0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Каким должен быть священник

Идеальный священник

Чего греха таить, собирательный портрет батюшки складывается под копирку из мнений тех, кто в церковь ходил только на собственные крестины, а в следующий раз собирается только на своё отпевание. В глазах таких людей идеальный священник выглядит примерно так.

Самое главное – батюшка должен быть худым. Нет, даже тощим. Не более 46-го размера (даже если в батюшке добрых 2 метра роста). Но не меньше 44-го, иначе он будет выглядеть совсем уж жалким и этим пользоваться.

Ещё священник должен быть бледненьким.

Если красный – значит пьёт.

Если загорелый – значит, по заграницам разъезжает.

Впрочем, и бледным должен быть тоже в меру – иначе опять-таки будет вызывать к себе жалость (себе на пользу).

Национальность не важна – главное, чтобы человек был хороший. Но вот священник-еврей – это как-то настораживает.

Жена

Жена у священника должна быть худая и бледная. И желательно – немая. Чтобы стояла «глазки в пол» и вообще не отсвечивала. И чтоб косметикой не пользовалась. И чтоб юбки носила серые до пят, да кофты семейные с протёртыми локтями.

Дети

Детей у священника должно быть никак не меньше 20-ти! Но чтоб своих – не более 5-ти, иначе сочтут невоздержанным. Остальные – приёмные.

При этом все – благовоспитанные, скромные, смиренные, чтоб не шумели, не ныли, ничего не просили. Но чтобы обязательно были не запуганные и не затравленные.

Чтоб интересовались мобильными и планшетами, и в обычную школу ходили. И чтоб в 12 лет курить и пиво пить начали – чтоб можно было потом пальчиком показать и сказать: «Вот у того попа уже и с сигаретой ходит, а наш-то молодец, до 14-ти дотерпел!»

Жильё

У священника не должно быть своего жилья. Максимум – однокомнатная квартира в спальном районе.

Или пусть это будет сельский дом – с перекошенным фундаментом, лопнувшими окнами и грязным заплёванным полом.

Чтоб воду из речки, и удобства на отшибе, и огород скудненький, и яблоня с кислыми яблочками. И чтоб в этом доме жили все 20 детей, и желательно при этом ходили на всевозможные кружки, занятия, танцы, музыки, рисования, чтоб развивались всесторонне и Маршака с табуретки читали. Но чтоб непременно попробовали всё в 13 лет – чтоб не выделятся.

Машина?

Машину батюшке можно, только если это ладозавр отечественного автопрома!

Если машины у священника нет, то это ещё более подозрительно. Он что, пешком ходит? На велосипеде ездит? Ну, велосипед можно. Но только чтоб ржавый был, и цепь слетала, и педали скрипели, и чтоб коррозия из каретки сыпалась.

И чтоб от своего домика в деревне хр-хр-хр зимой по заснеженной дороге торопился на электричку, всех 20 человек детей вёз в школу, сады и прочите занятия, пока его жена с утра в проруби стирает.

Деньги?

А вот денег у священника быть не должно. От слова совсем. Зачем ему деньги?

Еда у него в огороде растёт, яблочное варенье на зиму жена наварила, а для молочка пусть корову заведёт.

Мяса им не надо – они же постятся весь год, а рыбу можно и в речке наловить.

А ежели священнику кто денежку подаст, то он её непременно тут же должен пожертвовать кому-либо куда-либо, пока денежка не нагрелась до 36, 6 градусов в ладошке.

Пожертвование

Если батюшке кто пожертвует заплесневелую колбасу, печенье, прослоенное джемом, которое в пакетике уже всё раскрошилось, да старые тряпки на занавески, он должен плакать от благодарности и пожизненно молиться за благодетеля.

Да, кстати, молиться священник должен всегда и за всех, но так, чтоб его молитву никто не видел, а то будет ходить как фарисей.

Храм у священника должен быть круглосуточно открыт и батюшка – для всех доступен в любое время дня и ночи.

Не может быть у священника никакой «личной жизни»!

И в храме чтоб ремонт был новенький, и туалет для всех желающих.И много-много скамеечек – чтобы все сидеть могли.

И никакой торговли в храме! Чтобы свечи бесплатные лежали и листики с ручками для записок, и книжки с иконками – бесплатно, для всех желающих.

И чтоб всё аккуратненько и свеженько, чтоб следил за памятником архитектуры ХIХ века качественно – ему ж передали в отличном состоянии, после того, как там был кинотеатр, клуб, склад и баня!

И чтоб по спонсорам не ходил и пожертвований не собирал, чтобы всё делал сам и задаром, в срок.

Да, и чтоб не жаловался.

Чтоб светился изнутри пастырской мудростью, чтобы всех согревал и утешал.

Чтоб пьяные мужики, едва его завидев, бранные речи прекращали, а бабы кончали на жизнь жаловаться, девицы развратные стыдливо колени прикрывали, а дети малые орать переставали.

Вот тогда-то народ крещёный в храмы да и потянется!

Каким должен быть священник?

Разбор полетов

Что мы знаем о священниках? Они ходят в черных рясах, с крестами на груди, служат в храмах. Да, собственно, и все. А чего мы ждем от них, когда приходим в церковь? Так звучал главный вопрос второй встречи киноклуба молодежной организации «Слово».

Документальный фильм «Попы», выбранный для просмотра, стал действительно благодатной почвой для обсуждения. Это история о жизни трех обыкновенных священников конца 90-х: один несет службу в столице, другой — в селе, а третий живет и трудится в маленьком глухом поселке. Собравшиеся на встречу в храме Димитрия Ростовского вместе со священником Александром Абрашкиным попытались определить, каким же должен быть современный священник.

— К священству относится возложение рук архиерея на голову посвящаемого и молитвенное призывание Святого Духа, — зачитывает отец Александр учебник по литургике «Таинства и обряды Православной Церкви». — Внутренним невидимым действием рукоположения является особая благодать. Она возвышает избранных над остальными верующими, наделяет духовной силой и властью учительствовать, священнодействовать и управлять паствой.

Таинство священства можно по справедливости называть венцом всех других таинств, ибо оно служит спасительным орудием для их сообщения по благодати, данной апостолами, и постепенно перешедшее на нынешнее служение Христовой Церкви.

— Возвышает избранных над остальными верующими? — вопросительно смотрит на отца Александра один из участников клуба Владимир.

— Выше священства нет ничего,- рассуждает батюшка. — И ты можешь больше помочь как священник, чем если бы ты взял в руки автомат и поехал на войну защищать Родину.

В фильме один из священников хотел взять благословение и уехать воевать.

— Когда идешь в рясе — осматривают как рентгеном, — продолжает батюшка. — Иногда даже просто невнимательное — не грубое, а просто некорректно сказанное слово перечеркивает для человека все. И он запоминает только это.

— Сегодня мы имеем нехватку кадров среди священства. В связи с этим встает вопрос, — рассуждает Владимир. — Насколько нестрого сегодня подходят к отбору будущих священнослужителей. Ведь бывают и священники с определенными пороками?

— Острая проблема сегодня в слухах, — отвечает отец Александр, — Многое про священников действительно выдумано, преувеличено. Хотя не буду отрицать, есть и факты.

Чего же мы хотим от священника? Кого хотим увидеть перед собой, заходя в храм, встречая его на улице? На этот вопрос попытался коротко ответить почти каждый из присутствующих.

— Хотелось бы, чтобы священник в первую очередь занимался своим приходом, людьми, — считает Владимир. — То есть надо понимать его не в отрыве от общины, мол, он сам по себе, а именно как ее часть. Чтобы община носила какие-то бремена священника, и священник носил бремена общины.

«Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал.6:1,2).

Это одно из первых пожеланий, высказанных в сторону священства.

Действительно, есть такое выражение «честность должна быть также естественна как дыхание».

Было и такое мнение, что священник должен был милосердным. А честность для тех, кто уже прожил много лет, понятие, к сожалению, иногда относительное. Даже в христианстве.

— Я был свидетелем такой ситуации, — продолжает один из участников вечера, — служба заканчивается, и священник начинает раздавать всем задания, а сам при этом ничего не делает.

— Я немного не согласен с этим, — возражает отец Александр. — Лентяев-священников в принципе быть не может. Просто у него есть какие-то другие обязанности, которые священнослужитель должен выполнять.

Мнение многих, что священник должен быть образованным, чтобы идти в ногу со временем.

Чтобы видел проблему и был неравнодушным

— И он должен видеть проблему в человеке, — считает Андрей. — Грехи вырастают из какой-то проблемы, и важно, чтобы священник ее увидел. И чтобы он сочувствовал, не оставался равнодушным к твоей проблеме. Тогда почему-то легче становится.

Чтобы к нему хотелось подойти

— Священник должен быть таким, чтобы к нему хотелось подойти, — делится Анастасия. — Ты знаешь, что он тебя всегда выслушает. От него должны исходить любовь и вера.

— Священник, на мой взгляд, — возвращается к теме Федор, — должен кратко и четко отвечать на поставленные вопросы. Например, на исповеди.

— И должен быть хорошим психологом, — высказалась одна из присутствующих. — Свою веру он должен преподносить так, чтобы человек раскрылся.

— Священник — это человек, к которому я могу прислушаться, а значит, он должен быть в чем-то выше меня, — объясняет Дмитрий, — чтобы он мог направить, научить. Неважно, какая добродетель у него больше — милосердие, вера — что угодно, лишь бы этого было больше, чем у меня.

Всегда и даже внешне воин Христов

— Священник должен быть доступен, — считает Александр. — Многие люди не знают, как и где можно найти батюшку, многие просто не доходят до храма, поэтому священник должен быть всегда в подряснике, чтобы он был всегда воином Христовым, к которому можно подойти даже на улице. Да, у священников много обязанностей, но все равно, священник в первую очередь должны нести людям проповедь, совершать службы.

— Священник своим поведением должен привлекать людей, далеких от церкви, — делится Антон. — Будучи маленьким, я видел, как один священник на улице страшно ругался на двух девушек. На меня тогда это произвело крайне отталкивающее впечатление.

Имел твердую веру, доброту и душу, которая могла бы принять каждого

— Священник — целый набор качеств, — отвечает на поставленный вопрос Мария. — При том, что он должен быть честным человеком, он еще и должен быть доступен, открыт, чтобы к нему хотелось подойти и пообщаться. Кроме того, твердая вера, доброта и душа, которая могла бы принять каждого.

И, наконец, священник должен много молиться.

— Священники должны молиться, — добавляет Александр, — если они не будут общаться с Богом, то где будут брать силы? И нам в этом они тоже должны быть примером.

— Самое главное в священнике — стремление к Богу, — высказывается Антон.

Священник — обычный человек?

В какой-то момент тема вечера сузилась до одного вопроса

Многих из нас (были и такие среди присутствующих) волнует вопрос, откуда у священников те или иные материальные средства. Мол, некоторые разъезжают на Мерседесах и т.п.

— А почему священник обязательно должен жить в нищете? — вопрошает в ответ Дмитрий. — Может быть, ему этот Мерседес подарили? Священник может зарабатывать деньги, отдыхать и т.д., он — обычный человек.

Тут же разгорелся спор:

— Почему у священника должен быть обязательно самый худой, гнилой и запорожец?! — высказывается в продолжение вопроса другой Дмитрий. — Я знаю одного батюшку из Новосибирска. У него неплохая иномарка. А еще у него пятеро детей, которых нужно возить. Кроме того, его автомобиль используется как служебный транспорт. Например, кого-то нужно срочно причастить, перевезти, в том числе и ночью и т.д.

— Уровень образования и культуры у священства сегодня низок, — говорит отец Александр. — Какова общая масса, такова и тенденция в священстве. Священство выходит из народа. А семинария, школа будущих священнослужителей, дает знания, но любить не учит.

— Любовь рождается, когда священник уже общается со своим приходом,- подхватил Владимир. — Он воспитывает общину, община его.

— Кого мы с вами хотим? — вопросил один из собравшихся. — Няньку? Ну, нет сейчас духовников, потому что их просто нет. Наверное, не выросли еще.

Действительно, слегка оглянувшись, мы увидим, что все предыдущее поколение священнослужителей было вырублено. Преемственность нарушена. Так что духовникам взяться просто неоткуда, многие из них в буквальном смысле ни физически, ни духовно еще не созрели.

— В деревне священник живет с паствой и ради паствы, — подводит итоги отец Александр. — А в городе у него больше общественных послушаний и меньше личного общения с приходом.

Условно среди городских священников можно выделить категорию, которая занимается приходом, его чаяньями, и приход его любит, и категорию «общественников», которые заняты, прежде всего, на административных послушаниях.

У нас кафедральный город, и, по словам батюшки, больше общественных дел. В провинциальных городах все может быть по-другому. Например, в Бийске служит отец Гермоген. Все прекрасно знают, где он живет. Любая проблема — все гурьбой идут к нему домой.

Так что же мы знаем о священниках? Они ходят в черных рясах, с крестами на груди, служат в храмах. Да, собственно, и все. А чего мы ждем от них, когда приходим в церковь? Если честно признаться себе, то, приходя, мы желаем увидеть анеглоподобных людей. Людей (а людей ли?) другой жизни, людей святости. И подчас мы, порой даже неосознанно, предъявляем к ним колоссальные, нечеловеческие требования, забывая, что сегодняшний священник еще вчера стоял рядом с нами на Богослужении и молился как все прихожане.

Да, безусловно, священник должен отличаться от нас, и он отличается данной ему свыше благодатью, но не будем же забывать, что он еще и немощный человек, который и сам еще спасается, и который также, а точнее, даже вдвойне, втройне, даст за все свои дела ответ Богу.

«И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, ибо я пришел не судить мир, но спасти мир» (Ин. 12, 47-48). Ибо если и Сам Господь не судит нас, то как можем мы?! Так не будем же вставать на место Бога и судить других.

И еще. Господь заверяет нас через своего ученика апостола Павла, что всякая власть от Бога. Неужто священство не от Него?

PS: 25 марта в 18:00 в молодежном объединении «Слово» пройдет третья встреча киноклуба.

Тема обсуждения: «Мученичество и миссионерство сегодня. Почему сегодня убивают священников?»

Планируется показ программы из цикла «Профессия: репортер» «Божьи/безбожьи люди» Юлии Варенцовой и интервью с матушкой убитого отца Даниила Сысоева Юлией Сысоевой.

После фильма — разговор со священником, обсуждение увиденного, ответы на вопросы.

О фильме: «Безбожьи люди» впервые показан на канале НТВ 28 ноября в 19:25.
«Преступление, от которого содрогнулась страна. Священник расстрелян у алтаря. Мы гордимся своей верой, особой духовностью — так что же мы творим? Рушим церкви, крадем иконы и убиваем священников!
«Безбожьи люди» — фильм Юлии Варенцовой, специального корреспондента дирекции праймового вещания канала НТВ.

Адрес: храм Димитрия Ростовского (пл. Спартака, 10).

Телефон для справок: 63-96-30

Каким должен быть священник

Каким должен быть современный священник?

21 июня 2013 года в Храме Христа Спасителя под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялось очередное заседание Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви. В начале заседания, говоря о путях развития системы духовного образования, Его Святейшество обратился к вопросу: а каким должен быть современный священник?

Будущий священнослужитель выходит из стен семинарии или академии не в вакуум и не в прошлый век, а идет навстречу современному обществу с его вызовами, с его темпом жизни, с его скоростями передачи и обработки информации. И потому, подчеркнул Святейший Патриарх Кирилл, выпускник духовной школы «должен быть обеспечен необходимым корпусом знаний и навыков, чтобы быть не только чадолюбивым пастырем (что в первую очередь необходимо сформировать в личности священника), но и интеллектуально соответствовать ожиданиям общества».

Предстоятель Русской Православной Церкви назвал священной обязанностью развитие духовного образования, что должно привести к превращению духовенства еще и в «интеллектуальный класс» нашего общества. «И все это не ради некоего интеллектуального эстетства, не ради того, чтобы мы как участники общественного дискурса убедительно выглядели, — продолжил мысль Святейший Владыка, — все это ради спасения души современного человека, для которого убедительны только те слова, которые способны произвести впечатление и в интеллектуальном плане».

В современном обществе является довольно устойчивым предубеждение, будто духовное образование качественно уступает светскому, что оно слишком специализировано, оторвано от современности, что выпускник даже самой лучшей духовной академии не может стоять на одной планке с выпускником светского университета. Констатировав стереотипность подобного мышления, сформированного определенным недоверием части общества и академической среды по отношению к системе духовного образования, Его Святейшество сказал: «Отказ видеть в духовных школах полноценных научных и педагогических партнеров нередко происходит по идеологическим соображениям. Ведь реально мы ведем диалог с небольшим кругом ученых; и с теми, с кем диалог ведется, никаких проблем нет, там всё на виду. А вот в среде тех, с кем мы диалог не ведем, такие стереотипы формируются». По мнению Святейшего Владыки, такое мышление объясняется досадной инерцией советского времени, примеры которой видны не только в данной сфере, но на иных «этажах» российского общества. При этом было отмечено, что в духовном образовании есть, конечно, и объективные проблемы, которые нужно безотлагательно разрешать.

«Невзирая на то, что думают о духовном образовании люди чрезвычайно от него далекие, может быть, никогда в руках ни один богословский текст не державшие, нам необходимо стремиться к ситуации, когда наши православные институты, университеты, духовные школы будут входить в перечень лучших высших учебных заведений страны, — убежден Предстоятель Русской Православной Церкви. — Наши труды призваны приблизить время, когда мы сможем претендовать на место в мировом рейтинге вузов; и эту работу мы должны начинать сейчас, без промедления».

Его Святейшество, говоря о целях проводимой образовательной реформы, подчеркнул: «Духовные школы должны быть полностью признаны государством и обществом как современные конкурентоспособные развитые научно-интеллектуальные гуманитарные центры, которые готовят не просто когорту священников, но академически образованных гуманитариев».

Что для этого нужно сделать? Святейший Патриарх Кирилл констатировал, что духовным школам не следует замыкаться на гуманитарных науках. Ведь как для физиков может оказаться полезным знание о теологии (по крайней мере, прикосновение к этому знанию поможет разрушить стереотипы и рудименты атеистического прошлого), так и выпускникам семинарии нужно понимать, какова современная научная картина мира, каковы современные достижения в теоретической физике и во многих других областях светских знаний, которые имеют очень значительные философские имплементации в жизни.

Итак, получается, что священник призван быть разносторонне развитым человеком, ведь он общается с людьми разных профессий и с каждым должен уметь говорить на его языке.

Наше общество сегодня связывает со священнослужителями большие ожидания и предъявляет к ним высокие требования. От священников ждут не только образцового поведения, но и высокой культуры мысли и слова, умения давать ответы на острые вопросы современной жизни — морально-этические, общественные.

В то же время, напомнил Патриарх, не следует потакать попыткам создавать образ идеального священнослужителя. Это не так, и так никогда не будет: священники — люди, и они совершают ошибки. Они могут обладать разными талантами, способностями, знаниями, у них может быть разный уровень образования. «Но если священник, особенно выступающий публично, плохо образован и при этом еще и стремится поучать всех и вся, общество сразу формирует карикатурный образ. Мы не намерены оправдывать недостойное поведение наших собратьев, но считаем необходимым делать все для того, чтобы повышать духовный, культурный уровень нашего духовенства», — подчеркнул Предстоятель Русской Православной Церкви.

Святейший Владыка вновь напомнил об ответственности работы, которая поручена духовным школам, ведь в свете общественных ожиданий по отношению к священнослужителям духовные семинарии и академии можно назвать местом, где готовится закваска духовной жизни нашего общества.

Идеальный священник

Самый лучший священник

Оные люди, особенно любящие, как любой СОБЕС, денежки в чужом кармане посчитать, не глядя в зеркало, спрашивают у меня и про часы Патриарха, и про жизнь клирошан, растягивая философски многозначительно, что «если бы да так, то я бы, может, и в церковь бы пошёл. ». Многого таким не объяснить так просто в двух словах да на пяти пальцах, зато собирательный портрет идеального батюшки складывается под копирку из мнений тех, кто церковь только на свои крестины ходил, а в следующий раз только на своё отпевание собирается.

Какой же ты, идеальный священник?

Самое главное – он должен быть худым. Нет, даже тощим. Не более 46 размера. Но не меньше 44-го, иначе он будет выглядеть совсем жалостливо и этим пользоваться. Но не более 50-го размера, даже если в батюшке добрых 2 метра роста.

Ещё священник должен быть бледненьким. Не красным – сразу всем будет понятно, что пьёт, не загорелым – все сразу поймут, что он по заграницам разъезжает. Но и бледным должен быть тоже в меру. Не белым с синюшными веками, не серым с запавшими глазницами, а таким, слегка глиняного цвета.

Национальность тоже важна. Очень важно, чтобы был не еврей, не армянин, не грузин, не китаец, не француз, не англичанин и не итальянец, и вообще арийской расы, но не германец и не скандинав. Но и не русский. И не поляк. И не эфиоп. И не серб, не румын, не болгарин и не грек. И не прибалт. Пусть сам разбирается со своей национальстью, лишь бы…что? Потому что вообще я не расист, поэтому не так важно, главное, чтоб человек был хорошим.

Должна ли быть у священника жена? Нет, конечно, ему же с женщинами нельзя! А что, можно, правда что ли? Ну, тогда пусть будет худенькая, бледная, с тремя волосинками и желательно, немая, чтоб стояла глазки в пол опустив и не смела речей вести дерзновенных и вообще не отсвечивала. Или наоборот, пусть будет как колобок, страшненькая такая, чтоб от людей прятать, чтоб на её фоне любая другая женщина выглядела прям королевой. И чтоб косметикой не пользовалась, только чтоб волосы жирненькие в пучок на затылке, да носила юбки серые и кофты семейные с протёртыми локтями.

А ещё у священника должно быть человек 35 детей, не меньше, и чтоб не больше 5-6 своих – остальные приёмные. Не положено священнику детей не иметь, но чтоб все не подумали, какой он не воздержанный, то приёмных должно быть больше. При этом они должны быть благовоспитанные, чтоб не шумели, не ныли, стояли такие смиренные и скромные, и ничего им было не надо, но чтоб обязательно были не запуганные и не затравленные, чтоб интересовались и мобильными, и планшетами, и в школу ходили, чтоб в 12 лет курить и пиво пить начали, а то вырастут не попробовав, какой с них прок будет? Чтоб можно было потом пальчиком показать и сказать «вот у того попа уже и с сигаретой ходит, а наш-то молодец, до 14-ти дотерпел!»

Жильё. У священника не должно быть своего жилья, максимум – однокомнатная квартира в спальном районе с ржавыми трубами и оголённой проводкой, а холодильник в кухне чтоб потолок подпирал. Или пусть это сельский дом будет с перекошенным фундаментом, лопнувшими окнами и грязным заплёванным полом. Чтоб воду из речки, и удобства на отшибе, и огород скудненький, и яблоня с кислыми яблочками, а то вдруг ему слишком легко живётся, спину свою не гнёт ради хлеба насущного? И чтоб в этом доме жили все 35 детей, и желательно при этом ходили на всевозможные кружки, занятия, танцы, музыки, рисования, чтоб развивались всесторонне и Маршака с табуретки читали. Но чтоб непременно попробовали всё в 13 лет, чтоб не выделятся.

А машину батюшке можно, только если это ладозавр отечественного автопрома, а если это глянцевый чёрный лимузин-кабриолет фирмы Мацуда, купленный с рук, то это всё подозрительно. Если машины у священника нет, то это ещё более подозрительно, он что, пешком ходит? На велосипеде ездит. Ну тогда и велосипед ни в коем случае не лучше Стелса, и чтоб ржавый был, и цепь слетала, и педали скрипели, и чтоб коррозия из каретки сыпалась. И чтоб от своего домика в деревне хр-хр-хр-хр зимой по заснеженной дороге торопился на электричку, детей все 35 человек вёз в школу, сады и прочите занятия, пока его жена с утра в проруби стирает.

А денег у священника быть не должно. От слова совсем. Еда у него в огороде растёт, и яблочное варенье вот опять же на зиму жена наварила, и хлебушек сам растёт, а для молока пусть корову заведёт. Ну пусть ему кто-нибудь её подарит. Мяса им не надо, они же постятся весь год, а рыбу можно и в проруби выловить, пока жена стирает простыни. Если же священнику кто денежку подаст, то он её непременно должен пожертвовать кому-либо куда-либо, пока денежка не нагрелась до 36,6 градусов в ладошке. Ну ладно, если у него есть мама с диабетом, то пусть ей купит лекарств попроще, а то зажрались совсем.

Если батюшке кто пожертвует заплесневелую колбасу, печенье, прослоенное джемом, которое в пакетике уже всё раскрошилось, да старые тряпки на занавески, он должен плакать от благодарности и пожизненно молиться за благодетеля. Кстати, молиться священник должен всегда и за всех, но так, чтоб его молитву никто не видел, а то будет ходить как фарисей.

Храм у священника должен быть открыт для всех, и чтоб ремонт был новенький, и туалет для всех желающих, но чтоб лавки в храме не было, чтобы свечи бесплатные лежали и листики с ручками для записок. И чтоб всё аккуратненько и свеженько, чтоб следил за памятником архитектуры Х1Х века качественно, ему ж передали в отличном состоянии, после того, как там был кинотеатр, клуб, склад и баня. И чтоб по спонсорам не ходил и пожертвований не собирал, чтобы всё делал сам и задаром, в срок.

Да, и чтоб не жаловался, чтоб светился изнутри пастырской мудростью, всех согревал и утешал, чтоб пьяные мужики, едва его завидев, бранные речи прекращали, бабы кончали на жизнь жаловаться, девицы развратные стыдливо колени прикрывали, дети малые орать переставали. Вот тогда народ в церкви и потянется.

А пока священник в магазине на свою семью в 7 человек куриные ноги считает, да яблочки с бананами и овсянки впрок покупает, потом их в старенький Рено запихивает, да едет сына из бассейна и дочь из музыкалки забирать, куда ему до нас, обычных граждан?

«Становиться на пастырский путь нужно с одной целью – послужить Богу»

О православном священстве, мотивах к принятию сана, о душевных качествах, необходимых и присущих батюшкам, а также о трудностях в их служении и семейной жизни и проблемах стояния в истине рассуждает наш постоянный автор протоиерей Владислав Озеров.

– Отец Владислав, расскажите, пожалуйста, о себе. В какой семье Вы родились, как обрели веру? Ваше воцерковление произошло в детстве, попечением родителей или же стало итогом духовных поисков? И, наконец, что побудило Вас к принятию священного сана?

– Родился я в обычной советской рабочей семье. С одной стороны, родители мои не были верующими, они искренно разделяли идеи коммунизма, а отец даже состоял в партии. Но в то же время в доме чтились основные православные праздники, соблюдались многие традиции. Однако о религиозном воспитании, конечно, не было и речи.

Первое прикосновение благодати Божией, опыт, если можно так сказать, небесного озарения я пережил в школьные годы, в десятом классе, под влиянием книги Сенкевича «Камо грядеши». Это художественное произведение об апостольских временах. Там есть такой момент: апостол Петр со своим учеником вышли из Рима и за городом повстречали Христа. Петр опустился на колени и облобызал Его ноги, а ученик не видел Спасителя и удивился, почему его наставник упал на землю и целует придорожную пыль. После прочтения этого эпизода возникла мысль: а что если Христос действительно есть? Под впечатлением от такого «открытия» я несколько дней пребывал в каком-то трепетном, благодатном состоянии. Господь таким образом призывал к Себе, к духовной жизни, к покаянию. Ну, а потом, после армии, стали возникать серьезные вопросы – о смысле бытия, о душе, посмертной участи человека. Тогда, в начале 90-х, уже издавалась духовная литература. К сожалению, печаталось и много лжедуховных книг, по оккультизму, астрологии, и я какое-то время тоже этим интересовался. Но, в конце концов, милостью Божией, поиски истины привели меня в православный храм, увенчались принятием Таинства Крещения и воцерковлением.

Спустя какое-то время я стал размышлять о необходимости стать священником. Но думал, что такие мысли – просто искушение, и всячески их отгонял. В 90-е годы батюшек не хватало, и совесть подсказывала, что нужно послужить Богу и Церкви в священном сане. Однако у меня было много сомнений, страхов, колебаний перед рукоположением. Лишь после встречи и беседы со старцем, который категорично предупредил: «Если откажешься – погибнешь», я ощутил уверенность, что это действительно мой путь, что такова воля Божия.

– Есть ли, на Ваш взгляд, разница в пастырском служении у потомственных священников и тех, кто самостоятельно пробирался к Православию сквозь волчцы и тернии безбожного времени?

– Таким как я, безусловно, не хватает опыта. Но в то же время, обретая Бога через поиски, страдания и ошибки, порой весьма серьезные, мы пережили величайшую радость познания истины, когда ты был во тьме и увидел свет. Не знаю, случается ли что-то подобное в жизни людей, воспитанных в Православии. Наверное, это наш единственный плюс – такое духовное ликование, благодарность Богу и ревностное отношение к найденной с огромным трудом вере. А у потомственных батюшек, если их отец – богобоязненный пастырь, с детства перед глазами образ истинного служения, над ними простерт молитвенный покров живых и усопших благочестивых предков, поэтому им, однозначно, легче. Если на протяжении столетий их деды и прадеды стояли у престола, представляете, какой это очищенный молитвой, богоугодный род.

– Как Вы считаете, какой человек способен подъять нелегкое бремя священства и ради чего, с какими целями, стремлениями, намерениями это можно и нужно делать?

– Думаю, становиться на пастырский путь нужно с одной целью – послужить Богу и людям (ради Бога, конечно). Тогда любовь ко Господу будет проявляться у священника в любви к своей пастве, подражании Христу, пролившему Свою кровь ради нашего спасения. Исходя из личного опыта, могу сказать, что это очень непросто. Более того, наверное, именно непонимание всей сложности и ответственности пастырского служения и позволяло вступить в свое время таким молодым, как я, на этот путь. Верни меня сейчас лет на двадцать назад – я бы точно отказался от рукоположения, если бы, конечно, не имел того однозначного уверения от старца.

– А какими качествами священник должен обладать в первую очередь?

– Прежде всего, пастырю никак нельзя обойтись без веры и любви. Потом – смирение, кротость, мудрость, которые испрашиваются у Бога в молитве. Но главное все-таки – вера, потому что, если умный и образованный священник не стяжает искренней веры и любви к Богу, он превратится в фарисея – знатока-книжника с холодным сердцем и формальным подходом к служению.

В этом и состоит тяжесть нашего креста – ведь годами сохранять внутреннее сердечное горение очень сложно. Бывают в жизни полосы различных скорбей, неудач, апатии… Духовенству сейчас трудно соответствовать тому образу пастыря, который описан у Святых Отцов – свтт. Иоанна Златоуста, Игнатия (Брянчанинова), прав. Иоанна Кронштадтского и других. Пожалуй, лишь единицам в какой-то мере это удается. Нынешние священники несут на себе язвы и противоречия, накопившиеся не только в настоящем, но и в прошлом времени. Так, в 90-е годы действительно катастрофически не хватало духовных лиц, и часто рукополагались фактически не подготовленные люди. Но священник же должен быть примером для паствы; прежде чем приступать к ее окормлению, ему сначала надо победить все свои пороки, внутреннюю нечистоту и греховность. А мы принимали сан преисполненные страстей, с которыми до сих пор продолжаем бороться.

– Батюшка, но и сегодня, хотя в России уже нет такой острой потребности в священнослужителях, открыто много духовных учебных заведений, есть доступ к любой литературе, дело с рукоположениями обстоит не лучше…

– Говоря о подготовленности, я имел в виду не образование, а в первую очередь духовное состояние будущего пастыря – его веру, душевную чистоту и успехи в борьбе со страстями. Вспомните из житий святых – угодники Божии отказывались, всячески уклонялись от принятия сана и шли на это только под напором каких-то особенных жизненных обстоятельств. С каким смирением, сознанием собственного недостоинства, страхом такие люди – святые, очищенные от страстей – вступали на этот путь! Поэтому, безусловно, подготовленность заключается не в знаниях, хотя и они не будут лишними. Суть в том, что без веры, без внутреннего духовного огня, как я уже сказал, священник превращается в фарисея. И такой грамотный пастырь даже хуже необразованного, но глубоко верующего.

А что касается современного священства, к сожалению, можно привести немало фактов, когда на передний план выдвигаются мотивы материального характера, меркантильные интересы. Все-таки в мое время, при всех наших немощах и малоопытности, мы шли в Церковь не из корыстных побуждений. Всякое было – кто-то попал под запрет, кто-то не выдержал искушений, но мы принимали священство с искренним желанием поработать Богу. А сегодня в среде молодых батюшек и семинаристов особое внимание уделяется материальной стороне служения, и это очень настораживает. Раньше куда бы Владыка ни направил – за тридевять земель, в глушь, на новый приход, где все нужно начинать с нуля, – ехали, причем с радостью, с энтузиазмом. А теперь многие отказываются, если их ставят не туда, куда бы им хотелось, стараются найти место получше…

– Вы сказали о необходимых батюшкам качествах, а какие черты характера, привычки, взгляды, по Вашему мнению, для священнослужителей недопустимы?

– Наверное, все те же немощи и страсти, которые любому человеку мешают продвигаться по пути спасения. Сребролюбие… Понятно, что приходскому священнику, особенно если у него многодетная семья, приходится постоянно заботиться о своих близких. Но он не должен впадать в чрезмерное попечение о материальном, стяжательность, потому что она губит искреннее стремление послужить Господу. И, конечно же, тщеславие, гордость – бич современности. Из-за этих страстей теряется благодать Божия, без которой батюшка становится равнодушным требоисполнителем. Еще пьянство – увы, тоже в наши дни встречается нередко. Преданный этому пороку священник утрачивает не только дерзновение к Богу, но и свой авторитет среди людей. Т. е. для пастыря опасно все то, что отводит от него Божественную благодать. Как важно, например, вовремя подать нуждающемуся мудрый совет. Но только в том случае священническое слово принесет человеку духовную пользу, если оно будет исполнено благодати. А говоря от себя, можно ошибиться и порекомендовать что-то не совсем богоугодное и душеполезное.

И в этой связи хочу обратиться к читателям, нашим прихожанам. Понятно, что сегодня практически нет святых пастырей, их единицы, это всем известные старцы, которые от нас уходят. Поэтому прошу верующих снизойти к нашим немощам и молиться за нас. Жаль, что многие забывают, что Господь может даровать священнику мудрость не по его достоинству, а по вере вопрошающего. Когда Вам кажется, что батюшка в чем-то не прав, – помолитесь за него, чтобы Господь даровал ему духовный разум и исправление его ошибок, если они действительно есть, в поведении или во взглядах. Сейчас мы очень часто сталкиваемся с резким осуждением, неприятием. Да, если священник заблуждается, – можно с ним не соглашаться. Но это расхождение не должно рождать ожесточение, злобу. В отличие от католиков, в Православной Церкви никогда не утверждалось, что Предстоятели, архипастыри и пастыри безгрешны и не имеют права на ошибку. Существует масса примеров из церковной истории, когда и Патриархи, и иерархи, и священники бывали даже еретиками, колебавшими церковные устои (например, Арий, Несторий, Севир и проч.). Т. е. мы должны понимать, что и духовные лица – это простые смертные люди, которые могут в чем-то погрешать, иметь ложные взгляды, причем совершенно искренне. Мы с вами – члены одной Церкви, Тела Христова, поэтому нужно молиться друг за друга, чтобы Господь послал всем нам духовное вразумление.

– Батюшка, а есть ли у Вас какой-либо идеал православного пастыря, к которому Вы стремитесь?

– Конечно, хотелось бы приблизиться к той высоте, которую достиг святой праведный Иоанн Кронштадтский. Но в моем случае трудно в полной мере ориентироваться на пример его жития, потому что отец Иоанн, как мы знаем, жил в совершенном воздержании и целомудрии, не имел детей. Наверное, какого-то определенного образца у меня нет. Есть качества и черты, присущие разным батюшкам, которым хочется подражать. Так, у меня вызывают уважение труды одного настоящего, искреннего, ревностного миссионера, стараниями которого образовалось целое благочиние, хотя я не совсем согласен с его взглядами. Другой имеет талант строителя. Третий – любящий пастырь, внимательный, милостивый. А я, прослужив достаточно долгое время в священном сане, пришел к выводу, что сам ни в чем по-настоящему не преуспел. И это не слова ложного смирения, а реально осознаваемый мною факт: я не смог стать ни хорошим настоятелем, ни мудрым наставником, ни примерным мужем, ни заботливым отцом. Но, несмотря на все это, сохраняю надежду, что, может быть, Господь еще сподобит меня верой и правдой послужить Ему, чтобы обрести дерзновение пред Ним, душевное удовлетворение и прощение безчисленных грехов.

– Какие увлечения, занятия приемлемы для священника, а какие, на Ваш взгляд, несовместимы с ношением сана? Каким должен быть батюшка в быту, в общественной жизни, в общении вне храма, чтобы не подавать соблазна как «внешним», невоцерковленным, неправославным, так и верующим людям?

– К сожалению, в этом вопросе теория, если можно так сказать, очень сильно отличается у нас от практики. Во всяком случае у меня: и в быту, и в отношениях со своей семьей и в общении с людьми постоянно проявляются различные немощи. Враг никогда не оставляет верующего человека в покое, а тем более священника. Создаются такие ситуации, в которых обнаруживаются наши страсти: где-то впал в раздражение, вступил в спор, не смог совладать со своим характером. Вроде бы кажется, что это мелочи, но в действительности для окружающих они служат соблазном, поэтому нужно следить за собой, бдеть над своей душой, стараться жить внимательно.

А что касается увлечений, то вспомним, как сказано у апостола Павла: Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною (1 Кор. 6, 12). Т. е. любое занятие, уводящее пастыря от главной цели его жизни, от служения Богу, и начинающее приобретать над ним некую власть, как страсть, однозначно для него неприемлемо, даже если и кажется безобидным. Кроме того, безусловно, недопустимо посещение таких мест, где культивируются человеческие страсти, присутствует явный грех: пьянство, мирское веселие, звучание сатанинской музыки и т. д.

Каким должен быть идеальный священник РПЦ

от admin · Ноябрь 10, 2017

Самое главное – батюшка должен быть худым. Нет, даже тощим. Не более 46-го размера (даже если в батюшке добрых 2 метра роста). Но не меньше 44-го, иначе он будет выглядеть совсем уж жалким и этим пользоваться.

Ещё священник должен быть бледненьким.
Если красный — значит пьёт.
Если загорелый — значит, по заграницам разъезжает.
Впрочем, и бледным должен быть тоже в меру — иначе опять-таки будет вызывать к себе жалость (себе на пользу).

Национальность не важна — главное, чтобы человек был хороший. Но вот священник-еврей — это как-то настораживает…

Жена.

Жена у священника должна быть худая и бледная. И желательно — немая. Чтобы стояла «глазки в пол» и вообще не отсвечивала. И чтоб косметикой не пользовалась. И чтоб юбки носила серые до пят, да кофты семейные с протёртыми локтями.

Дети.

Детей у священника должно быть никак не меньше 20-ти! Но чтоб своих — не более 5-ти, иначе сочтут невоздержанным. Остальные — приёмные.
При этом все — благовоспитанные, скромные, смиренные, чтоб не шумели, не ныли, ничего не просили. Но чтобы обязательно были не запуганные и не затравленные.
Чтоб интересовались мобильными и планшетами, и в обычную школу ходили. И чтоб в 12 лет курить и пиво пить начали — чтоб можно было потом пальчиком показать и сказать: «Вот у того попа уже и с сигаретой ходит, а наш-то молодец, до 14-ти дотерпел!»

Жильё.

У священника не должно быть своего жилья. Максимум – однокомнатная квартира в спальном районе.
Или пусть это будет сельский дом — с перекошенным фундаментом, лопнувшими окнами и грязным заплёванным полом.
Чтоб воду из речки, и удобства на отшибе, и огород скудненький, и яблоня с кислыми яблочками. И чтоб в этом доме жили все 20 детей, и желательно при этом ходили на всевозможные кружки, занятия, танцы, музыки, рисования, чтоб развивались всесторонне и Маршака с табуретки читали. Но чтоб непременно попробовали всё в 13 лет — чтоб не выделяться.

Машина?

Машину батюшке можно, только если это ладозавр отечественного автопрома!
Если машины у священника нет, то это ещё более подозрительно. Он что, пешком ходит? На велосипеде ездит? Ну, велосипед можно. Но только чтоб ржавый был, и цепь слетала, и педали скрипели, и чтоб коррозия из каретки сыпалась.
И чтоб от своего домика в деревне хр-хр-хр зимой по заснеженной дороге торопился на электричку, всех 20 человек детей вёз в школу, сады и прочие занятия, пока его жена с утра в проруби стирает.

Деньги?

А вот денег у священника быть не должно. От слова совсем. Зачем ему деньги?
Еда у него в огороде растёт, яблочное варенье на зиму жена наварила, а для молочка пусть корову заведёт.
Мяса им не надо — они же постятся весь год, а рыбу можно и в речке наловить.
А ежели священнику кто денежку подаст, то он её непременно тут же должен пожертвовать кому-либо куда-либо, пока денежка не нагрелась до 36, 6 градусов в ладошке.

Пожертвование.

Если батюшке кто пожертвует заплесневелую колбасу, печенье, прослоенное джемом, которое в пакетике уже всё раскрошилось, да старые тряпки на занавески, он должен плакать от благодарности и пожизненно молиться за благодетеля.
Да, кстати, молиться священник должен всегда и за всех, но так, чтоб его молитву никто не видел, а то будет ходить как фарисей.

Храм у священника должен быть круглосуточно открыт и батюшка — для всех доступен в любое время дня и ночи.
Не может быть у священника никакой «личной жизни»!
И в храме чтоб ремонт был новенький, и туалет для всех желающих.И много-много скамеечек — чтобы все сидеть могли.
И никакой торговли в храме! Чтобы свечи бесплатные лежали и листики с ручками для записок, и книжки с иконками — бесплатно, для всех желающих.
И чтоб всё аккуратненько и свеженько, чтоб следил за памятником архитектуры ХIХ века качественно — ему ж передали в отличном состоянии, после того, как там был кинотеатр, клуб, склад и баня!
И чтоб по спонсорам не ходил и пожертвований не собирал, чтобы всё делал сам и задаром, в срок.

Да, и чтоб не жаловался.
Чтоб светился изнутри пастырской мудростью, чтобы всех согревал и утешал.
Чтоб пьяные мужики, едва его завидев, бранные речи прекращали, а бабы кончали на жизнь жаловаться, девицы развратные стыдливо колени прикрывали, а дети малые орать переставали.
Вот тогда-то народ крещёный в храмы да и потянется!

Матушка Екатерина Каптен

2,573 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector