1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Девушка которую ты покинул 2 часть

Девушка, которую ты покинул

Автор: Джоджо Мойес

Добавлено: 01.01.2016

Почти столетие разделяет Софи Лефевр и Лив Халстон. Но их объединяет решимость бороться до последнего за то, что им дороже всего в жизни. Картина «Девушка, которую ты покинул» для Софи — напоминание о счастливых годах, прожитых с мужем, талантливым художником, в Париже начала XX века. Ведь на этом полотне супруг изобразил именно ее, молодую и прекрасную. Для Лив Халстон, живущей в наши дни, портрет Софи — это свадебный подарок, сделанный незадолго до смерти ее горячо любимым мужем. Случайная встреча раскрывает глаза Лив на истинную ценность картины, а когда она узнает историю полотна, ее жизнь меняется навсегда… Книги Джоджо Мойес переведены на многие языки мира, регулярно входят в список бестселлеров «Нью-Йорк таймс», а права на их экранизацию покупают ведущие киностудии Голливуда. Впервые на русском языке!

Оглавление

Часть первая

Мне снилась еда. Хрустящие багеты, настоящий белый хлеб только что из печи, выдержанный сыр с промытой корочкой, расползающейся по краям тарелки. Виноград и сливы в тазах, темные и ароматные, наполняющие благоуханием воздух в доме. Я протянула руку, чтобы взять тяжелую гроздь, но сестра меня остановила.

— Убирайся! — пробормотала я. — Я хочу есть!

От одного вида сыра у меня потекли слюнки. Я собиралась намазать реблошон на теплый белый хлеб и заесть виноградом. Во рту уже стоял его сладкий вкус, я вдыхала терпкий аромат.

И все испортила сестра, положившая руку мне на запястье. Запахи испарились, тарелки исчезли. Я пыталась дотянуться до них, но они лопались, как мыльные пузыри.

— Они взяли Орельена.

Я перевернулась на бок и недоуменно заморгала. У сестры на голове, так же как и у меня, был надет для тепла хлопковый чепец. Даже в неверном свете свечи я видела, что она бледна как смерть, а глаза расширены от ужаса.

— Они взяли Орельена. Там, внизу.

У меня в голове начало потихоньку проясняться. Снизу раздавались мужские крики, голоса гулко разносились по вымощенному камнем внутреннему двору, в курятнике громко квохтали куры. Несмотря на непроглядную темень, я чувствовала, как воздух прямо-таки дрожит от напряжения. Я села на кровати, поплотнее завернувшись в ночную рубашку, и попыталась зажечь свечу на прикроватном столике.

Потом бросилась мимо сестры к окну и увидела во дворе солдат, хорошо заметных в свете фар военного грузовика, и своего младшего брата, закрывавшего голову руками в напрасной попытке защититься от обрушивающихся на него со всех сторон ударов оружейных прикладов.

— Они узнали о свинье.

— Должно быть, месье Сюэль донес на нас. Я услышала их крики из своей комнаты. Они говорят, что заберут Орельена, если тот не скажет, где свинья.

— Орельен будет молчать, — ответила я.

Мы вздрогнули, точно от боли, услышав, как вскрикнул наш младший брат. Я посмотрела на сестру и с трудом узнала ее. Она выглядела на все сорок пять, хотя ей было двадцать четыре. Я прекрасно знала, что у меня на лице написан такой же страх. Случилось то, чего мы и боялись.

— С ними комендант. Если они найдут ее, — дрожащим голосом прошептала Элен, — нас всех арестуют. Ты ведь знаешь, что случилось в Аррасе. Они накажут нас, чтобы другим неповадно было. Что тогда будет с детьми?!

Мысли путались у меня в голове. Страх, что брат может заговорить, лишал возможности соображать здраво. Я набросила на плечи шаль и на цыпочках снова подошла к окну, чтобы еще раз посмотреть, что происходит во дворе. Приход коменданта говорил о том, что к нам забрели не просто пьяные солдаты, жаждущие дать выход чувству неудовлетворенности путем раздачи тумаков и угроз. Нет, на сей раз мы действительно были в беде. Его присутствие свидетельствовало о том, что мы совершили серьезное преступление.

— Софи, они обязательно найдут ее. В считаные минуты. А тогда… — От ужаса голос Элен поднялся до крика.

Меня терзали мрачные мысли. Я закрыла глаза. И снова открыла.

— Ступай вниз, — твердо сказала я. — Сделай вид, будто ничего не знаешь. Спроси, в чем провинился Орельен. Поговори с комендантом. Постарайся его отвлечь. Тяни время, чтобы я все успела, до того как они ворвутся в дом.

— А что ты собираешься делать?

— Иди! — крепко схватила я ее за руку. — Иди. Но ничего им не говори. Поняла? И от всего отпирайся!

После секундного колебания сестра, подметая пол подолом ночной рубашки, побежала по коридору. Никогда еще я не чувствовала себя такой одинокой, как в те несколько секунд. Страх холодной рукой сжимал горло, а ответственность за судьбу семьи тяжелым бременем давила на плечи. Я бросилась в отцовский кабинет и принялась лихорадочно рыться в недрах массивного письменного стола, выбрасывая содержимое ящиков на пол: старые пишущие ручки, клочки бумаги, детали от сломанных часов и какие-то древние счета, — пока наконец, благодарение Господу, не нашла то, что искала. Затем сбежала вниз, открыла дверь в погреб и спустилась по холодным каменным ступеням, настолько родным и знакомым, что, несмотря на жуткую темень, я вполне могла бы обойтись без призрачного света свечи. Я подняла тяжелый засов на двери, ведущей в соседний погреб, который когда-то был до потолка заставлен бочонками пива и хорошего вина, откатила в сторону пустую бочку и открыла дверцу старой чугунной печи для выпечки хлеба.

Поросенок, лежавший на соломенной подстилке, сонно заморгал глазками. Он встал на ноги, посмотрел на меня и недовольно захрюкал. Я, наверное, уже рассказывала вам историю этой свиньи? Мы стянули ее во время реквизиции на ферме месье Жирара. Милостью Божьей он отбился от стада свиней, что немцы загоняли в кузов грузовика, и мгновенно нашел приют под пышными юбками старой мадам Полин. Мы неделями откармливали его желудями и объедками в надежде, что, когда он нагуляет вес, мы сможем пустить его на мясо. Весь прошлый месяц обитатели «Красного петуха» жили надеждой отведать сочной свининки с хрустящей корочкой.

Снаружи снова донесся короткий вопль брата, затем — торопливый умоляющий голос сестры и резкий окрик немецкого офицера. Поросенок вполне осмысленно посмотрел на меня умными глазками, словно уже знал, что его ждет.

— Прости, mon petit, — прошептала я. — Но у меня нет другого выхода. — И с этими словами опустила руку.

Затем я разбудила Мими, велев ей идти за мной, но только молча. Бедная девочка успела всего навидаться за последние месяцы, поэтому послушалась беспрекословно. Она посмотрела, как я беру на руки ее грудничка-братика, выскользнула из кроватки и доверчиво вложила крошечную ручонку в мою руку.

В воздухе, в котором уже чувствовалось приближение зимы, стоял запах дыма от печки, слегка протопленной ранним вечером. Я выглянула из-под каменного свода задней двери и, увидев коменданта, заколебалась. Это был не господин Бекер, которого мы хорошо знали и глубоко презирали, а какой-то высокий стройный мужчина. Даже в темноте я сумела разглядеть на его чисто выбритом бесстрастном лице наличие интеллекта, а не воинствующей серости, и это меня страшно испугало.

Новый комендант с интересом смотрел на наши окна, возможно уже прикидывая в уме, не подойдет ли наше жилище для постоя. Оно было явно лучше, чем ферма Фурье, где квартировали старшие офицеры. Комендант, похоже, хорошо понимал, что наш дом, расположенный на возвышенности, дает ему прекрасный обзор всего города. А кроме того, у нас имелись конюшни и десять спален. Остатки прежней роскоши с тех времен, когда дом был процветающим отелем.

Девушка, которую ты покинул

Джоджо Мойес

Почти столетие разделяет Софи Лефевр и Лив Халстон. Но их объединяет решимость бороться до последнего за то, что им дороже всего в жизни.

Картина «Девушка, которую ты покинул» для Софи — напоминание о счастливых годах, прожитых с мужем, талантливым художником, в Париже начала XX века. Ведь на этом полотне супруг изобразил именно ее, молодую и прекрасную.

Для Лив Халстон, живущей в наши дни, портрет Софи — это свадебный подарок, сделанный незадолго до смерти ее горячо любимым мужем. Случайная встреча раскрывает глаза Лив на истинную ценность картины, а когда она узнает историю полотна, ее жизнь меняется навсегда…

Книги Джоджо Мойес переведены на многие языки мира, регулярно входят в список бестселлеров «Нью-Йорк таймс», а права на их экранизацию покупают ведущие киностудии Голливуда.

Впервые на русском языке!

Я не знаю, почему меня зацепило абсолютно незнакомое имя — Джоджо Мойес. Но прочитав эту книгу, я знаю, что прочитаю теперь и две другие.
На первый взгляд, это типичная мелодрама. Но в ней есть главное — это хорошая мелодрама!
Мой обожаемый параллельный сюжет. Две истории: наши дни и Первая мировая война. И, конечно же, события столетней давности по своему накалу, значимости, энергетике намного превосходят то, что происходит в наше время.
История любви художника Эдуарда Лефевра и его жены Софи. Чувственная, трагичная, наполненная верой и надеждой, сумевшая преодолеть смерть. И это было прекрасно! Про Первую мировую не так-то много пишут сейчас (или это я так мало читала?). Оккупация маленького французского городка, противостояние жителей немецкой армии, концентрационные лагеря — всё это не может оставить равнодушным. Именно за эту часть я поставила наивысший балл и, думаю, что перечитаю ещё эту книгу не раз.
Наши годы и история Лив Халстон, вдовы знаменитого архитектора и Пола Маккаферти, служащего компании, занимающейся реституцией. И, к сожалению, именно его профессиональная деятельность чуть было не нанесла сокрушительный удар их отношениям.
Это всё, конечно, намного слабее. И тем не менее.

P.S. «Девушка, которую ты покинул» — это не пошлое название романа, а картина, которая принадлежит кисти Эдуарда Лефевра и на которой изображена его юная жена Софи. А в наше время из-за неё разгорается судебная тяжба между наследниками и нынешней владелицей Лив, которой покойный супруг подарил это полотно.

P.S.S. Мойес не похожа на Ахерн! Не верьте.

Я не знаю, почему меня зацепило абсолютно незнакомое имя — Джоджо Мойес. Но прочитав эту книгу, я знаю, что прочитаю теперь и две другие.
На первый взгляд, это типичная мелодрама. Но в ней есть главное — это хорошая мелодрама!
Мой обожаемый параллельный сюжет. Две истории: наши дни и Первая мировая война. И, конечно же, события столетней давности по своему накалу, значимости, энергетике намного превосходят то, что происходит в наше время.
История любви художника Эдуарда Лефевра и его жены Софи. Чувственная, трагичная, наполненная верой и надеждой, сумевшая преодолеть смерть. И это было прекрасно! Про Первую мировую не так-то много пишут сейчас (или это я так мало читала?). Оккупация маленького французского городка, противостояние жителей немецкой армии, концентрационные лагеря — всё это не может оставить равнодушным. Именно за эту часть я поставила наивысший балл и, думаю, что перечитаю ещё эту книгу не раз.
Наши годы и история Лив Халстон, вдовы знаменитого архитектора и Пола Маккаферти, служащего компании, занимающейся реституцией. И, к сожалению, именно его профессиональная деятельность чуть было не нанесла сокрушительный удар их отношениям.
Это всё, конечно, намного слабее. И тем не менее.

P.S. «Девушка, которую ты покинул» — это не пошлое название романа, а картина, которая принадлежит кисти Эдуарда Лефевра и на которой изображена его юная жена Софи. А в наше время из-за неё разгорается судебная тяжба между наследниками и нынешней владелицей Лив, которой покойный супруг подарил это полотно.

P.S.S. Мойес не похожа на Ахерн! Не верьте.

. это вам не Ахерн или Кинселла!

Можно я в очередной раз с умным видом, поправляя очки, скажу кое-что? Так вот, это вам не Ахерн или Кинселла!

Литературный опыт у меня довольно богатый, как я уже могу сказать посмотрев на все, что я успела пока что прочитать (тем, кто будет вопить, что я читаю маловато классики-философии и Ницше не увлекаешься, значит не интеллектуал, прошу заткнуться. Спасибо). За последние годы активного чтения и одновременно серфинга на читательском ресурсе я и дерьмеца нахлебалась, и нашла много очень достойных книг. Любовные романы, young adult, семейные саги, фантастика, фэнтези, если короче говорить, то читала и читаю я все жанры.

А вот иногда со мной происходит нечто странное: раз в пару месяцев (может раньше) мне так и хочется розовых соплей каких-нибудь, ну или сказки, в которой все живут, потом начинаются проблемы, а в конце они как в порнухе – все выходят замуж. Но вот незадача – все не то и не так, мало какие книги меня цепляли, и я могла поставить им без зазрения совести хорошую оценку. Выше упомянутые Ахерн и Кинселла (последнюю я начинала и бросила тут же) вообще не про мою честь, уж простите. Геи-друзья, крикливые подружки, которые выполняют роль Big Mama, это все невозможно бесит (это я упоминаю еще Х.Филдинг). Знаете, почему? Потому что одна моя знакомая с кровью из носа доказывает, что выше упомянутые дамы не просто писательницы и у них не просто литературка из-под пера выходит, она все это гордо именует Высокоинтеллектуальным любовным романом. И знаете, тут у меня дикое бомбилово, ибо, пардон, какой-какой? Высоко? Ах, еще там что-то про интеллект. (Будь я мужиком, тут была бы старая и бородатая шутка про женщин и мозги). Развлекательное все это и не более. Кхм, смотря на текст, что я настрочила, мне тут кажется, что я снова ушла не в те дебри, но не так важно. КОРОЧЕ. Методом проб и ошибок я наткнулась на роман Мойес. Купила сразу три штуки, потому что ЖАДИНА и забыла на несколько лет, а в том году решила их порешать наконец-то. И знаете, что? Мне понравилось. Я не знаю, какую хурму использует в своем рецепте Джоджо, но эта дичь мне точно пришлась по душе. И это не пустые слова, потому что данная книга уже пятая прочитанная по счету и мне нравится, и я хочу еще. Знаете, теперь тоже с умным видом могу сказать, что яжедевочка, ну!

Но, если вы думаете, что все радужно и в этом мире скачет радуга верхом на розовом пони, то нет. Итак, минусы в студию.

1. Секс. Я из разряда тех людей, кому все равно, есть постельные сцены или нет. Точнее так: если секс описан красиво и па-багатому, то я даже не против буду почитать. Но ели это типичное что-то, в духе потуг толстенькой домохозяйки, которая не влезает в свой старый латексный костюм, но все равно порадовать мужа хочется, то нет. Здесь это была не домохозяйка, но и увидеть постельную сцену с довольно откровенной мыслишкой героини в самый тот момент было как-то…мэээ. Зачем мне это надо было? Просто я была наивна до этого и считала, что Джоджо не такая и она обойдется без этого. К слову, не люблю рейтинги ставить книгам, но тут я бы какую-нибудь более-менее взрослую циферку фиганула б.

2.Желание бабы. Я понимаю, что ГГ одна и все такое, она горит и изнемогает, но что-то этот её запал показался мне очень типичным.

3.Все заметили эту странную тенденцию впихнуть гея в роман? Я говорю про подобную литературу, если что. Я рада, что в этот раз геем был не лучший друг кого-то, а всего лишь брат одного из героев. Не фантастика, но сойдет. Скажу, что я не гомофом, нейтрально к ним отношусь, просто бесит такой типичный герой в романах. Хотя, здесь он советы не раздавал и не заставлял подстричься и надеть на свидание вон ту кофточку цвета «мокрый тропический лес».

Ах, да, как-то давно мне сказали, что разочарование в книге было из-за того, что не было тайны про картину. Пардон, никакой тайной тут и не пахнет, просто история жизни и картины, собственно. Это я написала для тех, кто все же надеется найти подобное в данной книге.

А все остальное я буду считать плюсами. Хотя, да и те минусы, что я описала выше никак не влияют ни на мою оценку, ни на впечатления от прочитанного. Повторюсь, я не знаю, что за хурму использует автор при написании своих книг, но она может сделать из типичной темы с типичными героями нечто интересное, увлекательное, романтичное, но не приторно-сладкое. Она будто меняет давно заданную траекторию (причем лишь на миллиметр), но уже получается классно.

Мне кажется, что авторы, о которых я говорила выше, банально завалили бы этот экзамен и просто получилось бы как всегда.
Ну и чисто по-человечески приятно и уютно смотреть на взаимоотношения героев Джоджо, сопереживать и радоваться, а любовь, которая царит на страницах романов (я не только про этот), заставляет думать, обнимать и ценить.

До встречи с тобой я не знал, что такое счастье.

Прочитано в рамках игры Борьба с долгостроем

Джоджо Мойес — Девушка, которую ты покинул

Джоджо Мойес — Девушка, которую ты покинул краткое содержание

Девушка, которую ты покинул читать онлайн бесплатно

ДЕВУШКА, КОТОРУЮ ТЫ ПОКИНУЛ

Мне снилась еда. Хрустящие багеты, настоящий белый хлеб только что из печи, выдержанный сыр с промытой корочкой, расползающейся по краям тарелки. Виноград и сливы в тазах, темные и ароматные, наполняющие благоуханием воздух в доме. Я протянула руку, чтобы взять тяжелую гроздь, но сестра меня остановила.

— Убирайся! — пробормотала я. — Я хочу есть!

От одного вида сыра у меня потекли слюнки. Я собиралась намазать реблошон на теплый белый хлеб и заесть виноградом. Во рту уже стоял его сладкий вкус, я вдыхала терпкий аромат.

И все испортила сестра, положившая руку мне на запястье. Запахи испарились, тарелки исчезли. Я пыталась дотянуться до них, но они лопались, как мыльные пузыри.

— Они взяли Орельена.

Я перевернулась на бок и недоуменно заморгала. У сестры на голове, так же как и у меня, был надет для тепла хлопковый чепец. Даже в неверном свете свечи я видела, что она бледна как смерть, а глаза расширены от ужаса.

— Они взяли Орельена. Там, внизу.

У меня в голове начало потихоньку проясняться. Снизу раздавались мужские крики, голоса гулко разносились по вымощенному камнем внутреннему двору, в курятнике громко квохтали куры. Несмотря на непроглядную темень, я чувствовала, как воздух прямо-таки дрожит от напряжения. Я села на кровати, поплотнее завернувшись в ночную рубашку, и попыталась зажечь свечу на прикроватном столике.

Потом бросилась мимо сестры к окну и увидела во дворе солдат, хорошо заметных в свете фар военного грузовика, и своего младшего брата, закрывавшего голову руками в напрасной попытке защититься от обрушивающихся на него со всех сторон ударов оружейных прикладов.

— Они узнали о свинье.

— Должно быть, месье Сюэль донес на нас. Я услышала их крики из своей комнаты. Они говорят, что заберут Орельена, если тот не скажет, где свинья.

— Орельен будет молчать, — ответила я.

Мы вздрогнули, точно от боли, услышав, как вскрикнул наш младший брат. Я посмотрела на сестру и с трудом узнала ее. Она выглядела на все сорок пять, хотя ей было двадцать четыре. Я прекрасно знала, что у меня на лице написан такой же страх. Случилось то, чего мы и боялись.

— С ними комендант. Если они найдут ее, — дрожащим голосом прошептала Элен, — нас всех арестуют. Ты ведь знаешь, что случилось в Аррасе. Они накажут нас, чтобы другим неповадно было. Что тогда будет с детьми?!

Мысли путались у меня в голове. Страх, что брат может заговорить, лишал возможности соображать здраво. Я набросила на плечи шаль и на цыпочках снова подошла к окну, чтобы еще раз посмотреть, что происходит во дворе. Приход коменданта говорил о том, что к нам забрели не просто пьяные солдаты, жаждущие дать выход чувству неудовлетворенности путем раздачи тумаков и угроз. Нет, на сей раз мы действительно были в беде. Его присутствие свидетельствовало о том, что мы совершили серьезное преступление.

— Софи, они обязательно найдут ее. В считаные минуты. А тогда… — От ужаса голос Элен поднялся до крика.

Меня терзали мрачные мысли. Я закрыла глаза. И снова открыла.

— Ступай вниз, — твердо сказала я. — Сделай вид, будто ничего не знаешь. Спроси, в чем провинился Орельен. Поговори с комендантом. Постарайся его отвлечь. Тяни время, чтобы я все успела, до того как они ворвутся в дом.

— А что ты собираешься делать?

— Иди! — крепко схватила я ее за руку. — Иди. Но ничего им не говори. Поняла? И от всего отпирайся!

После секундного колебания сестра, подметая пол подолом ночной рубашки, побежала по коридору. Никогда еще я не чувствовала себя такой одинокой, как в те несколько секунд. Страх холодной рукой сжимал горло, а ответственность за судьбу семьи тяжелым бременем давила на плечи. Я бросилась в отцовский кабинет и принялась лихорадочно рыться в недрах массивного письменного стола, выбрасывая содержимое ящиков на пол: старые пишущие ручки, клочки бумаги, детали от сломанных часов и какие-то древние счета, — пока наконец, благодарение Господу, не нашла то, что искала. Затем сбежала вниз, открыла дверь в погреб и спустилась по холодным каменным ступеням, настолько родным и знакомым, что, несмотря на жуткую темень, я вполне могла бы обойтись без призрачного света свечи. Я подняла тяжелый засов на двери, ведущей в соседний погреб, который когда-то был до потолка заставлен бочонками пива и хорошего вина, откатила в сторону пустую бочку и открыла дверцу старой чугунной печи для выпечки хлеба.

Поросенок, лежавший на соломенной подстилке, сонно заморгал глазками. Он встал на ноги, посмотрел на меня и недовольно захрюкал. Я, наверное, уже рассказывала вам историю этой свиньи? Мы стянули ее во время реквизиции на ферме месье Жирара. Милостью Божьей он отбился от стада свиней, что немцы загоняли в кузов грузовика, и мгновенно нашел приют под пышными юбками старой мадам Полин. Мы неделями откармливали его желудями и объедками в надежде, что, когда он нагуляет вес, мы сможем пустить его на мясо. Весь прошлый месяц обитатели «Красного петуха» жили надеждой отведать сочной свининки с хрустящей корочкой.

Снаружи снова донесся короткий вопль брата, затем — торопливый умоляющий голос сестры и резкий окрик немецкого офицера. Поросенок вполне осмысленно посмотрел на меня умными глазками, словно уже знал, что его ждет.

— Прости, mon petit,[1] — прошептала я. — Но у меня нет другого выхода. — И с этими словами опустила руку.

Затем я разбудила Мими, велев ей идти за мной, но только молча. Бедная девочка успела всего навидаться за последние месяцы, поэтому послушалась беспрекословно. Она посмотрела, как я беру на руки ее грудничка-братика, выскользнула из кроватки и доверчиво вложила крошечную ручонку в мою руку.

В воздухе, в котором уже чувствовалось приближение зимы, стоял запах дыма от печки, слегка протопленной ранним вечером. Я выглянула из-под каменного свода задней двери и, увидев коменданта, заколебалась. Это был не господин Бекер, которого мы хорошо знали и глубоко презирали, а какой-то высокий стройный мужчина. Даже в темноте я сумела разглядеть на его чисто выбритом бесстрастном лице наличие интеллекта, а не воинствующей серости, и это меня страшно испугало.

Новый комендант с интересом смотрел на наши окна, возможно уже прикидывая в уме, не подойдет ли наше жилище для постоя. Оно было явно лучше, чем ферма Фурье, где квартировали старшие офицеры. Комендант, похоже, хорошо понимал, что наш дом, расположенный на возвышенности, дает ему прекрасный обзор всего города. А кроме того, у нас имелись конюшни и десять спален. Остатки прежней роскоши с тех времен, когда дом был процветающим отелем.

Элен лежала на брусчатке и, раскинув руки, закрывала собой Орельена.

Один из солдат вскинул ружье, но комендант жестом остановил его.

— Встать! — приказал он.

Элен неловко отползла назад, подальше от коменданта. Ее лицо исказилось от ужаса.

Я почувствовала, как Мими, увидев мать, еще крепче сжала мою руку. И ответила ей легким пожатием, хотя почувствовала, что душа ушла в пятки. Тогда я сделала шаг вперед и произнесла звенящим голосом:

— Что, ради всего святого, здесь происходит?

Комендант, явно удивленный моим тоном, бросил взгляд в мою сторону. Он увидел вышедшую из-под свода двери молодую женщину с ребенком у подола и запеленутым младенцем на груди. Мой ночной чепец съехал набок, а белая ночная рубашка так прохудилась, что сквозь нее просвечивало тело. В душе я молилась, чтобы комендант не услышал, как громко стучит мое сердце.

— Ну а теперь за какой такой проступок ваши люди решили нас наказать? — обратилась я прямо к нему.

Наверняка ни одна женщина не осмеливалась с ним так разговаривать. Похоже, он не слышал ничего подобного с тех пор, как покинул дом. Все словно онемели от удивления, и во дворе повисло напряженное молчание. Брат и сестра, лежавшие на земле, посмотрели в мою сторону, так как оба прекрасно понимали, чем чревата для нас всех моя строптивость.

Я заметила, что он явно проверяет наличие у меня обручального кольца. Напрасный труд! Как и большинство местных женщин, я обменяла его на еду.

— Мадам, у нас имеется информация, что вы незаконно скрываете домашний скот.

Говорил он спокойно, французский его был вполне сносным, что свидетельствовало о продолжительном пребывании на оккупированной территории. Такого человека явно не возьмешь на испуг.

— Мы узнали из надежного источника, что вы прячете в доме свинью. Вам, должно быть, известно, что, согласно постановлению командования, за укрывательство домашнего скота полагается тюремное заключение.

Джоджо Мойес “Девушка которую ты покинул”

Роман «Девушка, которую ты покинул» – написала известная английская журналистка и писательница Джоджо Мойес . Всего на нее счету уже девять популярных романов. Прежде, чем она полностью посвятила себя писательскому труду, автор нашумевшего бестселлера прошла долгий трудовой путь от таксистки и наборщика шрифта Брайля до получения степени в колледже одного из лондонских университетов.

Конечно же, книга «Девушка, которую ты покинул» — это мелодрама с параллельным сюжетом, но в ней есть главное – это хорошая мелодрама, которую стоит прочитать каждому.

В начале 90-х годов будущая писательница выиграла грант от газеты The Independent на обучение на курсе журналистики в City University. Через два года она уже работала журналисткой в Гонконге и писала для газеты Sunday Morning Post.

Свою первую книгу Джоджо Мойес написала двенадцать лет назад под впечатлением о любовной истории собственных бабушки и дедушки, которая разворачивалась на фоне Второй мировой войны. Успех этой книги вдохновил ее на то, чтобы полностью посвятить себя литературному труду, оставив журналистскую карьеру.

Престижная награда

Автор романа «Девушка, которую ты покинул» одна из немногих два раза выиграла премию Ассоциации романтических новеллистов в номинации «Романтическая новелла года.

Неудивительно, что ее новая книга пользуется такой популярностью.

История двух женщин

Роман «Девушка, которую ты покинул» представляет собой историю двух женщин, которых объединяет картина с одноименным названием. Для каждой из них – это память о счастливой любви. Ценность этой картины в том, что она отражает их чувства и всегда возвращает их в те времена, когда они обе любили и были счастливы.

Софи Лефевр живет во французском городке, который оккупировали фашисты. Ее муж написал эту картину (ее портрет), перед тем, как оказался в лагере для военнопленных. Лив Халстон – англичанка. Она получает картину в подарок от собственного супруга накануне его кончины и только благодаря этому портрету обретает надежду.

Это произведение о любви, преданности и отваге двух, на первый взгляд, самых обыкновенных женщин, которые принадлежат к различным эпохам. Впечатляет, насколько обстоятельства жизни, могут трансформировать человека, изменить его внутренний мир, проявить его самые лучшие качества. Ведь ни одна из главных героинь и понятия не имела, сколько в ней отваги, стойкости и жизненной силы.

Роман Джоджо Мойес «Девушка, которую ты покинул” заставляет каждую из читательниц задуматься над тем, на что я готова пойти, чего лишиться ради любимого человека, ради воспоминаний о нем. Софи Лефевр и Лив Халстон разделяет около ста лет. Но они очень похожи друг на друга в своей решимости, бороться до последнего за то, чем они дорожат больше всего.

Картина для Софи – это память о счастливом периоде времени, который она прожила рядом с мужем, талантливым живописцем, в Париже начала прошлого века. Ведь на ней он изобразил именно ее, юную и счастливую, еще не подозревающую о тех испытаниях, которые судьба ей уготовила.

Для англичанки Лив Халстон, нашей современницы, портрет юной француженки – это подвенечный подарок, сделанный ей ее страстно любимым мужем. Случайная встреча позволяет Лив узнать истинную ценность этого полотна, а когда перед ней раскрывается история портрета, она уже не может жить по-прежнему.

Оба женских образа прописаны так ярко и жизненно, что создается впечатление, будто ты не читаешь художественное произведение, а наблюдаешь за вполне реальными героинями. Но образ парижанки Софи, все-таки, колоритнее: больше деталей, ее мыслей, переживаний чувств и эмоций.

Возможно, такое ощущение появляется потому, что ее часть ведется от первого лица. Лив представляется читателю – чуть более закрытой и сдержанной. Однако в романе есть еще одна героиня, о которой не следует забывать. Это девушка с портрета. Автор романа описывает ее так, как будто она совершенно самостоятельна.

Девушка смотрит с полотна глазами Софи, ведет разговоры, смеется и легко переворачивает человеческие судьбы. Немногие осмелились бы хранить такую картину у себя дома.

Надежда Софи, сумевшая преодолеть смерть

Первая часть романа повествует исключительно о молодой женщине, парижанке Софи, вышедшей замуж за художника. Читатель с головой окунается в историю знакомства и пламенной любви молодого мужчины и женщины, сам переживает боль и горечь разлуки, когда Софи разлучают с художников.

Эту часть книги читать непросто, но она заряжена просто бешеной энергетикой надежды – настолько сильной и слепой, что она почти граничит с наивностью. Софи живет с близкими родственниками (сестрой и ее детьми), которые стараются держать “на плаву” отель, который принадлежит семье.

Им нечего есть, у коренных жителей фашистские оккупанты отбирают все ценности и держат в страхе. Но Софи сильная и смелая женщина, поэтому даже в те страшные времена она стремится оказать помощь каждому, кто в ней нуждается и встать на защиту слабого. Она живет единственной надеждой вновь увидеть своего мужа. Для нее – он является путеводной звездой в этом безумном мире.

Судьба Софи трагична и полна драматизма, да и разве может быть иначе в военное время? Когда любимый человек ежедневно подвергается опасности на войне, когда не знаешь, жив он или нет, когда не можешь быть уверен в том, что готовит грядущий день, когда приходится выживать при оккупационном режиме, когда маленькие дети умирают от голода.

Софи, во что бы то ни стало, хочет спасти своего возлюбленного и ради этого готова пойти на все. Когда появляется комендант, вместе с Софи читатель безоговорочно верит, что ее надежды совсем не беспочвенны. И автор никого не разочаровывает. Оккупация фашистами маленького городка во Франции, противостояние горожан немецкой армии, концентрационные лагеря — все это не может оставить читателя безучастным. Конечно, первая часть книги наиболее сильная и по накалу страстей и по исторической значимости.

Еще один шедевр Джоджо Мойес «Корабль невест» — сентиментальный роман о сильных мужчинах, отважных женщинах, женской дружбе и, конечно, о любви.

В нашей статье узнайте о книгах, которые принесли широкое признание ее автору — Джоджо Мойес. Эти книги полны сердечных переживаний, интриг, историй, в которых испытывается дружба и любовь.

Лив и ее бесценные воспоминания

С самого начала книги и до самого конца читатель оказывается на стороне Лив, потерявшей своего мужа. Для нее портрет Софи – это моменты ее счастливой супружеской жизни, ее прошлого. Если бы прямые наследники французской четы Эдуарда Лефевра и Софи захотели вернуть портрет при их жизни, у читателя могло бы сложиться другое впечатление. Но охота за картиной начинается в тот момент, когда цена картины становится почти баснословной.

К тому же, Лив ни в чем не виновна, ей картина досталась законным путем, как не виновны и многие другие люди, которым пришлось вернуть предметы искусства, украденные нацистами. Они их честно приобретали на свои средства, часто в подарок для близких людей. Для них такие подарки часто имели большую ценность, чем та, которая выражена в денежном эквиваленте.

А их обвиняют в преступлении. Это несправедливо! В чем провинилась Лив? В том, что полотно было дорого ей как память о покойном супруге? Прискорбно, когда деньги способны затмить разум и чувства, а также память.

Книга вызывает просто бурю эмоций. Поразительно, как мастерски автору удалось сплести судьбы двух разных героинь, живущих в различных странах в разное время! Неудивительно, что произведения Джоджо Мойес переведены на разные языки, а права на их экранизацию приобретают ведущие голливудские киностудии.

Джоджо Мойес «Девушка, которую ты покинул»

Девушка, которую ты покинул

The Girl You Left Behind

Язык написания: английский

Перевод на русский: О. Александрова (Девушка, которую ты покинул), 2013 — 1 изд.

Почти столетие разделяет Софи Лефевр и Лив Халстон. Но их объединяет решимость бороться до последнего за то, что им дороже всего в жизни.

Картина «Девушка, которую ты покинул» для Софи — напоминание о счастливых годах, прожитых с мужем, талантливым художником, в Париже начала XX века. Ведь на этом полотне супруг изобразил именно ее, молодую и прекрасную.

Для Лив Халстон, живущей в наши дни, портрет Софи — это свадебный подарок, сделанный незадолго до смерти ее горячо любимым мужем. Случайная встреча раскрывает глаза Лив на истинную ценность картины, а когда она узнает историю полотна, ее жизнь меняется навсегда…

Книги Джоджо Мойес переведены на многие языки мира, регулярно входят в список бестселлеров «Нью-Йорк таймс», а права на их экранизацию покупают ведущие киностудии Голливуда.

Доступность в электронном виде:

jansson, 18 июня 2015 г.

Okay, that’s enough.

Я перемахнула через середину книги и сдаюсь. Джоджо Мойес не смогла заинтересовать, и даже хуже – она утомила меня. Поэтому я обозначу основные причины для негодования и пойду почитаю какую-нибудь сногсшибательную космооперу вместо этой унылости.

Когда эта дама выпала в рулетке, я провела какое-то время за изучением аннотаций, дабы выбрать из ее библиографии ту книгу, которая точно придется мне по вкусу. Решено было остановиться на «Девушке, которую ты покинул», все-таки две разных эры, две истории любви – хоть одна должна была выстрелить. Дальше спойлеры.

Часть I. Критиковать описанные в книге реалии того времени я считаю странным. Что и как было на самом деле сейчас уже никто из ныне живущих не помнит, так что автору позволено развернуть фантазию на максимум. Тем более книга жанрово ближе всего к женскому роману, и я настроилась на ангст и страсти, а что там за исторические декорации – пофиг. Первые несколько страниц подарили ощущение, что дальше меня ждет вкусный пирожок, где начинкой выступает бесстрашная и рисковая диверсантка. Оказалось – нет, в главной роли тут дамочка, о которой сказано много слов (как она независима, как сдержанна и т.п.), рассыпающихся в прах после того, как ей окончательно сносит крышу по поводу ненаглядного муженька. Серьезно, если дамочку в течение мучительных 100 страниц позиционировали как кремень, а потом она вдруг за три секунды решила наплевать на свои честь и достоинство и ринуться в самый огонь, полагаясь на авось – ну.. предыдущие увещевания и попытки сделать ее более-менее достойной сочувствия и симпатии были беспощадно задушены. I get it. Она должна была стать мученицей во имя своей великой любви. А на деле ведь дура дурой. Если уж решилась – иди до конца. Хитри, юли, добивайся своего.

А еще я надеялась, что намечается любовный треугольник. Какое-то время у меня даже глаза горели в ожидании признания героини в том, что она чувствует нечто непозволительное по отношению к врагу. Вот он, гениальный любовный ангст – разрываться между семьей и желанием оказаться ближе к хладнокровному убийце. Конечно, я оказалась обманута и по этому пункту – С. так и сохранила нежнейшие чувства к Э. (насколько это возможно, учитывая ее опрометчивый поступок в попытках быть рядом с ним). Описание их великой любви меня немножко покоробило, настолько все безыскусно. Такие истории взаимоотношений неинтересны, они не вызывают трепета и даже минимального желания поверить в них. Возвышенные описания, пробежавшие искры… Все идеально, никакого конфликта, они просто падают друг другу в объятья и живут душа в душу. В общем, эту бадягу просто необходимо было разнообразить переживаниями по поводу третьего лица (единственного мало-мальски сложного персонажа во всей книге), но, к сожалению, все осталось на прежнем уровне бытовухи, перемежающейся воспоминаниями об идеальной жизни.

Часть II. Переключение на современность меня несколько взбодрило (но ненадолго). На унылую Л. я никаких надежд не возлагала – с первых страниц было понятно, что уже сейчас у девочки все плохо, и намечается заварушка еще круче. Попыталась было найти отдушину в окружающих ее героях, но Мо не дотягивает до саркастичной подруженьки, папа – нарочитый китч, а незадачливый “ухожор” из ресторана не вызывает даже отвращения. Все стандартно и стерильно, все по плану. Прекрасный принц на коне, о личности которого мало что можно понять, кроме того, что он имеет тенденцию впадать в ступор и вести себя как мудак из-за рабочих вопросов. И вместо того, чтобы спокойно объяснить сложившуюся ситуацию даме, с которой только что кувыркался, он как истеричная баба сбегает от сложностей. А та себе уже кучу причин надумала, отчего принц так резво вскочил и побежал как ошпаренный. На том моменте, когда Мо за кофейком успокивает героиню словами «все мужики странные», я захлопнула киндл и решила, что поступлю как принц – сбегу нахрен от этой унылой книжки без объяснения.

Итог. Казалось бы – это же женский роман. Тут должны быть героини, которым хочется сопереживать. Герои, которых хочется встретить в реальной жизни. Чувства, которые хочется испытать самим. Но вот фигушки. Даже если я могу ненадолго вникнуть в местную идеальную любовь и странных принцев – они не вызывают никаких эмоций. В головку С. приходит идиотская мысль, которую она с необыкновенной готовностью исполняет, не забывая стискивать зубы и надеяться, что если она не получит удовольствия, то это оправдает ее перед мужем. Л. и ее принц не имеют в жизни мало-мальски серьезного конфликта, их нерешительность и проблемы кажутся надуманным пшиком. Читать все это просто скучно. Я избалована life-or-death situations, когда герои спасают мир ценой жизни своих близких, и падение до уровня бытовой рефлексии Мойес ожидаемо разочаровывает. За сим откланиваюсь и возвращаюсь к своим космооперам 😉

masha. , 3 мая 2014 г.

Книга мне очень понравилась! Это моя вторая книга Джождо Мойес. И она мне понравилась гораздо больше чем «Последнее письмо от твоего любимого» .

Уже во второй книге наблюдается разделение на две истории: одна из прошлого, другая из настоящего. Пожалуй, именно это привлекло меня в той книге. В этой тем более мне это очень понравилось. Да и вообще это очень хорошая идея.

История Софи. События истории происходили во время Первой мировой войны во время оккупации Германией Франции. Софи Лефевр очень хорошая и сильная женщина, ей очень многие пришлось перенести, но она хотела выжить. Ведь она верила,что встретиться со своим мужем Эдуардом. У нее была очень тяжелая и суровая жизнь, она пережила очень многое, как и ее муж.

«Здравый смысл показывает, что двух людей, перенесших голод и нечеловеческие страдания, ничего хорошего ждать не может.»

Но не тут то было. Все, что было про нее было очень живо, интересно и насыщено большим количеством событий. Как наяву ты окунаешься в атмосферу того времени и переживаешь за героев.

История Оливии. Это было уже не так интересно и слегка затянуто, особенно в самом начале. Лив чем-то похоже на Софи она тоже очень смелая, но на мой взгляд не много глуповатая. Меня слегка бесило, что они все ругаются и ругаются с Полом. Я вообще не понимала с чего она на него злится. Пусть он говорит и не то, что ей бы хотелось, но он всегда старался ей помочь и поддержать ее. И чего она загорелась идеей, что якобы все подстроил, я тоже не понимаю.

Концовки обоих историй мне очень понравились. Знаете, скажу Вам по секрету: лучше счастливых концов ничего быть не может!

Многие говорили, что книга «До встречи с тобой» самая интересная. Я конечно обязательно ее прочитаю, и надеюсь она оправдает мои надежды.

Эта книга Мойес мне понравилась, и тем, кто любит книги такого жанра очень советую прочитать её.

Сараби, 30 июля 2014 г.

Потрясающая книга,которая описывает жизнь двух интересных женщин,которые живут в разное время и совершенно в разных странах,но волею судьбы их жизни переплетаются спустя столетие.

Первая история рассказывает нам о Францию во времена 1916 года,когда Францию оккупировала Германия.Мне понравилось то КАК Джоджо Мойес описывает эти жестокие,опасные и голодные годы для жителей города Сен-Перрон,то какие трудности они пережили.Читать такое и остаться равнодушным просто невозможно.Но несмотря на все ужасы и трудности военного времени автор показывает,что есть ещё лучик надежды на то,что рано или поздно все наладится,что есть ещё для чего и ради кого жить.Для каждого героя этой истории этот лучик обретает разные очертания.Для главной героини — это надежда рано или поздно встретиться с любимым супругом,кто-то живет и держится ради семьи и т.д. НО также показывается и обратная,плохая сторона души человеческой.Когда

Главная героиня этой истории Софи Лефевр поражает своей стойкостью и силой.Этой женщиной невозможно не восхищаться!

Вторая история описывает современный Лондон 2006 года.Эта часть книги мне понравилась не так сильно как первая,но и в этом случае невозможно не отметить главную героиню. Лив Халстон не такая отважная как Софи,но она готова отстаивать свои законные права несмотря на угрозу разорения.Ну и конечно,куда без красивой истории любви?!

Что меня привлекает в творчестве Джоджо Мойес так это то,что всё её книги продуманны с такой тщательностью,что не к чему подкопаться.Она перерыла столько военной литературы,разобралась в стольких вопросах связанный с законами,что это сразу видно во время чтения.Очень рада,что открыла для себя творчество этого автора!И хочется сказать огромное спасибо Джоджо Мойес за ещё одну замечательную книгу,которая может многому научить!

yunonochca, 31 марта 2015 г.

Взяв в руки эту книгу, я не читала аннотаций, поэтому для меня эта история была полной неизвестностью. Каково’ же мое изумление, что книга оказалась про войну, про любовь (я и сама догадывалась по названию), про страдания, про несправедливость.. Когда читала, много раз хотела бросить, так как страдала главная героиня сильно. Знаю, что перечитывать точно не буду — что-то мне не понравилось, может быть история не пробрала, а может военное время не описано так проникновенно, как у других. Может быть позже я и поменяю свое мнение.. В ближайшем будущем не буду читать книги этого автора

Джоджо Мойес — Девушка, которую ты покинул

Джоджо Мойес — Девушка, которую ты покинул краткое содержание

Девушка, которую ты покинул читать онлайн бесплатно

— Мы узнали из надежного источника, что вы прячете в доме свинью. Вам, должно быть, известно, что, согласно постановлению командования, за укрывательство домашнего скота полагается тюремное заключение.

— Я точно знаю, кто именно вас информировал, — выдержав его взгляд, ответила я. — Месье Сюэль. Non? [2]

Лицо у меня горело, волосы, заплетенные в длинную косу, были наэлектризованы так, что покалывало затылок.

Комендант повернулся к одному из своих подчиненных. У того забегали глаза, что только подтвердило мои подозрения.

— Господин комендант, месье Сюэль наведывался к нам по крайней мере два раза в месяц, чтобы убедить нас, что в связи с отсутствием наших мужей мы нуждаемся в его заботе и внимании. Но поскольку мы пренебрегли его добротой, он отомстил нам, начав распускать сплетни и даже угрожать нашей жизни.

— Власти пользуются только заслуживающими доверия источниками.

— Посмею усомниться, господин комендант, поскольку ваш сегодняшний визит свидетельствует об обратном.

В ответ он как-то странно посмотрел на меня и, повернувшись на каблуках, направился к входной двери. Его шаги эхом отдавались по каменному двору. Путаясь в длинной рубашке, я с трудом поспевала за ним. Как мне было известно, сам факт, что я столь смело заговорила с ним, мог быть инкриминирован мне как преступление. И тем не менее в тот момент я больше не испытывала страха.

— Посмотрите на нас, господин комендант! Разве мы похожи на тех, кто объедается говядиной, или жареной бараниной, или свиным филе? — спросила я, и он уставился на мои костлявые запястья, торчащие из рукавов рубашки. Только за прошлый год моя талия уменьшилась на два дюйма. — Неужто мы так разжирели на доходах от нашего отеля? Из двух дюжин кур у нас остались только три. Три курицы, которые мы имеем счастье кормить и поить, чтобы отдавать вашим людям яйца. Мы же сидим на скудном пайке, определенном для нас немецкими властями: немного мяса и муки, которых раз от разу становится все меньше, да хлеб из зерна с отрубями, что даже на корм для свиней не годится.

Но он уже шел, печатая шаг, шел по коридору. Поколебавшись, он открыл дверь в бар и пролаял какой-то приказ. Выросший словно из-под земли солдат протянул ему лампу.

— У нас нет молока для младенцев, наши дети плачут от голода, мы болеем от недоедания. А вы тем временем заявляетесь посреди ночи, угрожаете двум беспомощным женщинам, жестоко обращаетесь с невинным мальчиком, бьете и запугиваете нас только потому, что бесчестный человек распустил слух, будто мы жируем!

У меня тряслись руки. Младенец извивался и дергался. Я поняла, что от нервного напряжения слишком сильно его сжала. Тогда я, слегка попятившись, поправила шаль и успокоила малыша. Затем подняла голову, не в силах скрыть звучащие в голосе горечь и злость.

— Тогда обыщите наш дом, господин комендант. Переверните его вверх дном и разрушьте то немногое, что еще уцелело. Можете обшарить и надворные постройки — те, которые ваши солдаты пока не успели пустить на дрова для собственных нужд. Надеюсь, когда вы найдете свою мифическую свинью, они смогут хорошо пообедать.

Я стойко выдержала непроницаемый взгляд коменданта, чего он явно не ожидал. Посмотрев в окно, я увидела, что сестра в надежде остановить кровь промокает подолом раны Орельена. Над ними возвышались трое немецких солдат.

Когда мои глаза привыкли к темноте, я заметила озадаченное выражение на лице коменданта. Опешившие солдаты ждали его распоряжений. Он, конечно, мог приказать им разобрать дом до основания и арестовать нас всех в наказание за внезапную вспышку моего гнева. Но я прекрасно понимала, что сейчас он думает о том, не ввел ли его в заблуждение месье Сюэль. Комендант был явно не тот человек, который любит, чтобы его ставили в дурацкое положение.

Когда мы с Эдуардом играли в покер, он всегда со смехом говорил, что со мной лучше не связываться, так как по моему лицу невозможно было ничего понять. И сейчас я напомнила себе о его словах, поскольку вела самую важную игру в своей жизни. И вот так мы стояли, глядя друг другу прямо в глаза. Комендант и я. И казалось, весь мир на секунду застыл вокруг нас: я слышала отдаленные раскаты орудий, сухой кашель сестры, тихую возню наших тощих кур в курятнике. А потом все стихло. Мы сошлись лицом к лицу, и каждый из нас поставил на правду. Клянусь, что могла пересчитать удары своего сердца.

Комендант поднял лампу повыше, и в тусклом бледно-золотом свете нашим глазам предстала картина: мой портрет, который Эдуард написал, когда мы только-только поженились. Именно такой я и была в наш первый год: густые волосы блестящей волной лежат на плечах, кожа чистая и сияющая, уверенный взгляд женщины, которая знает, что любима. Несколько недель назад я принесла портрет из укромного места и повесила здесь, заявив, что будь я проклята, если позволю немцам решать, на что мне смотреть в моем доме, а на что — нет.

Комендант поднял лампу повыше, чтобы лучше разглядеть картину.

«Не вешай ее сюда! — предупреждала меня Элен. — Накличешь беду».

Наконец, с трудом оторвав глаза от портрета, он повернулся ко мне. Внимательно посмотрел на мое лицо, затем — снова на портрет.

— Портрет писал мой муж, — объяснила я, сама не понимая зачем.

Возможно, из-за желания дать выход благородному гневу. Возможно, из-за разительного контраста между девушкой на портрете и той, что стояла сейчас перед комендантом. Возможно, из-за плачущей белокурой девчушки, что держалась за мою юбку. А может быть, за два года оккупации и самому коменданту надоело строжить нас за малейшую провинность.

Оторвав глаза от носков сапог, он задержал взгляд на картине:

— Мадам, полагаю, каждый из нас обозначил свою позицию. Но разговор еще не закончен. Однако сегодня я вас больше не побеспокою.

Он заметил плохо скрытое изумление на моем лице и явно остался этим доволен. Видимо, ему было достаточно того, что я почувствовала себя обреченной. Да, в уме и проницательности ему не откажешь. Так что впредь мне следовало быть осторожней.

Солдаты послушно развернулись, промаршировали к грузовику и очень скоро превратились в неясные силуэты в свете фар. Я проследовала за комендантом, остановившись на пороге. Последнее, что я услышала, был его приказ водителю ехать в город.

Мы молча смотрели, как военный грузовик, освещая себе путь фарами, ползет обратно по разбитой дороге. Элен всю трясло. Она с трудом поднялась на ноги, поднесла сжатую в кулак руку ко лбу, глаза ее были закрыты. Орельен взял за руку Мими и теперь неловко топтался возле меня, явно стыдясь своих детских слез. Я терпеливо ждала, пока вдали не стихнет рев мотора. Наконец грузовик с протестующим воем взобрался на гору.

— Орельен, ты как? — ощупала я его голову.

Поверхностные раны. И кровоподтеки. Кем же надо быть, чтобы так наброситься на безоружного мальчика?!

— У меня ничего не болит, — скривившись, ответил он. — Им не удалось меня запугать.

— Я думала, он тебя арестует. Думала, нас всех арестуют, — подала голос сестра. Мне всегда становилось страшно, когда она выглядела вот так: словно шла по краю пропасти. Смахнув слезы, она с вымученной улыбкой наклонилась обнять дочь. — Глупые немцы! Пришли нас попугать. Так ведь? А твоя глупая мамочка испугалась. — (Малышка очень серьезно, молча смотрела на мать. Интересно, услышу ли я еще когда-нибудь ее смех?) — Простите. Я уже в порядке, — продолжила Элен. — Пошли в дом. Мими, у нас еще осталось немного молока. Сейчас я тебе согрею. — Вытерев руки об окровавленную ночную рубашку, она протянула их ко мне, чтобы забрать младенца: — Давай я возьму у тебя Жана.

И тут я почувствовала, что вся дрожу, будто только теперь осознала, как все же, должно быть, тогда испугалась. Ноги сразу стали ватными, словно вся их сила ушла в булыжник, которым был вымощен двор. Мне срочно нужно было присесть.

— Да, — кивнула я. — Думаю, так будет лучше.

Сестра отдернула руки и вскрикнула. В одеяльце был аккуратно завернут поросенок, и только розовый пятачок с щетинками торчал наружу.

— Жан спит наверху, — сказала я. Чтобы не упасть, мне пришлось прислониться к стене.

Орельен заглянул сестре через плечо. Оба они, онемев, смотрели на поросенка.

— Нет. Под хлороформом. Я вспомнила, что в кабинете сохранилась бутылочка. Осталась еще с тех времен, когда папа коллекционировал бабочек. Думаю, он скоро проснется. Но нам необходимо найти для него другое место, прежде чем они вернутся. А они непременно вернутся.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector