2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кем были мать и отец сусанин

Иван Сусанин.

Что известно нам достоверного о Сусанине? Крайне мало, почти ничего. Любопытно его прозвание, ведь “Сусанин” – это не фамилия в нашем понимании, которых в те времена у крестьян не было. Прозвание же давалось, как правило, по имени отца – вспомним, например, Кузьму Минина, прозываемого Мининым потому, что отца знаменитого нижегородца звали Миной; внук Сусанина Даниил, сын его зятя Богдана Собинина, опять-таки по отцу проходил в документах как “Данилко Богданов” и т.д. Прозвание Сусанин явно происходит от женского имени Сусанна (“белая лилия” по-дренееврейски; такое имя носила одна из жён-мироносиц). Вероятнее всего, Сусанной звали мать Ивана Сусанина, и прозвание по имени матери позволяет нам предположить, что Сусанин рос без отца, может быть, умершего, когда его сын был совсем маленьким. В литературе о Сусанине обычно сообщается его отчество – Осипович, но оно является вымышленным. В источниках XVII века ни о каком отчестве Сусанина не упоминается, и это естественно, так как официальных отчеств крестьянам тогда и не было положено: они являлись привилегией лишь бояр и дворян. Если бы отца Сусанина действительно звали Осипом (Иосифом), то тогда его прозвание было бы Осипов, а не Сусанин. а

Одним из важнейших является вопрос – кем был в домнинской вотчине Иван Сусанин? В документах XVII века об этом ничего не говорится. Историки XVIII–XIX веков обычно называли его крестьянином. Протоиерей А.Д. Домнинский, ссылаясь на бытовавшие в Домнине предания, первым указал, что Сусанин был не простым крестьянином, а вотчинным старостой. Он писал: “Что Сусанин был старостою вотчинным, это я считаю достоверным потому, что слышал об этом от двоюродного деда моего, престарелого священника села Станков Михаила Федорова, воспитанного, вместе с родным моим дедом, у деда их, а моего прапрадеда, домнинского священника Матвея Стефанова, урожденца домнинского и умершего около 1760-го года, а сей был внук домнинского священника Фотия Евсевиева – самовидца упомянутого события. Сей в дарственной грамоте от великой старицы Марфы Иоанновны в 1631-м году записан дьячком при отце своём священнике Евсевии”.23 В другом месте он вновь повторяет: “Домнинские старые крестьяне тоже говорили, что Сусанин был старостою”.24

После А.Д. Домнинского некоторые авторы стали именовать Сусанина приказчиком Марфы Ивановны, и, видимо, это соответствует действительности. Как известно, в боярских вотчинах XVI–XVII веков было два основных должностных лица: староста и приказчик. Староста являлся выборным лицом местной общины (“мира”), приказчик же (или “посельский”) назначался владельцем вотчины. Н.П . Павлов-Сильванский писал: “Управление и хозяйство господского имения обыкновенно были в руках уполномоченного господином приказчика /посельского/… Посельский заведовал собственным хозяйством господина на боярской земле, в отношении же участков, занятых крестьянами как самостоятельными хозяевами, он был только сборщиком оброков и податей, а также судьёй и управителем. Вознаграждением ему служило пользование пожалованным участком земли в особенности особые пошлины, которые он собирал с крестьян в свою пользу”.25 Историк продолжает: “Господский приказчик (…посельский) не был полновластным управителем; его власть была ограничена выборным старостой и мирскою сходкою общины”.26

Судя по всему, Сусанин был не выборным старостой, а именно приказчиком (посельским), управляющим домнинской вотчиной и живущим в Домнине при боярском дворе. Этому выводу отнюдь не противоречит то, что А.Д. Домнинский называет Сусанина “вотчинным старостой”. Во-первых, ещё в старину термин “староста” имел и значение “управитель”.27 Во-вторых, ко временам А.Д. Домнинского этот термин несколько изменил своё значение, которое он имел в XVII веке, и из обозначения выборного лица, выполнявшего ряд важных мирских функций, стал – по крайней мере, в дворянских поместьях – также синонимом слов “приказчик”, “управитель”, “бурмистр”. б

О семье Сусанина нам также известно крайне мало. Поскольку ни в документах, ни в преданиях не упоминается о его жене, то, скорее всего, к 1612–1613 гг. она уже умерла. У Сусанина была дочь Антонида, бывшая замужем за местным крестьянином Богданом Собининым.

Фото Н.М. Бекаревича. 1895 г.

Деревня Деревеньки — родина Ивана Сусанина.

О её замужестве нам известно только на 1619 год, но, судя по тому, что Собинин умер к 1631 году, а его сыновья Даниил и Константин числились на этот год хозяевами двора, 29 можно уверенно предполагать, что Антонида к 1612–1613 гг. уже была замужем и что, скорее всего, к этому времени уже появились на свет внуки Сусанина, дети Богдана и Антониды – Даниил и Константин (по крайней мере, Даниил – явно бывший старшим).

О Богдане Собинине нам известно ещё меньше, чем о его знаменитом тесте. Мы знаем, что Собинин был местным крестьянином; прозвание его, скорее всего, происходит от старинного имени “Собина” в , как, видимо, звали его отца. Как говорилось выше, на 1612–1613 гг. он, вероятно, уже был женат на дочери Сусанина. В литературе обычно пишется, что Собинин был сирота или приёмыш Сусанина, стараясь тем самым объяснить тот факт, что, судя по всему, не Антонида пошла к нему в семью, а он пошёл во двор, принадлежавший, видимо, его тестю.

Согласно преданиям, родом Сусанин был из находившейся неподалёку от Домнина деревни Деревеньки г , но сам жил в Домнине, а в Деревеньках жили Богдан и Антонида.

Фото Н.М. Бекаревича. 1895 г.

Село Спас-Хрипели. В центре — Спасо-Преображенский храм.

Деревня Деревеньки издавна относилась к церковному приходу погоста Спас-Хрипели д – он находился над речкой Шачей, тремя верстами ниже Домнина. Впервые в известных нам источниках погост упоминается в грамоте Марфы Ивановны от 1631 года, где сказано: “… сельцо Храпели, а в нём храм во имя Боголепное Преображение Господа нашего Исуса Христа, да другой храм тёплой с трапезою во имя Архистратига Михаила…”, 36 однако, безусловно, что это селение возникло задолго до начала XVII века (в одном документе 1629–1630 гг. про церковь Михаила-Архангела говорится, что она “ветха”).

По-видимому, именно погост в Спас-Хрипелях был главным религиозным центром для крестьян домнинской вотчины (Воскресенская церковь в Домнине, как мы помним, явно была усадебной), в том числе, конечно, и для Ивана Сусанина. Вероятнее всего, что именно здесь он был крещён, здесь венчался и крестил дочь Антониду; на приходском кладбище у стен Преображенского и Михайло-Архангельского храмов, конечно, похоронили его мать (которую, видимо, звали Сусанной) и неизвестную нам жену, мог быть похоронен тут и его отец. Здесь же, в погосте Спас-Хрипели над Шачей, судя по всему, был первоначально предан земле (об этом ниже) и сам Иван Сусанин.

Сусанины среди нас

История и судьбы потомков легендарного героя

По Жалованной грамоте Царя Михаила Романова от 1619 года потомки Сусанина за жертвенный подвиг Ивана Сусанина, спасшего Царя от поляков, получили в вечное пользование землю. Они были освобождены от всех налогов и податей, стали вольными крестьянами. С этого времени и до октября 1917 года прослеживается история многочисленного рода Сусанина, с 1633 года проживавшего в пустоши, затем ставшей селом Коробово Костромской губернии. С каждым годом число потомков увеличивалось. Так, с 1767 года сохранились данные о 153 потомках Ивана Сусанина, в начале XIX века — 195, в середине XIX века — 225, а к 1913 году их насчитывалось около трехсот человек.
В начале 30-х годов XVII века в пустоши Коробово считалось 18 четвертей пахотной земли, кроме этого были покосы. По новой Жалованной грамоте Коробово не могло никому передаваться и должно было оставаться в неотъемлемом владении рода Сабининых (Сабинин — зять Сусанина).
В 1836 году при приезде Императора Николая I в Костромскую губернию им было обращено внимание на особую бедность белопашцев, как здесь называли потомков Сусанина, и было принято решение исследовать их положение. Специальная комиссия сделала вывод о том, что земли и другие угодья в Коробово небогатые и урожаи давали малые, так что коробовским жителям приходилось заниматься отхожими промыслами и ремеслами. Были они бурлаками, строителями, токарями, пряли лен, шили крестьянские одежды, шапки, изготавливали крестики, серьги, цепочки. Это они были родоначальниками нынешнего ювелирного производства в селе Красном. Многие уехали в Москву, Воронеж, Ярославль, Кострому, выправив себе вечный паспорт, то есть засвидетельствованную копию Царской грамоты.
Земли распределялись между двумя сыновьями дочери Сусанина Антониды неравномерно. Так, у трех домов — старосты и двух его братьев — имелась четвертая часть всей жалованной земли. Беднякам же приходилось в пять-шесть раз меньше. При Николае I сусанинцам добавили к скудному их наделу свыше 700 десятин земли. Она переходила по наследству от родителей к детям. Если после отца в семье оставалась дочь, она получала с братьями равную долю земли. В случае же ее замужества земля возвращалась братьям. Родители могли передать землю дочери в качестве приданого. Если же девица выходила замуж за белопашца, то земля оставалась за ней.
Интересен и тот факт, что земля оставалась за белопашцами, проживающими в других местах, но пользовался ею временно староста.
Вопрос о правах и привилегиях или о подлинном происхождении белопашцев возникал неоднократно. В грамоте Императрицы Екатерины II отмечено, чтобы белопашцы «наикрепчайше посторонних в их звание отнюдь ни под каким видом не принимали под опасением императорского гнева».
Была проведена проверка рода коробовских белопашцев, но из-за отсутствия ряда документов она не дала никаких результатов, поэтому так и осталось мнение, что в числе белопашцев появились пришлые люди.
Бытовало мнение, что обособленность коробовских обывателей от всей жизни страны, их льготное положение не послужили им на пользу. Отсутствие над ними административного и полицейского надзора сделало их село местом, где жили фальшивомонетчики, сектанты, раскольники и прочие укрывающиеся от властей лица. Для пресечения этого одно время в Коробово была поставлена рота солдат, а в 1859 году Указом Царя Александра II за укрывательство беглых и раскольников четырнадцать семей коробовских белопашцев и три бобылки были высланы по одной-две семьи в удельные имения по всей Волге и даже в Архангельскую, Вятскую губернии, на Каму и другие места. Переселение проводилось под строгим надзором властей, и если кто-либо из переселяемых задумывал сбежать, его ждала ссылка в Сибирь.
Из-за невозможности проведения учета и переписи было принято считать всех наличных коробовских белопашцев потомками Сусанина, пользующимися дарованными Царем правами и привилегиями. В то же время ежегодно проводили проверку всего их рода. Потом детям сосланных разрешалось возвращаться в село Коробово с восстановлением их льгот. На внуков же это условие не распространялось.
На местах переселения многие белопашцы прочно осели, завели свои хозяйства, стали местными жителями. Так, Капитон Тимофеев с женой Василисой, сыном, дочерьми и братом переселены в село Бурундуки Буинского уезда Симбирской губернии. Сын их Алексей более двадцати лет состоял на должности волостного старшины. В 1894 году он присутствовал на бракосочетании Императора Николая Александровича. Имел две медали, одну из них за постройку в своей волости восьми народных училищ.
Оставшиеся белопашцы продолжали пользоваться теми же льготами, но они были под наблюдением губернского начальства и непосредственно Управления Костромской удельной конторы. Нравственное попечительство над ними возлагалось на священника Коробовской церкви протоиерея Леонардова.
Кроме официальной версии причин высылки сусанинцев существует и другая — религиозная, то есть борьба старообрядцев с присланным в построенную в начале 50-х годов XIX века Коробовскую церковь священником Леонардовым, который рьяно взялся за борьбу с расколом и пьянством и добился высылки нежелательных для него лиц, обвинив их в различных преступлениях. Так, среди четырнадцати высланных оказались пятеро награжденных почетными Царскими кафтанами. А эту награду получали от Царской Семьи наиболее почтенные и зажиточные белопашцы.
Несмотря на частичное сокращение льгот и преследование отдельных белопашцев, Династия Романовых на протяжении своего царствования оказывала и другие знаки внимания потомкам Сусанина. В программу встреч Царей, периодически посещавших Кострому, неизменно входили и встречи с потомками. Последняя такая встреча состоялась 20 мая 1913 года в Костроме по случаю торжеств в честь 300-летия Дома Романовых.
За длительное время изучения подвига Сусанина я не оставлял мысли найти кого-либо из его потомков, но за семьдесят лет их следы, казалось бы, исчезли. И вдруг получаю письмо из Саратова. Автор его — Виктор Дмитриевич Белопахов (фамилия произошла от слова «белопашец» — вольный крестьянин, как называли потомков Сусанина в Коробово) писал: «Уважаемый Николай Васильевич! В газете «Красная Звезда» прочитал Вашу статью «Сохранить музей Ивана Сусанина». Меня очень интересует вопрос о дальнейшей судьбе родственников Сусанина. Известно ли Вам что-либо о них, живы ли сейчас его потомки? По рассказам моего отца, а он слышал это от своего отца и деда, потомки Сусанина были переселены в Саратовскую область, где их называли белопашцами, а затем Белопаховыми».
В последующих письмах Виктор Дмитриевич сообщил, что по документам Саратовского областного архива ему удалось подтвердить свое происхождение от высланного туда в 1859 году потомка Сусанина Сильвестра Андреевича Белопахова и узнать, что все его потомки похоронены на сельском кладбище Саратовской области на одном участке недалеко друг от друга. Сообщил он и о своем желании установить на этом участке табличку с их именами и описанием происхождения.
Дед Виктора Дмитриевича Стратон Всеволодович участвовал в гражданской войне, отец — в боях на Халхин-Голе, дядя — инвалид Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Они с братом Николаем ныне подполковники запаса, летчики бомбардировочной авиации, прослужившие в ней более чем по тридцать лет. Большинство потомков Сусанина по их линии живут в Саратове или в Саратовской области.
Потомками выселенных в Саратовскую губернию белопашцев являются и члены семьи Инны Викторовны Белопаховой, проживающей ныне в Москве. Она работает учителем французского языка в одной из московских школ. Дочь Нина окончила факультет журналистики МГУ. Сестра Надежда живет также в Москве и работает патентным поверенным в одном из учреждений столицы. Как они рассказывают, их бабушка и мама всю жизнь боялись говорить о том, что они являются потомками Сусанина. Как бы это не дошло до НКВД…
Москвичами являются и члены еще одной семьи потомков великого предка. Это Виолетта Эрнстовна Вейдеман и ее сын — студент физического факультета МГУ Николай. Как рассказывает Виолетта Эрнстовна, все ее родные жили в Воронеже или Воронежской области. Были очень трудолюбивыми и зажиточными людьми. Кто из них имел постоялый двор, кто мельницу, кто маслозавод. После революции и особенно после коллективизации все они исчезли, и в настоящее время ничто и никто не связывает Виолетту Эрнстовну с Воронежем. Но помнит она, что прабабушка имела фамилию Сусанина и хранила целый ряд вещей, связывающих их семью с Костромской областью, в том числе икону, которая сгорела во время пожара в оккупированном Новороссийске.
Помнит Виолетта Эрнстовна и о том, как они боялись того, что происходят из рода Сусаниных. Сама Виолетта Эрнстовна Вейдеман (ее отец был латыш по национальности) до войны жила в Новороссийске, перенесла оккупацию, в период которой от пожара сгорел их дом и ряд вещей, связывающих их семью с памятью о родине Сусанина. После окончания в 1959 году Ленинградского электротехнического института Виолетта Эрнстовна была распределена в лабораторию С.П. Королева. Участвовала в подготовке полета первого в мире космонавта Юрия Гагарина.
С мыслью, что существуют потомки Сусанина, я уже свыкся во время долгого их поиска, но чтобы они оказались в Америке!
22 апреля 1992 года у меня произошла неожиданная встреча с ними.
Кита Бурофф де Сеза — сопрано. Родилась в Париже. По происхождению русская. Музыкальное, драматическое и балетное образование получила в школах театрального искусства Нью-Йорка. Она поет в опере, солистка радио Сити Мюзик Холл, играет в музыкальных спектаклях, в шоу-спектаклях на Бродвее. Гастролировала в Пуэрто-Рико, Вене, Квебеке. Впервые в 1992 году пела в России, на родине своих предков.
Ее дед Петр Никитич Буров — уроженец Костромы, потомок по женской линии Ивана Сусанина. В 1915 году за воинскую доблесть получил именное оружие, пожалован орденами Святого Георгия и Белого Орла I степени. Служил в Генеральном штабе Русской армии после окончания Академии. Владея восточными языками, проходил службу в Туркестане, стал посланником по дипломатической линии в Персии, Хиве, Бухаре, Афганистане. Участвовал в переговорах с руководителями Монголии, ханами и эмирами о пограничных конфликтах. После П.Н. Пржевальского был первый офицер Генерального штаба по работе в этом далеком и тогда еще мало известном крае. Стал генералом, дворянином.
Революция застала его в Ровно. Затем армии Деникина, Врангеля. Вместе с остатками армии Врангеля ушел из Крыма за рубеж. Жил в Болгарии, Франции, США. Умер в 1954 году в Балтиморе в США.
Бабушка Киты Нина Федоровна Бурова родилась в Вильно. Получила блестящее образование. За вооруженную борьбу против советской власти (она была атаманом кубанского белогвардейского казачьего полка!) приговорена к расстрелу, который по амнистии заменили вечной ссылкой на Соловки. Затем целая цепь лагерей. Как рассказывает ее сын Петр Петрович Буров, находясь в одном из лагерей, она изготовила фальшивый пропуск и с его помощью сбежала из лагеря. Найдя своих детей, добралась до Волыни и сумела перейти границу с Польшей. Оттуда в 1924 году переехала в Париж, где их разыскал отец. 27 лет жили в Париже, 37 — в США. Бабушка и отец Киты стали докторами Сорбонны.
В прошлом году Нина Федоровна заявила, что мечтает дожить до ста лет и чтобы ее дети и внуки хотя бы раз побывали в России.
И вот ее мечта сбылась. Ее сын, внучка с мужем и сыном на ее любимой родине — в России. В рамках международного фестиваля «Праздник радости и единения» Кита давала в Москве несколько концертов, на одном из которых посчастливилось побывать и мне. Открывала Кита свои выступления арией Антониды (дочери Ивана Сусанина) из оперы Михаила Глинки «Жизнь за Царя». С волнением слушал я арию, исполняемую праправнучкой Ивана Сусанина, переносясь в XVII век, что с успехом помогал сделать голос Киты.
Появилась в России и книга Нины Федоровны Буровой «Река времен», вышедшая в Вашингтоне в 1990 году. Ее подарил мне Петр Петрович. Посвящена она России, соотечественникам. Много интересного рассказано о деятелях русской культуры, военных и политических деятелях России.
На мой вопрос к Нине Федоровне Буровой, где могут быть документы их семьи, свидетельствующие о принадлежности к роду Сусанина, она пишет: «Земельные документы Петра Никитича Бурова зарыты мной в Екатеринодаре при отступлении Белой армии». Она тогда с двумя малолетними детьми не имела времени и возможности взять их с собой, так как «бежала в горы Кавказа». В настоящее время она через Кубанскую Раду (высший орган власти Кубанских казаков) ведет переговоры о поисках документов, указав адрес «клада». Но эти поиски пока результатов не принесли.
…На сегодняшний день найдены всего четыре семьи потомков Сусанина. Надеюсь, что после этой публикации станут известны имена новых потомков великого патриота, и их дети и внуки, правнуки и знакомые будут осознавать причастность к своему великому предку.
Екатеринбург).

На снимках: памятник Ивану Сусанину в Костроме; семья Белопаховых — современные потомки Сусанина; картина «Подвиг Ивана Сусанина».

Николай Борисов (По публикации в альманахе «Россия. Романовы. Урал», выпуск 7, г. Екатеринбург). 14.12.2007

Чудны дела твои Господи.

У МОЕЙ ДЕВУШКИ ФАМИЛИЯ БЕЛОПАШЦЕВА,ее отец расказывал ей,что они потомки сусанина.как можно связатся с автором статьи?

мать моего прадеда тоже говорила что они сусанинского рода и были у неё одеждыбарские не как у всех на то время…интересно а были ли ещё роды сусанинские?

ТОлько что нашёл эту статью, т.к. занимаюсь составлением генеологического дерева. Моя бабушку говорит, что её бабушка в девичестве Сабинина и ведёт род от зятя Сусанина. Вот теперь пытаюсь подтвердить или опровергнуть это. Она жила на кавказе под пятегорском.

С наилучшими пожеланиями, Сусанин Виталий Владимирович.Москва

Спасибо автору статьи за то, что поднял интересный вопрос.
Мой дед Сусанин Александр Семенович после выхода на пенсию занимался историей рода и, как я понимаю, доказал родство с Иваном Сусаниным. После него остались интересные на мой взгляд материалы. Возможно они будут интересны автору.
С уважением,
А.Сусанин

Еще с детства мне говорили , что мы потомки СУСАНИНА, до сих пор живем в КОРОБОВЕ, мой дедушка и прадедушка спасли колокол с коробовской церкви в 1932 и прятали его до 90-х годов.Собираюсь в архив за более детальной историей,очень рад ,что нашел этот сайт, буду ждать какого нибудь ответа

С интересом прочитал Вашу статью, спасибо. Между строк видна огромная работа, которая была проделана при подготовке статьи. Особенно заинтересовало упоминание об отъезде потомков из Коробово в другие регионы, особенно Воронеж. Подскажите, велся ли учет людей, покинувших Коробово? Как узнать их имена?
Есть основания предполагать, что среди моих предков также были потомки Ивана Сусанина. С благодарностью, Сабынин Андрей.

удачи вам во всех начинаниях семе гавриэлов израиль

Здравствуйте.Интересная статья.Может я тоже принадлежу к потомкам Сусанина.Историии своей семьи я не знаю. МОЙ ДЕД ЯКОВ СУСАНИН ЖИЛ В ИРК. ОБ-ТИ СЕЛ. Большой -Кашелак бабушка была младше на 25 лет.я его смутно помню. Когда его не стало мне было 3 года.сама я выросла в интернате .информации нет.В деревне говорили,что он воевал сЧапаевым и что даже приезжали с Иркутска брали интервью. ОЧЕНЬ БЫ ХОТЕЛОСЬ НАЙТИ КАКУЮ НИБУДЬ ИНФОРМАЦИЮ.

5 малоизвестных фактов про Ивана Сусанина

Книги, картины, фильмы, оперы. И все же, как много мы знаем о Сусанине? И что из этого миф, а что правда?

Факт 1. Тайна имени

Героя звали Иваном, а вот с фамилией не все так однозначно. Дело в том, что в начале 17-го века у крестьян еще не было фамилий! Пользовались отчествами. К примеру, Ивашка, Петров сын, или Михей Дмитриев, то есть сын Дмитрия.

А фамилия «Сусанин» вообще происходит от женского имени Сусанна. О чем это нам говорит? А о том, что Сусанин был незаконнорожденным сыном. Именно байстрюки получали на Руси прозвание не по законному отцу, а по матери. А отчество Осипович появилось гораздо позднее, уже в народных сказаниях и легендах.

Иначе Иван был бы не Сусаниным, а Осиповым.

Факт 2. Потомки Сусанина

Как известно, сыновей у Ивана не было, а вот упоминание о дочери Антониде есть. Вероятно ко времени 1612-1613 годов Антонида была уже замужем за крестьянином Богданом Собининым. И судя по ревизским сказкам у нее уже были сыновья: Даниил и Константин.

Ведь муж Антониды на 1631 год уже числится умершим, а его сыновья — хозяева дворов, а значит, взрослые и женатые мужчины.

В 1619 году Михаил Романов освободил потомков Сусанина и его зятя Богдана от налогов, дал обельную грамоту за подвиг и кровь отца. Внуки и правнуки Ивана Сусанина получают такие грамоты и в 1633, и в 1644, и в 1691 годах.

Даже спустя более чем 100 лет есть документы о том, что династия Романовых подвига крестьянина Ивана не забыла. В 18 веке среди потомков, освобожденных от повинностей называют Андрея Семенова и Ивана Собинина.

Последняя грамота, целиком повторяющая пожалованные в 1619 году льготы, была дана аж в 1837 году.

Факт 3. А помогал ли Сусанину зять?

В некоторых легендах, Богдан Собинин, зять Сусанина, называется участником его подвига. Дескать, зятя послал Иван предупредить Михаила Романова об опасности.

Так ли это? Автором этого мифа был праправнук героя, Иван Лукьянович, подававший грамоту на имя царицы Анны Иоанновны, когда возникли трудности с подтверждением его льгот.

Он и описал своими словами подвиг предка более чем столетней давности, а потом это описание и вошло в царский указ. А зятя он приписал для веса, мол, семейное это — героизм, а значит, и почет и льготы семье давать надобно.

Факт 4. Где могила Сусанина

Согласно легенде, Сусанин завел интервентов в болото, где его пытали, но он местоположения будущего царя не указал, тогда поляки в ярости и убили его, бросив тело там же. На болотах.

Однако под 1820-м годом есть сведения, что благодарный Михаил Федорович приказал тело героя найти. И нашли. И якобы перевезли в Ипатьевский монастырь для захоронения.

Версия сомнительна, так как Михаил Романов посетил Ипатьевский монастырь лишь в 1619 году, так что прах Сусанина вряд ли уцелел бы на болотах или в лесной чаще.

Гораздо более правдоподобна версия о том, что тело героя нашли вскоре после гибели и перенесли для захоронения в деревню Домнино, где тогда жила его семья.

Там его и упокоили в Воскресенском храме, постройки второй половины 16-го века. Храм не сохранился, но по косвенным данным могилу героя следует искать именно там.

Факт 5. Традиция подвига

Историки спорят до сих пор, от чьих рук погиб Иван Сусанин. Есть сомнения, что от рук польских военных, так как регулярных соединений там в это время просто не было.

В лесах было много шаек разбойников и бунтовщиков, осколков армии Тушинского вора или атамана Заруцкого. Так что могли убить Сусанина и свои, русские.

А вот о другом, менее известном подвиге сообщил в мемуарах литовский шляхтич Самуил Маскевич. Правда речь там шла о местах под Можайском.

Литовско-польская шляхта в марте 1612 года захватила неизвестного крестьянина, от которого потребовали указать путь на Волок Ламский. Он завел их в болото, так и не сказав пути и, погиб от их рук, нагнав страха на захватчиков.

Так что не зря имя Сусанина стало нарицательным, таких героев было много. Имя им — простой русский крестьянин, готовый отдать жизнь не только за царя, но и за свое Отечество.

Иллюстрации из публичного доступа сети Интернет

Еще больше историй и фактов на моем канале. Заходите, я Вам всегда рада.

Иван Сусанин — биография, информация, личная жизнь

Иван Сусанин

Иван Сусанин. Родился во второй половине XVI века в дер. Деревеньки — умер в 1613 году. Русский крестьянин, национальный герой, спаситель Михаила Романова от польско-литовского отряда.

Иван Сусанин родился во второй половине XVI века в дер. Деревеньки (или Деревнищи) неподалёку от Домнина.

Являлся крепостным дворян Шестовых, проживавших в селе Домнино, в центре довольно крупной вотчины — примерно в 60 верстах к северу от Костромы. Ныне это Сусанинский район Костромской области.

О ранних годах и юности Ивана Сусанина почти ничего не известно. По некоторым данным, он был вотчинным старостой. По другим сведениям — Сусанин был приказчиком (посельским), управляющим домнинской вотчиной Шестовых, жил в Домнине при боярском дворе.

Личная жизнь Ивана Сусанина:

Был женат. Рано овдовел.

Дочь — Антонида, была замужем, имела детей.

Подвиг Ивана Сусанина

Согласно царской грамоте от 30 ноября (10 декабря) 1619 года, поздней зимой 1613 года уже наречённый Земским собором царь Михаил Романов и его мать инокиня Марфа «были на Костроме». Зная об этом, польско-литовский отряд пытался отыскать дорогу к селу, чтобы захватить юного Романова. Недалеко от Домнина они встретили вотчинного старосту Ивана Сусанина и «пытали у него» местонахождение царя Михаила Федоровича. Сусанин был подвергнут жестоким пыткам, но не выдал места убежища царя и был замучен поляками «до смерти». Бытует версия о том, что он стал их проводником, но повёл не к царю, а далеко в чащу леса к болотам.

Доказательством реальности подвига Ивана Сусанина считается царская грамота от 30 ноября (10 декабря) 1619 года (Жалованная грамота царя Михаила Фёдоровича наследникам Ивана Сусанина) о даровании зятю Сусанина Богдану Собинину половины деревни с «обелением» от всех податей и повинностей «за службу к нам и за кровь, и за терпение»: «Как мы, великий государь, царь и великий князь Михаил Фёдорович всея Руси, в прошлом году были на Костроме, и в те годы приходили в Костромской уезд польские и литовские люди, а тестя его, Богдашкова, Ивана Сусанина литовские люди изымали, и его пытали великими немерными муками, а пытали у него, где в те поры мы, великий государь, царь и великий князь Михаил Фёдорович всея Руси были, и он, Иван, ведая про нас, великого государя, где мы в те поры были, терпя от тех польских и литовских людей немерные пытки, про нас, великого государя, тем польским и литовским людям, где мы в те поры были, не сказал, и польские и литовские люди замучили его до смерти».

Последующие жалованные грамоты 1633 и 1644 годов — «вдове Сабинина Антониде с детьми», и подтвердительная грамота 1691 года — потомкам Сусанина, жившим в деревне Коробовой, «и их детям и внучатам и правнучатам и в род их во веки неподвижно», льготные указы 1723 и 1724 годов — «Андрею Семенову с братом», 1731 — «Ивану Лукоянову Сабинину», подтвердительные грамоты 1741 и 1767 года — «всем потомкам Сусанина, жившим в дер. Коробовой», за исключением последней — 1837 года («Коробовским белопашцам»), повторяют слова грамоты 1619 года.

В то же время дореволюционный костромской историк и краевед Н.Н. Виноградов, целенаправленно собиравший сведения среди коробовских белопашцев, потомков Сусанина, указывал, что почти все легенды и предания носят явно книжный характер. Единственное опубликованное предание народного происхождения так же определялось им как «пример легенд новейшего времени».

В мемуарах литовского шляхтича Самуила Маскевича рассказывается про схожий героический поступок неизвестного крестьянина в марте 1612 года в районе Можайска: «Тут, в деревне Вишенце, мы поймали старого крестьянина и взяли его проводником, чтобы не заблудиться и не набресть на Волок, где стоял сильный неприятель. Он вел нас в одной миле от Волока, ночью же нарочно повернул к тому месту. Уже мы были от него в одной только версте. К счастью попался нам Руцкий, который в то время, проводив товарищей, вышедших из столицы к пану гетману, возвращался под самыми стенами Волока на свои квартиры в Рузу, где стоял с казацкою ротою. От него узнали мы, что сами идем в руки неприятелю, и поспешили воротиться. Проводнику отсекли голову, но страха нашего никто не возвратит».

Иван Сусанин

Визит Екатерины II в Кострому в 1767 году положил начало официальной традиции упоминать Сусанина как спасителя Михаила — основателя династии Романовых; именно в таком ракурсе был описан подвиг Сусанина костромским архиереем Дамаскином (Аскаронским) в его приветственной речи императрице.

В «Словаре географическом Российского государства» А. М. Щекатова (1804 год) Сусанин предстает как спаситель царской особы, а в 1812 году С. Н. Глинка прямо возвёл Сусанина в идеал народной доблести и самопожертвования. В качестве бесспорного героя Отечества Сусанин отныне становится непременным персонажем учебников по истории.

Интерес к Сусанину особенно усилился в царствование Николая I, при котором прославление Сусанина приобрело официальный характер и стало одним из проявлений государственной политики. Личности и подвигу Сусанина был посвящён целый ряд опер, стихотворений, дум, драм, повестей, рассказов, живописных и графических произведений, многие из которых стали классическими. История подвига идеально соответствовала идеологической формуле «Православие, самодержавие, народность».

Сусанинский культ формировался во время подавления польского восстания 1830-1831 годов, когда стал востребован образ крестьянина-патриота, отдавшего жизнь за государя.

В 1835 году указом Николая I центральная площадь Костромы была переименована из Екатеринославской в Сусанинскую. 14 (26) марта 1851 года в её центре был установлен памятник по проекту академика В. И. Демут-Малиновского: гранитная колонна на четырёхугольном пьедестале была увенчана бюстом юного царя, на груди которого ярко выделялся позолоченный крест. У основания колонны располагалась коленопреклонённая фигура Сусанина, слева от которого лежали две жалованные грамоты его потомству. На колонне были укреплены двуглавый орёл и герб Костромской губернии. На передней стороне постамента был вделан барельеф, изображающий сцену гибели Сусанина; на задней стороне постамента — надпись: «Ивану Сусанину, за Царя, — спасителя веры и царства, живот свой положившему. Благодарное потомство». Памятник был окружён фонарными столбами и решёткой, украшенной доспехами и двуглавыми орлами. В 1918 году с памятника были сброшены бюст Михаила и скульптура Сусанина, тогда же Сусанинская площадь была переименована в площадь Революции (историческое название возвращено в 1992 году). Окончательное уничтожение памятника произошло в 1934 году.

В 1838 году Николаем I был подписан указ о даровании центральной площади Костромы имени Сусанинская и возведении на ней памятника «во свидетельство, что благородные потомки видели в бессмертном подвиге Сусанина — спасении жизни новоизбранного русской землей царя через пожертвование своей жизни — спасение православной веры и русского царства от чужеземного господства и порабощения».

В годы реформ Александра II переоценке подверглись многие ценности николаевской эпохи, в том числе прославление Сусанина. Официальная версия подвига Сусанина, идеологически и историографически оформленная в правление Николая I, впервые была подвергнута критике и открытому высмеиванию в статье профессора Петербургского университета Н. И. Костомарова «Иван Сусанин», вышедшей в феврале 1862 года в журнале «Отечественные записки». Не отрицая существования личности Сусанина, автор утверждал, что общепринятая версия о сусанинском подвиге является позднейшим вымыслом. Костомаров писал: «В истории Сусанина достоверно только то, что этот крестьянин был одной из бесчисленных жертв, погибших от разбойников, бродивших по России в Смутное время; действительно ли он погиб за то, что не хотел сказать, где находится новоизбранный царь Михаил Фёдорович, — остаётся под сомнением».

Сусанинский подвиг был также критически рассмотрен в исследованиях С. М. Соловьёва и М. П. Погодина. Соловьёв, например, считал, что Сусанина замучили «не поляки и не литовцы, а казаки или вообще свои русские разбойники». После кропотливого изучения архивов он доказал, что никаких регулярных войск интервентов в тот период поблизости от Костромы не было. М. П. Погодин, напротив, резко оппонировал Костомарову, обвиняя того в предвзятости и игнорировании исторических документов.

После Октябрьской революции Сусанин попал в разряд «слуг царей». Ленинский план монументальной пропаганды предусматривал снятие памятников, «воздвигнутых в честь царей и их слуг»: уже накануне первой годовщины революции в 1918 году началось разрушение памятника Сусанину в Костроме. В массовой пропаганде 1920-1930-х годов основной упор делался на то, что подвиг Сусанина — это миф. Однако в конце 1930-х годов произошла фактическая «реабилитация» Сусанина наряду с Кузьмой Мининым, Дмитрием Пожарским, Александром Невским, Дмитрием Донским, Иваном Грозным и Петром Великим. В 1938 году вновь началось возвеличивание Сусанина как героя, отдавшего жизнь за Отчизну.

В 1939-м состоялось возобновление в Большом театре посвящённой Сусанину оперы М. И. Глинки «Жизнь за царя». Опера получила новое название «Иван Сусанин» и новое либретто. В конце лета 1939 года в честь Сусанина был переименованы районный центр и район, на территории которого он жил и погиб.

27 августа 1939 года вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР, гласивший: «Переименовать Молвитинский район Ярославской области в Сусанинский район и его центр, село Молвитино, в село Сусанино». Иван Сусанин изображён на гербе и флаге района. В селе Сусанино в здании Воскресенской церкви находится музей подвига Ивана Сусанина.

В 1967 году в Костроме был установлен новый памятник Сусанину, созданный скульптором Н. А. Лавинским возле Молочной горы, над съездом к Волге. Памятник лишён монархических и религиозных символов. Композиция проста: фигура крестьянина в долгополой одежде стоит на массивном цилиндрическом постаменте. Фигура и облицовка постамента изготовлены из светлого известняка. На постаменте надпись: «Ивану Сусанину — патриоту земли русской».

В 1988 году на холме над Чистым болотом, на месте бывшей деревни Анфёрово, был установлен памятный знак — огромный валун с надписью: «Иван Сусанин 1613».

Образ Ивана Сусанина в искусстве:

Ивану Сусанину и его подвигу посвящены произведения музыкального, изобразительного и словесного искусства: опера М. И. Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин»), опера К. А. Кавоса («Иван Сусанин»), дума К. Ф. Рылеева «Иван Сусанин», драма Н. А. Полевого «Костромские леса», картина М. И. Скотти «Подвиг Ивана Сусанина», картина М. В. Нестерова «Видение Ивану Сусанину образа Михаила Фёдоровича» и др.

Образ Сусанина нашёл своё отражение в фольклоре, в т.ч. в анекдотах.

— Книжные новинки: Иван Сусанин «Как завести друзей».
— Иван Сусанин полякам: «Водки не обещаю, но погуляем хорошо».
— Из воспоминаний одноклассников: «Иван Сусанин ещё в школе был заводилой».
— Иван Сусанин был прирождённым лидером, способным повести за собой людей.
— Институт полупроводников имени Ивана Сусанина.

Иван Сусанин. Подвиг и легенда

Об Иване Сусанине, его подвиге и значении этой истории для российской государственности рассказывает Арсений Замостянов.

Подвиг Ивана Сусанина

С царя Михаила Фёдоровича началось трёхсотлетнее правление династии Романовых – и случилось это после лихого, позорного десятилетия смуты.

«Ни один царский дом не начинался так необыкновенно, как начался дом Романовых. Его начало было уже подвиг любви. Последний и низший подданный в государстве принес и положил свою жизнь для того, чтобы дать нам царя, и сею чистою жертвою связал уже неразрывно государя с подданным», — это слова Гоголя.

М.И.Скотти «Подвиг Ивана Сусанина» (1851

Этот последний подданный – крестьянин Иван Осипович Сусанин, ключевая фигура самодержавной идеологии. Помните триаду графа Уварова — «Православие, самодержавие, народность»? Министр народного просвещения сформулировал её в 1840-е, но в исторической реальности эта идеология существовала веками. Без неё невозможно было бы одолеть смуту. Эту самую «народность» олицетворял Иван Сусанин – крестьянин села Домнина, что в семидесяти вёрстах от Костромы, крепостной дворян Шестовых. Инокиня Марфа Ивановна, она же – Ксения, жена боярина Фёдора Романова и мать царя Михаила Фёдоровича – в девичестве носила фамилию Шестова, и село Домнино было её вотчиной.

Имя Ивана Сусанина в России известно каждому, но о его жизни сохранились лишь отрывочные и туманные сведения. Православные – в особенности костромичи – почитают героя, но в ответ на извечный вопрос о канонизации звучит резонное: «Нужно изучать, исследовать биографию мученика. Мы должны побольше о нём узнать…».

Официальная версия

Как было дело? Обратимся к официальной версии – на которой воспитывали всех Романовых.

В феврале 1613-го польский отряд рыскал по костромскому краю в поисках Михаила Романова и его матери, инокини Марфы. Они намеревались пленить или уничтожить реального русского претендента на московский престол. А, может быть, хотели захватить его, чтобы требовать выкупа. По легенде, которая передавалась из поколения в поколение в домнинском приходе, будущий царь, узнав о приближении поляков, бежал из села Домнина и оказался на выселках, в доме Сусанина. Крестьянин попотчевал его хлебом и квасом и укрыл в овинной яме, забросав её головешками и горелой ветошью.

Поляки налетели на дом Сусанина и принялись пытать старика. Он Михаила не выдал. Найти его с собаками полякам не удалось: головешки перебивали человеческий запах. Охмелевшие враги изрубили Сусанина – и ускакали прочь. Михаил и выбрался из укрытия и, в сопровождении крестьян, отправился в Ипатьевский монастырь.

Более известна другая трактовка событий. Неподалёку от Домнина поляки встретили сельского старосту Ивана Сусанина и приказали ему показать дорогу до села. Сусанин успел послать в Домнино своего зятя – Богдана Сабинина – с указанием снаряжать Михаила Романова в Ипатьевский монастырь. А сам повёл поляков в противоположную сторону – на болота. Его пытали и казнили – но именно подвиг Сусанина позволил Михаилу невредимым добраться до Ипатьевского.

Похоронили Сусанина сначала в родном селе, а через несколько лет перенесли прах в Ипатьевский монастырь – который стал символом спасения династии. Правда, эту версию частенько подвергают сомнению – есть несколько предположительных могил Ивана Сусанина. А десять лет назад археологи (не в первый и, наверное, не в последний раз) обнаружили место гибели Сусанина…

Словом, тайна окутанная секретом. Даже день памяти героя не установлен. Наиболее вероятная дата подвига и гибели – февраль 1613-го, 400 лет назад… До революции почести спасителю первого царственного Романова приносили 11 сентября, в праздник Усекновения главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Совершалось особое заупокойное поминовение народного героя. Эта традиция возродилась в ХХI веке.

Покойный Святейший патриарх Алексий II обратился к землякам легендарного героя: «Кострома, на протяжении нескольких веков именуемая «колыбелью дома Романовых», осеняемая всероссийской святыней — чудотворной Феодоровской иконой Божией Матери — имела особое значение в событиях 1613 года, положивших начало преодолению Смутного времени. Обращение к памяти Ивана Сусанина видится Нам добрым знамением духовного возрождения Костромского края и всей России. С любовью вспоминая состоявшееся в 1993 году посещение Нами мест жизни и подвига Ивана Сусанина, ныне со всей костромской паствой Мы возносим Свои Первосвятительские молитвы о блаженном упокоении раба Божиего Иоанна в селениях праведных, «идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная».

История символическая, притчевая, таинственная.

Почему же легенда об Иване Сусанине оказалась необходимой?

Дело не только в том, что сельский староста стал образцом жертвенной, самозабвенной преданности государю. Яркий (хотя и загадочный) эпизод расправы над крестьянином, заманившим польский отряд в непроходимые болота, стал последним проявлением смутного времени – таким и остался в народной памяти. Смута – это и гражданская война, и безвластие, и предательство правящих кругов, и озверение народа, и разгул самозванчества, и бесчинства завоевателей… Иван Сусанин отдал жизнь во имя прекращения этой беды.

Скептики всплеснут руками: да не мог он думать о таких материях, как спасение государственности или национальный суверенитет… В лучшем случае крестьянин проявил вассальную преданность.

Возможно, он неприязненно относился к иноверцам-католикам, но никаким сознательным государственником Сусанин не был и быть не мог… Да, Сусанин навряд ли был политически грамотным патриотом. Маловероятно, что он мыслил такими категориями, как «государство», «суверенитет», «освободительная война». Возможно, ему даже не довелось повидать великих русских городов. Но смысл любого деяния определяется с течением десятилетий…

Михаил Федорович Романов

В 1619-м году, во время паломнического путешествия, царь Михаил Фёдорович вспомнил зиму 1613-го. Скорее всего, именно тогда, по горячим следам событий, ему рассказали о погибшем крестьянине. Русские самодержцы часто совершали поездки по монастырям – но Михаил Фёдорович избрал для благодарственной молитвы Троице-Макарьевский монастырь, что на речке Унже. Эта обитель связана с трудами преподобного Макария Желтоводского. Святой старец жил 95 лет, умер в 1444-м – и побывал в татарском плену, в ещё не покорённой Казани. Ему (ещё до канонизации, которая прошла как раз в годы правления Михаила Фёдоровича) молились о спасении пленённых. Отец царя, патриарх Филарет, был освобождён из плена живым и невредимым – и Романовы видели в этом покровительство желтоводского старца. Есть версия, что и в феврале 1613-го, когда Иван Сусанин погубил польский отряд, Марфа и Михаил направлялись на Унжу, в Троице-Макарьевский монастырь.

Троице-Макарьевский монастырь, что на речке Унже

Подвиг Сусанина предотвратил разграбление монастыря и пленение будущего царя. Царь, поклонившись мощам преподобного Макария, решил наградить родственников павшего героя. Тогда-то и составил государь жалованную грамоту зятю Ивана Сусанина – Богдану Собинину. Это единственный документ, свидетельствующий о подвиге! Не забудем: эти строки написаны через шесть лет после февральских событий 1613-го, когда память о них ещё не выветрилась:

“Божией милостью, мы, великий государь, царь и великий князь Михайло Федорович, всея Русии самодержец, по нашему царскому милосердию, а по совету и прошению матери нашея, государыни, великия старицы инокини Марфы Ивановны, пожаловали есма Костромского уезда, нашего села Домнина, крестьянина Богдашка Собинина, за службу к нам и за кровь, и за терпение тестя его Ивана Сусанина: как мы, великий государь, царь и великий князь Михайло Федорович всея Руси в прошлом 121 (то есть, в 1613-м от Рождества Христова!) году были на Костроме, и в те поры приходили в Костромской уезд польские и литовские люди, а тестя его, Богдашкова, Ивана Сусанина в те поры литовские люди изымали и его пытали великими, немерными пытками и пытали у него где в те поры мы, великий государь, царь и великий князь Михайло Федорович всея Русии были, и он Иван, ведая про нас, великого государя, где мы в те поры были, терпя от тех польских и литовских людей немерные пытки, про нас, великого государя, тем польским и литовским людям, где мы в те поры были, не сказал, а польские и литовские люди замучили его до смерти.

И мы, великий государь, царь и великий князь Михайло Федорович всея Русии пожаловали его, Богдашка, за тестя его Ивана Сусанина к нам службу и за кровь в Костромском уезде нашего дворцового села Домнина половину деревни Деревнищ, на чем он, Богдашка, ныне живет, полторы чети выти земли велели обелить с тое полу-деревни, с полторы чети выти на нем, на Богдашке, и на детях его, и на внучатах, и на правнучатах наших никаких податей и кормов, и подвод, и наметных всяких столовых и хлебных запасов, и в городовые поделки, и в мостовщину, и в иныя ни какия подати имати с них не велели; велели им тое полдеревни во всем обелить и детям их, и внучатам, и во весь род неподвижно. А будет то наше село Домнино в который монастырь и в отдаче будет, тое полдеревни Деревнищ, полторы чети выти земли ни в который монастырь с тем селом отдавать не велели, велели по нашему царскому жалованью владеть ему, Богдашке Собинину, и детям его, и внучатам, и в род их во веки неподвижно. Дана сия наша царская жалованная грамота в Москве лета 7128 (от Рождества Христова – 1619) ноября в 30 день”.

Обратим внимание: Сусанин назван не Ивашкой, а Иваном – с почтением. А его зять – Богдашкой. В те годы самодержцы редко оказывали «подлому люду» такую честь.

Иван Сусанин: мученический венец

С тех пор об Иване Сусанине Россия не забывала.

«Верный долгу христианскому, Сусанин принял мученический венец и благословлял, как древле праведный Симеон, Бога, сподобившего его, если не узреть, то умереть за спасение отрока, которого Бог помазал елеем святым и нарече его царем России», — в таком духе писали о Сусанине к началу XIX века. Таким узнавали героя школьники и гимназисты.
А разве можно забыть думу Кондратия Рылеева – которую и в советские годы изучали в школе. Правда, вместо «за царя и за Русь» в наших хрестоматиях значилось: «За родимую Русь». В советской традиции Сусанин – герой освободительной борьбы русского народа против интервентов, о монархических устремлениях умалчивалось.

Строки эти незабываемы:

«Куда ты завел нас?» — Лях старый вскричал.
— «Туда, куда нужно!» — Сусанин сказал.
— «Убейте! замучьте! — моя здесь могила!
Но знайте, и рвитесь: — я спас Михаила!
Предателя, мнили, во мне вы нашли:
Их нет и не будет на Русской земли!
В ней каждый отчизну с младенчества любит,
И душу изменой свою не погубит». —

«Злодей !», закричали враги закипев:
«Умрешь под мечами !» — «Не страшен ваш гнев!
Кто русский по сердцу, то бодро и смело
И радостно гибнет за правое дело!
Ни казни, ни смерти и я не боюсь:
Не дрогнув, умру за царя и за Русь!» —
«Умри же!» Сарматы Герою вскричали —
И сабли над старцем, свистя, засверкали!
«Погибни, предатель! Конец твой настал!» —
И твердый Сусанин весь в язвах упал!
Снег чистый чистейшая кровь обагрила :
Она для России спасла Михаила!

С Ивана Сусанина началась и русская опера, в которой так впечатляюще заявил о себе крестьянин в тулупе, выводивший басом чудесные незаёмные напевы: «Чуют правду! Ты, заря, скорее заблести, скорее возвести, спасенья час возвести!». Великий оперный образ. Кстати, глинковская «Жизнь за царя» была не первой оперой о том подвиге. Ещё в 1815-м Катерино Кавос создал оперу «Иван Сусанин». Это сюжет воспринимался как государствообразующий. Но потом наступило время пересмотра привычных представлений об истории Руси. С монархических мифов слетала позолота. «Да разве это святыни? Сплошное враньё!».

«Могло быть, разбойники, напавшие на Сусанина, были такого же рода воришки, и событие, столь громко прославленное впоследствии, было одним из многих в тот год», — писал историк Николай Костомаров, вечный возмутитель академического спокойствия и ниспровергатель идеалов.

Нет, подвиг Ивана Сусанина – не фальсификация, не чья-то фантазия, крестьянин действительно пал жертвой интервентов в костромских болотах. Но главное в этом подвиге – притча, легенда, исторический контекст. Если бы юный Михаил Романов не стал первым царём могущественной династии – вряд ли история сохранила бы имя благочестивого крестьянина. В те годы русские люди нередко становились жертвами бесчинств – и первыми погибали те, кто сохранял верность вере и законной власти. Сама история сплела лавровый венок для Ивана Осиповича – а посрамление благородных идеалов ещё никому не принесло счастья. Нам толкуют о рабской («собачьей») преданности крепостного Сусанина своим хозяевам. Но какие основания у скептиков для столь жестокого диагноза? По многим свидетельствам (в том числе – по свидетельствам зарубежных гостей Руси) у крестьян-московитов, несмотря на рабский статус, развито было чувство собственного достоинства. Не забрасывайте грязью верность, не относитесь к ней высокомерно.

Конечно, Сусанин не ведал, что в Москве принято соборное решение о призвании на царство Михаила Фёдоровича. Как ни трудно в это поверить, не было в те годы, ни радио, ни интернета. Но можно предположить, что до мудрого крестьянина дошли толки о том, что этот юный боярин – наш будущий самодержец. И он ощущал высокое значение подвига – спасти юношу, не пропустить в Домнино врага, с молитвой отдать жизнь за других…
Славна героями русская земля. У многих подвигов – крестьянские корни. А первым в народной памяти остался Сусанин – он был (надеюсь, что и остаётся!) примером для потомков. Он ещё послужит Отечеству: герои, павшие за Родину, не умирают. Не стоит село без праведника – и без легенд и мифов.

Читайте также:

Иван Сусанин ростом был всего 164 сантиметра и вырос без отца

20 марта 2018 11:57 27

О подвиге простого костромского крестьянина знают все

« Куда ты ведешь нас? Не видно ни зги!» — Сусанину с сердцем вскричали враги… О подвиге простого костромского крестьянина знают все. Он завел отряд польской шляхты, который хотел захватить царя Михаила Федоровича, в непроходимое болото. Поляки, когда поняли, что проводник их обманул, рассвирепели и зарубили старика. Сами тоже все погибли.

Единственным документальным доказательством этой истории долгое время являлась грамота Михаила Федоровича, в которой он даровал зятю крестьянина-героя Богдану Сабинину половину деревни «за тестя его, Ивана Сусанина, к нам службу, и за кровь». Согласно документу, враги пытали Ивана « великими немерными пытками», стремясь выведать местонахождение царя, но ничего не вышло. Да только в грамоте сам подвиг не описан, даже нет ни слова о том, что Сусанин поляков куда-то вообще вел. Вот и были сомнения, где правда, а где выдумка в этой истории. Ведь и о самом Сусанине мало что известно.

Лишь в 2005 году появились реальные доказательства того, что народный герой Иван Сусанин действительно существовал и был убит в болоте близ деревни Исупово под Костромой . Там археологи нашли его останки.

Та находка не была случайной – археологи перекопали землю вокруг трех деревень под Костромой, вскрыв почти четыреста захоронений. И только возле Исупово обнаружили множество человеческих скелетов на поляне, где раньше долгое время было болото. Там же откопали и нательные кресты. Почти все они были католическими. И, как предположили археологи, принадлежали польским солдатам — тем, которых Иван Сусанин завел в болото. Лишь один крест был православным и состоял из осколков.

— Похоже, что этот крест был разрублен и принадлежал он, скорее всего, именно Ивану Сусанину, — рассказывал в интервью » КП » несколько лет назад археолог областного Комитета по охране и использованию историко-архитектурного наследия Сергей Алексеев . — Мы тогда начали изучать найденные останки, среди которых был и череп с глубокой рубленой раной.

В Российском центре судебно-медицинской экспертизы провели генетические исследования останков. Для идентификации ученые вскрыли еще и могилы родственников Сусанина, которые принадлежали роду Сабининых. Их ДНК позволила провести генетическое сравнение. Вывод: найденные останки однозначно принадлежат родственнику Сабининых.

Экспертиза помогла восстановить и внешний вид народного героя: «мужчина восточно-балтийского антропологического типа в возрасте 45 — 50 лет с длиной тела 164 плюс-минус 2 сантиметра», говорится в заключении. А погиб он от удара по голове , что вполне совпадает с известной всем легендой.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«Все сошлось. Это мой прадед»

— Нас сотрудники музея Сусанина в Костроме попросили прислать фотографии для экспертизы по методу Герасимова (определение формы черепа), — рассказывал «Комсомолке» в 2005-м году Виктор Дмитриевич Белопахов, один из потомков Ивана Сусанина (14-е поколение). – Мы отправили свои снимки. А спустя какое-то время нам позвонил главный археолог Костромской области Алексеев и поздравил, сказал, что мы действительно потомки Сусанина. Относимся к какой-то там северо-западной линии. В общем, я толком и не запомнил. Так волновался.

Записала Елена ПЕТРИК («КП» — Саратов»).

КСТАТИ

Сусанин – не фамилия

В первой половине XVII века у людей незнатного происхождения фамилий не было. Они именовались по имени и отчеству, которое образовывалось от имени отца или матери. Сусанин, скорее всего, — сын некой Сусанны. И, выходит, вырастила его мама. А отчество Осипов ич – выдумка беллетристов, ведь будь у Ивана отец Осип, его бы звали Иван Осипов, а не Сусанин.

Есть мнение, что Сусанин зря собой пожертвовал. Мол, Михаил Федорович с матерью в марте 1613-го скрывался в хорошо укрепленном Ипатьевском монастыре, и поляки все равно бы до него не добрались. Однако в грамоте 1619 года царь сам сообщает: «были на Костроме», не указывая, где именно были. Зато звучит, что Сусанин как раз точно знал, где. А коль Михаил Федорович крестьянина посмертно облагодетельствовал, значит, подвиг его и впрямь был не напрасен.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×