2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гонорар успеха в юридической практике

«Гонорар успеха»: ушел, но обещал вернуться

Любой участник судебной тяжбы заинтересован в том, чтобы его представитель действовал наиболее эффективно – и нередко клиенты юристов готовы поощрять достижение желаемого результата материально. Сами юристы, конечно, тоже не против получить дополнительное вознаграждение в случае успешного завершения процесса.

Поэтому так называемый «гонорар успеха», о который в свое время было сломано немало копий и который в 2007 году был объявлен КС РФ «вне закона», по-прежнему встречается в договорах на оказание юридических услуг.

Судя по одному из последних постановлений Президиума ВАС РФ, есть шанс, что по крайней мере на уровне арбитражных судов «гонорар успеха» по молчаливому согласию судей будет признаваться законным.

История вопроса

Борьба с «гонораром успеха» началась еще в конце 90-х годов. Тогда ВАС РФ, обобщая практику исполнения договоров на оказание юридических услуг, открыто заявил: нельзя удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48). И это было первым звонком к ограничению уже распространенной на то время западной практики дополнительного вознаграждения по итогам рассмотрения дела.

Окончательный, казалось, крест на условном гонораре – выраженном как в твердой сумме, так и в процентном отношении к сумме выигранного иска – поставил пять лет назад КС РФ. Суд посчитал, что деятельность государственных органов «не может быть предметом частноправового регулирования», а достижение конкретного результата не входит в предмет договора оказания услуг. Основная мысль решения КС РФ заключалась в том, что плата по договору производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (Постановление КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»).

Председательствующий на том заседании судья Николай Бондарь в своем мнении к Постановлению обратил внимание на то, что окончательной определенности Судом достигнуто не было: с одной стороны, на условное вознаграждение был поставлен запрет, но с другой – КС РФ предусмотрел право законодателя «с учетом конкретных условий развития правовой системы» предусмотреть иное правовое регулирование в рамках законодательства о квалифицированной юридической помощи.

Что интересно, сразу после вынесения этого резонансного решения сенатор Юрий Шарандин попытался воспользоваться указанной лазейкой и внес в Госдуму законопроект о возврате «гонорара успеха», но только для адвокатов 1 . Правда, и в этом документе было предусмотрено определенное регулирование извне – предполагалось, что размер вознаграждения в процентном отношении к удовлетворенному размеру требований будет устанавливать Федеральная палата адвокатов.

Автор инициативы ссылался на широкое использование «гонорара успеха» за рубежом (страны ЕС, США, Канада, Великобритания) и предостерегал об опасности распространения «неофициальных» вознаграждений за услуги адвоката вследствие решения КС РФ. Но законопроекту не было суждено пройти даже первое чтение.

Читайте также: Неуловимый Джо, или Можно ли взыскать убытки, причиненные некомпетентностью юриста

Правда, и без него позиция высших судов успешно игнорировалась юристами и их клиентами – «гонорар успеха» по-прежнему оставался довольно популярным явлением.

Впрочем, и сам ВАС РФ довольно быстро (в том же 2007 году) смягчил свою позицию относительно условного гонорара. Так, рассматривая вопрос возмещения судебных расходов на представителя, Суд подчеркнул, что «гонорар успеха» взыскивается с проигравшей стороны, но только в разумных пределах (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Нижестоящие суды разделились на два лагеря: одни отказывались признавать условное вознаграждение (постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 февраля 2013 г. № Ф03-136/2013 по делу № А51-3114/1999, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 июля 2013 г. № Ф04-5985/12 по делу №А45-10408/2012, постановление ФАС Московского округа от 3 июля 2013 г. по делу № А40-14153/11-14-116), другие присуждали взыскать «гонорар успеха» с проигравшей стороны при условии его разумности и обоснованности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 февраля 2014 г. № Ф04-4/11 по делу № А70-3375/2010, постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 мая 2010 г. № Ф07-3030/2010 по делу № А56-37142/2009).

К слову, вопрос обоснованности расходов может решаться очень оригинально – например, ФАС Волго-Вятского округа посчитал, что проигравшая сторона должна возместить даже расходы юриста на такси к месту заседания (постановление ФАС Волго-Вятского округа № Ф01-1175/14 от 8 мая 2014 г. по делу № А29-8443/2011).

Почти год назад «тройка» судей ВАС РФ вынесла нашумевшее определение по делу ООО «Билла», отказавшись передавать спор на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Тем самым судьи фактически подтвердили законность взыскания условного гонорара – его размер был определен как 10% от суммы взысканных с ответчика убытков и 6,5% от суммы присужденного по делу (Определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11).

И вот теперь, судя по всему, практика признания «гонорара успеха» незаконным переломлена окончательно. Недавно ВАС РФ опубликовал постановление по спору между ОАО «Аэропорт «Внуково» и ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово», которое давно ждали практикующие юристы.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 4 февраля 2014 г. № 16291/10.

Требования заявителя (ФНС России): Взыскать с проигравшей стороны расходы на представителя, в том числе 100 тыс. евро дополнительной премии, обещанной за положительное разрешение дела.

Суд решил: Удовлетворить требования заявителя

Возможность пересмотра дел со схожими фактическими обстоятельствами: Да.

Фабула дела

ОАО «Аэропорт «Внуково» после внушительного количества инстанций и заседаний выиграло у ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово» дело о взыскании долга по договору наземного обслуживания. Впоследствии аэропорт пожелал возместить свои расходы на юридические услуги и обратился с отдельным заявлением в суд.

Чтобы доказать разумность своих расходов на представителя, заявитель прибег к очень распространенному в последние годы маневру: представил почасовые ставки партнеров юридических фирм из рейтинга Legal 500, сопоставимые с теми, которые были указаны в договоре аэропорта с юристами.

Всего истец желал получить чуть более 9 млн руб., однако суды согласились только с 4 млн руб.

Аргументы судов

Арбитражный суд г. Москвы оказался самым щедрым и присудил аэропорту Внуково 8 млн руб. (определение Арбитражного суда г. Москвы от 14 декабря 2012 г. по делу № А40-91883/2008). В возмещении оставшегося 1 млн руб. суд отказал, потому что усомнился в реальности количества часов, затраченных юристами на работу. Это решение было поддержано и апелляцией (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2013 г. по делу № А40-91883/2008).

При рассмотрении этого спора ФАС Московской области и был впервые поднят вопрос о правомерности «гонорара успеха» – юристы агентства посчитали, что 100 тыс. евро, которые аэропорт пообещал выплатить своим представителям, можно расценить именно в таком качестве (в договоре они были обозначены как «дополнительная премия»).

Суд сослался на известную позицию КС РФ и уменьшил размер судебных расходов на представительство до 4 млн руб. (постановление ФАС Московского округа от 19 июня 2013 г. № Ф05-8262/09 по делу № А40-91883/2008). В общем-то, и аргументация была заимствована у КС РФ: судебное решение не может выступать предметом какого-либо гражданско-правового договора.

Суд решил

В начале февраля на arbitr.ru появилась резолютивная часть решения: ВАС РФ постановил отменить все судебные акты и направить дело о возмещении судебных расходов на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Юридическое сообщество было заинтриговано мотивировкой этого решения, многие просмотрели запись заседания – и вот теперь можно ознакомиться уже с полным текстом судебного акта.

Посмотрим, какие аргументы использовал Суд.

Свобода договора. ВАС РФ начал с того, что напомнил о возможности сторон самостоятельно согласовать все условия договора, если только они не определены императивно. Это относится и к условию о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг.
Так, подчеркнул Суд, стороны вправе согласовать любую удобную форму выплаты вознаграждения – в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или же от результата этих действий (если только это не противоречит основополагающим принципам российского права).

Расходы на представителя должны быть разумными. Именно это требование Суд посчитал обязательным для включения сумм гонорара юриста в судебные расходы. ВАС РФ напомнил о том, что:

  • разумность расходов оценивает суд;
  • отдельные критерии оценки уже были установлены ВАС РФ: нормы расходов на командировки, стоимость экономных транспортных услуг, средняя по региону стоимость адвокатских услуг и т.д. (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»);
  • заявитель вправе доказывать размер и факт осуществления расходов на представителя, а его процессуальный противник – их чрезмерность.

После этого Суд пошел на небольшую хитрость. Если КС РФ увязал незаконность вознаграждения только с одним фактом (зависимость размера гонорара от будущего решения суда), то ВАС РФ ввел дополнительный критерий. Он разграничил две ситуации: 1) вынесено положительное судебное решение, но юрист не приложил к этому руки и 2) на формирование позиции суда немалое влияние оказали активные действия представителя.

Читайте также: Не корысти ради: ВАС РФ не признал адвокатов хозяйствующими субъектами

ВАС РФ подчеркнул, что по-прежнему считает «гонорар успеха» незаконным, но при условии, что его выплата обусловлена исключительно результатом рассмотрения дела – вне зависимости от труда исполнителя. Таким образом, Суд сместил акценты в предмете договора с действий государственного органа на усилия юриста. Кстати, словосочетание «гонорар успеха» в постановлении не упоминается ни разу.

Кроме того, ВАС РФ использовал и другой аргумент: оценивать стоит не только объем действий представителя, но и качество его услуг. Особенно интересен перечень «дополнительных опций» квалификации юриста, которые предлагает принимать во внимание Суд:

  • знание законодательства и судебной практики;
  • владение научными доктринами;
  • знание тенденций развития правового регулирования (причем как отечественного, так и зарубежного) спорных институтов.

По мнению многих экспертов, постановление Суда фактически означает возврат условного гонорара как вполне законного и допустимого способа установления оплаты по договору с юристом.

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме:

Юрист-альтруист, или От чего «лечат» в юридических клиниках абсолютно бесплатно
В систему оказания бесплатной юридической помощи входят как государственные, так и некоммерческие организации.

1 С текстом законопроекта № 392336-4 «О внесении изменения в статью 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы

Гонорар успеха — судебная практика в 2019 году

Дополнительное вознаграждение за труд адвоката или юриста

Законодательство России не предусматривает такого понятия, как гонорар успеха. Однако в нем также отсутствуют и какие-либо запрещающие нормы, ограничивающие право клиента и исполнителя включать в договор на оказание юруслуг условия о таком гонораре.

Смысл этого гонорара в том, что в результате положительного разрешения дела в суде клиент обязуется оплатить исполнителю премиальные — вознаграждение сверх суммы договора.

Стоит отметить, что гонорар успеха адвоката и возможность его применения предусмотрены Кодексом профессиональной этики адвоката от 31.01.2003. В п. 3 ст. 16 этого документа прямо указано, что адвокат при заключении соглашения с клиентом имеет право поставить выплату вознаграждения за его работу в зависимость от благоприятного исхода дела. Однако данный Кодекс не является нормативным правовым актом.

Например, отменено Постановлением АС МО от 09.08.2019 Постановление АС 9 ААС по делу № А40-203245/2015. Отмененное апелляционное постановление опиралось в т.ч. на кодекс профессиональной этики адвокатов. Кассационная инстанция не приняла его во внимание.

Несмотря на то, что многие юристы включают данное условие в заключаемые договоры, у судов на этот счет сложилась собственная позиция.

Отрицательная позиция судебных органов

По взысканию гонорара успеха судебная практика последние два десятилетия складывалась неоднозначно.

Так, исходя из текста информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48, становится очевидно, что гонорар успеха адвоката не может быть взыскан с клиента в случае, если тот отказался его выплачивать. Высший судебный орган обосновал свое мнение тем, что размер оплаты услуг юриста поставлен в зависимость от того, какое решение в будущем примет суд, а потому требование о взыскании данных денежных средств удовлетворению не подлежит.

Идентичное мнение выразил и Конституционный суд. Так, из постановления КС РФ от 23.01.2007 № 1-П можно сделать нижеследующие выводы:

  1. Свобода заключения договора имеет объективные границы: договорные отношения не могут распространяться на сферу, связанную с осуществлением государственной власти. Деятельность госорганов не может быть предметом частноправового регулирования. Решение суда не может выступать предметом договора или объектом прав.
  2. Стороны хотя и свободны в установлении условий соглашения на юруслуги, не вправе изменять его предмет. В соглашении на юруслуги предметом является деятельность юриста, а достижение конкретного итога такой работы выходит за предмет регулирования данного соглашения.
  3. Требование об оплате не только услуг юриста, но и результата его работы, выраженного в положительном судебном акте, противоречит положениям гл. 39 ГК РФ.

Смягчение позиции судов

Противоположное мнение было изложено в информационном письме Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121: в случае предъявления к потерпевшей поражение стороне требования о возмещении расходов, в число которых входит гонорар успеха, оно подлежит удовлетворению, но в разумных пределах.

Данную позицию суд обосновал следующим:

  1. Для взыскания расходов, определенных ч. 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24.07.2002 № 95-ФЗ, имеет значение только факт их несения заявителем.
  2. На взыскание расходов не влияет способ определения величины вознаграждения и условия его оплаты, суд должен взыскивать фактические расходы с учетом их разумности.
  3. Учитывая то, что заявитель понес расходы, исполнил свой гражданский долг перед контрагентом-юристом, оплатил ему дополнительное вознаграждение, такие расходы подлежат возмещению проигравшей стороной.

Значение данного разъяснения ВАС РФ огромно: судебный орган фактически легитимировал возможность включения в договор на юруслуги условия о гонораре успеха. Более того, он посчитал возможным включать его в состав судебных расходов.

На основании данного разъяснения многие суды стали удовлетворять требования о возмещении оплаченных выигравшей стороной премиальных своему представителю (например, определение Арбитражного суда Самарской области от 19.04.2013 по делу № А55-14703/2012).

Однако была и отрицательная практика (см. постановление 9-го арбитражного апелляционного суда от 13.03.2014 по делу № А40-60531/2012).

Позиция Верховного суда РФ

Поворотным моментом в ситуации с рассматриваемым гонораром стало вынесение определения ВС РФ от 26.02.2015 по делу № А60-11353/2013. Все нижестоящие инстанции при вынесении судебных постановлений о взыскании гонорара успеха руководствовались вышеприведенным разъяснением Президиума ВАС РФ. Однако Верховный суд данные доводы отклонил, решение в части взыскания премиальных отменил, обосновывая это следующим:

  • оплаченные представителю премиальные не считаются судебными расходами;
  • выплата такого гонорара, предусмотренного договором, находится в исключительной зависимости от финала рассмотрения дела судом;
  • оплата дополнительного вознаграждения юриста не обусловлена оказанием дополнительных услуг, а определенные заключенным соглашением услуги уже оказаны и оплачены;
  • учитывая, что договор, содержащий условия о премировании, заключен между клиентом и исполнителем, гонорар успеха не может взыскиваться с судебного оппонента клиента, так как тот не является стороной договора.

Последний довод, которым суд обосновал свой отказ во взыскании гонорара успеха, является довольно спорным, поскольку такая позиция делает невозможной взыскание любых представительских расходов в принципе.

Дополнительную информацию о расходах можно получить в статье «Судебные расходы — понятие и виды, порядок взыскания».

Взыскание гонорара успеха в настоящее время и возможность включения в договор

Учитывая мнение ВС РФ, гонорар успеха в 2019 году судами, как правило, не взыскивается. При вынесении судебного постановления судьи вновь, как и до декабря 2007 года, руководствуются информационным письмом Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48.

Свою позицию об отказе во взыскании гонорара успеха суды обосновывают и указанным выше постановлением КС РФ № 1-П, подчеркивая, что оплата по договору на юруслуги должна осуществляться только за исполнение своих обязанностей, а не за действия суда (см. Постановление АС ЗСО от 07.02.2019 по делу № А03-20515/2015).

Принимая во внимание изложенное, в 2019 году гонорар успеха:

-не включается в состав судебных расходов;

-не взыскивается с клиента принудительно при неисполнении им условия договора на юруслуги об оплате этого дополнительного вознаграждения.

Однако условие о таком дополнительном вознаграждении может быть определено в договоре на оказание правовых услуг. Включая в данный договор гонорар успеха, следует помнить, что имеется риск его невыплаты и, соответственно, дальнейшая невозможность взыскания через суд.

Таким образом, судебная практика по взысканию гонорара успеха как с проигравшей в судебном процессе стороны, так и с заказчика юридических услуг сегодня отрицательна. Однако, учитывая развитие гражданского общества, возможно, в будущем возникнут и положительные перемены в этом вопросе.

Гонорар успеха могут разрешить

Статьи по теме

Конституционный суд считает условие о гонораре успеха противоречащим закону. Однако депутаты рассматривают проект, который позволил бы включать такое условие в договор. Что такое гонорар успеха.

Что такое гонорар успеха

В английской правовой системе понятие «гонорар успеха» – это условие в договоре на оказание услуг между юридической фирмой и клиентом. Либо адвокат соглашается вести дело в суде без предварительной оплаты, либо часть ее поступает только при определенных обстоятельствах, чаще всего в случае выигрыша.

«No Win, No Fee» agreement or «Conditional Fee Agreement» (CFA) — соглашение «нет выигрыша – нет платы» или «условное соглашение».

В российском варианте гонорар успеха фигурирует обычно как дополнительное стимулирующее вознаграждение (премия) к обязательной оплате юридических услуг. Юрист-судебник не получает его, если дело проиграно.

Законодательство России не имеет правовых норм, которые регулировали бы оплату (или ее отсутствие) услуг юриста, если эта оплата зависит от положительного для доверителя решения суда. То есть оплату за результат. При этом законодатель не запрещает оказать правовую помощь бесплатно или договориться об оплате услуг в рассрочку, либо иным способом (ст. 421 ГК РФ).

Применение условия о гонораре успеха связано с плюсами для исполнителя:

  • он будет определять сумму вознаграждения на основании собственного видения и этики. То есть не ориентироваться на возможную оценку суда разумности и обоснованности таких расходов стороны процесса;
  • он сможет взыскивать установленный гонорар в принудительном порядке, если заказчик откажется его выплачивать добровольно.

Как юридическая компания взыскала бонус за услуги, читайте в журнале «Арбитражная практика для юристов».

Какую позицию по отношению к гонорару успеха занял Верховный суд в 2018 году

В судебной практике в отношении гонорара успеха ключевую роль играла Конституционного суда РФ, которая до 2019 года оставалась неизменной. Соглашение о таком вознаграждении противоречит закону и является недействительным (постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П, ст. 168 ГК).

Позиция КС РФ была продиктована тем, что в рамках договора возмездного оказания правовых услуг не предполагается удовлетворение требования исполнителя о выплате вознаграждения, если его размер зависит от решения суда (п. 1 ст. 779 и п. 1 ст. 781 ГК РФ).

Еще более ранняя позиция об условном гонораре была высказана ВАС в 1999 году (информационное письмо № 48 от 29.09.1999). Вознаграждение, размер которого зависит от будущего решения суда, не подлежит удовлетворению. ВАС рекомендовал руководствоваться положениями статьи 779 ГК РФ.

Почему ситуация начала меняться

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121 внесло свои коррективы в судебную практику и показало положительную тенденцию удовлетворения требований по выплате гонорара успеха. Одни из доводов ВАС:

  • для возмещения судебных расходов значение имеет, понесены ли данные расходы;
  • независимо от способа определения размера вознаграждения и условий его выплаты суд оценивает разумные пределы фактически понесенных судебных расходов.

В 2014 году Президиум ВАС вынес постановление в пользу гонорара успеха. ВАС допустил возможность включить в соглашение условие, при котором получение гонорара зависит от решения суда. Президиум провел параллель с премированием за успешное выполнение задания: при рассмотрении вопроса о разумности судебных расходов, включающих условное вознаграждение, арбитражный суд вправе оценить качество оказанных услуг (постановление Президиума ВАС РФ от 04.02.2014 № 16291/10).

Как позиция ВС РФ влияет на судебную практику по гонорару успеха

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26.02.2015 № 309-ЭС14-3167 изменило ситуацию. Были отменены ранее вынесенные постановления по делу № А60-11353/2013 и отказано в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов. Обоснование такого решения:

  • суд не нашел причин, чтобы отнести к судебным расходам данные затраты;
  • такие расходы не могут быть взысканы с оппонента заказчика, так как он не является стороной соглашения.

Определение повлияло на последующие решения судов. В основном суды отказывали в удовлетворении требований заявителя и не относили плату за успех к судебным расходам.

Но в 2018 году Верховный суд снова изменил позицию в отношении гонорара успеха. С предложением вернуться к обсуждению такой формы вознаграждения выступил В. В. Момотов. Предложение было аргументировано следующим:

  • снизилась оплата услуг представителя. Это мешает развитию рынка юридических услуг;
  • произошли значительные законодательные изменения с тех пор, как было вынесено постановление КС РФ в 2007 году. Это позволяет пересмотреть подход к условному гонорару.

Тем не менее, на данный момент суды не относят гонорар успеха к судебным расходам и не удовлетворяют требования о его взыскании со стороны оппонента доверителя (если нет доказательств фактически понесенных затрат). Судебная практика на конец 2018 и начало 2019 годов иллюстрирует подход судов не в пользу условного вознаграждения.

Так, истец потребовал компенсировать расходы на процесс в размере около 250 тыс. руб., из которых около 100 тыс. – гонорар успеха (10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика). Суд отказал в удовлетворении такого требования. Данное вознаграждение не может быть отнесено на проигравшую сторону. Суд обосновал свое решение правовыми актами высших инстанций (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2019 № 08АП-15727/2018 по делу № А46-22823/2017). При оценке обстоятельств суд исходил из цен на схожие услуги региона и расценил расходы на юриста как гонорар успеха, так как подобные суммы обычно не выплачивают.

Аналогичное постановление от 18.12.2018 вынесли по делу № А70-9524/2017.

ВС РФ в определении от 11.02.2019 по делу № 306-ЭС18-16390 разъяснил, при каких обстоятельствах нет причин квалифицировать договор уступки как условие о гонораре успеха:

  • уступка требования кредитором третьему лицу разрешается, если она соответствует закону;
  • право на взыскание неустойки может быть передано с правами на объект долевого строительства другому кредитору;
  • договор, по которому производится уступка, считается возмездным (если иное не следует из закона, других правовых актов, содержания или существа договора;
  • стороны имеют право заключить договор, в котором первоначальный кредитор обязуется уступить новому требование к должнику. Новый кредитор принимает обязательство передать первоначальному часть того, что будет исполнено должником по уступаемому требованию;
  • цена притязания в этом случае может быть определена по правилу пункта 3 статьи 424 ГК РФ (с учетом постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 54).

Так ВС пояснил, что стороны заключили договор инкассо-цессии (цессии для целей взыскания). Условие об оплате уступки частью взысканных с должника денег закону не противоречит и не имеет отношения к гонорару успеха.

Практика складывается так, что суд может возместить сумму гонорара успеха в качестве судебных издержек. Но он будет руководствоваться фактически понесенными затратами, разумностью предъявляемых требований, а также видом спора. По сути, это означает, что взыскать гонорар успеха в качестве премии (дополнительной выплаты) в счет судебных издержек нельзя. Если только не идет речь о фактически понесенных и доказанных стороной заявителя затратах на работу представителя и определенных спорах, по которым даны разъяснения ВС РФ.

Какую норму о гонораре успеха приняли в первом чтении

18.05.2018 на рассмотрение Госдумы поступил проект федерального закона № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Авторы законопроекта предлагают закрепить возможность вносить в договоры об оказании юридических услуг условие о гонораре успеха, выплата которого зависит от результата дела.

При рассмотрении проекта Комитет по государственному строительству и законодательству подчеркнул, что такое условие должно быть соотнесено с правовой позицией КС РФ и может быть ограничено отдельной категорией правовых споров. 10.01.2019 проект в первом чтении приняли единогласно с учетом будущей доработки.

Гонорар успеха в юридической деятельности

В последнее время в юридической среде идет активное обсуждение так называемого «гонорара успеха». У юридического сообщества давно назрела потребность в подобном институте, а внесенный некоторое время назад в Государственную Думу законопроект № 469485-7, принятый в первом чтении, предполагает законодательное закрепление подобной формы оплаты юридических услуг. Тем не менее, долгое время суды не признавали допустимость установления оплаты по договору оказания правовых услуг в виде процента от выигрыша, к тому же, в некоторых случаях установление подобной формы оплаты до сих пор отвергается.

О том, что такое гонорар успеха, а также о допустимости и формулировке подобного способа установления цены услуг юриста мы расскажем в настоящем материале. Кроме того, вопрос допустимости взыскания с ответчика судебных расходов на оплату гонорара успеха также не останется без внимания в данной статье.

Что такое гонорар успеха?

Гонорар успеха представляет собой форму оплаты по договору оказания юридических услуг по представлению интересов заказчика в суде. Коротко говоря, гонорар успеха – это премия представителя или адвоката в случае вынесения судебного решения (или фактического взыскания) в пользу заказчика, интересы которого он представлял. Она, как правило, исчисляется в проценте от денежной суммы или стоимости имущества, присужденной заказчику.

Подобная форма оплаты услуг юристов существует во множестве стран довольно долгое время. Например, гонорар успеха часто используется в США в коллективных исках (например, потребителей) – подобный механизм оплаты обеспечивает получение высококлассной юридической помощи даже лицам, которые не имеют средств на оплату услуг недорого юриста. В дореволюционной России такой способ оплаты также практиковался и имел некоторую популярность.

Зачем нужен подобный гонорар?

  1. Во-первых, гонорар успеха может обеспечить получение юридической помощи тем, лицам, которые не в состоянии оплатить дорогостоящие услуги юриста. Например, малообеспеченный гражданин судится по иску стоимостью 100 000 рублей, а вероятность удовлетворения его иска не столь высока. Тем не менее, услуги по представлению интересов в суде по подобному спору могут стоить более 20 000 рублей, что является значительной суммой для данного гражданина. Если иск не удовлетворят, то даже если он договорится с юристом на оплату после оказания услуг, ему даже при проигрыше все равно придется заплатить достаточно значимые для него деньги, а ради этого он может взять кредиты и влезть в долги. Кроме того, при использовании гонорара успеха в качестве способа оплаты можно нанять гораздо более квалифицированного, опытного и дорогого юриста. Поэтому, гонорар успеха расширяет сферу оказания квалифицированной юридической помощи, позволяя получить ее всем гражданам, в отношении споров которых имеются какие-то обозримые перспективы победы в суде.
  2. Во-вторых, гонорар успеха стимулирует юристов оказывать гораздо более качественные услуги. Заказчик юридических услуг, как правило, слабо разбирается в специфике юридической деятельности и судебных споров, что часто не позволяет контролировать качество оказываемых услуг. При фиксированной или почасовой оплате имеется меньшая вероятность приложения всех возможных усилий юристов к тому, чтобы наилучшим образом обеспечить представительство интересов заказчика в суде, поскольку заказчик платит не за победу, а за консультации, сбор доказательств, подготовку и отправку документов, а также выступления в суде. Для юриста, тем не менее, крайне важна репутация, которая и обуславливает цену его услуг – поэтому, при выборе дорогого консультанта может иметься большая вероятность того, что к защите интересов клиента он приложит максимальные усилия. Но дополнительная денежная премия или зависимость всей оплат от результата, очевидно, может дать еще большие результаты.
  3. В-третьих, выбор любой формы оплаты для клиента или для исполнителя важен в ключе управления рисками. Например, при плохих перспективах удовлетворения иска или отказа в иске другой стороне фиксированная или почасовая оплата может быть невыгодна клиенту. Проиграв дело он не только лишается суммы выигрыша, но и оплачивает судебные расходы другой стороны, а кроме того будет вынужден заплатить своему юристу. С другой стороны, при одновременном выборе фиксированной или почасовой оплаты по несколько более низкой стоимости и установлении гонорара успеха он заплатит юристу большую сумму в полном объеме только при выигрыше (а при проигрыше только фиксированную или почасовую часть). Но эта сумма может быть гораздо больше, чем та стоимость услуг, которую он был бы готов заплатить при фиксированной или почасовой оплате. А потому гонорар успеха может позволить юристу заработать гораздо больше, если, конечно, дело будет выиграно.

Проблемы гонорара успеха

В целом, их можно разделить на две части – догматические и практические. В первом случае они вытекают из юридического характера отношений между заказчиком (клиентом) и исполнителем (юристом). Договор на представление интересов в суде оформляется в виде договора оказания услуг, который обозначен в ст.779 ГК РФ как договор, не предусматривающий достижение какого-либо результата. То есть в предмете данного договора указывается только лишь то, что исполнитель должен оказать услуги, выполнив определенные действия или осуществляя определенную деятельность, а заказчик принимает только услуги, а не их результат (как, например, в договоре подряда). Тем не менее, имеются весомые причины для того, чтобы считать договор оказания юридических услуг несколько отличающимся от стандартной конструкции договора оказания услуг, поскольку у любого лица, заключающего договор на представление своих интересов в суде, имеется основной интерес выиграть дело. Соответственно, было бы не правильно отрицать подобную потребность.

С практической точки зрения минусы гонорара успеха часто зависят от того, каким образом было сформулировано само договорное условие. Не любой судебный акт гарантирует реальную возможность исполнения – часто существуют ситуации, когда по исполнительному листу не получается ничего взыскать с должника, поскольку у него может не иметься активов, на которые возможно наложить взыскание. К примеру, нельзя наложить взыскание на единственное жилье. Часто встречается ситуация, когда гражданин, в отношении которого ведется исполнительное производство, не имеет банковских счетов, получая доходы «в конверте» в наличных денежных средствах, а всё имущество, которым он пользуется (недвижимость, автомобили), находится в собственности его родственников (зачастую было переписано на них незадолго до открытия исполнительного производства). Соответственно, формулировка условия о том, что юристу в качестве платы по договору присуждается процент от удовлетворенных требований (а не фактически взысканных в исполнительном производстве) может быть крайне невыгодной для заказчика в подобных ситуациях.

К тому же, не всегда удовлетворение требований имеет реальную связь с услугами юриста. Например, если ответчик по своей воле признал иск или истец сам отказался от своих требований. В такой ситуации юрист может получить гонорар успеха, который никак не обусловлен усилиями, которые он приложил. Возможно, он даже не начал оказывать услуги, а спор разрешился без его помощи – за что тогда платит заказчик? Конечно, оплачиваются только принятые услуги, но оценить объем оказанных услуг зачастую крайне проблематично — скорее всего, юрист докажет, что услуги были фактически оказаны (хотя бы в некотором объеме).

Допустимость гонорара успеха

Стоит сказать, что долгое время гонорары успеха фактически блокировались судами, расценивавшими их в качестве недействительных условий. В 1999 году было издано Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 N 48, в котором прямо устанавливалось, что не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящем размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Несмотря на то, что информационное письмо официально не является нормативным источником, арбитражные фактически руководствовались им (по причине того, что позиция ВАС может значить возможность последующей отмены судебного акта, противоречащего ей) и запрещали гонорар успеха, отказывая юристам в возможности его взыскания с заказчика.

Следующим гвоздем в гроб гонорара успеха стало Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П. Конституционный Суд высказался за невозможность установления гонорара успеха по двум основным причинам: достижение результата не входит в установленный законом предмет договора оказания услуг, а судебное решение не может быть объектом чьих-то гражданских прав. Достаточно спорное постановление КС РФ до недавнего времени означало полную невозможность взыскать с заказчика по договору оказания юридических услуг оплату в форме процента от цены иска выигранного дела. Тем не менее, стоит отметить особое мнение судьи КС РФ А.Л. Кононова в отношении приведенного выше постановления. В частности судья отмечает, что отсутствие связи судебного решения с действиями представителей противоречило бы принципу состязательности процесса, а запрет гонорара успеха мог бы вести к тому, что малообеспеченные граждане не всегда бы могли рассчитывать на квалифицированную юридическую помощь. Стоит отметить небезосновательность выводов, сделанных в приведенном особом мнении, однако до недавнего времени суды придерживались позиции Постановления КС РФ, в котором в частности делалась отсылка на практику арбитражных судов – а именно, на указанное ранее информационное письмо.

В это же время ВАС РФ в некоторой части изменил свою позицию по поводу гонорара успеха. Пункт 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 N 121 устанавливает, что для взыскания судебных расходов важен лишь факт их несения (то есть оплаты услуг юриста) вне зависимости от того, каким образом была установлена оплата по договору на оказание юридических услуг. Но одновременно с этим указывалось, что подобные расходы должны быть разумны и обоснованы. Однако данный акт касался лишь случаев взыскания расходов с проигравшей стороны, а не взыскания исполнителем оплаты юридических услуг с заказчика.

В настоящее время практика ВС РФ показывает, что гонорар успеха может быть установлен в качестве формы оплаты по договору оказания правовых услуг. ВАС РФ в Постановлении Президиума от 4 февраля 2014 года № 16291/10 указал, что стороны договора оказания юридических услуг могут установить вознаграждение в любой форме, за исключением установления вознаграждения вне зависимости от факта оказания услуг, а только лишь от исхода дела. Кроме того стоит отметить другое недавнее дело (А76-26478/2018) , в котором с заказчика был взыскан гонорар успеха, и позицию нижестоящих судов по которому поддержал ВС РФ в отказном определении на жалобу заказчика № 309-ЭС19-14931.

Кроме того, можно отметить еще одно значимое дело, которое касалось вознаграждения юристов, нанятых арбитражным управляющим, за взыскание имущества в конкурсную массу. В Определении от 14 октября 2019 года № 305-ЭС16-20779 (46) ВС РФ рассмотрел спор по поводу обоснованности вознаграждения юристов, получавших 15% процентов от стоимости поступившего в конкурсную массу имущества. Анализируя данный судебный акт можно сделать вывод о допустимости подобной оплаты, но суд прямо указал, что такое вознаграждение нельзя расценивать как «гонорар успеха», поскольку выплата этого вознаграждения не ставится в зависимость от принятия судом положительного решения в пользу должника. Учитывая то, что конкурсный управляющий обязан действовать разумно и добросовестно, все траты имущества должника на уплату юридических услуг должны быть обоснованы. Именно для решения вопроса об обоснованности расходов дело было отправлено на новое рассмотрение (управляющий заявлял о выборе такого способа оплаты по причине, того, что выбор почасовой оплаты в силу неизвестности объема необходимых услуг мог бы привести к большим расходам). Тем не менее, в данном деле суд не указал на прямую допустимость гонорара успеха. Видимо ввиду позиции КС РФ, ВС РФ назвал гонораром успеха только случай установления стоимости услуг в зависимость только от размера присуждения судом вне зависимости от реального взыскания денег или имущества. Но данное обстоятельство подтверждает возможность установить гонорар успеха в проценте от денежной суммы или стоимости имущества, которую получится взыскать по исполнительному листу.

Но, вероятно, что в ближайшее время гонорар успеха будет в полной мере закреплен законом. Законопроект № 469485-7, предусматривающий поправки в ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». А именно поправку в статью 25, которая предусматривает возможность включения в договор оказания услуг с адвокатом условия об оплате в зависимости от вынесенного судом решения. Данное изменение согласуется с Постановлением КС, в котором было, в частности, отмечено, что специальным законодательством может быть предусмотрен подобный порядок оплаты. И хотя данные поправки касаются только адвокатов, все же имеется вероятность того, что судебная практика может прийти к допустимости подобного условия в договорах с исполнителями, не имеющими статус адвоката (если, конечно, к тому времени не будет установлено обязательное наличие статуса адвоката для профессионального представления интересов клиентов по гражданским делам).

Можно ли взыскать гонорар успеха в качестве судебных издержек?

Допустимость гонорара успеха, о которой было сказано ранее, рассматривалась в ключе отношений между юристом и клиентом – а именно в возможности взыскания юристом гонорара успеха с клиента (или обоснованности такого договора с должником в рамках банкротства). Тем не менее, заказчик может выплатить гонорар успеха юристу – входит ли подобная выплата в размер судебных расходов, которые можно в соответствии с АПК РФ и ГПК РФ взыскать с проигравшей стороны?

По крайней мере, судебные расходы по спорам в арбитражных судах в соответствии с АПК РФ могут быть взысканы с проигравшей стороны, даже если выигравшая сторона заплатила своим представителям гонорар успеха. Подобный вывод можно сделать из Информационного письма ВАС РФ от 05.12.2007 N 121. Однако такие расходы должны быть обоснованы – то есть быть примерно на одном уровне со стоимостью схожих юридических услуг на рынке.

Тем не менее, если дело имеет слабые перспективы выигрыша, и поэтому был установлен крайне высокий гонорар успеха, то представлялось бы несколько несправедливым взыскание подобной премии юриста с проигравшей стороны – да и вряд ли получится взыскать подобные судебные расходы. Поэтому оплата гонорара успеха в большей своей части лежит именно на заказчике, а никак не на его процессуальном оппоненте.

ВС усмотрел в премии юристам «гонорар успеха»

Практика судов общей юрисдикции по-прежнему не коррелирует с практикой арбитражных судов

21 октября «АГ» опубликовала новость об Определении Верховного Суда РФ от 30 сентября по делу № 78-КГ19-32. Высшая судебная инстанция разбиралась, можно ли в договоре об оказании юридических услуг предусмотреть дополнительную премию юристам в виде процента от взысканных в гражданском споре средств в пользу их клиента.

Данным Определением ВС РФ признал недопустимым положение договора об оказании юридических услуг, предусматривающее премию в размере 10% от взысканной суммы («гонорар успеха»). Данная позиция существенно расходится с практикой арбитражных судов, которые часто допускают «гонорар успеха» при условии «разумности» его размера.

Напомню, что в рассмотренном ВС РФ деле юридическая фирма предъявила иск к клиенту, требуя оплатить услуги по двум договорам, связанным с судебным представительством: 14 млн руб. по одному договору и 15 млн руб. – по другому. Речь в обоих делах шла о взыскании миллионов долларов, так что сумма гонорара не кажется сверхъестественной. Иск к клиенту был подан в суд общей юрисдикции.

Что касается первого договора, то суды в ходе рассмотрения иска выявили странную неувязку. В договоре речь шла о представительстве в государственном суде, а в реальности услуги по представительству были оказаны в третейском суде. В результате суды всех инстанций без колебаний отклонили иск. Мысль о том, что юристам стоит заплатить хоть что-то за проделанную работу, по-видимому, никому в голову не пришла.

До Верховного Суда РФ дошел спор по второму договору, в котором было предусмотрено представительство в государственном суде (и юристы действительно представляли клиента именно там). Договор содержал условие, согласно которому исполнителю полагается премия в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика. Иначе говоря, стоял вопрос о типичном «гонораре успеха».

Несмотря на то что исковые требования были удовлетворены, клиент платить премию юристам не пожелал, потребовав признать данное положение договора недействительным. Однако петербургские суды двух инстанций не нашли в спорном условии договора ничего предосудительного и разрешили спор в пользу юристов, сославшись на свободу договора.

Суд первой инстанции отметил, в частности, что «размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения определены сторонами при заключении договора путем свободного волеизъявления и не поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, который будет принят в будущем». Апелляция также сочла, что «выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями… по оказанию услуг, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда». Суды взыскали долг с клиента в полном объеме.

Однако ВС РФ не согласился с позицией нижестоящих судов.

В обоснование своего решения Коллегия ВС РФ привела три аргумента. Во-первых, суды неправильно оценили доказательства. Что конкретно имела в виду Коллегия, не совсем ясно – вроде бы никакого спора о фактах, а значит, и об оценке доказательств в деле не было, неоднозначна лишь оценка правовой квалификации условий договора.

Во-вторых (и это, на мой взгляд, главное): Коллегия со ссылкой на позицию Конституционного Суда РФ (Постановление от 23 января 2007 г. № 1-П) указала, что «гонорар успеха» в российском праве не допускается. В Постановлении КС РФ, в частности, отмечено, что включение в договор о возмездном оказании правовых услуг условия о «гонораре успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», поскольку «означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора».

В-третьих, по мнению Коллегии, нижестоящие суды неправильно истолковали договор, сочтя, что премия определяется как процент «от цены иска», в то время как в договоре указано, что это процент «от взысканной суммы».

В итоге ВС РФ отменил акты нижестоящих судов в части удовлетворения требований по договору и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Вопрос «гонорара успеха» по договору оказания юридических услуг – традиционно «больной» для российского права. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ выпустил Информационное письмо (от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»), в котором указал, что условия о «гонораре успеха» не подлежат судебной защите. Одна из юридических фирм оспорила в КС РФ практику отрицания «гонорара успеха», однако Суд в названном Постановлении № 1-П полностью подтвердил упомянутую практику.

Впоследствии эта жесткая позиция в системе арбитражных судов была значительно смягчена. По сути, многие суды приходили к выводу, что «гонорар успеха» допустим, если его размер «разумен». Соответственно, во многих случаях он подлежит взысканию с клиента. Этот гонорар – при условии «разумности» его размера – выигравшая дело сторона может даже взыскать с проигравшей в качестве судебных расходов. Данный подход ВАС РФ сформулировал в п. 6 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Практика арбитражных судов продолжала колебаться. Так, в 2015 г. Коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что «гонорар успеха» в принципе не подлежит взысканию с процессуального оппонента (дело № А60-11353/2013). Впрочем, о возможности взыскания этого гонорара с самого клиента ВС РФ в том деле ничего не сказал.

Буквально за несколько дней до принятия обсуждаемого судебного акта судья ВС РФ Елена Зарубина вынесла отказное определение, фактически утвердившее позицию нижестоящих арбитражных судов, в котором указывалось на допустимость исчисления суммы оплаты как процента «от взысканной суммы» (дело № А76-26478/2018). Кстати, речь шла тоже о 10%.

Однако все это происходило во «вселенной арбитражных судов». Что касается «вселенной судов общей юрисдикции», то, похоже, время там остановилось в 2007 г. – времени принятия постановления КС РФ № 1-П. Позиции ВАС РФ для судов общей юрисдикции – все равно что позиции марсианского верховного суда: «очень интересно, но какое это имеет к нам отношение?»

Гражданская коллегия ВС РФ в рассматриваемом деле не анализирует практику арбитражных судов. Как, впрочем, и практику судов общей юрисдикции. Не обсуждаются также и политико-правовые, догматические или какие-либо иные основания запрета «гонорара успеха». Видимо, названная Коллегия ВС РФ рассматривает формулировки постановления КС РФ как истину в последней инстанции, не нуждающуюся в дополнительном осмыслении, творческом толковании, а тем более – изменении: если указано, что «гонорар успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», то вопрос решен и обсуждать больше нечего.

Абсурдность и контрпродуктивность абсолютного запрета «гонорара успеха» неоднократно обсуждалась в юридической прессе. Представляется очевидным, что аккуратное применение этого способа оплаты труда представителя весьма способствовало бы улучшению качества юридических услуг. Возможные отрицательные эффекты могут без особых проблем купироваться судебным контролем на предмет «разумности» размера вознаграждения.

К сожалению, все эти политико-правовые аргументы остаются вне сферы внимания ВС РФ. Как это зачастую и бывает, мотивировка, по сути, ограничивается цитированием норм закона и чужих правовых позиций (в данном случае КС РФ). Каких-либо самостоятельных соображений насчет того, почему «гонорар успеха» плох или хорош, Коллегия не формулирует.

В свое время в качестве главной из заявленных целей ликвидации ВАС РФ называлась необходимость унификации судебной практики. Рассмотренное Определение ВС РФ демонстрирует, что данная цель достигнута не была. Практика судов общей юрисдикции, включая Коллегию ВС РФ по гражданским делам, по-прежнему не коррелирует с практикой арбитражных судов, в том числе Коллегии по экономическим спорам. Спрашивается, стоило ли тогда огород городить?

Подлежит ли взысканию «гонорар успеха»

Дата публикации: 17.05.2018 2018-05-17

Статья просмотрена: 489 раз

Библиографическое описание:

Гашев А. А. Подлежит ли взысканию «гонорар успеха» // Молодой ученый. — 2018. — №20. — С. 290-291. — URL https://moluch.ru/archive/206/50358/ (дата обращения: 13.11.2019).

Для начала определим, что понимается под гонораром успеха — это форма оплаты услуг (вознаграждение), которые включается в договор или соглашение, между сторонами. Суть гонорара успеха закачается в том, что в случае положительного исхода по делу, одна сторона (клиент) обязана выплатить другой стороне (адвокат или представитель) вознаграждение в твердой денежной сумме или в процентном соотношении.

В силу статьи 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным издержкам относятся расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

В силу ч. 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В соответствии с ч. 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при распределении судебных расходов суд компенсирует их лицу, в пользу которого принят судебный акт, в разумных пределах. Для возмещения судебных расходов стороне, в пользу которой принят судебный акт, значение имеет единственное обстоятельство: понесены ли соответствующие расходы.

Судебная практика очень неоднозначна. Началом можно привести пример, что в 1999 году Высший арбитражный суд РФ заявил, что нельзя удовлетворять исковые требования исполнителя, если договором были предусмотрены условия о гонораре успеха (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48) [1].

Смягчение позиций по вопросу о возможности включения условий о вознаграждении в случае успешного завершения дела нашло свое отражение и в практике.

К наиболее резонансным делам можно отнести дело N А40–35715/10–141–305 по заявлению «Арудж Холдингз Лимитед» о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «Билла» судебных расходов (судьи ВАС РФ вынесли определение об отказе в передаче спора на рассмотрение Президиума ВАС РФ, тем самым подтвердив законность взыскания условного гонорара).

Определение от 26.02.2015 по делу № А60–11353/2013 [2]. Верховный суд подтвердил допустимость соглашения о гонораре успеха, охарактеризовав его премией за услуги адвоката. Также суд отнес его в категорию судебных расходов, но отметил, что гонорар успеха не может быть взыскан с проигравшей стороны [3].

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2015 N 309-ЭС14–3167, в качестве судебных расходов нельзя взыскать премию, которая выплачивается представителю стороны, выигравшей спор, только за положительный итог рассмотрения дела (гонорар успеха). Под такой премией в данном случае понимаются отдельные компенсации, выплата которых представителям (адвокатам) поставлена в зависимость исключительно от того, рассмотрено ли дело в пользу клиента (представляемого), и не обусловлена оказанием новых услуг в дополнение к тем, что уже предоставлены и оплачены. Результат такого соглашения клиента и представителя не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является.

Если по условиям договора на оказание юридических услуг организация-ответчик уплачивает юридической организации вознаграждение в процентном соотношении от взыскиваемой суммы, в отношении которой судом отказано в удовлетворении иска, такое вознаграждение (гонорар успеха) выплачивается не за совершение исполнителем определенных действий или осуществление определенной деятельности, а за принятие судом выгодного для заказчика решения, и не может быть взыскано с проигравшей стороны в качестве судебных расходов.

На сегодняшний день практика идет следующим образом. Верховный суд РФ в определении от 20.04.2017 № 305-ЭС16–20063 [4] утвердил мировое соглашение между истцом — акционерным обществом “Пассажирское автотранспортное предприятие № 1” и ответчиком — акционерным обществом “Регион Финанс” по делу, в котором истец требовал вернуть гонорар успеха после поворота исполнения. При этом нижестоящие инстанции не признали в этом деле гонорар успеха неосновательным обогащением, как требовал истец, фактически признав его законность.

Таким образом, «гонорар успеха» представляет собой вознаграждение необусловленное оказанием дополнительных услуг представителем и не подлежит удовлетворению, при этом, указанные дополнительные суммы по существу являются вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги, то есть признаются своего рода премированием адвокатов.

В заключение хочется сказать, что все-таки точка в данном вопросе о «гонорара успеха» окончательна, еще не поставлена, поскольку нет четкой и сформированной правовой позиции.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×