0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Китайский пример для Путина

Китайский пример для Путина. Си Цзиньпин – пожизненный лидер КНР?

В день, когда Верховный суд окончательно отклонил жалобу Ксении Собчак на регистрацию Владимира Путина кандидатом в президенты, в Пекине открылся третий пленум ЦК КПК 19-го созыва. А в воскресенье были официально обнародованы предлагаемые ЦК поправки к Конституции КНР. ЦК предлагает, в частности, включить в Основной закон идеи нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой, вписать туда фразу, подчеркивающую руководящую роль КПК, и убрать из Конституции страны фразу о том, что председатель и заместитель председателя КНР «могут занимать должность не более двух сроков подряд».

Руководитель Центра восточных исследований Высшей школы экономики в Москве китаист Алексей Маслов отмечает, что разговоры об отмене положения о максимально двух сроках председателя КНР ходят давно, эта идея «вбрасывалась» через прессу:

– Первый вброс, судя по всему, сделала гонконгская газета South China Morning Post, хорошо информированная и находящаяся в такой позиционной игре с КНР, которая часто публикует нелицеприятные статьи о ситуации в Китае, хотя никогда не занимается прямой огульной критикой Пекина и не занимает антикитайских позиций. Я напомню, практически весь прошлый год многие статьи в западной прессе, а не только китайской, и даже статьи в таком уважаемом издании, как Economist, были наполнены намеками и обсуждениями: а что будет, если все-таки Китай перейдет практически к несменяемости руководства? Хорошо это будет или плохо? По сути дела, проверялась и, может быть, сейчас все еще проверяется мировая реакция на то, что может произойти с Китаем и с мировым общественным мнением, насколько поднимут голову китайские диссидентские круги на Западе, которых довольно много и в США, и в Великобритании. Как мир и ближайшие соседи, например, Россия будут реагировать на это предложение. В принципе, как ни странно, неважно, насколько это правда. Важно то, что вчера и сегодня весь мир обсуждает это заявление.

– Для вас как специалиста по Китаю насколько реально, что эта инициатива будет воплощена в жизнь? Совсем недавно на съезде Компартии в ее устав впервые со времен Дэн Сяопина были внесены идеи конкретного человека – Си Цзиньпина. Такое впечатление, что он семимильными шагами идет к тому, чтобы стать по-настоящему авторитарным лидером. Вы согласны?

– В целом – да. Потому что, если мы отмотаем немного назад, и в 2016, и в 2017 году активно создавался культ личности, единоличной власти Си Цзиньпина. Например, Си Цзиньпин был назван «ядром» национальной идеологии. Это такое обозначение лидера, который стоит уже над своими формальными обязанностями председателя ЦК КПК. На XIX съезде КПК, который состоялся в 2017 году, не было названо ни одного преемника. Хотя теоретически молодые преемники должны были быть определены в этот период, как минимум, два. И один из них, опять-таки теоретически, мог бы выдвигаться на следующий срок на пост генсека ЦК КПК. Соответственно, поскольку в Китае один человек совмещает оба поста – председатель КНР и генсек ЦК, – то мы должны были бы сегодня знать имена нескольких преемников. Но их нет. Ну и, наконец, крайне усилился в последнее время культ личности Си Цзиньпина (речь идет о его портретах, о цитатах, чего не было на протяжении практически 35 лет). Все это говорит о том, что действительно есть тенденция усиления авторитарного режима правления Си Цзиньпина.

– Но эта система, при которой лидер занимает свой пост не более двух сроков подряд, худо-бедно работала тридцать с лишним лет. Когда Си Цзиньпин приходил к власти, о нем говорили как раз как о человеке, который эту систему, скорее всего, сохранит. Ведь он испытал на себе ужасы культурной революции, он из семьи одного из репрессированных лидеров китайской Компартии. Как вы думаете, почему именно в период пребывания Си Цзиньпина у власти происходит то, что происходит?

– Во-первых, в Китае изменился характер власти, просто он изменился незаметно. Дело в том, что огромные успехи, которые были на протяжении последних 30 лет, породили ряд противоположных тенденций. Прежде всего, это рост влияния местных элит, которые разбогатели. И они связаны партийными кругами, которые хотят играть в свои игры, и у них свои взгляды на будущее, будущее их семей. На уровне провинциальных или даже уездных руководителей, администраций, горкомов, обкомов – это люди, многие дети которых обучаются за рубежом. Они уже интегрированы в мировую экономику, открывают фирмы и предприятия по всему миру. И, в общем, тем самым утрачивается первичная лояльность по отношению к государству, то есть теряется импульс к росту и развитию Китая. Собственно говоря, это то, что и заметил Си Цзиньпин. И борьба с коррупцией в последние 5 лет – это, по сути дела, борьба не с воровством и не с распилом государственного бюджета. Это борьба с этими элитами, которые по сути перестали понимать свои задачи перед государством. И это то, что, собственно говоря, Си Цзиньпин пытается исправить. А почему он это делает? Потому что есть проблемы внутри китайской экономики, опять-таки порожденные ростом: это и разрыв между бедными и богатыми, это и убыточность китайских предприятий, огромные задолженности предприятий перед бюджетом, неравномерность развития регионов. Богатый юг, очень бедные северо-западные регионы, и так далее. Таких дисбалансов полным-полно. И решить их только внутренними средствами уже невозможно, потому что старые драйверы роста, например, экспортная экономика, дешевый труд – они уже исчезли. Как следствие, нужно идти вовне.

Собственно, это и формируется в китайской политике, в лозунге, который был выдвинут Си Цзиньпином: «Один пояс – один путь». Это, по сути дела, экспорт китайских капиталов, их вложение в инфраструктурные проекты, в энергетику, чтобы капиталы работали за рубежом, а Китай сам по себе постепенно взял под контроль крупнейшие перевозки, транспортные пути и экономики целого ряда стран. Тогда Китай приобретает некоторую международную устойчивость. И это позволяет ему совсем по-другому себя позиционировать. По сути дела, это реглобализация по китайскому образцу. Если раньше она шла с Запада, то сейчас пойдет из Китая. Но для этого недостаточно одного срока. Это можно сделать за 10 лет. Невозможно исправить ситуацию в Китае за ближайшие 5 лет, то есть те годы, которые остались у Си Цзиньпина. Таким образом, если мы говорим сейчас о реальной возможности продления его полномочий, то речь идет о том, что он продлевает возможность для проведения реформ. Одновременно это говорит, как ни странно, и о слабости нынешнего крыла, которое возглавляет Си Цзиньпин. Потому что боязнь передать власть, боязнь того, что все реформы будут внезапно завершены, говорит о том, что Си Цзиньпин просто не доверяет довольно большому числу своих соратников, – считает Алексей Маслов.

«В четверг В. В. Путин выйдет к миру с программой нового шестилетнего срока (послание Федеральному собранию). Накануне китайцы своим исторической поправкой к Конституции полностью сняли для Путина «проблему 2024». Так следующий собеседник Радио Свобода – политолог Александр Морозов – отреагировал на предложения ЦК КПК.

– Итак, ЦК КПК рекомендует убрать положение о двух сроках председателя КНР. Насколько это важно для России, на ваш взгляд?

– Это решение важно для России и, конечно, для всей Евразии. Это глобальное событие, безусловно. Если смотреть, условно говоря, с позиции знаменитой статьи Сэмюэля Хантингтона 1991 года о «волнах демократизации», а в основе этого текста лежит простое наблюдение о том, что волны распространения либерально-демократического режима правления идут волнообразно. И Хантингтон там говорил о том, что имелась первая волна, затем волна, которая восстановила либеральную демократию в Европе после войны, и она, эта же волна, одновременно была и волной антиколониализма, которая привела к распространению демократических идеалов в бывших колониальных странах. И затем была третья волна так называемых «бархатных» революций – падение Восточного блока. И дальше вставал вопрос: будет ли какая-то следующая волна? Это справедливый вопрос, потому что мир меняется, глобальный мир меняется. Большие крупные новые игроки – менялся Китай последние 25 лет, да и Ближний Восток, да и вся Азия. И в этот же период, в эти же 25 лет и постсоветские страны и режимы делали для себя исторический выбор.

И в этом контексте решение китайского руководства сейчас явно говорит о том, что сделан такой существенный исторический выбор, который подчеркивает, что важнейший элемент либерально-демократической концепции правления, а именно сменяемость власти, с точки зрения Китая, теперь не является больше каким-то идейным приоритетом. Тем самым ставится под вопрос и вообще очень большая традиция. Владимир Путин уже присоединился к Александру Лукашенко в своей концепции власти, да и к Назарбаеву раньше. Поэтому неслучайно теперь мы часто говорим, что если стакан демократии в России был наполовину пуст или наполовину полон, и еще 10 лет назад могло показаться внешнему наблюдателю, что Россия в состоянии удержать рамку либерально-демократического развития, то теперь – нет. Теперь, конечно, евразийский мир стал совершенно особым типом правления. Китай к нему присоединяется отчетливо.

– Я не думаю, что китайцы подгадывали свой Пленум ЦК к выборам президента России и, тем более, ко дню, когда Верховный суд России отклонил апелляцию Ксении Собчак, которая жаловалась на регистрацию Владимира Путина кандидатом в президенты на этих выборах. Как вы считаете, Путин будет открыто упоминать об этом шаге китайских властей (хотя он формально еще не совершен), когда будет говорить о политике в каких-то своих, может быть, ближайших выступлениях?

– Он может пошутить по этому поводу. Я не думаю, что он будет всерьез апеллировать к этому опыту. Ему это, в общем, не требуется. Но это, конечно, шар в его корзину. Он получает совершенно очевидную поддержку и возможность сказать: посмотрите, большие, огромные народы, народы развивающиеся, выходящие на историческую арену, вовсе не ориентируются на нормы сменяемости власти. Это, конечно, ему поможет, но сказать, что он будет играть этим как-то, я бы сказал, что нет. Потому что, на мой взгляд, Путин сохраняет возможность в 2024 году опробовать заново модель передачи власти, при которой он сохранит свое ключевое положение в системе, передав пост президента кому-то еще.

– Если в Китае делают так, как делают, может быть, он в 2024 году сможет сказать: «Ну, посмотрите, раз такая великая держава, как Китай, не ограничивает сроки правления для своих лидеров, то и я могу этим воспользоваться»?

– Да, безусловно, тем более, очевидно, что имеющиеся органы власти, политическая элита России в подавляющем большинстве поддержит любое предложение и готова сама всегда выдвинуть это предложение о том, чтобы Путин оставался до конца жизни руководителем страны. В этом смысле слова здесь есть какие-то опции, которые все обсуждают. Много таких обсуждений есть, что вот Госсовет можно создать, и тогда он будет председателем Госсовета, а можно принять конституционное решение, снимающее ограничение полномочий. Здесь возможностей много. И действительно, надо сказать, что общество совершенно безропотно это примет.

– Вернемся к обобщениям. Мы говорили о таких странах, как Россия, Китай, Казахстан, странах больших, влиятельных, конечно же, речь идет и о Белоруссии. Вы говорили, что Путин принял концепцию власти Александра Лукашенко. Можно ли было всего этого избежать, того пути, по которому все упомянутые страны пошли?

– Разумеется! История ведь не настолько детерминирована, что она идет просто по рельсам, как вагонетка. Существуют исторические развилки. И такая развилка, разумеется, была у России в 2008–2011 годах. Наверное, если бы значительная часть экономической, политической и военной элиты сделала выбор в пользу дальнейшей сменяемости власти, сплотившись в тот момент вокруг Медведева или, наоборот, кого-то еще третьего, не давая Владимиру Путину совершить рокировку и вернуться в Кремль, то, конечно, история пошла бы несколько другим маршрутом. Но теперь уже к этому не вернешься. Развилка пройдена. Теперь, к сожалению, мы должны испить чашу до дна, – полагает Александр Морозов.

«ЦК КПК предложил включить патриотов, посвятивших себя великому возрождению китайской нации, в ряды единого патриотического фронта. Такие поправки предложено внести в Конституцию Китая. Согласно этим предложениям, за долгие годы революции, строительства и реформ под руководством КПК сформировался широкий единый патриотический фронт, состоящий из демократических партий и народных организаций и включающий в себя всех социалистических трудящихся, всех строителей социализма, всех патриотов, поддерживающих социализм, а также всех патриотов, выступающих за объединение родины и посвятивших себя великому возрождению китайской нации.

ЦК КПК предложил вписать «гармоничные социалистические отношения между национальностями» в Конституцию. Предлагается изменить фразу «Социалистические отношения равенства, единства и взаимопомощи между национальностями были установлены и продолжат укрепляться» на «Социалистические отношения равенства, единства, взаимопомощи и гармонии между национальностями были установлены и продолжат укрепляться».

ЦК КПК предложил вписать «работу над строительством сообщества единой судьбы человечества» в Конституцию.

ЦК КПК предложил вписать механизм принесения присяги на верность Конституции страны в основной закон. Предлагается включить в Конституцию статью о том, что все госслужащие должны публично клясться в верности Конституции перед вступлением в должность.

ЦК КПК предложил включить надзорную комиссию в Конституцию в качестве государственного органа».

Заявления для прессы Владимира Путина и Си Цзиньпина по итогам российско-китайских переговоров

По итогам российско-китайских переговоров Владимир Путин и Си Цзиньпин сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый Председатель Си Цзиньпин! Дорогой друг! Уважаемые дамы и господа!

Искренне рад принимать в России Председателя Китайской Народной Республики господина Си Цзиньпина. Государственный визит Председателя КНР проходит в год важного юбилея – 70-летия установления дипломатических связей между двумя нашими странами. И мне приятно отметить, что российско-китайские отношения вышли на беспрецедентно высокий уровень. Это действительно всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие.

Мы с господином Си Цзиньпином находимся в тесном контакте: регулярно обмениваемся визитами, общаемся на полях международных мероприятий, уделяя самое пристальное внимание российско-китайскому взаимодействию в политике, экономике, гуманитарной и других сферах.

В ходе только что завершившихся переговоров мы в деловом и весьма конструктивном ключе обсудили состояние и перспективы двустороннего сотрудничества, предметно рассмотрели актуальные международные проблемы, уделяя при этом самое пристальное внимание российско-китайскому взаимодействию в тех сферах, которые представляют для нас действительно глубокий взаимный интерес. И мы сейчас, когда вели переговоры, за столом общались с коллегами, я отметил, что по каждому направлению у нас действительно выработались не только механизмы взаимодействия, а идет конкретная глубокая работа.

По итогам, как мы все видели, подписан солидный пакет документов. Особо отмечу Совместное заявление о развитии отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху, в котором поставлены новые масштабные задачи и долгосрочные ориентиры сотрудничества.

Естественно, подробно обсуждались вопросы экономического взаимодействия. Китай прочно занимает позицию ведущего внешнеторгового партнера России. Товарооборот в прошлом году вырос на четверть и достиг рекордного уровня 108 миллиардов долларов. Заметные успехи имеются и в инвестиционной сфере. С участием китайских партнеров и китайского капитала реализуются порядка 30 инвестпроектов на общую сумму 22 миллиарда долларов, причем существенная часть этих средств вложена в проекты на Дальнем Востоке России (3,5 миллиарда).

Россия и Китай намерены развивать практику расчётов в национальных валютах. Только что заключено межправсоглашение, нацеленное на дальнейшее расширение использования рублей и юаней в двусторонней торговле, а также на обеспечение бесперебойности банковского обслуживания сделок в условиях нестабильности на глобальных рынках.

Хорошие темпы набрало взаимодействие в энергетике. Россия лидирует по поставкам нефти в Китай: в прошлом году отгружено 67 миллионов тонн сырья. В декабре будет введен в эксплуатацию трубопровод для транспортировки в КНР газа по так называемому восточному маршруту. Ведутся переговоры о возможном экспорте топлива по западному направлению, а также с российского Дальнего Востока.

Наращивается взаимодействие в области производства и сбыта сжиженного природного газа. В ноябре, на год раньше срока, запущена третья очередь завода «Ямал СПГ», значительная доля в котором – почти 30 процентов (29,9) – принадлежит китайской стороне. Приветствуем и развитие сотрудничества по другому, такому же масштабному проекту – «Арктик СПГ 2».

Выполняются достигнутые в прошлом году в ходе нашего визита в КНР прорывные договоренности в сфере мирного атома. Заключен генеральный контракт на сооружение третьего и четвертного блоков АЭС «Сюйдапу». При участии «Росатома» начинается строительство в Китае демонстрационного реактора на быстрых нейтронах.

Большое значение придаем укреплению двусторонней промышленной кооперации. К визиту Председателя Си Цзиньпина приурочено открытие в Тульской области завода ведущего китайского автопроизводителя, компании Great Wall. На предприятии с использованием передовых технологий будет ежегодно выпускаться по 80 тысяч автомобилей, а уровень локализации производства составит 70 процентов. Сегодня нам с Председателем КНР продемонстрируют образцы продукции нового завода.

В планах реализация проектов в авиа-, вертолетостроении, в освоении космоса, биотехнологиях и фармацевтике, в других наукоемких отраслях. Условлено провести годы российско-китайского научно-технического и инновационного сотрудничества – 2020-й и 2021 годы.

Неплохие перспективы открываются в сфере агропромышленного производства. Обсуждается возможность создания российско-китайского сельхозхолдинга в Приморском крае с объемом инвестиций в 10 миллиардов рублей. Россия и Китай нацелены сообща развивать международные транспортные коридоры, для этого активнее задействовать потенциал Транссибирской и Байкало-Амурской магистрали, а также Северного морского пути.

Расширяется совместная приграничная инфраструктура. Завершается строительство нового моста и автомобильного мостового перехода через реку Амур. Особое значение придаем укреплению прямых связей между субъектами Российской Федерации и провинциями Китая. Успешно проходят годы межрегионального сотрудничества. Давно и эффективно работает Совет «Волга–Янцзы» с участием Приволжского федерального округа и провинций верхнего и среднего течения Янцзы.

А сегодня мы с Председателем КНР договорились об учреждении еще двух форматов межрегионального сотрудничества между Центральным федеральным округом России и Севером Китая, а также между нашим Северо-Западным федеральным округом и приморскими провинциями Юго-Востока Китайской Народной Республики.

Многоплановый характер носит двустороннее гуманитарное взаимодействие. В рамках трехлетней программы сотрудничества в России и Китае проходят фестивали культуры и кино, осуществляются образовательные, молодежные, спортивные обмены, активно развивается взаимный туризм. В прошлом году Китай посетили порядка 2,2 миллиона россиян. В свою очередь в нашей стране побывали более 1,7 миллиона граждан КНР. Сейчас, только что рассказывал нашему другу, Председателю Си Цзиньпину: сюда переезжал из одного здания Московского Кремля в другое – на площади больше всего туристов именно из Китайской Народной Республики. Можем выйти и помахать им с удовольствием рукой, поприветствовать.

Хотел бы поблагодарить господина Си Цзиньпина, всех китайских коллег за передачу в Московский зоопарк двух больших панд. Мы знаем, что такой практики практически в Китае нет. Это знак особого уважения, доверия к России, к нашим специалистам. Когда мы говорим о пандах, всегда возникает на лице улыбка. Мы с большим уважением и благодарностью принимаем этот подарок. Спасибо большое. Эти животные являются национальным символом Китая, а мы высоко ценим такой жест дружбы. Кстати, чуть позже мы с Председателем КНР планируем побывать в зоопарке и посмотреть на этих замечательных животных.

При обсуждении актуальных международных и региональных проблем констатировано, что по большинству из них взгляды России и Китая совпадают или очень близки. В подписанном нами совместном заявлении об укреплении глобальной стратегической стабильности в современную эпоху подчеркивается принципиальная позиция России и Китая о неприемлемости разрушения действующей системы соглашений в области контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения.

Подчеркну, что у наших стран совпадающие оценки ситуации вокруг Корейского полуострова, реализуется совместная «дорожная карта» урегулирования. Исходим из того, что альтернативы мирному, политико-дипломатическому разрешению проблем региона, включая ядерную, нет и быть не может.

Будем продолжать взаимодействие с китайскими партнерами по снижению напряженности на полуострове, укреплению безопасности в Северо-Восточной Азии в целом. Россия и Китай работают в пользу мирного урегулирования кризиса в Сирии, выступают за стабилизацию обстановки в Венесуэле, сохраняют приверженность полному осуществлению совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе.

В ходе переговоров подтверждено намерение и далее наращивать взаимодействие России и Китая в рамках ООН, Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС, «Группы двадцати», АТЭС и на других ведущих многосторонних площадках.

Будем продолжать усилия по сопряжению интеграционных процессов в рамках Евразэс с китайской инициативой экономического пояса Шелкового пути с целью формирования в перспективе большого евразийского партнерства.

Уважаемые дамы и господа, пользуясь возможностью, хотел бы еще раз поблагодарить господина Си Цзиньпина и всех наших китайских коллег за продуктивную совместную работу и выразить уверенность, что достигнутые в ходе визита договоренности, послужат дальнейшему укреплению российско-китайской дружбы, будут способствовать процветанию наших стран и народов.

Программа визита Председателя КНР продолжается. Сегодня мы выступим еще на торжественном вечере в честь 70-летия установления дипломатических отношений, который пройдет в Большом театре.

Китайский лидер в качестве почетного гостя примет участие в Петербургском международном экономическом форуме, во главе солидной делегации – около тысячи представителей государства и бизнеса. Мы также пообщаемся с руководителями крупных компаний двух стран, которые проведут второй российско-китайский энергетический бизнес-форум. И – мне приятно сказать об этом, здесь ректор Петербургского университета присутствует – состоится церемония присвоения Председателю Си Цзиньпину звания Почетного доктора Санкт-Петербургского государственного университета.

Благодарю вас за внимание.

Си Цзиньпин (как переведено): Уважаемый Владимир Владимирович! Дамы и господа, друзья, добрый день!

Я очень рад вместе с моим давним другом Президентом Путиным встретиться с вами. Это мой первый государственный визит в Россию в мой новый срок на посту главы государства Китая. Это также мой восьмой визит в Россию уже за период с 2013 года. Мы с Президентом Путиным установили тесные рабочие контакты, а также глубокую личную дружбу.

За прошедшие шесть лет мы встречались почти 30 раз. Россия для меня – самое посещаемое иностранное государство, а Президент Путин для меня – самый близкий друг и хороший коллега. В этом максимальное отражение высокого уровня двухсторонних отношений и тесного стратегического взаимодействия Китая и России.

Только что мы с Президентом Путиным провели плодотворные переговоры в очень откровенной и дружественной атмосфере. Мы обстоятельно обсудили двухсторонние отношения, а также международную и региональную повестку, представляющую взаимный интерес. Достигнуто важное взаимопонимание. Мы также подписали и опубликовали два важных совместных заявления. В нашем присутствии обменялись подписанными документами профильные ведомства и компании.

Только что Президент Путин уже полностью подвел итоги наших переговоров, я полностью согласен с ним. Мы вместе подвели итоги развития наших дипотношений за прошедшие 70 лет. И все мы считаем, что в результате развития за прошедшие 70 лет китайско-российские отношения уже достигли беспрецедентно высокого уровня. Перед нами открываются новые возможности. И мы решили, что будем вместе извлекать исторический опыт в духе добрососедства, дружбы, сотрудничества и обоюдного выигрыша, развивать наши отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия в новую эпоху, поднимать на новый более высокий уровень наши двухсторонние отношения.

Стороны будут укреплять политическое взаимное доверие, наращивать нашу взаимную поддержку, взаимопомощь в вопросах, касающихся ключевых интересов друг друга, в духе новаций, сотрудничества во имя общего выигрыша, продвигать наши отношения в новую эпоху на благо двух народов и народов всех стран мира.

Мы с удовлетворением отмечаем, что при совместных усилиях сторон по всем направлениям наше сотрудничество динамично развивается, развивается плодотворно. Двусторонний товарооборот тоже побил новый исторический рекорд, вышел на рубеж в 100 миллиардов долларов США. Повышается качество и уровень нашего сотрудничества. Успешно реализуются большие стратегические проекты в области энергетики, инвестиций, космоса, авиации и так далее.

Демонстрирует большой потенциал сотрудничество в таких сферах, как финансы, сельское хозяйство между регионами в области электронной коммерции. Стороны уже решили провести в 2020–2021 годах перекрестные годы научно-технического и инновационного сотрудничества, чтобы и дальше наращивать глубину и широту такого сотрудничества, усиливать обмен и совместную подготовку научно-технического персонала, повышать комплексную мощь и научно-технический уровень наших стран.

Мы с Президентом Путиным договорились о том, что стороны продолжат работу по сопряжению инициативы «Один пояс, один путь» и ЕАЭС. Будем поддерживать друг друга в инициативе «Один пояс, один путь» и большого евразийского партнерства. Будем прилагать совместные усилия для развития региональной интеграции, а также интеграционного экономического развития в регионе.

Мы рады отметить, что по восходящей линии развивается гуманитарное измерение, активизируются наши обмены по всем направлениям. С успехами прошли годы межрегионального сотрудничества, и традиционная дружба между нашими народами постоянно светится новым блеском.

По случаю 70-й годовщины дипотношений Китая и России мы передали российской стороне двух панд для совместного исследования. Чуть позже мы вместе с Президентом Путиным будем присутствовать на церемонии открытия павильона панд в Московском зоопарке, будем вместе встречать двух посланников китайско-российской дружбы.

В настоящее время мировая обстановка переживает невиданные за столетие глубокие перемены – мир и развитие остаются веяниями времени. Однако поднимает голову протекционизм, односторонний подход, усиливается политика силы и гегемонизма. Нам предстоит большой и нелегкий путь для достижения мира и развития.

Ведущие мировые державы и постоянные члены Совбеза ООН Китая и России будут вместе с международным сообществом проявлять чувство долга, решительно защищать международную систему под эгидой ООН и на основе международного права, активно продвигать политическое урегулирование проблем горячих точек, защищать многостороннюю торговую систему и вносить положительную энергию в чрезвычайно сложную международную обстановку, вносить новый вклад в построение единой судьбы человечества.

Мы сегодня вечером вместе с Президентом Путиным будем присутствовать на торжествах, посвященных 70-й годовщине дипотношений Китая и России. Я также побываю в Санкт-Петербурге для участия в 23-м Петербургском экономическом форуме. Мы с Президентом Путиным продолжим двусторонние мероприятия и будем обогащать содержание наших двусторонних отношений в новую эпоху.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

Подкасты

Мультимедиа

Почему Путина называют Великим в Китае

Как и Си Цзиньпина, Владимира Путина считают в Китае сильным лидером, который не боится конфронтации с Западом

Количество проданных экземпляров книг о Владимире Путине в Китае значительно превосходит показатели продаж публикаций о других иностранных лидерах — такие данные приводят сотрудники расположенного в Пекине книжного магазина Ваньфуцзин.

Сотрудники отдела рекомендованной литературы расположенного в Пекине книжного магазина Ваньфуцзин не сомневаются в том, к кому из иностранных лидеров покупатели проявляют наибольший интерес — к президенту Владимиру Путину, или к Путину Великому, как его называют некоторые китайцы. Книги о г-не Путине с момента начала кризиса на Украине расходятся, как горячие пирожки, и их продажи намного превосходят показатели, связанные с другими мировыми лидерами. Книга «Биография Путина: Рожденный для России» вошла в сентябре в число первых 10 бестселлеров в категории документальная литература по версии газеты Beijing News.

Восхищение китайцев Путиным выходит за рамки литературы — оно свидетельствует о сдвиге в сложившемся после холодной войны миропорядке, а также об изменениях в китайской политике. По мнению дипломатов и аналитиков, после нескольких десятилетий взаимных подозрений — и одного короткого пограничного конфликта — Пекин и Москва сближаются друг с другом и одновременно бросают вызов возглавляемой Соединенными Штатами архитектуре безопасности, занимающей господствующее положение со времени распада Советского Союза.

Кроме того, бывшие соперники в борьбе за лидерство в коммунистическом мире все больше разделяют тот тип антизападного национализма, который, судя по всему, определяет взгляды Си Цзиньпина на демократические протесты в Гонконге. Пекин обвиняет западные правительства в подстрекательстве там беспорядков, и это весьма похоже на то, как г-н Путин обвинял Запад в содействии протестам в поддержку демократии, начавшимся в Киеве в конце прошлого года.

Россия также представляет протесты в Гонконге как действия, инспирированные Соединенными Штатами. Контролируемые государством российские телевизионные каналы на этой неделе утверждали, что лидеров протестов в Гонконге подготовили американцы.

По данным исследовательской организации Pew Research Center, Китай находится среди немногих стран, где поддержка России увеличилась с момента начала конфронтации Москвы с Западом по поводу Украины, — этот показатель вырос там до 66% в июле по сравнению с 47% в начале года.

Опрос общественного мнения, проведенный компанией In Touch Today, онлайновой новостной службой, управление которой осуществляет китайский холдинг Tencent Holding Ltd., показывает, что рейтинг поддержки г-на Путина составил в марте после аннексии Россией Крыма 92%.

«Путин как личность производит сильное впечатление — как человек, как лидер. Китайцев привлекают его качества. Он защищает интересы России, — отмечает Чжао Хуашэн, эксперт в области китайско-российских отношений расположенного в Шанхае Университета Фудань. — Россия и Китай могут многому друг у друга научиться».

Частично это реал-политика. По мнению аналитиков, России нужен китайский рынок и капиталы, особенно в то время, когда введенные санкции из-за конфликта на Украине начинают давать о себе знать. В то же время Пекин видит в Москве источник дипломатической поддержки и рассматривает Россию как жизненно важных энергоресурсов.

Россия и Китай заключили в мае давно ожидавшуюся сделку, согласно которой Россия в течение 30 лет должна поставить в Китай природный газ на сумму 400 миллиардов долларов. Помимо этого, они договорились построить железнодорожный мост на своей общей границе, а также незамерзающий порт на российском Дальнем Востоке. Пекин и Москва объявили о планах строительства наземных станций на территории друг друга для своих спутниковых навигационных систем глобального позиционирования.

Укреплению связей способствуют личные отношения между г-ном Путиным и г-ном Си, правление которого все больше напоминает харизматический националистический авторитаризм своего российского коллеги.

«Путин и Си Цзиньпин очень похожи, — отмечает Юй Бинь, эксперт в области китайско-российских отношений университета Виттенберга в штате Огайо. Эти лидеры принадлежат к одному поколению — им обоим по 61 году, и оба они хотят восстановить свои страны в качестве мировых держав, а также получить возможность бросить вызов доминированию Запада после периода, воспринимавшегося как национальное унижение.

Г-н Си пришел к власти два года назад, сменив на посту главы государства Ху Цзиньтао, которого партийные функционеры считали лидером, лишенным харизмы, неспособным добиться народной поддержки и защитить национальные интересы Китая. “Я думаю, что Китай после10 лет правления Ху Цзиньтао стал искать сильного лидера, —отмечает Г-н Юй. — В этом контексте китайское руководство, действительно, обращает свои взоры на Путина. Это параллельные процессы”.

Г-н Си после прихода к власти сделал приоритетными свои отношения с г-ном Путиным. Он выбрал Россию для своего первого посещения иностранного государства в качестве председателя КНР и был одним из немногих лидеров, присутствовавших на зимних Олимпийских играх в Сочи. После того как г-н Си стал руководителем страны, он девять раз встретился с г-ном Путиным, и последняя их встреча состоялась в прошлом месяце в рамках проводившегося в Таджикистане форума по вопросам безопасности в Центральной Азии.

“У меня такое впечатление складывается, что мы с Вами всегда относимся друг другу с полной, открытой душой, —сказал г-н Си г-ну Путину в Москве в прошлом году (цитата из официального кремлевского источника). — Мы с Вами сходимся характерами”.

Выступая перед российскими студентами, г-н Си подчеркнул, что Китай и Россия проходят через “важный период национального обновления”, и между ними как великими державами сложились лучшие в мире отношения».

Г-н Си заявил о себе как о сильном политике, изложив концепцию национального возрождения под названием «Китайская мечта». Под его руководством проводится последовательная кампания по борьбе с коррупцией, и он использует военную мощь Китая для подкрепления территориальных претензий у своих берегов.

Кроме того, г-н Си ужесточил контроль над средствами массовой информации и политическим инакомыслием, а также начал кампанию по борьбе против западного идеологического влияния, осуществляемого, в частности, с помощью финансируемых из заграницы НКО.

Некоторые китайские и западные эксперты видят параллели между наступлением на раннем этапе г-на Путина на олигархов, его призывами к национальному возрождению, подавлением независимых средств массовой информации и готовностью использовать военную силу для защиты интересов России по периметру ее границ. Г-н Путин также осуществил постепенную реабилитацию Иосифа Сталина. Что касается г-на Си, то он восхваляет достижения председателя Мао Цзэдуна.

Оба они используют в своих целях военное прошлое своих стран. Г-н Си ввел три имеющих отношение к войне праздника, в том числе «День памяти павших героев», который впервые отмечался во вторник на этой неделе. Г-н Путин недавно открыл мемориал, посвященный Первой мировой войне. Они планируют совместное празднование в следующем году 70-ой годовщины окончания Второй мировой войны.

По мнению экспертов, оба лидера сильно зависят от находящихся под контролем государства средств массовой информации, и они используют в своих интересах распространенное среди населения России и Китая восхищение сильными лидерами — бывших империй, которыми большую часть их истории правили автократы.

Чжэн Вэньян, 30-летний автор книги «Рожденный для России», говорит, что эта биография, вышедшая в свет в 2012 году, продается лучше, чем его более ранние работы, посвященные Бараку Обаме, Маргарет Тэтчер и Нельсону Манделе.

По его мнению, популярность г-на Путина, подогреваемая восторженными сообщениями в китайских государственных средствах массовой информации, поддерживает глубоко укорененное в китайском обществе представление: «Если лидер проявляет слабость и не способен противостоять давлению, то народ перестает его уважать».

Действия России, направленные против склонявшегося в сторону Запада руководства в Грузии в 2008 году и нынешнего правительства на Украине, ориентированного на Запад, пользуются популярностью в Китае. Некоторые люди говорят, что Пекин должен извлечь уроки и опираться на этот опыт в своем противостоянии по поводу контроля над акваториями в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях с США, Японией, Филиппинами и Вьетнамом. «Путин — смелый и решительный лидер великой державы, и он способен добиваться успеха в опасных ситуациях», — подчеркнул в интервью веб-сайту китайской газеты Global Times бывший военный атташе в Москве, генерал-майор Ван Хайюнь.

«Подобные качества заслуживают нашей похвалы и могут служить для нас образцом. Россия была великой мировой державой в течение многих сотен лет, а также сверхдержавой в биполярном мире: она значительно более искусна в роли великой державы, чем Соединенные Штаты».

В ходе кризиса на Украине — Киев является поставщиком зерновых и вооружений в Китай — Пекин держится в стороне, постоянно призывает к политическому разрешению конфликта и не поддерживает введенные Западом санкции против России.

Некоторые китайские эксперты считают, что Пекин рискует испортить свои отношения с Соединенными Штатами и Европейским Союзом, которые пока еще остаются его крупнейшими торговыми партнерами. Интересы Москвы и Пекина не всегда совпадают.

Китайцы старшего поколения с теплыми чувствами вспоминают поддержку со стороны Советского Союза в 1950-е годы, но они помнят и глубокий идеологический раскол в 1960 году, а также пограничный конфликт в 1969 году. Хотя обе эти страны образовали в 1996 году новое стратегическое партнерство, лишь совсем недавно они смогли найти общие позиции за пределами поддержки друг друга в Совете Безопасности ООН.

Новая напряженность может возникнуть в связи с расширением влияния Китая в странах Центральной Азии, которые раньше входили в состав Советского Союза, а также по поводу продажи Россией оружия Индии и Вьетнаму, соседям Китая, с которыми у него существуют территориальные споры.

Тем не менее, некоторые аналитики полагают, что невмешательство Китая в конфликт на Украине обеспечило Пекину нейтральную позицию Москвы в случае обострения его территориальных споров в Азии. И пока обе стороны заинтересованы в подчеркивании достоинств выбранных ими моделей государственного управления.

Лю Сяоху, 28-летний автор еще одной биографии под названием «Железный кулак Путина», вышедшей в свет в этом году, говорит о том, что многие молодые китайцы разочарованы неспособностью своего правительства отвечать в прошлом на провокации Запада, в том числе на обстрел китайского посольства в Белграде в 1999 году.

«Нельзя сказать, что китайцы инстинктивно хотят появления сильного лидера или нуждаются в нем: просто стране необходим такой лидер именно в этот период», — подчеркивает он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Китайский пример для Путина. Си Цзиньпин – пожизненный лидер КНР?

2018-2-27 16:30

В день, когда Верховный суд окончательно отклонил жалобу Ксении Собчак на регистрацию Владимира Путина кандидатом в президенты, в Пекине открылся третий пленум ЦК КПК 19-го созыва. А в воскресенье были официально обнародованы предлагаемые ЦК поправки к Конституции КНР.

ЦК предлагает, в частности, включить в Основной закон идеи нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой, вписать туда фразу, подчеркивающую руководящую роль КПК, и убрать из Конституции страны фразу о том, что председатель и заместитель председателя КНР «могут занимать должность не более двух сроков подряд».

Руководитель Центра восточных исследований Высшей школы экономики в Москве китаист Алексей Маслов отмечает, что разговоры об отмене положения о максимально двух сроках председателя КНР ходят давно, эта идея «вбрасывалась» через прессу:

– Первый вброс, судя по всему, сделала гонконгская газета South China Morning Post, хорошо информированная и находящаяся в такой позиционной игре с КНР, которая часто публикует нелицеприятные статьи о ситуации в Китае, хотя никогда не занимается прямой огульной критикой Пекина и не занимает антикитайских позиций. Я напомню, практически весь прошлый год многие статьи в западной прессе, а не только китайской, и даже статьи в таком уважаемом издании, как Economist, были наполнены намеками и обсуждениями: а что будет, если все-таки Китай перейдет практически к несменяемости руководства? Хорошо это будет или плохо? По сути дела, проверялась и, может быть, сейчас все еще проверяется мировая реакция на то, что может произойти с Китаем и с мировым общественным мнением, насколько поднимут голову китайские диссидентские круги на Западе, которых довольно много и в США, и в Великобритании. Как мир и ближайшие соседи, например, Россия будут реагировать на это предложение. В принципе, как ни странно, неважно, насколько это правда. Важно то, что вчера и сегодня весь мир обсуждает это заявление.

– Для вас как специалиста по Китаю насколько реально, что эта инициатива будет воплощена в жизнь? Совсем недавно на съезде Компартии в ее устав впервые со времен Дэн Сяопина были внесены идеи конкретного человека – Си Цзиньпина. Такое впечатление, что он семимильными шагами идет к тому, чтобы стать по-настоящему авторитарным лидером. Вы согласны?

– В целом – да. Потому что, если мы отмотаем немного назад, и в 2016, и в 2017 году активно создавался культ личности, единоличной власти Си Цзиньпина. Например, Си Цзиньпин был назван «ядром» национальной идеологии. Это такое обозначение лидера, который стоит уже над своими формальными обязанностями председателя ЦК КПК. На XIX съезде КПК, который состоялся в 2017 году, не было названо ни одного преемника. Хотя теоретически молодые преемники должны были быть определены в этот период, как минимум, два. И один из них, опять-таки теоретически, мог бы выдвигаться на следующий срок на пост генсека ЦК КПК. Соответственно, поскольку в Китае один человек совмещает оба поста – председатель КНР и генсек ЦК, – то мы должны были бы сегодня знать имена нескольких преемников. Но их нет. Ну и, наконец, крайне усилился в последнее время культ личности Си Цзиньпина (речь идет о его портретах, о цитатах, чего не было на протяжении практически 35 лет). Все это говорит о том, что действительно есть тенденция усиления авторитарного режима правления Си Цзиньпина.

Боязнь передать власть говорит о том, что Си Цзиньпин простишним лет. Когда Си Цзиньпин приходил к власти, о нем говорили как раз как о человеке, который эту систему, скорее всего, сохранит. Ведь он испытал на себе ужасы культурной революции, он из семьи одного из репрессированных лидеров китайской Компартии. Как вы думаете, почему именно в период пребывания Си Цзиньпина у власти происходит то, что происходит?

– Во-первых, в Китае изменился характер власти, просто он изменился незаметно. Дело в том, что огромные успехи, которые были на протяжении последних 30 лет, породили ряд противоположных тенденций. Прежде всего, это рост влияния местных элит, которые разбогатели. И они связаны партийными кругами, которые хотят играть в свои игры, и у них свои взгляды на будущее, будущее их семей. На уровне провинциальных или даже уездных руководителей, администраций, горкомов, обкомов – это люди, многие дети которых обучаются за рубежом. Они уже интегрированы в мировую экономику, открывают фирмы и предприятия по всему миру. И, в общем, тем самым утрачивается первичная лояльность по отношению к государству, то есть теряется импульс к росту и развитию Китая. Собственно говоря, это то, что и заметил Си Цзиньпин. И борьба с коррупцией в последние 5 лет – это, по сути дела, борьба не с воровством и не с распилом государственного бюджета. Это борьба с этими элитами, которые по сути перестали понимать свои задачи перед государством. И это то, что, собственно говоря, Си Цзиньпин пытается исправить. А почему он это делает? Потому что есть проблемы внутри китайской экономики, опять-таки порожденные ростом: это и разрыв между бедными и богатыми, это и убыточность китайских предприятий, огромные задолженности предприятий перед бюджетом, неравномерность развития регионов. Богатый юг, очень бедные северо-западные регионы, и так далее. Таких дисбалансов полным-полно. И решить их только внутренними средствами уже невозможно, потому что старые драйверы роста, например, экспортная экономика, дешевый труд – они уже исчезли. Как следствие, нужно идти вовне.

Это реглобализация по китайскому образцу. Если раньше она шла с Запада, то сейчас пойдет из Китая

Собственно, это и формируется в китайской политике, в лозунге, который был выдвинут Си Цзиньпином: «Один пояс – один путь». Это, по сути дела, экспорт китайских капиталов, их вложение в инфраструктурные проекты, в энергетику, чтобы капиталы работали за рубежом, а Китай сам по себе постепенно взял под контроль крупнейшие перевозки, транспортные пути и экономики целого ряда стран. Тогда Китай приобретает некоторую международную устойчивость. И это позволяет ему совсем по-другому себя позиционировать. По сути дела, это реглобализация по китайскому образцу. Если раньше она шла с Запада, то сейчас пойдет из Китая. Но для этого недостаточно одного срока. Это можно сделать за 10 лет. Невозможно исправить ситуацию в Китае за ближайшие 5 лет, то есть те годы, которые остались у Си Цзиньпина. Таким образом, если мы говорим сейчас о реальной возможности продления его полномочий, то речь идет о том, что он продлевает возможность для проведения реформ. Одновременно это говорит, как ни странно, и о слабости нынешнего крыла, которое возглавляет Си Цзиньпин. Потому что боязнь передать власть, боязнь того, что все реформы будут внезапно завершены, говорит о том, что Си Цзиньпин просто не доверяет довольно большому числу своих соратников, – считает Алексей Маслов.

«В четверг В. В. Путин выйдет к миру с программой нового шестилетнего срока (послание Федеральному собранию). Накануне китайцы своим исторической поправкой к Конституции полностью сняли для Путина «проблему 2024». Так следующий собеседник Радио Свобода – политолог Александр Морозов – отреагировал на предложения ЦК КПК.

– Итак, ЦК КПК рекомендует убрать положение о двух сроках председателя КНР. Насколько это важно для России, на ваш взгляд?

Путин получает возможность сказать: посмотрите, большие народы, выходящие на историческую арену, вовсе не ориентируются на нормы сменяемости власти

– Это решение важно для России и, конечно, для всей Евразии. Это глобальное событие, безусловно. Если смотреть, условно говоря, с позиции знаменитой статьи Сэмюэля Хантингтона 1991 года о «волнах демократизации», а в основе этого текста лежит простое наблюдение о том, что волны распространения либерально-демократического режима правления идут волнообразно. И Хантингтон там говорил о том, что имелась первая волна, затем волна, которая восстановила либеральную демократию в Европе после войны, и она, эта же волна, одновременно была и волной антиколониализма, которая привела к распространению демократических идеалов в бывших колониальных странах. И затем была третья волна так называемых «бархатных» революций – падение Восточного блока. И дальше вставал вопрос: будет ли какая-то следующая волна? Это справедливый вопрос, потому что мир меняется, глобальный мир меняется. Большие крупные новые игроки – менялся Китай последние 25 лет, да и Ближний Восток, да и вся Азия. И в этот же период, в эти же 25 лет и постсоветские страны и режимы делали для себя исторический выбор.

Евразийский мир стал совершенно особым типом правления

И в этом контексте решение китайского руководства сейчас явно говорит о том, что сделан такой существенный исторический выбор, который подчеркивает, что важнейший элемент либерально-демократической концепции правления, а именно сменяемость власти, с точки зрения Китая, теперь не является больше каким-то идейным приоритетом. Тем самым ставится под вопрос и вообще очень большая традиция. Владимир Путин уже присоединился к Александру Лукашенко в своей концепции власти, да и к Назарбаеву раньше. Поэтому неслучайно теперь мы часто говорим, что если стакан демократии в России был наполовину пуст или наполовину полон, и еще 10 лет назад могло показаться внешнему наблюдателю, что Россия в состоянии удержать рамку либерально-демократического развития, то теперь – нет. Теперь, конечно, евразийский мир стал совершенно особым типом правления. Китай к нему присоединяется отчетливо.

– Я не думаю, что китайцы подгадывали свой Пленум ЦК к выборам президента России и, тем более, ко дню, когда Верховный суд России отклонил апелляцию Ксении Собчак, которая жаловалась на регистрацию Владимира Путина кандидатом в президенты на этих выборах. Как вы считаете, Путин будет открыто упоминать об этом шаге китайских властей (хотя он формально еще не совершен), когда будет говорить о политике в каких-то своих, может быть, ближайших выступлениях?

– Он может пошутить по этому поводу. Я не думаю, что он будет всерьез апеллировать к этому опыту. Ему это, в общем, не требуется. Но это, конечно, шар в его корзину. Он получает совершенно очевидную поддержку и возможность сказать: посмотрите, большие, огромные народы, народы развивающиеся, выходящие на историческую арену, вовсе не ориентируются на нормы сменяемости власти. Это, конечно, ему поможет, но сказать, что он будет играть этим как-то, я бы сказал, что нет. Потому что, на мой взгляд, Путин сохраняет возможность в 2024 году опробовать заново модель передачи власти, при которой он сохранит свое ключевое положение в системе, передав пост президента кому-то еще.

– Если в Китае делают так, как делают, может быть, он в 2024 году сможет сказать: «Ну, посмотрите, раз такая великая держава, как Китай, не ограничивает сроки правления для своих лидеров, то и я могу этим воспользоваться»?

– Да, безусловно, тем более, очевидно, что имеющиеся органы власти, политическая элита России в подавляющем большинстве поддержит любое предложение и готова сама всегда выдвинуть это предложение о том, чтобы Путин оставался до конца жизни руководителем страны. В этом смысле слова здесь есть какие-то опции, которые все обсуждают. Много таких обсуждений есть, что вот Госсовет можно создать, и тогда он будет председателем Госсовета, а можно принять конституционное решение, снимающее ограничение полномочий. Здесь возможностей много. И действительно, надо сказать, что общество совершенно безропотно это примет.

Путин сохраняет возможность в 2024 году сохранить свое ключевое положение в системе, передав пост президента кому-то еще

– Вернемся к обобщениям. Мы говорили о таких странах, как Россия, Китай, Казахстан, странах больших, влиятельных, конечно же, речь идет и о Белоруссии. Вы говорили, что Путин принял концепцию власти Александра Лукашенко. Можно ли было всего этого избежать, того пути, по которому все упомянутые страны пошли?

– Разумеется! История ведь не настолько детерминирована, что она идет просто по рельсам, как вагонетка. Существуют исторические развилки. И такая развилка, разумеется, была у России в 2008–2011 годах. Наверное, если бы значительная часть экономической, политической и военной элиты сделала выбор в пользу дальнейшей сменяемости власти, сплотившись в тот момент вокруг Медведева или, наоборот, кого-то еще третьего, не давая Владимиру Путину совершить рокировку и вернуться в Кремль, то, конечно, история пошла бы несколько другим маршрутом. Но теперь уже к этому не вернешься. Развилка пройдена. Теперь, к сожалению, мы должны испить чашу до дна, – полагает Александр Морозов.

Вот еще несколько предложений об изменениях в Конституции Китая, которые цитирует газета «Жэньминь Жибао»:

«ЦК КПК предложил включить патриотов, посвятивших себя великому возрождению китайской нации, в ряды единого патриотического фронта. Такие поправки предложено внести в Конституцию Китая. Согласно этим предложениям, за долгие годы революции, строительства и реформ под руководством КПК сформировался широкий единый патриотический фронт, состоящий из демократических партий и народных организаций и включающий в себя всех социалистических трудящихся, всех строителей социализма, всех патриотов, поддерживающих социализм, а также всех патриотов, выступающих за объединение родины и посвятивших себя великому возрождению китайской нации.

ЦК КПК предложил вписать «гармоничные социалистические отношения между национальностями» в Конституцию. Предлагается изменить фразу «Социалистические отношения равенства, единства и взаимопомощи между национальностями были установлены и продолжат укрепляться» на «Социалистические отношения равенства, единства, взаимопомощи и гармонии между национальностями были установлены и продолжат укрепляться».

ЦК КПК предложил вписать «работу над строительством сообщества единой судьбы человечества» в Конституцию.

ЦК КПК предложил вписать механизм принесения присяги на верность Конституции страны в основной закон. Предлагается включить в Конституцию статью о том, что все госслужащие должны публично клясться в верности Конституции перед вступлением в должность.

ЦК КПК предложил включить надзорную комиссию в Конституцию в качестве государственного органа». .

Fair.ru — Ярмарка новостей

2018-2-27 16:30

В день, когда Верховный суд окончательно отклонил жалобу Ксении Собчак на регистрацию Владимира Путина кандидатом в президенты, в Пекине открылся третий пленум ЦК КПК 19-го созыва. А в воскресенье были официально обнародованы предлагаемые ЦК поправки к Конституции КНР.

ЦК предлагает, в частности, включить в Основной закон идеи нынешнего председателя КНР Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой, вписать туда фразу, подчеркивающую руководящую роль КПК, и убрать из Конституции страны фразу о том, что председатель и заместитель председателя КНР «могут занимать должность не более двух сроков подряд».

Руководитель Центра восточных исследований Высшей школы экономики в Москве китаист Алексей Маслов отмечает, что разговоры об отмене положения о максимально двух сроках председателя КНР ходят давно, эта идея «вбрасывалась» через прессу:

– Первый вброс, судя по всему, сделала гонконгская газета South China Morning Post, хорошо информированная и находящаяся в такой позиционной игре с КНР, которая часто публикует нелицеприятные статьи о ситуации в Китае, хотя никогда не занимается прямой огульной критикой Пекина и не занимает антикитайских позиций. Я напомню, практически весь прошлый год многие статьи в западной прессе, а не только китайской, и даже статьи в таком уважаемом издании, как Economist, были наполнены намеками и обсуждениями: а что будет, если все-таки Китай перейдет практически к несменяемости руководства? Хорошо это будет или плохо? По сути дела, проверялась и, может быть, сейчас все еще проверяется мировая реакция на то, что может произойти с Китаем и с мировым общественным мнением, насколько поднимут голову китайские диссидентские круги на Западе, которых довольно много и в США, и в Великобритании. Как мир и ближайшие соседи, например, Россия будут реагировать на это предложение. В принципе, как ни странно, неважно, насколько это правда. Важно то, что вчера и сегодня весь мир обсуждает это заявление.

– Для вас как специалиста по Китаю насколько реально, что эта инициатива будет воплощена в жизнь? Совсем недавно на съезде Компартии в ее устав впервые со времен Дэн Сяопина были внесены идеи конкретного человека – Си Цзиньпина. Такое впечатление, что он семимильными шагами идет к тому, чтобы стать по-настоящему авторитарным лидером. Вы согласны?

– В целом – да. Потому что, если мы отмотаем немного назад, и в 2016, и в 2017 году активно создавался культ личности, единоличной власти Си Цзиньпина. Например, Си Цзиньпин был назван «ядром» национальной идеологии. Это такое обозначение лидера, который стоит уже над своими формальными обязанностями председателя ЦК КПК. На XIX съезде КПК, который состоялся в 2017 году, не было названо ни одного преемника. Хотя теоретически молодые преемники должны были быть определены в этот период, как минимум, два. И один из них, опять-таки теоретически, мог бы выдвигаться на следующий срок на пост генсека ЦК КПК. Соответственно, поскольку в Китае один человек совмещает оба поста – председатель КНР и генсек ЦК, – то мы должны были бы сегодня знать имена нескольких преемников. Но их нет. Ну и, наконец, крайне усилился в последнее время культ личности Си Цзиньпина (речь идет о его портретах, о цитатах, чего не было на протяжении практически 35 лет). Все это говорит о том, что действительно есть тенденция усиления авторитарного режима правления Си Цзиньпина.

Боязнь передать власть говорит о том, что Си Цзиньпин простишним лет. Когда Си Цзиньпин приходил к власти, о нем говорили как раз как о человеке, который эту систему, скорее всего, сохранит. Ведь он испытал на себе ужасы культурной революции, он из семьи одного из репрессированных лидеров китайской Компартии. Как вы думаете, почему именно в период пребывания Си Цзиньпина у власти происходит то, что происходит?

– Во-первых, в Китае изменился характер власти, просто он изменился незаметно. Дело в том, что огромные успехи, которые были на протяжении последних 30 лет, породили ряд противоположных тенденций. Прежде всего, это рост влияния местных элит, которые разбогатели. И они связаны партийными кругами, которые хотят играть в свои игры, и у них свои взгляды на будущее, будущее их семей. На уровне провинциальных или даже уездных руководителей, администраций, горкомов, обкомов – это люди, многие дети которых обучаются за рубежом. Они уже интегрированы в мировую экономику, открывают фирмы и предприятия по всему миру. И, в общем, тем самым утрачивается первичная лояльность по отношению к государству, то есть теряется импульс к росту и развитию Китая. Собственно говоря, это то, что и заметил Си Цзиньпин. И борьба с коррупцией в последние 5 лет – это, по сути дела, борьба не с воровством и не с распилом государственного бюджета. Это борьба с этими элитами, которые по сути перестали понимать свои задачи перед государством. И это то, что, собственно говоря, Си Цзиньпин пытается исправить. А почему он это делает? Потому что есть проблемы внутри китайской экономики, опять-таки порожденные ростом: это и разрыв между бедными и богатыми, это и убыточность китайских предприятий, огромные задолженности предприятий перед бюджетом, неравномерность развития регионов. Богатый юг, очень бедные северо-западные регионы, и так далее. Таких дисбалансов полным-полно. И решить их только внутренними средствами уже невозможно, потому что старые драйверы роста, например, экспортная экономика, дешевый труд – они уже исчезли. Как следствие, нужно идти вовне.

Это реглобализация по китайскому образцу. Если раньше она шла с Запада, то сейчас пойдет из Китая

Собственно, это и формируется в китайской политике, в лозунге, который был выдвинут Си Цзиньпином: «Один пояс – один путь». Это, по сути дела, экспорт китайских капиталов, их вложение в инфраструктурные проекты, в энергетику, чтобы капиталы работали за рубежом, а Китай сам по себе постепенно взял под контроль крупнейшие перевозки, транспортные пути и экономики целого ряда стран. Тогда Китай приобретает некоторую международную устойчивость. И это позволяет ему совсем по-другому себя позиционировать. По сути дела, это реглобализация по китайскому образцу. Если раньше она шла с Запада, то сейчас пойдет из Китая. Но для этого недостаточно одного срока. Это можно сделать за 10 лет. Невозможно исправить ситуацию в Китае за ближайшие 5 лет, то есть те годы, которые остались у Си Цзиньпина. Таким образом, если мы говорим сейчас о реальной возможности продления его полномочий, то речь идет о том, что он продлевает возможность для проведения реформ. Одновременно это говорит, как ни странно, и о слабости нынешнего крыла, которое возглавляет Си Цзиньпин. Потому что боязнь передать власть, боязнь того, что все реформы будут внезапно завершены, говорит о том, что Си Цзиньпин просто не доверяет довольно большому числу своих соратников, – считает Алексей Маслов.

«В четверг В. В. Путин выйдет к миру с программой нового шестилетнего срока (послание Федеральному собранию). Накануне китайцы своим исторической поправкой к Конституции полностью сняли для Путина «проблему 2024». Так следующий собеседник Радио Свобода – политолог Александр Морозов – отреагировал на предложения ЦК КПК.

– Итак, ЦК КПК рекомендует убрать положение о двух сроках председателя КНР. Насколько это важно для России, на ваш взгляд?

Путин получает возможность сказать: посмотрите, большие народы, выходящие на историческую арену, вовсе не ориентируются на нормы сменяемости власти

– Это решение важно для России и, конечно, для всей Евразии. Это глобальное событие, безусловно. Если смотреть, условно говоря, с позиции знаменитой статьи Сэмюэля Хантингтона 1991 года о «волнах демократизации», а в основе этого текста лежит простое наблюдение о том, что волны распространения либерально-демократического режима правления идут волнообразно. И Хантингтон там говорил о том, что имелась первая волна, затем волна, которая восстановила либеральную демократию в Европе после войны, и она, эта же волна, одновременно была и волной антиколониализма, которая привела к распространению демократических идеалов в бывших колониальных странах. И затем была третья волна так называемых «бархатных» революций – падение Восточного блока. И дальше вставал вопрос: будет ли какая-то следующая волна? Это справедливый вопрос, потому что мир меняется, глобальный мир меняется. Большие крупные новые игроки – менялся Китай последние 25 лет, да и Ближний Восток, да и вся Азия. И в этот же период, в эти же 25 лет и постсоветские страны и режимы делали для себя исторический выбор.

Евразийский мир стал совершенно особым типом правления

И в этом контексте решение китайского руководства сейчас явно говорит о том, что сделан такой существенный исторический выбор, который подчеркивает, что важнейший элемент либерально-демократической концепции правления, а именно сменяемость власти, с точки зрения Китая, теперь не является больше каким-то идейным приоритетом. Тем самым ставится под вопрос и вообще очень большая традиция. Владимир Путин уже присоединился к Александру Лукашенко в своей концепции власти, да и к Назарбаеву раньше. Поэтому неслучайно теперь мы часто говорим, что если стакан демократии в России был наполовину пуст или наполовину полон, и еще 10 лет назад могло показаться внешнему наблюдателю, что Россия в состоянии удержать рамку либерально-демократического развития, то теперь – нет. Теперь, конечно, евразийский мир стал совершенно особым типом правления. Китай к нему присоединяется отчетливо.

– Я не думаю, что китайцы подгадывали свой Пленум ЦК к выборам президента России и, тем более, ко дню, когда Верховный суд России отклонил апелляцию Ксении Собчак, которая жаловалась на регистрацию Владимира Путина кандидатом в президенты на этих выборах. Как вы считаете, Путин будет открыто упоминать об этом шаге китайских властей (хотя он формально еще не совершен), когда будет говорить о политике в каких-то своих, может быть, ближайших выступлениях?

– Он может пошутить по этому поводу. Я не думаю, что он будет всерьез апеллировать к этому опыту. Ему это, в общем, не требуется. Но это, конечно, шар в его корзину. Он получает совершенно очевидную поддержку и возможность сказать: посмотрите, большие, огромные народы, народы развивающиеся, выходящие на историческую арену, вовсе не ориентируются на нормы сменяемости власти. Это, конечно, ему поможет, но сказать, что он будет играть этим как-то, я бы сказал, что нет. Потому что, на мой взгляд, Путин сохраняет возможность в 2024 году опробовать заново модель передачи власти, при которой он сохранит свое ключевое положение в системе, передав пост президента кому-то еще.

– Если в Китае делают так, как делают, может быть, он в 2024 году сможет сказать: «Ну, посмотрите, раз такая великая держава, как Китай, не ограничивает сроки правления для своих лидеров, то и я могу этим воспользоваться»?

– Да, безусловно, тем более, очевидно, что имеющиеся органы власти, политическая элита России в подавляющем большинстве поддержит любое предложение и готова сама всегда выдвинуть это предложение о том, чтобы Путин оставался до конца жизни руководителем страны. В этом смысле слова здесь есть какие-то опции, которые все обсуждают. Много таких обсуждений есть, что вот Госсовет можно создать, и тогда он будет председателем Госсовета, а можно принять конституционное решение, снимающее ограничение полномочий. Здесь возможностей много. И действительно, надо сказать, что общество совершенно безропотно это примет.

Путин сохраняет возможность в 2024 году сохранить свое ключевое положение в системе, передав пост президента кому-то еще

– Вернемся к обобщениям. Мы говорили о таких странах, как Россия, Китай, Казахстан, странах больших, влиятельных, конечно же, речь идет и о Белоруссии. Вы говорили, что Путин принял концепцию власти Александра Лукашенко. Можно ли было всего этого избежать, того пути, по которому все упомянутые страны пошли?

– Разумеется! История ведь не настолько детерминирована, что она идет просто по рельсам, как вагонетка. Существуют исторические развилки. И такая развилка, разумеется, была у России в 2008–2011 годах. Наверное, если бы значительная часть экономической, политической и военной элиты сделала выбор в пользу дальнейшей сменяемости власти, сплотившись в тот момент вокруг Медведева или, наоборот, кого-то еще третьего, не давая Владимиру Путину совершить рокировку и вернуться в Кремль, то, конечно, история пошла бы несколько другим маршрутом. Но теперь уже к этому не вернешься. Развилка пройдена. Теперь, к сожалению, мы должны испить чашу до дна, – полагает Александр Морозов.

Вот еще несколько предложений об изменениях в Конституции Китая, которые цитирует газета «Жэньминь Жибао»:

«ЦК КПК предложил включить патриотов, посвятивших себя великому возрождению китайской нации, в ряды единого патриотического фронта. Такие поправки предложено внести в Конституцию Китая. Согласно этим предложениям, за долгие годы революции, строительства и реформ под руководством КПК сформировался широкий единый патриотический фронт, состоящий из демократических партий и народных организаций и включающий в себя всех социалистических трудящихся, всех строителей социализма, всех патриотов, поддерживающих социализм, а также всех патриотов, выступающих за объединение родины и посвятивших себя великому возрождению китайской нации.

ЦК КПК предложил вписать «гармоничные социалистические отношения между национальностями» в Конституцию. Предлагается изменить фразу «Социалистические отношения равенства, единства и взаимопомощи между национальностями были установлены и продолжат укрепляться» на «Социалистические отношения равенства, единства, взаимопомощи и гармонии между национальностями были установлены и продолжат укрепляться».

ЦК КПК предложил вписать «работу над строительством сообщества единой судьбы человечества» в Конституцию.

ЦК КПК предложил вписать механизм принесения присяги на верность Конституции страны в основной закон. Предлагается включить в Конституцию статью о том, что все госслужащие должны публично клясться в верности Конституции перед вступлением в должность.

ЦК КПК предложил включить надзорную комиссию в Конституцию в качестве государственного органа». .

Почему Си сделал Путина главным другом Китая

Президент России вошел в историю, став первым лауреатом ордена Дружбы КНР

Президент России вошел в историю, став первым лауреатом ордена Дружбы КНР

Президент России Владимир Путин официально признан Китаем творцом и движущей силой существующего между обеими великим державами стратегического партнерства. Об этом свидетельствует вручение сегодня в Пекине председателем КНР Си Цзиньпином главе российского государства ордена Дружбы КНР.

Путин удостоен этой высокой китайской награды, которая, как разъяснил председатель Си, вручается за выдающиеся «государственные заслуги» — особый вклад в госстроительство и модернизацию Китая, развитие связей и сотрудничества КНР с иностранными государствами, поддержание мира во всем мире. До сегодняшнего дня этим орденом не награждался никто, Путин стал первым его лауреатом.

Китайский император хвалит русского царя

Си назвал Путина лидером мировой державы, «основателем нынешних китайско-российских отношений», который «всегда продвигает их развитие на высоком уровне».

Лидер КНР Си Цзиньпин о президенте России: Владимир Путин «среди глав мировых держав больше всех посещал Китай, он — самое узнаваемое и уважаемое в Китае лицо». Фото: www.globallookpress.com

Китайский лидер, обретший в собственной стране статус, практически не уступающий Мао Цзэдуну, напомнил, что «президент Путин 19 раз приезжал в Китай с визитом или с участием в международных мероприятиях», и что «среди глав мировых держав он больше всех посещал Китай, он — самое узнаваемое и уважаемое в Китае лицо». Председатель Си также прочувственно добавил, что «президент Путин для меня — самый хороший и близкий друг». Лидер КНР заявил, что подписанный Путиным в 2001 году Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве с Китаем заложил на века прочную основу российско-китайской дружбы.

Председатель Си подчеркнул, что российско-китайские отношения развиваются благодаря «постоянному вниманию и личному содействию» Путина. Он указал на укрепление благодаря этому «политического и стратегического взаимодоверия» между обеими странами. Лидер КНР назвал отношения своей страны с Россией достойным примером гармоничного сосуществования мировых держав и государств-соседей, важным фактором формирования нового типа международных отношений. Он выразил готовность «с президентом Путиным и дальше в духе добрососедства и дружбы, стратегического взаимодействия и взаимной выгоды продвигать китайско-российские отношения и открывать еще более блестящие перспективы».

Китайский лидер проявил тем самым большую скромность: у Путина так хорошо бы не получилось, если бы они не действовали сообща, испытывая друг к другу чувство взаимного уважения, лояльности и доверия.

Царь не остался в долгу

Президент Путин тепло поблагодарил на церемонии вручения ордена председателя Си, которого величал «дорогим другом»: «Для меня большая честь быть удостоенным почетной государственной награды Китая — орденом Дружбы. Знаю, что орден был учрежден совсем недавно и сегодня вручается впервые. Сердечно благодарю китайских друзей за такой особый знак внимания». Обращаясь к председателю КНР, российский президент подчеркнул, что видит в этом знак «особого внимания и уважения, в основе которого, безусловно, лежат наши общенациональные взаимные интересы, интересы наших народов и, конечно, наши с вами дружеские личные отношения».

Президент России Владимир Путин искренне называет лидера Китая «дорогим другом». Фото: www.globallookpress.com

Мы гордимся общими достижениями политики, экономики, науки, культуры, ценим достигнутый высокий уровень взаимодействия на международной арене. И, конечно, твердо уверены в успехе всех наших начинаний»,

— цитирует Путина ТАСС. Как же всё это разительно отличается от обстановки раздрая, взаимных претензий и граничащей с оскорблениями критикой, с которой обрушились друг на друга участники саммита «семёрки» в Квебеке.

Принятие заключительного совместного коммюнике на квебекском саммите под большим вопросом. А вот совместное заявление по итогам переговоров по-царски встреченного в Пекине российского лидера с его китайским «дорогим другом» Си существует, и с ним можно ознакомиться, пролистав 15 страниц текста.

Декларация российско-китайского союза

Документ посвящен двусторонним отношениям и международным проблемам. В нем говорится о цели «наращивания и углубления сотрудничества по всем направлениям», развитии «стратегического доверительного диалога на высшем и высоком уровне», продолжении «совершенствования механизмов двустороннего межправительственного, межпарламентского, межпартийного, межведомственного и межрегионального сотрудничества».

Стороны высоко оценили «дружественную атмосферу на российско-китайской границе, ставшей на всем своем протяжении поясом мира и многопланового сотрудничества, что позволяет обеспечивать стабильное, поступательное развитие двусторонних отношений равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия».

Москва и Пекин выразили заинтересованность в укреплении сотрудничества «в финансовой сфере, содействии увеличению доли национальных валют в торговых расчетах, инвестициях и финансировании, развитии сотрудничества в таких областях, как платежные системы и страхование».

Путин и Си договорились, в частности, о закреплении тенденций роста российско-китайского товарооборота, дальнейшем улучшении его структуры, поиске новых точек роста и форм взаимодействия в области торгово-экономического сотрудничества. Среди других задач названы совместное продвижение крупных проектов, расширение масштабов и повышение уровня российско-китайского инвестиционного сотрудничества, углубление взаимодействия в нефтегазовой, угольной, электроэнергетической сферах. Стороны договорились о развитии практического сотрудничества в сферах сельского хозяйства, транспорта. В частности, международных транспортных маршрутов и коридоров, как и о сопряжении строительства Евразийского экономического союза и проекта «Один пояс — один путь».

Россия и Китай обязались углублять консультации по вопросам стратегической безопасности, «наращивать двустороннюю координацию на профильных международных площадках». Москва и Пекин будут развивать «стратегические контакты и координацию между Вооруженными силами двух стран, совершенствовать существующие механизмы военного сотрудничества, расширять взаимодействие в сфере практического военного и военно-технического сотрудничества». Даже «сообща противостоять вызовам глобальной и региональной безопасности».

Путин и Си выразили и зафиксировали на бумаге «разочарование» выходом США из ядерной сделки с Ираном, договорились предпринимать «все возможные усилия по сохранению СВПД, принимая во внимание принципиальную важность защиты интересов торгово-экономического сотрудничества всех государств с Ираном от односторонних экстерриториальных санкций». Москва и Пекин обозначили общие позиции по Сирии, урегулированию на Корейском полуострове, Афганистану, борьбе с терроризмом, даже высказались против попыток омрачить «неспортивными факторами», то есть путем провокаций, открывающийся в ближайшие дни в России чемпионат мира по футболу. Россия и Китай выступили за «необходимые и разумные» реформы ООН, против «попыток каких-либо государств проводить в одностороннем порядке военные действия без соответствующего мандата Совета Безопасности ООН либо без согласия законного правительства страны, на территории которой такие действия осуществляются». Так не трудно понять, какие страны прежде всего имеются в виду.

Уже есть и конкретика

Как сообщил в преддверии госвизита в Китай помощник главы российского государства по международным делам Юрий Ушаков, «в ходе такого рода визитов всегда подписывается солидный пакет документов, так и на этот раз будет». Ушаков указал, что они будут охватывать, в частности, «сотрудничество в области торговли, энергетики, космоса, защиты интеллектуальной собственности». Сообщения об этом уже поступают. Так, Внешэкономбанк (ВЭБ) и инвестиционная финансовая организация Китая (China Development Bank) договорились о выдаче ВЭБу кредита более чем на 600 миллиардов.

Делаем выводы

И что интересно: укрепление союза России и Китая, дальнейшее наполнение его конкретным политическим, экономическим и даже военным содержанием сразу породили предложения западных политиков «вернуть» Россию в «семёрку», сделав её снова «восьмёркой». С таким призывом выступили премьер-министр Италии Джузеппе Конте и. президент США Дональд Трамп. Как видим, госвизит Путина в Китай только начался, а как много уже удалось сделать.

И России, и Китаю выгодно дружить и продуктивно взаимодействовать друг с другом в самых различных областях. У них есть все: экономический и научный потенциал, колоссальные человеческие и природные ресурсы, необоримая военная мощь. Если Москва и Пекин будут вместе, Запад может успокоиться и занять свое законное место в качестве одного из полюсов глобального мира, влияние и вес которого, увы, будут неуклонно сокращаться.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector