генрихе VI стал претендовать на престол гер­цог Ричард Йоркский (внук Эдмунда Йорка, род­ного дяди Генриха IV), хозяин огромных владений, решительный и властный магнат, имеющий огром­ное число сторонников. Ричарда Йорка не без осно­вания побаивались и старались держать подальше от королевского двора. Однако сделать это было не­просто. Генрих VI вырос безвольным и болезнен­ным, делами заправлял фаворит его жены, энер­гичной Маргариты Анжуйской.

В 1450 г.. воспользовавшись волнениями в стра­не, Ричард Йорк самовольно оставил пост вице-ко­роля Ирландии, вернулся в Англию и начал де­монстрацию силы, умудряясь, однако, при этом вы­казывать верноподданнические чувства Генри­ху VI. Главный удар герцог и его сторонники на­правили против герцога Сомерсета, пользовавшего­ся неограниченной властью при королевской чете. На его изгнании настаивала поддерживающая Йор­ка палата общин, но Генрих VI проявил завидную твёрдость. Тогда в 1451 г. один из депутатов парла­мента прямо внёс предложение о провозглашении Ричарда Йорка наследником престола (детей у ко­роля долго не было). В ответ Генрих VI распустил парламент и заключил дерзкого депутата в Тауэр. С этого момента началось открытое противостояние Йорков, в гербе которых была изображена белая роза, и Ланкастеров, в гербе которых была алая роза: война Алой и Белой розы. Соперничество это вылилось в кровопролитную тридцатилетнюю бой­ню.

В августе 1453 г. Генрих VI в результате силь­ного испуга повредился в рассудке. Воспользовав­шись этим, Ричард Йорк добился для себя важней­шей должности — протектора государства. Но к Генриху VI вернулся рассудок, и позиция герцога

пошатнулась. Не желая расставаться с властью, Ри­чард Йорк собрал вооружённые отряды своих при­верженцев. Он решил, что гибель на поле боя лучше смерти на эшафоте. В 1455 г. в городке Сент-Олбанс на узеньких улочках произошло сражение между войсками герцога и короля. Исход схватки решил молодой сторонник Йорка граф Уорик, который, прорвавшись со своими людьми через заборы и ого­роды, ударил с тыла по королевским войскам. В полчаса всё было кончено. Многие Ланкастеры — сторонники короля, в том числе и герцог Сомерсет, погибли. Сам король оказался в руках Ричарда Йорка. Родственники погибших сеньоров горели местью. Так началась война Алой и Белой розы. После сражения у каждой стороны чётко обозначи­лись сторонники: Йорков поддерживали более раз­витые юго-восточные районы Англии, лондонские купцы, горожане — те, кто был заинтересован в установлении сильной королевской власти. За Лан­кастеров стояли независимые феодалы Северной Англии. Впрочем, соображения сиюминутной лич­ной выгоды, страх мести и жажда наживы поро­дили в ходе этой войны огромное число предателей и перебежчиков.

После поражения в Сент-Олбансе Генриха VI снова охватило безумие, и борьбу с Ричардом Йор­ком возглавила королева Маргарита. В конце 1460 г. ей удалось взять реванш — в жестокой бит­ве перед воротами своего замка Уэйкфильд Ричард Йорк погиб. Вместе с ним погибли его 17-летний сын и многие преданные ему бароны. С оставши­мися в живых королева расправлялась с неженской жестокостью. Голова погибшего Йорка, увенчанная короной из позолоченной бумаги, была выставлена над воротами города Йорк в назидание новым пре­тендентам на престол. О трагедии при Уэйкфильде вскоре узнали старший сын погибшего герцога Йоркского граф Эдуард Марч и Уорик, некогда от­личившийся в уличной схватке, а теперь вождь йоркистов, талантливый полководец, оратор и дип­ломат. Они поспешили в Лондон, жители которого были в панике от известия о приближении армии королевы Маргариты, её солдаты нещадно грабили попадающиеся на пути города. Армия йоркцев бы­ла встречена с радостью. Здесь Уорик удачно под­нял вопрос о правах Эдуарда Марча на престол. Лондонцы согласились объявить его королём Эду­ардом IV. 3 марта 1461 г. депутация лордов и знат­ных горожан просила графа Марча принять корону. Но торжественная коронация 19-летнего короля состоялась только после того, как он, разгромив в очередной битве войска ланкастерцев, занял Йорк, жестоко отомстил за отца, выгнал королеву Марга­риту и находящегося с ней Генриха VI в Шотлан­дию и подчинил себе север страны.

Царствование Эдуарда IV длилось 22 года (1461 —1483 гг.). Первые годы молодой король, взвалив всю тяжесть власти на верного Уорика (прозванного «делателем королей»), проводил вре­мя в пирах и турнирах. Но вскоре царственный по­веса превратился в умного деятельного правителя. Тут у него начались разногласия с Уориком по поводу отношений с Францией: Уорик стоял за союз с королём Людовиком XI, а Эдуард — за союз с его соперником Карлом Бургундским. Разногласия за­кончились полным разрывом между королём и «де­лателем королей». Уорик возглавил мятеж против Эдуарда. Войско короля было разбито, сам он стал пленником Уорика. Эдуард не скупился на обеща­ния, чтобы вернуть себе свободу, и Уорик вскоре отпустил своего пленника. Но король вовсе не соби­рался выполнять свои обещания, и борьба между ним и его бывшим сподвижником разгорелась с но­вой силой. Постепенно Уорик всё больше сближал­ся с ланкастерцами, даже заключил договор с ко­ролевой Маргаритой. В 1470 г. он решил создать, а вернее, воссоздать своего очередного короля. Ген­рих VI, безумный, немощный, незадолго до этого в беспамятстве бродивший по дорогам Англии с ни­щенствующими монахами, заключённый затем в Тауэр, был освобождён Уориком и провозглашён королём. Полгода Уорик снова мог править само­властно. Но весной 1471 г. Эдуард IV в сражении у города Барнета разгромил войска мятежного графа. Уорик был убит. Несчастный Генрих VI тоже вскоре умер (или был убит, т. к. смерть его случилась как нельзя вовремя). У Ланкастеров не осталось ни од­ного возможного претендента на престол. Уцелел только дальний родственник ланкастерского дома Генрих Тюдор, граф Ричмонд, укрывшийся во Франции. Однако кровавые усобицы на этом не пре­кратились.

Эдуард IV правил ещё 12 лет. К концу правления он сделался болезненным, вялым, обрюзгшим чело­веком, хотя вовсе не был стар. По мере того как ослабевала воля короля, возрастала роль, которую играл при нём его младший брат Ричард, герцог Глостер. Во всех мятежах и смутах он оставался верен Эдуарду. Ричард был талантливым админист­ратором, способным полководцем. Природа обдели­ла его красивой внешностью, но этот недостаток компенсировался волей и живым умом. От рожде­ния он был кособокий. Ричард изнурительными фи­зическими упражнениями добился того, что этот изъян стал почти незаметен. Эдуард IV умер неожи­данно в 1483 г. Наследовать ему должен был 12-летний сын. Королю-мальчику требовался регент. Родственников королевы Елизаветы, вдовы Эдуар­да IV, многочисленных и жадных, не любили в рав­ной степени и лорды, и горожане. Арестовав род­ственников королевы, герцог Ричард Глостер объ­явил насмерть перепуганному маленькому королю Эдуарду V, что теперь он будет его опекуном. Это был настоящий государственный переворот. Эду­ард V и его младший брат Ричард оказались в Тау­эре. Вскоре после этого Ричард Глостер инсцени­ровал своё «призвание на трон» и был коронован 6 июля 1483 г. под именем короля Ричарда III.

Ричард III ассоциируется с создан­ным Шекспиром образом злобного гор­батого карлика, всеми ненавидимого и сопровождаемого толпой призраков убитых им лю­дей. Действительно, малолетние сыновья Эдуар­да IV были убиты в Тауэре по его приказу. Вероят­но, Ричард приложил руку и к убийству в 1471 г. короля Генриха VI. Но на самом деле он был не более кровожаден, чем любой из правителей того времени. Ричард Глостер, выросший среди крова­вых смут, принимал в них непосредственное учас­тие наравне с другими героями Войны роз. Он был воин, ему не раз приходилось убивать в сражении собственноручно — и поэтому на кровь он мог смот­реть вполне равнодушно. Ричард III был человеком своего времени и королём своего времени. И не са­мым плохим королём. Его реформы — запрещение насильственных поборов, упорядочение судопроиз­водства, охрана интересов английского купечества

— были популярны в народе. Недаром именно «кровожадный злодей» Ричард III считался у анг­личан чуть ли не единственным королём, который ставил интересы государства выше собственных.

Тем не менее правление Ричарда III продлилось недолго. Уже в 1483 г. началась новая волна мя­тежей, затеянных уцелевшими сторонниками Лан­кастеров. Укрывавшийся во Франции Генрих Тю­дор предпринял попытку вторжения в Англию, но вынужден был бежать. Предчувствуя, что этим де­ло не кончится, Ричард начал готовиться к новым выступлениям. Он собирал войска, копил средства. Генрих Тюдор действительно не заставил себя ждать: 7 августа 1485 г. он высадился в Уэльсе. Армия Ричарда оказалась гораздо меньше, чем он рассчитывал: многие бароны предали его. Против­ники встретились у Босворта. Здесь Ричарда поки­нули даже его воины, деморализованные изменой одного из полководцев короля. Ричард III сделал всё, что зависело от его личного мужества. Он отка­зался бежать, когда ему предложили коня, заявив, что умрёт королём, дрался, пока достало сил, и был зарублен секирой. Здесь же, на поле битвы, Генрих Тюдор был провозглашён королём Англии.

Война Алой и Белой розы завершилась. За 30 лет она унесла почти четверть населения Англии, 80 представителей королевской крови, огромное ко­личество феодальных родов. Знать, ведущая свою родословную от некогда покоривших Англию нор­маннов, была истреблена полностью. На смену ей пришли новые дворяне. Генрих Тюдор, короновав­шийся под именем Генриха VI, основал новую ди­настию. Алая и Белая розы — Ланкастеры и Йорки

— обессилели и заглохли. Но два враждовавших цветка были соединены Генрихом VII на одном гер­бе — гербе Англии Тюдоров.

«Династические войны». Борьба «за испанское наследство»

Характер войн. Суть межгосударственных конфликтов этого периода заключалась в перестановке составляющих «европейского концерта». Прежде всего, наметилась тенденция к ослаблению положения Франции, занимавшей главное положение в Европе середины предшествующего века, продолжалось вытеснение на второй план таких государств, задававших прежде тон, как Швеция и Польша. С другой стороны, на авансцену выдвигались Великобритания и Россия, а также начинался передел влияния между Пруссией и Австрией в рамках Священной Римской империи германской нации и Европы в целом.

Формально войны этой эпохи выглядели как конфликт между правящими (или претендующими на власть) династиями, а фактически речь шла об утверждении государственных интересов, чаще всего имевших экономическую подоплеку, торговый интерес. Поэтому историки порой подчеркивают, что на смену войнам религиозным пришли войны торговые, в которых чисто меркантильный интерес был прикрыт династическими претензиями.

Многочисленные войны второй половины XVII–первой половины XVIII в. нашли отражение как в официальных документах той поры – союзнических и мирных договорах, заключавшихся между государствами, так и в богатейшей мемуарной литературе – дневниках, письмах близких к политике современников событий вроде Д. Свифта, Болингброка, Шефтсбери. По свежим следам писались многочисленные «Истории», авторами которых являлись Вольтер, Д. Юм и другие мыслители.

У истоков войны «за испанское наследство» (1701–1714). Конфликт, вспыхнувший после смерти последнего испанского Габсбурга, не оставившего наследников, по масштабам участия в нем основных европейских держав сопоставим с Тридцатилетней войной предшествующего столетия. Фактически он завершил многолетний спор французского «короля-солнце» Людовика XIV с «европейским концертом». В ходе войны решался вопрос о том, удержит ли Франция статус державы-гегемона в Европе.

Поводом послужили «права французской королевы» (супруга Людовика XIV была дочерью испанского короля), вернее, теперь уже права ее потомка на испанский престол. Незадолго до смерти бездетный испанский король Карлос II Габсбург признал наследником своих владений своего внучатого племянника Филиппа Анжуйского, внука Людовика XIV и Марии Терезии, сестры испанского монарха. Вступление представителей французской династии Бурбонов на испанский престол означало многократное усиление Франции. Ведь, провожая Филиппа к «месту службы», дедушка Луи, т.е. король Людовик XIV, советовал ему «быть хорошим испанцем, но не забывать, что родился он во Франции», другими словами, действовать, постоянно имея в виду интересы французского королевства.

Характер войны. Такая перспектива напугала всех соседей Франции, как континентальных, так и островных, которые поспешили признать права на испанский престол за племянником Карлоса II австрийским эрцгерцогом Карлом, сыном другой сестры покойного испанского короля. «Великого монарха» (как тогда именовали Людовика XIV) поддержали правители Богемии и Савойи (Пьмонта, небольшого государства на севере Италии).

На этот раз борьбу против Франции возглавил давний недруг Людовика XIV Вильгельм Оранский, происходивший из династии правителей Голландии и захвативший английский престол в 1688 г. на правах мужа принцессы Марии, дочери изгнанного из Англии короля Якова II Стюарта. Формально Вильгельм (в английской истории он числится Уильямом III) и Мария сменили на троне ставшего невыносимым Якова II в результате государственного переворота. Фактически имело место завершение революционного процесса, пережитого Англией. Вильгельм Оранский был толковым политиком, хорошим администратором и военным, но непосредственного участия в военных действиях этого периода он не успел принять, поскольку умер в 1701 г. в результате нелепой случайности: упал с лошади, подвернувшей ногу на маленьком ухабе. В состав коалиции, организованной Вильгельмом Оранским, кроме Англии вошли Голландия, Португалия и почти все немецкие государства.

Интересно отметить, что основные военные действия в борьбе «за испанское наследство» велись не только в Испании, но на территории северной Италии, на юге Нидерландов. На Пиренейском полуострове война носила междоусобный характер, а за пределами страны – за передел влияния на всем континенте.

Первые столкновения. Первые столкновения начались в Северной Италии, куда, преодолев труднопроходимый перевал, внезапно проникли войска Евгения Савойского. Принц Евгений Савойский (1663–1736) имел смутно-блестящее происхождение. По отцу он принадлежал к савойской аристократии, а матушкой его была знаменитая красавица Олимпия Манчини, племянница кардинала Мазарини. Вынужденный в молодости покинуть Францию, принц Евгений оказался на службе у австрийского императора и прославился как один из типичных военачальников той поры, совмещавших военные способности с политическим авантюризмом, жадностью к богатству и радостям жизни. Умелыми и неожиданными для французов маневрами принц Евгений вовлек их в наступление, разгромил войска Савойи и прочно закрепился на ее территории. Тем самым он вынудил герцога Савойи перейти на сторону антифранцузской коалиции.

Читайте также другие темы части III «»Европейский концерт»: борьба за политическое равновесие» раздела «Запад, Россия, Восток в сражениях XVII–начала XVIII века»:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector