0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Красная свитка история из повести Н

Красная свитка — история из повести Н.В. Гоголя «Сорочинская ярмарка» (1831)

Отрывок о красной свитке и истории ее происхождения.

. На ярмарке случилось странное происшествие: все наполнилось слухом, что где-то между товаром показалась красная свитка . Старухе, продававшей бублики, почудился сатана, в образине свиньи, который беспрестанно наклонялся над возами, как будто искал чего. Это быстро разнеслось по всем углам уже утихнувшего табора; и все считали преступлением не верить, несмотря на то, что продавица бубликов, которой подвижная лавка была рядом с яткою шинкаря, раскланивалась весь день без надобности и писала ногами совершенное подобие своего лакомого товара. K этому присоединились еще увеличенные вести о чуде, виденном волостным писарем в развалившемся сарае, так что к ночи все теснее жались друг к другу; спокойствие разрушилось, и страх мешал всякому сомкнуть глаза свои; а те, которые были не совсем храброго десятка и запаслись ночлегами в избах, убрались домой. К числу последних принадлежал и Черевик с кумом и дочкою, которые вместе с напросившимися к ним в хату гостьми произвели сильный стук, так перепугавший нашу Хиврю. Ку́ма уже немного поразобрало. Это можно было видеть из того, что он два раза проехал с своим возом по двору, покамест нашел хату. Гости тоже были в веселом расположении духа и без церемонии вошли прежде самого хозяина. Супруга нашего Черевика сидела, как на иголках, когда принялись они шарить по всем углам хаты. «Что, кума́! — вскричал вошедший кум, — тебя все еще трясет лихорадка?» — «Да, нездоровится», — отвечала Хивря, беспокойно поглядывая на накладенные под потолком доски. «А ну, жена, достань-ка там в возу баклажку! — говорил кум приехавшей с ним жене, — мы черпнем ее с добрыми людьми, а то проклятые бабы понапугали нас так, что и сказать стыдно. Ведь мы, ей-богу, братцы, по пустякам проехали сюда! — продолжал он, прихлебывая из глиняной кружки. — Я тут же ставлю новую шапку, если бабам не вздумалось посмеяться над нами. Да хоть бы и в самом деле сатана: что сатана? Плюйте ему на голову! Хоть бы сию же минуту вздумалось ему стать, вот здесь, например, передо мною: будь я собачий сын, если не поднес бы ему дулю под самый нос!» — «Отчего же ты вдруг побледнел весь?» — закричал один из гостей, превышавший всех головою и старавшийся всегда выказывать себя храбрецом. «Я… Господь с вами! приснилось!» Гости усмехнулись. Довольная улыбка показалась на лице речистого храбреца. «Куда теперь ему побледнеть! — подхватил другой, — щеки у него расцвели, как мак; теперь он не цыбуля, а буряк — или лучше, как та красная свитка , которая так напугала людей». Баклажка прокатилася по столу и сделала гостей еще веселее прежнего. Тут Черевик наш, которого давно мучила красная свитка и не давала ни на минуту покою любопытному его духу, приступил к куму. «Скажи, будь ласков, кум! вот прошусь, да и не допрошусь истории про эту проклятую свитку».

— Э, кум! оно бы не годилось рассказывать на ночь; да разве уже для того, чтобы угодить тебе и добрым людям (при сем обратился он к гостям), которым, я примечаю, столько же, как и тебе, хочется узнать про эту диковину. Ну, быть так. Слушайте ж! — Тут он почесал плеча, утерся полою, положил обе руки на стол и начал:

— Раз, за какую вину, ей-богу, уже и не знаю, только выгнали одного черта из пекла.

— Как же, кум? — прервал Черевик, — как же могло это статься, чтобы черта выгнали из пекла?

— Что ж делать, кум? выгнали, да и выгнали, как собаку мужик выгоняет из хаты. Может быть, на него нашла блажь сделать какое-нибудь доброе дело, ну, и указали двери. Вот, черту бедному так стало скучно, так скучно по пекле, что хоть до петли. Что делать? Давай с горя пьянствовать. Угнездился в том самом сарае, который, ты видел, развалился под горою, и мимо которого ни один добрый человек не пройдет теперь, не оградив наперед себя крестом святым, и стал черт такой гуляка, какого не сыщешь между парубками. С утра до вечера, то и дело, что сидит в шинке.

Тут опять строгий Черевик прервал нашего рассказчика: «Бог знает, что говоришь ты, кум! Как можно, чтобы черта впустил кто-нибудь в шинок? Ведь у него же есть, слава Богу, и когти на лапах, и рожки на голове».

— Вот то-то и штука, что на нем была шапка и рукавицы. Кто его распознает? Гулял, гулял — наконец пришлось до того, что пропил все, что имел с собою. Шинкарь долго верил, потом и перестал. Пришлось черту заложить красную свитку свою, чуть ли не в треть цены, жиду, шинковавшему тогда на Сорочинской ярмарке; заложил и говорит ему: «Смотри, жид, я приду к тебе за свиткой ровно через год: береги ее!» — и пропал, как будто в воду. Жид рассмотрел хорошенько свитку: сукно такое, что и в Миргороде не достанешь! а красный цвет горит, как огонь, так что не нагляделся бы! Вот жиду показалось скучно дожидаться срока. Почесал себе песики, да и содрал с какого-то приезжего пана мало не пять червонцев. О сроке жид и позабыл было совсем. Как вот раз, под вечерок, приходит какой-то человек: «ну, жид, отдавай свитку мою!» Жид сначала было и не познал, а после как разглядел, так и прикинулся, будто в глаза не видал: «какую свитку? у меня нет никакой свитки! я знать не знаю твоей свитки!» Тот, глядь, и ушел; только к вечеру, когда жид, заперши свою конуру и пересчитавши по сундукам деньги, накинул на себя простыню и начал по-жидовски молиться Богу — слышит шорох… глядь — во всех окнах повыставлялись свиные рыла…

Тут в самом деле послышался какой-то неясный звук, весьма похожий на хрюканье свиньи; все побледнели… Пот выступил на лице рассказчика.

— Что? — произнес в испуге Черевик.

— Ничего. — отвечал кум, трясясь всем телом.

— Ась! — отозвался один из гостей.

— Кто ж это хрюкнул?

— Бог знает, чего мы переполошились! Никого нет! — Все боязливо стали осматриваться вокруг и начали шарить по углам. Хивря была ни жива, ни мертва. — Эх вы, бабы! бабы! — произнесла она громко, — вам ли козаковать, и быть мужьями! Вам бы веретено в руки, да посадить за гребень! Один кто-нибудь, может, прости Господи… Под кем-нибудь скамейка заскрыпела, а все и метнулись, как полуумные!

Это привело в стыд наших храбрецов и заставило их ободриться; кум хлебнул из кружки и начал рассказывать далее: «Жид обмер; однако ж свиньи, на ногах, длинных, как ходули, повлезали в окна и мигом оживили его плетеными тройчатками, заставя плясать его повыше вот этого сволока. Жид в ноги, признался во всем… Только свитки нельзя уже было воротить скоро. Пана обокрал на дороге какой-то цыган и продал свитку перекупке; та привезла ее снова на Сорочинскую ярмарку, но с тех пор уже никто ничего не стал покупать у ней. Перекупка дивилась, дивилась и наконец смекнула: верно, виною всему красная свитка. Недаром, надевая ее, чувствовала, что ее все давит что-то. Не думая, не гадая долго, бросила в огонь — не горит бесовская одежда! Э, да это чертов подарок! Перекупка умудрилась и подсунула в воз одному мужику, вывезшему продавать масло. Дурень и обрадовался; только масла никто и спрашивать не хочет. Эх, недобрые руки подкинули свитку! Схватил секиру и изрубил ее в куски; глядь — и лезет один кусок к другому, и снова целая свитка. Перекрестившись, хватил секирою в другой раз, куски разбросал по всему месту и уехал. Только с тех пор каждый год, и как раз во время ярмарки, черт с свиною личиною ходит по всей площади, хрюкает и подбирает куски своей свитки. Теперь, говорят, одного только левого рукава недостает ему. Люди с тех пор открещиваются от того места, и вот уже будет лет с десяток, как не было на нем ярмарки. Да нелегкая дернула теперь заседателя о…». Другая половина слова замерла на устах рассказчика: окно брякнуло с шумом; стекла, звеня, вылетели вон, и страшная свиная рожа выставилась, поводя очами, как будто спрашивая: а что вы тут делаете, добрые люди?

Ужас оковал всех, находившихся в хате. Кум с разинутым ртом превратился в камень. Глаза его выпучились, как будто хотели выстрелить; разверстые пальцы остались неподвижными на воздухе. Высокий храбрец, в ничем непобедимом страхе, подскочил под потолок и ударился головою об перекладину; доски посунулись, и попович с громом и треском полетел на землю. «Ай! ай! ай!» — отчаянно закричал один, повалившись на лавку в ужасе и болтая на ней руками и ногами. — «Спасайте!» — горланил другой, закрывшись тулупом. Кум, выведенный из своего окаменения вторичным испугом, пополз в судорогах под подол своей супруги. Высокий храбрец полез в печь, несмотря на узкое отверстие, и сам задвинул себя заслонкою. А Черевик, как будто облитый горячим кипятком, схвативши на голову горшок, вместо шапки, бросился к дверям и, как полуумный, бежал по улицам, не видя земли под собою; одна усталость только заставила его уменьшить немного скорость бега. Сердце его колотилось, как мельничная ступа, пот лил градом. В изнеможении готов уже был он упасть на землю, как вдруг послышалось ему, что сзади кто-то гонится за ним… Дух у него занялся… «Черт! черт!» — кричал он без памяти, утрояя силы, и чрез минуту без чувств повалился на землю. «Черт! черт!» — кричало вслед за ним, и он слышал только, как что-то с шумом ринулось на него. Тут память от него улетела, и он, как страшный жилец тесного гроба, остался нем и недвижим посреди дороги.

Повесть Н. В. Гоголя «Сорочинская ярмарка»: краткое содержание

«Сорочинская ярмарка», краткое содержание которой мы рассмотрим, является первой повестью в сборнике «Вечера на хуторе близ Диканьки». Интересно, что в произведении всего 13 глав. Это наводит на определенные мысли. И действительно, речь в повести идет о черте, вернее об истории, связанной с ним.

Произведение начинается описанием роскошеств летнего дня. Действие происходит в Малороссии. Заполненные товаром возы движутся среди великолепия августовского полдня. Пеший люд также спешит на ярмарку, которая проходит в местечке Сорочинец.

Черевик отправляется на ярмарку

Солопий Черевик бредет, истомленный жарой. Он следует за возом, груженным мешками с пшеницей и пенькой, на котором сидят чернобровая девушка и ее злая мачеха. Красивая Параска привлекает внимание местных парней. Один из них, который одет щеголеватее остальных, восхищается ею и затевает перебранку с ее мачехой. Этот эпизод нельзя упустить, составляя краткое содержание.

«Сорочинская ярмарка» (Гоголь), по главам пересказанная, конечно, не сравнится с оригиналом. Надеемся, что эта статья вызовет у вас интерес к произведению.

Встреча с Цыбулой

Вот, наконец, путешественники прибывают к куму, казаку Цыбуле. Здесь они на некоторое время забывают это происшествие. Черевик вместе со своей дочерью в скором времени отправляется на ярмарку. Толкаясь между возами, этот герой узнает о том, что ярмарка организована в «проклятом месте». Все боятся появления красной свитки. К слову сказать, уже имеются некоторые верные приметы того, что она здесь. Черевик озабочен тем, что будет с его пшеницей. Однако его быстро возвращает к «прежней беспечности» вид Параски, которая обнимается с парнем, встреченным на дороге.

Сватовство

Вышеупомянутый парубок представляется как Голопупенков сын. Он использует давнее приятельство для того, чтобы отвести Черевика в палатку. О свадьбе все решено уже после нескольких кружек. Однако когда Черевик возвращается домой, его грозная жена не одобряет этой помолвки, и Черевик отступает. Некий цыган, который торгует волов у опечаленного Грицька (так зовут парня), берется помочь ему, хотя и не вполне бескорыстно.

Переполох на ярмарке

Вскоре слухами о странном происшествии начала полниться Сорочинская ярмарка. Краткое содержание его заключалось в следующем: появилась вышеупомянутая красная свитка, которую видели многие. Из-за этого события Черевик с дочкой и кумом, которые хотели переночевать под возами, тут же отправляются домой. Их сопровождают перепуганные гости. Хавронья Никифоровна, которая услаждала Афанасия Ивановича своим гостеприимством, вынуждена его спрятать на досках под потолком, где хранится домашняя утварь. Ей приходится сидеть как на иголках за общим столом.

История о красной свитке

Далее кум по просьбе Черевика рассказывает ему о красной свитке в произведении «Сорочинская ярмарка». Краткое содержание по главам данной повести нельзя составить, упустив эту историю. Это очень важная часть произведения.

Итак, один черт был изгнан из ада за какую-то провинность. С горя он пьянствовал, угнездившись под горой, в сарае. Черт пропил все, что имел. Ему пришлось заложить свою красную свитку, однако он пригрозил, что через год придет за ней. Однако жадный шинкарь, которому он был должен, позабыл о сроке. Он решил продать свитку некоему пану, заглянувшему к нему проездом.

Когда черт вернулся, шинкарь притворился, будто никогда не видел этой свитки. Тот ушел, однако вечерняя молитва обманувшего была прервана свиными рылами, которые появились во всех окнах. Эти свиньи на «длинных, как ходули» ногах угощали шинкаря плетьми до тех пор, пока тот не сознался в совершенном им обмане. Но это не очень помогло черту, поскольку вернуть свитку не было возможности: пана, который уехал с ней, ограбил цыган. Он продал свитку перекупке, которая вновь привезла ее для продажи на Сорочинскую ярмарку. Однако торговля почему-то не задалась. Женщина поняла, что дело в свитке, и решила сжечь ее, бросив в огонь. Однако свитка не сгорела. Тогда перекупка решила подсунуть на чужой воз злополучный «чертов подарок».

Новый владелец свитки избавился от нее только тогда, когда порубил ее на части, перекрестившись. Эти части он разбросал вокруг, после чего уехал. Однако этим история не закончилась. С той самой поры каждый год черт появляется во время ярмарки. Он ищет куски свитки, и сейчас ему недостает лишь левого рукава. Когда рассказчик дошел до этого места своего повествования, которое несколько раз прерывали странные звуки, вдруг разбилось окно и показалась «страшная свиная рожа».

Всеобщая паника

Далее забавную сцену всеобщей паники описывает Гоголь. «Сорочинская ярмарка», краткое содержание которой мы составляем, привлекает читателей не только мистикой, но и юмором. Итак, все смешалось в хате: попович упал с громом и треском, кум залез под подол своей жены, а Черевик бросился вон, вместо шапки ухватив горшок. Однако вскоре он обессилел и упал посреди дороги.

События после появления черта

На следующее утро события, связанные с красной свиткой, обсуждала вся Сорочинская ярмарка. Краткое содержание их обрастало леденящими душу подробностями. Тем не менее ярмарка по-прежнему шумела. И вот уже Черевик, которому утром попался на глаза красный обшлаг свитки, ведет на продажу свою кобылу.

Герой идет на ярмарку, заранее не чая ничего хорошего от своей торговли. По дороге ему встречается высокий цыган, который спрашивает его, что он собирается продавать. Черевик недоумевает по поводу этого вопроса, однако, обернувшись, вдруг замечает, что у него нет кобылы. У героя в руках только узда, а к ней привязан красный рукав!

В ужасе Черевик бросается бежать, однако его ловят хлопцы. Герой обвиняется в том, что он украл собственную кобылу. Вместе с подвернувшимся кумом, который бежал от чертовщины, привидевшейся ему, Черевик связан. Он брошен в сарай, на солому. Здесь Голопупенков сын и находит обоих кумов, которые оплакивают свою долю. Он просит выдать за себя Параску, за что освобождает пленников. Солопий отправляется домой. Здесь его ждет кобыла, чудесным образом обретенная, а также покупщики ее и пшеницы.

Финал

Вот мы и подобрались к финалу, описывая произведение «Сорочинская ярмарка». Краткое содержание этой повести интригует, не правда ли? Чем же закончилась эта история? Не беспокойтесь, черт больше не появлялся. Да и существовал ли он? На достаточно оптимистичной ноте заканчивается повесть «Сорочинская ярмарка». Краткое содержание финала следующее: несмотря на то что неистовая мачеха всеми силами пытается помешать свадьбе, все веселятся, танцуют, включая и ветхих старушек. Их, правда, увлекает один лишь хмель, а не общая радость.

Вроде бы и счастливый финал. Однако Гоголь в самом конце своей повести примешивает нотку щемящей грусти к веселой картине. Он коротко замечает, что на этом свете все преходяще. Молодости, радости, как и самой жизни, когда-то суждено будет завершиться. И в дальнейшем творчестве Николая Васильевича будет слышаться этот финальный аккорд солнечной, светлой повести, все усиливаясь с годами.

Очень интересное произведение — «Сорочинская ярмарка». Краткое содержание для читательского дневника вы можете составить на основе этой статьи, включив в него необходимые цитаты.

Сорочинская ярмарка

Описанием упоительных роскошеств летнего дня в Малороссии начинается сия повесть. Среди красот августовского полдня движутся возы, заполненные товаром, и пеший люд на ярмарку в местечко Сорочинец. За одним из возов, гружённым не только пенькою и мешками с пшеницей (ибо сверх того здесь сидят чернобровая дивчина и ее злая мачеха), бредёт истомлённый жарою хозяин, Солопий Черевик. Едва въехав на перекинутый через Псел мост, воз привлекает внимание местных парубков, и один из них, «одетый пощеголеватее прочих», восхищаясь пригожей Параскою, затевает перебранку с злоязычною мачехой. Однако, прибыв к куму, козаку Цыбуле, путешественники на время забывают это приключение, и Черевик с дочкою отправляются вскоре на ярмарку. Здесь, толкаясь меж возами, он узнает, что ярмарке отведено «проклятое место», опасаются появления красной свитки, и уж были тому верные приметы. Но как ни озабочен судьбою своей пшеницы Черевик, вид Параски, что обнимается с давешним парубком, возвращает его к «прежней беспечности». Впрочем, находчивый парубок, назвавшись Голопупенковым сыном и пользуясь давним приятельством, ведёт Черевика в палатку, и после нескольких кружек о свадьбе уж договорено. Однако по возвращении Черевика домой грозная его супруга не одобряет такого поворота событий, и Черевик идёт на попятный. Некий цыган, торгуя у опечаленного Грицько волов, не совсем бескорыстно берётся ему помочь.

Вскоре «на ярмарке случилось странное происшествие»: появилась красная свитка, и многие ее видели. Оттого Черевик с кумом и дочкою, собиравшиеся прежде провести ночь под возами, спешно возвращаются домой в компании перепуганных гостей, а Хавронья Никифоровна, грозная его сожительница, услаждавшая дотоле гостеприимством своим поповича Афанасия Ивановича, вынуждена спрятать его на доски под самым потолком среди всякой домашней утвари и сидеть за общим столом как на иголках. По просьбе Черевика кум рассказывает историю красной свитки — как за какую-то провинность был изгнан из пекла черт, как пьянствовал он с горя, угнездившись в сарае под горой, пропил в шинке все, что имел, и заложил красную свитку свою, пригрозив прийти за нею через год. Жадный шинкарь позабыл о сроке и продал видную свитку какому-то проезжему пану, а когда явился черт, то прикинулся, будто в глаза его раньше не видал. Черт ушёл, но вечерняя молитва шинкаря была прервана явившимися вдруг во всех окнах свиными рылами. Страшные свиньи, «на ногах, длинных, как ходули», угощали его плетьми, пока тот не признался в обмане. Однако свитки вернуть было нельзя: пана по дороге ограбил цыган, свитку продал перекупке, и та снова привезла ее на Сорочинскую ярмарку, но торговля ей не задалась. Смекнув, что дело в свитке, она бросила ее в огонь, но свитка не сгорела, и перекупка подсунула «чёртов подарок» на чужой воз. Новый владелец избавился от свитки, лишь когда, перекрестившись, порубил ее на части, разбросал вокруг и уехал. Но с той поры ежегодно во время ярмарки черт «с свиною личиною» ищет куски своей свитки, и теперь только левого рукава недостаёт ему. В этом месте рассказа, неоднократно прерывавшегося странными звуками, разбилось окно, «и страшная свиная рожа выставилась».

В хате все смешалось: попович «с громом и треском» упал, кум пополз под подол своей супруги, а Черевик, ухватив вместо шапки горшок, бросился вон и вскоре без сил упал посреди дороги. С утра ярмарка, хоть и полнится страшными слухами о красной свитке, шумит по-прежнему, и Черевик, которому уж с утра попался красный обшлаг свитки, ворча ведёт кобылу на продажу. Но, заметив, что к узде привязан кусок красного рукава и бросившись в ужасе бежать, Черевик, вдруг схваченный хлопцами, обвиняется в краже собственной кобылы и заодно уж с подвернувшимся кумом, что бежал от привидевшейся ему чертовщины, связан и брошен на солому в сарай. Здесь обоих кумов, оплакивавших свою долю, и находит Голопупенков сын. Выговорив себе Параску, он освобождает невольников и отправляет Солопия домой, где ждёт его не только чудно обретённая кобыла, но и покупщики ее и пшеницы. И хотя неистовая мачеха пытается помешать весёлой свадьбе, вскоре все танцуют, и даже ветхие старушки, которых, впрочем, увлекает не общая радость, а один только хмель.

Е. Е. Левкиевская «белая свитка» и «красная свитка» в «Сорочинской ярмарке» Н. В. Гоголя Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Гудимова С. А.

Левкиевская Е.Е. «Белая свитка» и «красная свитка» в «Сорочинской ярмарке» Н.В.Гоголя // Признаковое пространство культуры. М., 2002. С. 400-412.

Похожие темы научных работ по литературе, литературоведению и устному народному творчеству , автор научной работы — Гудимова С.А.,

Текст научной работы на тему «Е. Е. Левкиевская «белая свитка» и «красная свитка» в «Сорочинской ярмарке» Н. В. Гоголя»

«БЕЛАЯ СВИТКА» И «КРАСНАЯ СВИТКА» В «СОРОЧИНСКОЙ ЯРМАРКЕ» Н.В.ГОГОЛЯ

Критики неоднократно отмечали странное и даже нелепое изображение свадьбы в повести Гоголя «Сорочинская ярмарка». Во-первых, свадьба назначена на август, а летом, тем более во время уборки урожая, свадеб не справляют. Обычное время свадеб осенний и зимний мясоед. Кроме того, дело, видимо, происходит в конце Успенского поста, а в пост, как известно, свадьбы вообще запрещены церковным уставом. В повести нет основных элементов реальной украинской свадьбы (сватовство, предсвадебные церемонии и пр.).

Все, что описывается в повести, по существу антисвадьба или псевдосвадьба, свадьба понарошку, напоминающая своей условностью карнавальное действо: она завязывается в неположенное время и в неположенном месте — на ярмарке (месте самом по себе нечистом, где к тому же, по словам одного из ее участников, «замешалась чертовщина»),без сватов, без обязательных свадебных чинов (дружек, подруг невесты, крестных), свадебного стола, каравая, без венчания и пр. Подобная ситуация вполне оправдана в рамках карнавальной ситуации, ситуации перевертывания и антиповедения, в которую вписываются действия всех героев повести. Атмосферу самой ярмарки

* Левкиевская Е.Е. «Белая свитка» и «красная свитка» в «Сорочинской ярмарке» Н.В.Гоголя // Признаковое пространство культуры. — М., 2002. — С. 400- 412.

Гоголь сравнивает с хаосом, вихрем, огромным чудовищем: все переругиваются друг с другом, поминутно поминая черта.

О карнавальной ситуации, в рамках которой развивается действие «Сорочинской ярмарки», красноречиво свидетельствует цветовой код повести. На пестрый фон ярмарочной стихии накладывается постоянный цветовой элемент, «мерцающий» на протяжении всей повести, — красная свитка, чьи разрубленные куски черт до сих пор ищет на месте ярмарки. Красная одежда — один из наиболее устойчивых признаков нечистой силы в славянской мифологии. В русской традиции домовой носит красную шапку, в украинской — красную рубаху; по русским поверьям, леший тоже носит красную шапку, красные штаны и подпоясан красным кушаком; красного цвета — платье северно-русской лешачихи, русалки, а также шапка, рубаха и шарф черта.

В традиционной культуре красный цвет нередко находится в оппозиции к белому. Однако в мифологических ситуациях эти цвета приобретают схожую семантику, указывающую на хтоничность и «иномирность» персонажей. В «Сорочинской ярмарке» белая свитка парубка и красная свитка черта не противопоставлены, они взаимозаменяемы. Парубок в белой свитке действует в тех эпизодах, где нет темы красной свитки. Следует обратить внимание и на демоничность фигуры самого жениха. Зовут его Грицько (одно из обычных украинских названий черта — Грицько, Гриць безпятый). У парубка смуглое лицо и яркие, горящие глаза — черты, также характерные и для облика нечистой силы. Согласно народным верованиям, у черта глаза горят, а лицо смуглое, опаленное жаром пекла. Важно и то, что Грицько пьет горилку, а в народной культуре пьянство, гульба, как и сама горилка, считаются проделками черта (черт в красной свитке пропился в шинке, поэтому и должен был заложить свою одежду). Существенна и такая деталь: Грицько — парубок, т.е. неженатый парень, не имеющий по народному праву статуса полноценного, самостоятельного хозяина, а он хозяйствует сам (продает на ярмарке волов), что возможно только в том случае, если он сирота. А в народной традиции сирота также обладает «пограничным» статусом и определенной степенью «иномирности».

Поведение парубка тоже знаково: чтобы получить невесту, он вступает в сговор с цыганом, имеющим явные демонические черты.

«Белая свитка» и «красная свитка» в «Сорочинской ярмарке» Н.В.Гоголя

В повести «Сорочинская ярмарка» действительность раздваивается, существует в двух пластах: реальном — живом, веселом, шумном — и инфернальном, потустороннем, «иномирном», который постоянно просвечивает сквозь реальность, высовывается на секунду, как рыло свиньи, и вновь исчезает в полном соответствии с типичными установками эстетики романтического гротеска. «Таким образом, кажущиеся противоречия гоголевского текста находят свое объяснение, если предположить, что оппозиция «красная свитка» черта — белая свитка «хорошего» парубка. в действительности является взаимозаменяемой синонимией, и белый цвет в данном соотношении служит таким же маркером демонического, как и красный. Поэтому тоскливые ноты в последнем абзаце предопределены и обусловлены всем развитием описанных событий — свадьба-то «нечистая»» (с.409).

Петр Краснов — Белая свитка (сборник)

Петр Краснов — Белая свитка (сборник) краткое содержание

Имя Петра Николаевича Краснова (1869–1947) и сегодня многие произносят с большим уважением. Боевой генерал, ветеран трех войн, истинный патриот своей Родины — он до конца не изменил своим убеждениям и принципам. И когда пришлось повесить на стену верную шашку, Петр Николаевич нашел другое, не менее сильное оружие для борьбы — слово.

Роман «Белая свитка» можно назвать своеобразным ключом ко всему творчеству Краснова, он «…является как бы мечтой, вымыслом, построенном на фактах, на бывшем, существовавшем и существующем…». Белая Свитка — это альтер-эго самого Краснова, который всю свою жизнь положил на то, чтобы однажды услышать: «Господин атаман, когда прикажете начинать. »

Белая свитка (сборник) — читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Петр Николаевич Краснов

День в санатории доктора Грюнделя начинался рано: в шесть часов утра. Ровно в шесть, внизу, в чистых подвальных комнатах, окружавших просторную кухню, выложенных по стенам кафельными пестрыми плитками и с кафельным же, рубчатым в клетку полом кремового цвета, трепетно и нудно звонил тонким серебряным звоном будильник.

Золотистоволосые, крепкие, здоровые горничные просыпались молчаливо, — доктор Грюндель требовал в санатории полную тишину, — они, одевшись в модные, короткие платья до колен, надевали белые, в плойку чепцы и передники и спешили на кухню. Полные икры в черных чулках подрагивали, и мягко шевелились мускулы голых рук под розовой, бархатистой кожей. Здоровье и радость точно шли вместе с ними.

В четверть седьмого по асфальтовой дорожке, влажной от росы, к кухонному крыльцу, оставляя змеиный след, подкатывал на велосипеде булочник с большою корзиною маленьких булочек и румяных хрустящих «хернхен»-подковок. На кухню, звеня ключами на поясе, спускалась фрейлейн Шален, старая барышня, экономка, и крепкой суровой ниткой резала на кухонном столе блестящее, покрытое водяными слезами сливочное масло, приготовляя аккуратные, ровные порции для гостей санатория.

Горничные: Марихен, высокая, румяная и красивая, Софихен с приветливыми, милыми, влекущими глазами, малютка Анна и коротышка Лизхен составляли на длинном столе деревянные подносы с чашками, тарелками, кофейниками, сливочниками, сахарницами и раскладывали булочки, масло и варенье по номерам, — куда одну, куда две порции.

На газовой плите мерно и ровно, с легким гулом, горели прозрачно огни, и кухня наполнялась запахом кофе и поджариваемых в масле сухарей.

Фрейлейн Шален посматривала на черную доску с номерами. В дверях, просительно поглядывая на фрейлейн, вертелся соседний черный такс. Он вилял длинным, прямым и тонким хвостом. Пускать собак на землю санатория было строго запрещено старым доктором Грюнделем. «Боже упаси: собаки — зараза». Фрейлейн Шален, горничные и сам такс отлично это знали. Но доктор просыпается в семь часов, а прием от восьми. В утренние часы, когда в верхних этажах царил еще сон, такс был дорогим гостем на кухне.

В половине седьмого, — подносы еще не были готовы и кофе не кипел, — раздался долгий, настойчивый звонок и выпрыгнула цифра. Звонили госпожи Костриц, две толстые дамы, не могшие помириться с тем, что воды надо пить натощак, и начинавшие день ранним завтраком.

Красивая Марихен сидела у двери на корточках, выпятив полные, круглые ноги, и заставляла такса служить и просить лапками. Такс торопился схватить из ее розовых пальцев кусок поджаренного сухаря. Она ударяла его по мордочке. Софихен со страданием на добром веснушчатом лице смотрела на такса и на Марихен и жалобно говорила:

— Hauen ist verboten [1].

— Марихен, — сказала фрейлейн Шален, — одиннадцатый звонил. Несите фрыштык…

Марихен гибко выпрямилась на сильных ногах и стала наливать кофе в кофейник.

Зазвонил снова колокольчик. На черном глянцевом фоне выскочила белая цифра пять.

— Это русский, что приехал вчера… Софихен, не забудьте передать ему Anmeldungsblatt [2], — сказала фрейлейн Шален. — Впрочем, я сама ему принесу и покажу, что писать.

Софихен, бросив таксу кусок сахара и потрепав его за длинные шелковые уши, пошла за подносом.

— Господину генералу чай, — сказала фрейлейн Шален. — Господин доктор сказал: жидкий.

Софихен с подносом стала подниматься по лестнице. В санатории царила ничем не нарушаемая тишина. В большой приемной, куда выходили двери некоторых номеров и куда упирался высокий коридор, пол был сплошь застлан мягким коричневым толстым бобриком. В мутном свете, проникавшем через одно окно, заслоненное густыми кустами цветущей сирени, виднелся стол с вазою, где сладко пахли ландыши. Под ландышами были аккуратно разложены свежие газеты и иллюстрированные журналы. Оранжевая «Die Woche» с коричневыми буквами и пахнущая красками свежая «Illustrierte Zeitung» с изображением Гинденбурга в парадной форме на какой-то церемонии лежали наверху.

В приемной была утренняя прохладная сырость и, казалось, притаились по темным углам печальные думы ожидавших приема больных. За высокими белыми без портьер дверями чуть слышались ритмичные движения и точно всплески голого тела. Доктор Грюндель делал свою утреннюю гимнастику. В углу, у окна, за маленьким столиком с пишущей машинкой сидела худенькая стриженая девица с тонким горбатым носом, — секретарша доктора, фрейлейн Шпис.

Софихен, легко держа одною рукою широкий поднос, уставленный посудой, неслышно скользнула в коридор и постучала у двери с номером пятым.

— Войдите, — раздалось по-русски, и сейчас же хрипло добавили: — Herein.

Софихен нажала на ручку двери. Дверь была заперта. Раздались шаркающие шаги, щелкнул ключ, дверь открылась.

Жилец, в черных в белую строчку штанах и в туфлях, в рубашке без воротника и галстука, впустил Софихен. Он был высокого роста, полный и старый. Седые, редкие волосы беспорядочными прядями сбивались к ушам на лоб. Не бритый со вчерашнего дня подбородок шершавился седою щетиною, короткие стриженые седые усы торчали под носом. Он смотрел на бодрую, веселую, пышащую здоровьем Софихен, словно ощупывая ее мутными глазами от ее белой накрахмаленной наколки на бронзовых волосах до полных крепких ног, упруго выходящих из-под передника. В его глазах были удивление и зависть.

Кровать, широкая, чистая, «гигиеническая», блестела металлическими прутьями и чистым бельем. Пуховое одеяло было скомкано. Белые подушки разметаны.

Софихен прибрала на столе пепельницу, сдвинула в сторону газеты, развесила на стуле валявшийся на столе жилет и расставила чайники, блюдца, тарелки и чашку.

— Прикажете открыть окно? — сказала она. — Очень хорошая погода.

— Да, откройте, — не спуская с нее тяжелого взгляда, сказал гость.

Софихен отдернула прозрачную желтую занавесь и растворила обе половины окна. В душную спальню, пропитанную табачным дымом, легко и приятно вошла утренняя весенняя свежесть. Она принесла запах сирени, мокрой листвы и только что скошенной травы. За небольшим палисадником с цветущими розовыми рододендронами была улица, за нею парк. Громадные каштаны были все в свечках белых восковых цветов. Раскидистые липы аллей уходили вниз. Влево, на обширном лугу — «ремизе» — розово распускалось железное дерево.

Гоголь,»Сорочинская ярмарка»: краткое содержание по главам

Повесть Гоголя «Сорочинская ярмарка», читать краткое содержание которой вы сегодня будете, входит в сборник «Вечера на хуторе близ Диканьки». Это первая книга Гоголя. Вышла она в 1831 году. Она состоит из мистических повестей, многие из которых наполнены колоритным украинским юмором. Итак, повесть Николая Гоголя «Сорочинская ярмарка» в кратком содержании описана ниже.

Сорочинский ярмарок

Теплый августовский летний день в Малороссии. С раннего утра по дороге тянутся обозы с товаром — люди едут на Сорочинскую ярмарку. Чуть поодаль от этой вереницы медленно едет обоз крестьянина Солопия Черевика. На возу сидит хорошенькая девушка, дочь Солопия. Она привлекает внимание многих юношей. Рядом с Параской разместилась на обозе и ее мачеха Хавронья, женщина злая и скандальная.

Один из парубков, щеголевато одетый юноша, делает Параске комплимент, но тут же обзывает ведьмой сидящую рядом мачеху. Хохот окружающих и проклятия Хавроньи разносятся на километры вперед. Обоз тем временем едет дальше.

Происшествие на базаре

Параска гуляет с отцом на ярмарке. Тут ее вниманием завладевает тот самый красивый парубок. Он шепчет ей сладкие речи о любви.

А Солопий случайно слышит разговор двух крестьян: мол, не будет торговли в этом году. В заброшенном сарае под горой угнездилась нечистая сила. Черт ищет части своей красной свитки. Потому не проходит без беды ни одна Сорочинская ярмарка на этом месте.

Но тут Солопий лицезреет, как его Параску обнимает какой-то молодец, и отвлекается от разговора. Парубок оказывается сыном его давнишнего друга — Голопупенка. Мужчины отправляются в шинкарню (кабак) и, напившись, договариваются о свадьбе влюбленных. На Солопия огромное впечатление производит то, как парубок выпивает кружку пива, даже не поморщившись.

Однако когда Черевик сообщает новость жене, она его энтузиазма не разделяет. Обвиняет мужа в глупости и запрещает играть свадьбу. Обвиняет мужа в том, что нашел себе собутыльника. Солопию приходится подчиниться.

Заговор против Черевика

Следующая глава «Сорочинской ярмарка», краткое содержание которой мы рассматриваем, повествует о Грицке. Именно так зовут сына Голопупенко. Юноша заметно расстроен тем, что Черевик не сдержал своего слова. В этот момент к нему подходит цыган с предложением купить волов «за двадцать». Но Грицьку не до этого — он влюблен. Тогда хитрый цыган предлагает ему сделку — он заставляет Солопия сыграть свадьбу, а парубок продает ему волов. Грицько обещает, что отдаст волов «за пятнадцать», если цыган не солжет.

Гости в хате Черевика

В это время Хавронья Никифоровна принимает в хате попа Афанасия Ивановича. Тот упал в крапиву во время попытки перелезть через забор. Женщина всячески умасливает пострадавшего. Она подает ему кушанья, но поп признается, что жаждет от несравненной Хавроньи кушанья послаще — ее любви.

Однако влюбленных прерывает внезапное появление Солопия с целой компанией гостей. Вечером он отправился ночевать под возы, чтобы товар не украли. Гости уже порядком пьяны — Солопий несколько раз проехал мимо дома, прежде чем нашел родную хату. С ним дочь, кум Цыбуля с женой и несколько приезжих мужчин.

Хавронья, спрятав попа в нише со всякой утварью, радушно встречает гостей. А Солопий решается спросить наконец, что это за красная свитка, о которой он слышал накануне. По селу ходят страшные слухи, а Черевик до сих пор ничего не знает! И слышит мистическую историю от кума Цыбули.

Про красную свитку.

Эта глава «Сорочинской ярмарки» в кратком содержании (для читательского дневника) повествует легенду о магической красной свитке.

Выгнали однажды за какую-то вину одного черта из пекла. В чем он провинился — неизвестно. Покинул он ад и поселился в полуразрушенном сарае. И стало ему так скучно в пекле, хоть в петлю лезь. Начал с горя пьянствовать. Стал черт такой гуляка, какого не сыщешь среди парубков. С утра до ночи сидел он в шинкарне, которой владел старый еврей.

Наконец, пропил все, что имел с собой. Появились долги в шинкарне. Пришлось ему заложить свою красную свитку. Пообещал шинкарю, что вернется через год за свиткой — и пропал. Шинкарь посмотрел на прекрасное сукно, из которого была сшита свитка, и решил, что сделка прошла успешно.

Позабыв про срок, еврей быстро продал свитку какому-то заезжему пану. Тот подсунул товар цыганам. Так свитка вернулась на Сорочинский ярмарок. Но только никто ничего с тех пор покупать у купцов не стал. Умудрились продать свитку какому-то доверчивому мужчине, который вскоре обнаружил, что вещь эта нечистая. Он порубал ее на мелкие части, но куски ткани лезли друг к другу. Он с перепугу порубал свитку вновь и раскидал по всей территории ярмарка.

Черт, побывав в шинкарне и до смерти испугав еврея, добился от него признания, что свитка продана. Да только еврей уже не знает, где она. С тех пор черт ходит по селам, собирая части своей потерянной свитки.

Гостям, собравшимся за столом, становится заметно не по себе.

И тут в хате слышится хрюканье. Это развлекается Афанасий Иванович, который схоронился в нише. Еле живая от страха Хавронья стыдит мужиков за трусость, говорит, что это под ней скамейка скрипнула.

Но внезапно в хате начинается настоящая паника — разбивается окно и в него заглядывает страшная свиная рожа. Гости разбегаются кто куда. Черевик, обезумевший от ужаса, бежат в поле с истошными воплями: «Черт!». Ему кажется, что за ним бежит что-то грузное. От усталости и страха он теряет сознание. И чувствует, как на него наваливается что-то тяжелое.

Цыгане, которые спали на улице, услышали вопли и отправились на поиски его источника. На улице лежал мужчина, а сверху упала его супруга — Хавронья.

Сам у себя украл

Следующая глава повести «Сорочинская ярмарка» в кратком содержании рассказывает о хитрости цыган.

Солопий и Хивря просыпаются в хате у кума Цыбули. Жена гонит ленивого Черевика на ярмарку продать кобылу, подавая ему полотенце для умывания. Полотенце оказывается красным обшлагом свитки. Супруги пугаются. Черевик ворчит, что продажи в этот день не будет. Однако покорно берет коня под уздцы и ведет на базар.

По дороге ему преграждает путь цыган. Он спрашивает, что продает Солопий. Тот поворачивается было к кобыле, но обнаруживает, что держит в руках уздечку с привязанным к ней рукавом красной свитки. Солопий бросает уздечку и пытается убежать.

Но убежать далеко у Солопия не получается. Его хватают несколько дюжих молодцев, крича, что поймали вора. Его связывают и сажают в какой-то сарай. Оказывается, его обвиняют в похищении кобылы Солопия Черевика. «Где видано, чтобы человек сам у себя украл что-нибудь?», — удивляется мужчина.

Рядом оказывается и связанный кум Цыбуля. Его поймали, когда он бегал по ярмарке с криками ужаса. Кум рассказывает, что вместо табака из кармана вытащил кусок красной свитки. Это невероятно испугала Цыбулю, и он пустился бежать, не разбирая дороги. Но его схватили и обвинили в воровстве.

В сарай как бы случайно заходит сын Голопупенка. Видя плачевное состояние потенциального тестя, он обещает помочь. Но берет с Черевика обещание устроить их с Параской свадьбу. Перепуганный Солопий соглашается. Хлопцы сразу освобождают парочку «воров». Оказывается, лошадь Черевика уже ждет его дома.

Цыгане довольны — волы теперь принадлежат им.

Свадьба

Следующая глава «Сорочинской ярмарки», краткое содержание которой мы обсуждаем, рассказывает о Параске. Девушка с грустью вспоминает пригожего молодца, который так понравился ей. Она заводит песню о любви, в этот момент в хату возвращается Солопий и начинает танцевать вместе с ней. На улице девушку уже ждет счастливый жених.

Приходит Хавронья. Услышав про свадьбу, она пытается устроить скандал, но ее оттесняет пара молодцев. Начинается свадьба, все счастливы. Однако Гоголь замечает, что конец веселья, любви да и самой жизни неизбежен. Эта пессимистическая нотка в будущих его произведениях будет заметна еще больше.

Даже в кратком содержании «Сорочинская ярмарка» — очень веселое и интересное произведение. Она наполнена особым гоголевским юмором, приветливым и дружеским, как и сама Украина.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector