1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Матерные слова в русском языке

uCrazy.ru

  • GaZZiK
  • 24 июля 2006 00:03
  • 96352

БЛЯ — 1) используется для связки слов в качестве фонетической запятой; 2) используется как восклицание для выражения негативных эмоций, черт, блин.
БЛЯ БУДУ — синоним «зуб даю», говорю правду.

бл*дЬ — 1) проститутка; 2) шлюха; 3) нехороший, подлый человек; 4) используется дл связки слов в качестве фонетической запятой.
бл*дКИ — место и/или процесс бл*дования.
бл*дОВАТЬ — 1) распутничать; 2) заниматься любовью.
бл*дСТВО — 1) беспорядок, безобразие; 2) нечто плохое.

ЕБАТЬ — 1) сношать, трахать, быть активной стороной в половом акте; 2) ругать, наказывать; 3) создавать плохие (невыносимые) условия жизни; 4) волновать, затрагивать.
ЕБАЛО — рот.
ЕБАЛЬНИК — 1) нос; 2) рот, лицо.
ЕБАТЬ (его) В РОТ — выражение пренебрежения, «к черту его».
ЕБАТЬ ЕГО КОНЕМ — наплевать, «черт с ним».
ЕБАТЬ-КОЛОТИТЬ — при выражении удивления, «вот это да!».
ЕБАТЬ МЕНЯ В РОТ! (ЕБАТЬ МОЙ РОТ!) — уверение в правдивости.

ЕБАТЬСЯ-СРАТЬСЯ — выражение удивления.
ЕБИЧЕСКАЯ СИЛА — выражение удивления, досады.
ЕБЛО — 1) лицо; 2) рот.
ЕБЛОМ ЩЕЛКАТЬ — ротозейничать, «зевать».
ЕБАЛЬНИЧКОМ ПРОЩЕЛКАЛ — пропустил.
ПОЕБАТЬ — безразлично, все равно.
ШОБЛА-ЁБЛА — пренебрежительно: компания, небольшой плохо организованный коллектив.
ВЫЁБЫВАТЬСЯ — 1) воображать, вести себя манерно; 2) чрезмерно стараться, выслуживаться.
ДОЛБОЁБ — тупица, бестолочь
ДУРОЁБ — 1) придурок, зануда; 2) неразборчивый мужчина.
ЕБАНАТИК — 1) человек со странностями; 2) умственно отсталый; 3) сумашедший.
ЕБАНУТЫЙ — 1) чокнутый; 2) то же, что *бАНАТИК.
ЕБАРИШКА — мелкий презренный человек
ЕБАТЬ МУ-МУ — 1) заниматься ерундой; 2) действовать на нервы; 3) быть искренним.
ЕБЛИВАЯ — 1) темпераментная; 2) гулящая; 3) сексапильная; 4) сексуально озабоченная.
ЕБУКЕНТИЙ — 1) то же, что *бАНАТИК; 2) иронично-снисходительное обращение.
ЁБАНЫЙ В РОТ (ЖОПУ) — 1) презренный человек; 2) употребляется при выражении возмущения, гнева.
ЁБАРЬ — (пренебр.) мужчина, сексуальный партнер.
ЁБНУТЫЙ — то же, что *бАНАТИК.
ЕБАНАТИЧЕСКИЙ — потрясающий, из ряда вон выходящий.
ЕБЕНЯ (МАЛЫЕ *бЕНЯ) — захолустье, глухая провинция.
ЕБАНТРОП — заумный полуидиот, блаженный. Или просто мудак.
ЕБЛИЩЕ — то же самое, что “ЕБЛО”.
ЕБИЦКАЯ СИЛА — то же самое, что и “ЕБИЧЕСКАЯ СИЛА”.
НЕВРОТЪЕБАТЕЛЬСКИЙ — очень хороший, замечательный.
УЕБАН — урод, гнуснейшая личность.
УЕБАНТУС — латинизм от слова “уебан”; используется, в основном, среди студентов и научных работников.
ЗАЁБ — заскок, временное помутнение сознания.
ЗЛОЕБУЧАЯ — 1) очень темпераментная; 2) вредная.
ИЗЪЕБНУТЬСЯ — то же, что и вы*бАТЬСЯ
К *бЕНЯМ — то же, что НА х*й
КОНОЁБИТЬСЯ — мудохаться, возиться.
МОЗГОЁБ — 1) назойливый болтун; 2) придира.
МУДОЁБ — дурак, зануда.
РАЗЪЕБАЙ — 1) растяпа, неумеха; 2) мудак, дурак, ничтожество.
ХУДОЁБИНА — худое существо.
ВЗЪЁБКА — нагоняй, выговор.
ДОЕБАТЬСЯ — 1) пристать, придраться; 2) дотошно выяснить.
ЕБАТОРИЙ — занудство, возня.
ЕБАТЬ МОЗГИ — нудить, надоедать.
ЕБАТЬСЯ — заниматься чем-либо занудным.
ЁБЛЯ — утомляющее, надоевшее занятие.
ЁБАНЫЙ — налоевший.
ЗАЕБАТЬ — 1) утомить, замучать; 2)ударить.
ЗАЁБАННЫЙ — уставший.
ЗАЕБАТЬСЯ — утсать.
НАСТОЕБАТЬ — надоесть.
ОТЪЕБАТЬСЯ — оставить в покое, отстать.
при*бАТЬСЯ — пристать, придраться.
про*бАТЬСЯ — 1) провозиться; 2) провести время без толку.
САМОГО ХОТЬ В ЖОПУ *бИ — описание крайней усталости.
УЕБАТЬ — 1) ударить; 2) уговорить.
ЕБАНУТЬ — 1) ударить; 2) украсть; 3) совершить половой акт.
ЁБНУТЬ — то же, что *бАНУТЬ 1), 2).
ЁБНУТЬСЯ — 1) удариться; 2) сойти с ума.
ЁБС (ЕБЛЫСЬ) — звукоподражательное местоимение, выражающее, например, звук падающего предмета.
НАЕБНУТЬСЯ — 1) упасть; 2) удариться.
ДО *бАНОЙ МАТЕРИ — 1) много; 2) достаточно.
ЕБИСТИКА — нелепое занятие.
ЁБАНЫЙ — 1) плохой; 2) пресловутый; 3) надоевший; 4) уставший.
ЗАЕБИСЬ! — отлично, прерасно. Иногда используется как онтоним — очень плохо. Значения — в зависимости от ситуации.
ПОЕБЕНЬ — 1) чепуха, дребедень; 2) нечто надоевшее.
РАЗЪЁБАНЫЙ — находящийся в беспорядке.
ВЫЕБАТЬ — 1) выругаться; 2) наказать; 3) достать, добыть; 4) (пренебр.) совершить половой акт.
НАЕБАТЬ — обмануть.
НАЕБНУТЬ — 1) съесть с жадностью, удовольствем; 2) то же, что на*бАТЬ.
про*бАТЬ — 1) проиграть; 2) растратить.
РАЗЪЕБАТЬСЯ — рассчитаться, отделаться.
УЁБЫВАТЬ — убегать, удаляться.

ЕЛДА (ялда) — половой орган.

МАНДА — женский половой орган
МУДА — яички
МУДАК — придурок.
МУДЕНЬ — то же, что МУДАК.
МУДВИН — англицизм от слова “мудак”.
МУДАСПРУДСК — то же самое, что Мухосранск или п*здОДРИЩЕНСК.
МУДОЗВОН — нехороший человек без определенного рода занятий.

п*здА — 1) женские половые органы; 2) человек — пренебрежительно, оскорбительно; 3) незнакомка; 4) признак, определитель женского пола.
БЕЗ п*здЫ — без обмана.
В п*здЕ — в плохом положении.
В п*здУ — к черту, прочь.
ДО п*здЫ — 1) все равно; 2) много.
ОСТОп*здЕТЬ — надоесть.
п*здА МАЛОСОЛЬНАЯ — юная девица.
п*здОБРАТИЯ — 1) группа лиц; 2) приятели; 3) несерьезные люди.
п*здОЙ НАКРЫТЬСЯ — потерпеть удачу.
п*здОЛЕТ — презрительное наименование летающего устройства.
п*здОПРОУШИНА — слово с неопределенным значением, но очень смешное. Иногда используется в анекдотах или в дружеской беседе подвыпивших моряков.
п*здОРВАНКА — женщина, давно уже не являющаяся девственницей.
п*здОДРИЩЕНСК — далекий захолустный городишко, то же самое, что Мухосранск.
п*здОГРОБИНА — нечто очень большое, громоздкое.
п*здОЛИЗ — мужчина, любящий лизать женские половые органы.
СТРОп*здЮЛИНА — худой и очень высокий человек.
п*здОРВАНЕЦ (п*здОРВАНКА) — 1) мальчишка (девчонка); 2) сопляк; 3) ничтожный, продажный человек.
п*здЁНЫШ — надоедливый пацан, сопляк.
п*здЮЛИНА — некий предмет.
п*здЮШНИК — место скопления женщин.
РАСп*здЯЙ (-КА) — 1) беспутный, необязательный человек; 2) врун.
ВЫп*здЕТЬСЯ — выговориться.
ДОп*здЕТЬСЯ — договориться, доболтаться.
ЗАп*здЕТЬ — заболтать.
п*здЕТЬ — 1) врать, сочинять; 2) беседовать.
п*здЁЖ — 1) ложь; 2) пустые разговоры.
п*здАНУТЬ — 1) соврать; 2) сказать; 3) ударить.
п*здОБОЛ — болтун.
п*здУН — то же, враль.
п*здЮК — трепло.
ПОп*здЕТЬ — поговорить.
РАСп*здОН — нагоняй, взбучка.
Вп*здЯЧИТЬ — ударить.
ИСп*здИТЬ — избить.
п*здАНУТЬ — ударить.
п*здИТЬ — 1) избивать; 2) воровать; 3) говорить неправду.
п*здОШИТЬ — 1) бить; 2) разрушать.
п*здЫ ДАТЬ — то же, что ИСп*здИТЬ.
п*здЫ ПОЛУЧИТЬ — быть избитым.
п*здЮЛЕЙ НАВЕШАТЬ — то же, что исп*здить.
п*здЮЛИ — наказания, побои.
ОТп*здИТЬ — избить.
НАп*здИТЬ — наворовать.
ПОп*здИЛИ — 1) поворовали; 2) пошли.
Сп*здИТЬ — украсть.
ВЫп*здИТЬ — выгнать.
п*здОПРОТИВНЫЙ — категорически неприятный человек
п*здОШИТЬ — 1) идти; 2) бить
п*здУЙ — уходи!
п*здЮРИТЬ — 1) идти; 2) что-то делать.
п*здЮХАТЬ — то же, что п*здЮРИТЬ.
ПОп*здИЛИ — 1) пошли!; 2) поворовали.
ПРИп*здИТЬ — 1) прийти; 2) приврать.
ПРОп*здИТЬ — пройти.
Уп*здИТЬ — уйти.

х*й — 1) мужчкой половой член; 2) мужчина, незнакомец; 3) дурак, тупица; 4) продолговатый предмет; 5) некто, кто-то; 6) формула отказа.
КАКОГО х*я? — 1) что тебе нужно?; 2) зачем?
НА х*й — 1) прочь; 2) не нужно; 3) формула категорического отказа; 4) зачем.
НА х*я — зачем.
НЕх*й — незачем.
ХУЕМ ГРУШИ ОКОЛАЧИВАТЬ — 1) бездельничать; 2) заниматься ерундой.
ХУЁВ НАРИСОВАТЬ — 1) обматерить; 2) обругать.
ХУЁВИНА — 1) штуковина; 2) чепуха.
СТРОх*й — просто ругательство по отношению к какому-либо не понравившемуся Вам человеку.
ХУЕПУТАЛО — человек без определенного рода занятий, не отягощенный умственной деятельностью.
ХУЁВНИЧАТЬ — 1) делать назло; 2) наносить мелкий вред; 3) заниматься ерундой.
х*й ЕГО ЗНАЕТ — отсутствие недостоверной информации.
х*й К НОСУ ПРИКИНУТЬ — обдумать.
х*й НОЧЕВАЛ — исчезло, отсутствует.
ХУЯМИ ОБЛОЖИТЬ — то же, что ХУЁВ НАРИСОВАТЬ.
ХУЛИ — 1) чего, что; 2) почему, зачем; 3) как.
ХУЯК! — 1) звукоподрожательное местоимение, выражающее, как правило, звук падающего предмета или удар; 2) то же, что Сп*здИТЬ в прошедшем времени (. и я его х*як — и я его сп*здил).
ЧЕРЕЗ х*й КИНУТЬ — 1) обмануть; 2) обыграть; 3) обделить.
ОХУЕННЫЙ — 1) потрясающий; 2) большой, тяжелый.
ОХУЕННО — очень.
Ох*ителЬНЫЙ — восхитительный, отличный.
х*евАТО — плохо.
ХУЕТА — 1) чепуха; 2) суета; 3) морока; 4) нечто, что-то.
ХУЕТЕНЬ — 1) ерунда; 2) нечто плохого качества.
ХУЁВО — очень плохо.
ХУЁВЫЙ — очень плохой.
ХУЁ-МОЁ — невесть что, чушь.
х*й ЗНАЕТ ЧТО — 1) нелепость; 2) междометие, выражает возмужение, растерянность.
х*йНЯ — 1) ерунда; 2) плохое качество; 3) глупость, чушь; 4) нечто, что-то.
ВСЕГО НИ х*я — 1) очень мало; 2) ничего.
ДО х*я — 1) много; 2) достаточно.
ДО х*я И БОЛЬШЕ — 1) очень много; 2) больше, чем надо.
НИ х*я — 1) ничего.
ОДНОх*йСТВЕННО — одинаково.
С х*еВУ ДУШУ — очень мало.
С х*еВУ ТУЧУ — очень много.
х*й-ЧЕГО — 1) ничего; 2) непонятно что.
В х*й НЕ ДУЕТ — не замечает, инорирует.
ЗА ВСЮ х*йНЮ — восклицание, аппеляция к сочуствуенному пониманию.
НА х*й ПОСЛАТЬ — 1) отказать; 2) выгнать; 3) расторгнуть сделку; 4) обругать; 5) прервать отношения.
НА х*ю ВИДЕТЬ — 1) отказываться; 2) выражение презрения; 3) пренебрегать.
НИ х*я СЕБЕ — междометие. Для выражения удивления, восхищения.
ПО х*ю — все равно, безразлично.
СОСЕШЬ х*й — 1) резкий отказ; 2) оказываешься в невыгодном положении.
х*й В РОТ (ЖОПУ) — резкий отказ.
ХОТЬ БЫ х*й — хоть бы что, безразлично.
х*й ЗАБИТЬ — пренебречь.
х*й НА НЭ — 1) то же, что х*й В РОТ; 2) неудача.
х*й НА РЫЛО — то же, что х*й НА НЭ.
х*й НЕ СТОИТ — нет настроения, желания.
х*й ПОКАЗАТЬ — отказать.
х*й ПОЛОЖИТЬ — то же, что х*й ЗАБИТЬ.
х*й С НИМ — все равно.
ХУЯ! (НИ х*я!) — грубая форма отказа.
ВХУЯРИТЬ, ВХУЯЧИТЬ — 1) всунуть; 2) ударить.
зах*яРИТЬ — 1) что-либо сделать; 2) ударить.
ИСХУЯЧИТЬ — 1) избить; 2) исходить.
НА х*й СЕСТЬ — 1) потерпеть неудачу; 2) «сесть на шею», жить за счет другого.
нах*яРИТЬСЯ — 1) напиться; 2) совершить избыточное действие.
ОХУЯЧИТЬ — что-либо сделать.
ПЕРЕХУЯРИТЬ — перебить, переколотить.
пох*яРИЛИ — пошли.
прих*яРИТЬ — 1) приделать; 2) проиграть.
РАСХУЮЖИТЬ — расломать.
СХУЯРИТЬ — своровать.
ТЯНУТЬ ЗА х*й — делать что-либо вяло, медленно.
х*йНУТЬ — 1) ударить; 2) что-либо сделать.
х*йНЮ СПОРОТЬ — 1) сказать глупость; 2) сделать не то, что надо.
ХУЯЧИТЬ — 1) идти; 2) бить, ударить.
ХУЕБРАТИЯ — 1) несерьезные люди; 2) пренебрежительно — группа лиц.
ХУЕГЛОТ — 1) ничтожество; 2) дурак; 3) пассивный педераст.
ХУЕГРЫЗ — то же, что х*еГЛОТ.
ХУЕМЫРЛО — угрюмое, неподвижное, туповатое лицо.
ХУЕПЛЕТ — 1) болван, оболтус; 2) ничтожество; 3) болтун, трепло.
ХУИЛА — большой, нескладный человек.
х*йЛО — 1) пренебр. подонок, придурок; 2) пойло.
х*й ВАЖНЫЙ — 1) начальник; 2) высокомерный человек.
х*й МОРЖОВЫЙ (ГОЛЛАНДСКИЙ, СТОПТАННЫЙ, МАМИН, С ГОРЫ) — дурак, недотепа.
х*й НЕМЫТЫЙ — неопрятный, неряшливый мужчина.

Русский мат: история и значение нецензурных слов

3 июля 2017 20:00 19

Когда на Русь пришло христианство, церковь начала активную борьбу с языческими культами, в том числе с матерными словами как одним из проявлений культа Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

В конце июня в Государственной думе поддержали законопроект, предусматривающий усилить наказание за употребления мата в семье и общественных местах. Ужесточить ответственность за нецензурную брань пытались уже не раз – и при царизме, и после революции. О том, как непечатные слова проникали в общественную жизнь у нас и на Западе , об истории и значении мата « КП » рассказала Лидия Малыгина — доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ , научный руководитель системы дистанционного обучения WWW.LIKBEZ.ORG

– Не было бы проблемы, не было бы и закона. Возникает вопрос: кто изначально научил русских людей материться?

– Одна из распространенных версий – татаро-монголы. Но на самом деле к ним эта лексика никакого отношения не имеет. Русский мат славянского происхождения. Четыре известные каждому русскому человеку корня можно встретить и в македонском, и в словенском, и в других славянских языках.

Скорее всего, мат был элементом языческих культов, связанных с плодородием, например, с заговором скота или призывом дождя. В литературе подробно описывается такой обычай: сербский крестьянин бросает вверх топор и произносит матерные слова, пытаясь вызвать дождь.

– Почему подобные слова стали табуированными?

– Когда на Русь пришло христианство, церковь начала активную борьбу с языческими культами, в том числе с матерными словами как одним из проявлений культа. Отсюда такая сильная табуированность этих форм. Именно это и отличает русский мат от обсценной лексики в других языках. Конечно, с тех пор русский язык активно развивался и менялся, а вместе с ним и русский мат. Появились новые ругательные слова, но в основе их – все те же четыре стандартных корня. Некоторые безобидные слова, существовавшие ранее, стали неприличными. Например, слово «хер». «Хер» – это буква дореволюционного алфавита, и глагол «похерить» использовался в значении «зачеркнуть». Сейчас это слово пока не входит в разряд матерных, но уже активно приближается к этому.

– Существует миф об уникальности русской нецензурной лексики. Так ли это?

– Любопытно сравнение с английским языком. Нецензурные слова всегда озадачивали своей природой британских филологов. Еще в 1938 году лингвист Чейз подчеркивал: «Если кто-то упоминает половой акт, то это никого не шокирует. Но стоит кому-нибудь произнести старинное англо-саксонское слово из четырех букв – большинство людей замрет от ужаса».

Премьеру пьесы Бернарда Шоу «Пигмалион» в 1914 году ждали с огромным нетерпением. Был пущен слух о том, что, по замыслу автора, актриса, исполняющая главную женскую роль, должна произнести со сцены нецензурное слово. Отвечая на вопрос Фредди, собирается ли она идти домой пешком, Элиза Дулиттл должна была очень эмоционально сказать:»Not bloody likely!». Интрига сохранялась до последнего. Во время премьеры актриса все-таки произнесла нецензурное слово. Эффект был неописуемым: шум, смех, свист, топот. Бернард Шоу даже решил покинуть зал, решив, что пьеса обречена. Сейчас англичане сетуют на то, что они фактически потеряли это свое любимое ругательство, которое уже утратило былую силу, потому что слово стали употреблять слишком часто.

Лидия МАЛЫГИНА — доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ Фото: Архив «КП»

– Наверное, после сексуальной революция 1960-х ситуация сильно изменилась, и непристойные слова буквально хлынули на страницы печати?

– Конечно. Вспомните Великобританию конца XIX – начала ХХ века. Тогда даже ножки рояля одевали в чехлы, чтобы они не вызывали случайных эротических ассоциаций! Во второй половине ХХ века стремительно развиваются средства контрацепции, растет индустрия порнографии. Брак на всю жизнь, верность супругов стали выглядеть старомодными предрассудками. Да и разнополость в браке перестала быть обязательным условием. Примечательно, что в это время изменилось и отношение к непристойным словам. Появляются два лингвистических сборника, посвященных нецензурной лексике. Первый вышел в США в 1980 г. Второй опубликован в Соединенном королевстве и США в 1990 г. В этих справочниках уже фигурируют сразу несколько статей о вульгаризмах. Примеры употребления нецензурной лексики приводились открытым текстом.

– И все-таки за мат наказывали. Известный случай, когда в разгар антивоенных выступлений в США в 1968-м молодого человека, не желавшего служить по призыву, привлекли к ответственности за то, что тот носил куртку с надписью: “F. the draft!”.

– Да. Другой известный случай – 12-минутная радиопрограмма «Нецензурные слова». Сатирик Джордж Карлин перечислил семь слов, которые нельзя говорить по радио, а затем стал обсуждать эту проблему. Один из слушателей ехал в автомобиле с ребенком и случайно услышал программу. Он сразу позвонил редактору передачи и пожаловался.

Другой известный скандал был вызван тем, что газеты в конце 1970-х гг. опубликовали нецензурное высказывание, которое во время спортивных соревнований игрок произнес в адрес судьи: «f. cheating cunt». Да и в художественных произведениях без всякой маскировки стали появляться грубейшие слова. В путеводителе по Петербургу западные авторы без всякого стеснения объясняют русские вульгаризмы, например, b. (whore) – which is usually rendered as simply b. (короткая версия слова — Ред.) – and plays an equivalent role to ‘f. ’ in English for those who use it as a verbal stutter.

– Российские журналисты тоже любят использовать непристойные слова и выражения, немного маскируя их, чтобы формально не нарушать закон о запрете мата в СМИ …

– Да, более мягкие выражения вместо грубых часто прикрывают в тексте легко угадываемые непристойные выражения, бранные слова и ругательства: «Дик Адвокат: УЕФА себе!»; «Хью Хефнер и Даша Астафьева : Хью её знает…»; «А он украл вкладов на 2 миллиарда… Но сам оказался в полном « хопре »»; или « Россия в ЧОПЕ » — заголовок специального репортажа о частных охранных предприятиях или названия фильма о похудении «Я худею, дорогая редакция!».

– Существуют ли, кроме русского, другие языки, в которых обсценная лексика делится на обычные бранные слова и на жестко табуированные, употребление которых запрещено в любой ситуации и в любом контексте?

– В этом смысле русский язык уникален. Хотя, например, обсценная лексика испанского языка тоже связана с половой сферой, в отличие от немецкого (в немецком языке это сфера испражнений). Но в испанском языке не существует такой табуированности, поэтому первые академические словари испанского языка содержали подобную лексику, а словари русского языка — нет. Вообще, первая словарная фиксация мата относится к началу XX века. Речь идет о третьем издании словаря Даля под редакцией Бодуэна де Куртенэ. Но подобная деятельность составителей словарей быстро закончилось, поскольку советская власть запретила использование мата, а третье издание словаря Даля было подвергнуто резкой критике.

Поле брани: научное осмысление феномена русского мата

Sergei Zotov

Все знают, что такое русский мат. Кто-то сможет наизусть воспроизвести казачий матерный загиб, а кому-то для прояснения значения придется обратиться к знаменитому «Словарю русского мата» Алексея Плуцера-Сарно. Однако для многих история возникновения русского мата остается загадкой за семью печатями. Как мат связан с индоевропейской мифологией, кто имеется в виду под «матерью» в матерном языке и почему на нем раньше общались только мужчины — в материале T&P.

«Мифологический аспект русской экспрессивной фразеологии»

Работы Б.А. Успенского, проливающие свет на происхождение русского мата, стали классическими. Исследуя данную тему, Успенский упоминает о ее крайней табуированности, в связи с чем в литературной традиции разрешаемыми могут считаться лишь «церковнославянизмы типа совокупляться, член, детородный уд, афедрон, седалище». В отличие от многих западноевропейских языков, прочая «народная» обсценная лексика в русском языке фактически является табу. Именно поэтому матерные слова были изъяты из словаря Даля, русского издания «Этимологического словаря» Фасмера, сказок Афанасьева; даже в академических собраниях сочинений Пушкина матерные выражения в художественных произведениях и письмах заменяются многоточиями; «Тень Баркова», известная обилием матерных слов (напр.: Уж ночь с *** [похотливою] луной / На небо наступала / Уж *** [падшая женщина] в постеле пуховой / С монахом засыпала) вообще не печаталась во многих собраниях сочинений. Такая табуированность мата, затрагивающая даже профессиональных филологов, связана, по мнению Успенского, с «целомудрием цензоров или редакторов», а Достоевский говорит даже о целомудрии всего российского народа, оправдывая обилие матерных слов в русском языке тем, что, в сущности, они не всегда означают что-то плохое.

Изображения крестьян XII–XIV веков: крестьянин за работой; отдыхающий крестьянин; игрища

Действительно, мат может служить и дружеским приветствием, и одобрением, и выражением любви. Если он так многозначен, то возникает вопрос: откуда же появился мат, каковы его исторические корни? Теория Успенского предполагает, что когда-то мат имел культовые функции. В доказательство этого можно привести примеры матерных слов и выражений из русских языческих свадебных или сельскохозяйственных обрядов, в которых мат мог быть связан с культами плодородия. Интересно, что русский филолог Борис Богаевский сопоставляет русский мат с греческим сквернословием земледельцев. Христианская же традиция запрещает матерную ругань в обрядах и быту, ссылаясь на то, что она «позорная лая» оскверняет душу, что «еллинское…словие» [словоблудие] — это бесовская игра. Запрет русского «срамословья», то есть матерной лексики, был напрямую связан с борьбой православия против языческих культов, в которых она использовалась. Смысл запрета становится особенно понятен ввиду того, что матерная брань «в ряде случаев оказывается функционально эквивалентной молитве». Найти клад, избавиться от болезни или козней домового и лешего в языческом мышлении можно было с помощью мата. Поэтому в славянском двоеверии часто можно было найти два параллельных варианта: или прочесть перед нападающим чертом молитву, или выругаться на него матом. Находя корни русского мата в языческих ритуальных заклинаниях и проклятиях, Успенский связывает так называемую главную формулу русского мата («*** твою мать») с архаическим культом земли.

Един человек одноважды в день по-матерну избранится, —

Мать сыра земля потрясется,

Пресвятая Богородица с престола сотранется

В связи с двоеверческими славянскими представлениями о «трех матерях» — матери-земле, Богородице и родной — мат, направленный на оскорбление матери адресата, одновременно заклинает и сакральных матерей, оскверняя само материнское начало. В этом можно найти отголоски языческих метафор о беременности земли и совокупления с ней; одновременно этим можно объяснить поверье о том, что под ругающимся матом разверзается земля или что ругань может потревожить предков (лежащих в земле).

Прояснив объект матерной формулы, Успенский переходит к субъекту: анализируя формы выражения «*** твою мать», он приходит к выводу, что ранее фраза не была безличной. Осквернение производил пес, о чем свидетельствуют старинные и более полные упоминания матерной формулы: например, «Чтоб пес взял твою мать». Пес был субъектом действия в данной формуле как минимум с XV века во многих славянских языках; таким образом, «песья лая», как издревле называли мат, связана с мифологией собаки, «дана псом». Нечистота пса — древняя категория, предшествовавшая славянской мифологии, но и отраженная в уже более поздних христианских представлениях (например, в рассказах о псеглавцах или преображении киноцефала Христофора). Пес сравнивался с иноверцем, так как у обоих нет души, оба ведут себя неподобающим образом; именно по той же причине духовникам не разрешалось держать собак. С этимологической точки зрения пес также нечист — Успенский связывает лексему «пес» с другими словами индоевропейских языков, в том числе с русским словом «***» [женский половой орган].

Таким образом, Успенский предполагает, что образы пса-осквернителя и матери-земли во фразе «пес *** твою мать» восходят к мифологическому браку громовержца и матери-земли . Сакральный брак, в ходе которого землю оплодотворяют, оскверняется в данной формуле травестийной заменой громовержца на пса, его мифологического соперника. Поэтому матерная фраза становится кощунственным заклинанием, оскверняющим божественную космогонию. В более поздней народной традиции этот миф редуцируется, и мать-земля становится матерью собеседника, а мифологический пес — обычной собакой, а потом фраза и вовсе обезличивается (глагол «***» [вступать в сексуальные отношения] может соответствовать любому лицу единственного числа).

На глубинном (исходном) уровне матерное выражение соотнесено, по-видимому, с мифом о сакральном браке неба и земли — браке, результатом которого является оплодотворение земли. На этом уровне в качестве субъекта действия в матерном выражении должен пониматься бог неба, или громовержец, а в качестве объекта — мать-земля. Этим объясняется связь матерной брани с идеей оплодотворения, проявляющаяся в частности в ритуальном свадебном и аграрном сквернословии.

«О матерщине, эмоциях и фактах»

А.А. Беляков, ссылаясь на легенды русского фольклора, возводит происхождение мата к мифу о «славянском Эдипе»: однажды мужчина убил своего отца и осквернил свою мать. Затем он дал «матерную формулу» своим потомкам — для того, чтобы навлекать с ее помощью на противников проклятия предков или призывать предков на помощь. Беляков соглашается с тем, что более глубокие корни этой легенды находятся в ранних языческих культах, связанных с почитанием «матери сырой земли и идеей ее оплодотворения».

«Ненормативный анекдот как моделирующая система»

И.Г. Яковенко в своей статье о мате отмечает, что традиционная культура, патриархальная по своему складу, склонна профанировать роль женщины. Именно этот мотив мы видим в матерных формулах — почти всегда они связаны с грубыми образами насилия над женщиной. Яковенко противопоставляет «знак высшей опасности» («…» [женский половой орган], женское начало) мужскому фаллосу, «знаку-защитнику», приводя в пример множество матерных выражений. Как оказывается, женских обсценных формул гораздо меньше, чем мужских; более того, женская парадигма носит окраску чего-то убогого, ложного, имеющего отношение к несчастью, воровству, лжи («…» [конец], «…» [украсть], «…» [врун]), в то время как мужская парадигма мата отсылает к табуации или опасности. Вредоносный характер женщины, воспринимаемой через женский символ, вагину, подчеркивается в многочисленных пословицах и поговорках, сказках и легендах: мы можем вспомнить приводимые В.Я. Проппом представления о «зубастой вульве», с которой герой-мужчина должен был бороться.

Русский мат — форма бытования языческого сознания в монотеистической культуре

В дальнейшем традиция говорения на матерном языке из языческих культов перешла в русское скоморошество, с которым государство активно боролось начиная с XVII века. От почти исчезнувших скоморохов, тем не менее, традиция перешла в лубок, кабацкие песни, петрушечный театр, к ярмарочным зазывалам и так далее. Табуированная лексика патриархального и языческого периода русской культуры продолжила жить в несколько иных формах.

«Русский мат как мужской обсценный код: проблема происхождения и эволюция статуса»

В работе В.Ю. Михайлина традиция возведения генезиса русского мата к культам плодородия оспаривается; несмотря на то что Михайлин во многом согласен с Успенским, он предлагает существенную доработку его теории и рассматривает историю мата от языческих культов до современной дедовщины. Связь теории «основного мифа» Топорова — Иванова с мифологическим противником громовержца, псом, его не устраивает: «Позволю себе один-единственный вопрос. По какой такой причине извечный противник громовержца, традиционная иконография которого предполагает в первую очередь отнюдь не собачьи, но змеиные ипостаси, именно в данном контексте принимает вид пса, причем принимает его неизменно и формульно?»

Плодородная земля, как считает автор, не могла ассоциироваться с мужским началом в архаике: это чисто женская территория. Напротив, сугубо мужской территорией считалась та, что имеет отношение к охоте и войне, маргинальное пространство, в котором добрый муж и семьянин готов проливать кровь и грабить, а порядочный юноша, не смеющий поднять взор на соседскую девушку, насилует дочерей врага.

Михайлин предполагает, что на таких территориях мат был некогда связан с магическими практиками мужских военных союзов, отождествляющих себя с «псами». Именно поэтому ругань также называли «песьей лаей»: символически воины являлись воплощением волков или псов. Этим же можно объяснить тот факт, что еще недавно мат был преимущественно мужским языковым кодом.

В индоевропейской культуре каждый мужчина проходил инициацию, так или иначе сопровождающуюся периодом, который можно обозначить как «песья» стадия. Воин-«пес», живущий за пределами домашней зоны, на маргинальной территории, существует вне культуры очага и сельского хозяйства. Он не полноправен, не зрел, обладает «боевым бешенством», частью которого можно назвать и употребление неприемлемого дома мата. «Волкам» и «псам» не место на человеческой территории, для которой одно их присутствие может быть чревато осквернением: соответствующие нормы и формы поведения строго табуированы, а их носители, не пройдя обрядов очищения и не превратившись тем самым из «волков» обратно в люди, не имеют элементарнейших гражданских прав. Они по определению являются носителями хтонического начала, они магически мертвы и как таковые попросту «не существуют».

Таким образом, формула «*** твою мать» в мужских «песьих» союзах была заклинанием, магически уничтожающим оппонента. Такое заклинание символически сравнивало соперника с сыном хтонического существа, отождествляло его мать с сукой и выводило его в исключительно маргинальную, нечеловеческую территорию, где подобный коитус мог произойти. Следовательно, и все матерные слова подразумевают собачьи половые органы и звериный коитус, не имеющий ничего общего с человеческим, происходящим в домашнем пространстве и обрамленному обрядовой традицией и другими знаками культуры.

В дальнейшем чисто мужская природа матерного языка в России переносится на более общий контекст. Начиная с революционных событий 1917 года парадигма языка претерпевает большие изменения. Мат наравне с новоязом становится одним из средств общения патриархальной (хотя внешне и антисексистской) элиты. Сыграли роль и советские лагеря, и повышенный интерес к эксплуатации женского труда — в том числе и в армейских структурах, где мат напрямую наследовал функцию общения архаичных мужских союзов. Поэтому уже вскоре табуирование мата в женской или смешанной среде перестало быть сильным, а затем и вовсе ушло в прошлое. Мужской обсценный код стал всеобщим.

МирТесен

Ругательства, брань и маты по-русски

Дурак
Исконное русское слово, производное от «дурый» — то есть «глупый». Исходное значение слова «дурак» — «ужаленный, искусанный», затем — «бешеный, сумасшедший, больной» <от укуса) и так далее вплоть до «дурной, глупый».
«Дурак» и сейчас является самой популярной основой для сочинения новых ругательств. Например, «набитый дурак» -так говорят об очень глупом человеке. Вероятно, имеется в виду «набитый глупостью». У Даля есть выражение «набитый дурень» — полный, круглый дурак.
«Дурилка картонная» — дурак, глупый, тупица. Употребляется также в ироническом смысле. Это фраза Горбатого из телефильма «Место встречи изменить нельзя» (реж. С. Говорухин, 1979).

Харя
Если бы нашим предкам предложили дать по харе, они, скорее всего, не отказались бы. Первоначально харями назывались маски. А поскольку маски были очень страшными, то этим словечком впоследствии стали называть отталкивающие физиономии вообще.

Ряха
Это слово вообще не имело никакого отношения к лицу. Так называли опрятного, аккуратного человека. Теперь же осталась «неряха», а вот антоним приобрел совершенно неожиданный искаженный смысл.

Болван
В нашем понимании — неотесанный, глупый человек. Первоначально же так назывались обрубок бревна, чурбан, истукан, статуя, глыба, животное.

Лоботряс
Буквально — «тот, кто трясет лбом». Изначально это слово означало «дурак, остолоп, скалозуб», позднее — «бездельник». Слово «лоб» связано с понятиями «голова, ум». Вероятно, тот, кто трясет лбом, считался пустоголовым, глупым.

Лох
Оказывается, словечко существовало задолго до наших дней, когда молодежь с такой любовью пользуется этим ругательством. Лохом (лоховесом, лопоухим) издревле называли в Псковской губернии разных юных шалопаев.
Возможно также, что слово восходит к украинскому «волох» — румын, молдаванин, либо «галах» — оборванец, бродяга.

Мымра
И этот образ родом из старины! Раньше мымрой называли домоседа. Мумрить (мымрить) — значит, сидеть безвыходно дома.

Бугай
Так называли здорового детину, человека большого ума и таланта. Слово «бугай» пришло к нам из тюркских языков, где оно означает «бык». В некоторых российских губерниях впоследствии так называли племенного быка, таран и древнюю великокняжескую верхнюю одежду.

Пентюх
«Пентюх» или «пендерь» -это брюхо, пузо или желудок. Сначала говорили «Набил пентюх!» А потом стали применять это слово к лентяю, дармоеду, болвану, который только ест да спит.

Ублюдок
Это слово изначально не применялось в качестве оскорбления. Ублюдком называли помесь животных двух видов, например, кобылы и осла, волка и собаки. Затем так стали называть незаконнорожденных детей, а в XX веке слово окончательно превратилось в ругательство.

Подонок
Изначально слово также не было бранным. Подонок -это осадок, то, что упало на дно, выделившись из мутной жидкости.

Идиот
Происхождение слова в высшей степени благородное. Греческое «идиотэс» означало вовсе не «дурень», а «частное лицо», В языке византийского христианского духовенства этим словом обозначали мирянина, нецерковника. А так как мирян не уважали, слово приобрело негативный оттенок.

Кретин
Слово пришло из латыни, искаженное от «христианин».

Олух
Слово произошло от «волоха» (пастуха). Так что «олух Царя небесного» — это изысканный комплимент!

Подлец
Существует версия, что слово пришло из польского языка, где оно означало «простой, незнатный человек». Страшно подумать, скольких мужчин мы за жизнь обозвали таким нелепым образом!
И все-таки последние исследования показывают, что это слово является исконно русским. Слово «подлый» восходит к общеславянской основе «подл», что означало «исподний, низкий, земной», Отсюда значение «простой, простонародный». Вспомните из русской литературы выражение «подлый люд» — то есть «простой народ». Негативное значение «подлый» (в нравственном смысле) известно с середины XVIII века.

Поганец
Пришло из латыни. Селянин, деревенский житель.

Скотина
Слово произошло от немецкого «скат» — «деньги», «богатство», «сокровище». Первоначально, конечно, так называли домашних животных, а затем «сокровищем» стали обзывать и людей.

Стерва
Слово тоже имеет отношение к животным. Так называли труп околевшего скота, падаль,
мертвечину, дохлятину, упадь, дохлую, палую скотину.

Шваль
Тоже слово «животного» происхождения. Зимой 1812 года по снежному полю бродили одинокие, оборванные, голодные солдаты разбитой армии Наполеона. Кругом лежали трупы лошадей. Французы, показывая на них, кричали: «Шеваль!» (cheval — лошадь). Простые крестьяне, естественно, не знали, что это слово обозначает, но догадались, что, видимо, нечто ненужное, падаль. Так в простонародный язык вновь попало это иностранное слово.

Негодяй
Слово совершенно не относилось к бранным, оно означало «рекрут, непригодный к воинской службе».

Зараза
И уж совсем иной смысл имело слово «зараза»! Если бы несколько веков назад так назвали девушку, она бы не обиделась, а поблагодарила за комплимент. В те времена «Какая вы зараза!» — означало: «Какая вы прелесть, само очарование!»

Урод
Слово произошло от славянского корня «род» в значении «плод, рожденный» с добавлением приставки «у-». То есть «урод» -это, грубо говоря, «уродившийся». Отрицательный смысл у слова, появился позднее, и то не везде. В польском языке, например, слово «урода» до сих пор означает «красота». Кстати, «юродивый» тоже, в свою очередь, произошел от слова «урод» («юрод»).

Мерзавец, мразь
Слово «мерзавец» образовано от той же основы, что и «мерзкий». А «мерзкий», в свою очередь, родственно слову «мороз». Раньше «мерзкий» означало «холодный» («морозкий», «мерзый»). Так в русском языке отразилось неприятное ощущение от холода. От этой же основы происходит слово «мразь».

Халтурщик
Устаревшее значение слова «халтура» («халтуга») — поминки по умершему. Еще так называли даровую еду и питье на поминках. А в воровском мире «халтурой» называли обворовывание могил со свежими покойниками на другую ночь после похорон. Таких воров соответственно звали «халтурщиками». Это были последние люди в блатном мире.

Чмо
«Чмо болотное», «чмо безобразное», «чмо зеленое» и так далее — все эти выражения произошли от аббревиатуры ЧМО — «Человек, морально опустившийся», — употреблявшейся среди работников исправительно-трудовых учреждений и в уголовном мире. В дальнейшем, возможно, это слово сблизилось с общеупотребительными «чмок», «чмокать».

Б. ь
Слово происходит от древнерусского глагола блядити, означавшего «обманывать, пустословить». Считается, что это русское слово является родственником английского слова blаddег -«пузырь» и «пустомеля», а также знаменитого американского blа-blа-blа — «пустая болтовня». Современное значение слова — скорее всего, результат смыслового смешения со словом «блуд», происходящим от древнерусского блудити — «блуждать». До XVIII века слово «б. »без ограничений употреблялось в литературе.

Г..о
По-видимому, заимствовано из польского языка, в котором govno означает «дерьмо, дрянь» и не имеет явного нецензурного оттенка. А может быть, это искаженное гуано (засохший птичий помет), заимствованное испанским языком из языка южно-американских индейцев в эпоху конквистадоров.

Ж. а
Сегодня слово фактически утратило не только нецензурный, но и вообще бранный колорит.

Его употребляют при обращении к любимой женщине и даже к ребенку, да еще с оттенком нежности. Вспоминается старый анекдот: русский пограничник видит польского коллегу на той стороне нейтральной полосы. «Слушай, -спрашивает он, — как по-польски «ж. а»?» «Дупа», — отвечает поляк. «Хм, — говорит наш, — ну, тоже красиво!»
Слово пришло из Восточной Польши, где оно такое же цензурное, как и в русском языке слово «попа». Но как все-таки это слово превратилось в ж. у? Просто в Восточной Польше звук «д» очень часто превращается а своеобразный звук «дз». Вероятно, в таком виде это слово и проникло к восточным славянам.
Забавно, кстати, что в древнерусском языке слово «задница» означало «наследство»!

Ср.. ть
Это, так сказать, литературная форма слова, а в народе также употребляется полногласное «серить». Оно восходит к праиндоевропейсшму «сер» — «течь, вытекать».

И, на закуску.

Х. й и х. р
В истории этих двух слов отражается вся история возникновения русской матерщины. В древнерусском языке мужской половой член назывался «уд» (от индоевропейского «уд» — «вверх, наружу»). Родственными являются слова «удочка», «удить».
До XVIII века слово «уд» свободно употреблялось в устной, письменной и печатной речи. Однако затем настали времена Петра Великого, и русская элита начала жадно впитывать европейскую культуру. Слово «уд» оказалось под запретом — все эти посконные словечки ужасно бесили Петра Алексеевича. Позже слово вновь стало дозволенным, но воспринималось уже как архаизм.
Однако предмет-то существовал, а главное, существовало множество связанных с ним проблем, особенно в те времена, когда венерические болезни были распространены больше, чем сейчас грипп. И вот в дворянской среде стали использовать замену — латинское местоимение hос («это»). Скорее всего, его ввели в употребление лекари, привычные к латыни. Чтобы угодить своим богатым пациентам, они назначали лекарство «для этого» или «этому», что по-латыни звучит соответственно как huius или huic.

Менее образованные пациенты русифицировали ученую латынь. Например, форму дательного падежа huic (хуик) они воспринимали как уменьшительно-ласкательную, что считали оскорбительным по отношению к собственному детородному органу. Поэтому они предпочитали называть его «полным» именем — «х. й»!
Однако приключения мужского полового органа продолжились и потом. Очень скоро и «х. й» стал считаться непристойным. На письме вместо него ставили лишь первую букву сточкой. А буква «х» в русском алфавите носила название «хер» (например, «похерить» первоначально означало «лишить документ силы, перечеркнув его косым крестом»).
Но не тут-то было! Этому органу никак не удавалось обрести приличного имени: любое название сразу же приобретало налет непристойности и признавалось нецензурным. Эта языковая проблема остается неразрешенной и поныне. Слово «член», во-первых, многозначно, а во-вторых, тоже уже приобрело неприличный оттенок. А такие заимствования, как «пенис» и «фаллос», никак не могут получить полноправного русского гражданства.
Зато у русского человека всегда есть одно короткое слово, которым он может выразить всю гамму чувств. Повсюду, где ступала нога русского туриста, мы видим эти три буквы и понимаем: где «х. » — там наш дом!

Этимология матерных слов

Бдь. Слово происходит от древнерусского глагола блядити, означавшего “обманывать, пустословить” и восходившего к праиндоевропейскому bhla- — “дуть” (отсюда же, например, английское bladder — “пузырь” и “пустомеля”, и знаменитое французское bla-bla-bla — “пустая болтовня”). Современное значение — скорее всего результат контаминации (смыслового смешения) со словом блуд, происходящим от древнерусского блудити — “блуждать”, получившим метафорическое расширение “прелюбодействовать, жить беспорядочной половой жизнью”. До XVIII в. слово б. без ограничений употреблялось в литературе.

Говно. Повидимому заимствовано из польского языка, в котором go’vno означает “дерьмо, дрянь” и не имеет явного нецензурного оттенка. Мне не удалось найти индоевропейских корней этого слова. Может быть, это искаженное гуано (“засохший птичий помет”), заимствованное испанским языком из языка южно-американских индейцев в эпоху конкистадоров.

Гондон. Это считающееся нецензурным наименование презерватива является просторечным искажением старого, в нашей стране употребляемого теперь только специалистами, названия “кондом”. Презерватив назывался кондомом по имени его изобретателя, британского медика XVIII в. Condom’а, о котором неблагодарное человечество не сохранило почти никаких сведений.

Ебть. Это слово — интереснейший этимологический феномен, жемчужина моей коллекции. В праиндоевропейском языке префикс e- обозначал действие, направленное наружу, вовне. Основа bat- известна лишь в латыни (более ранняя этимология не установлена) со значением “зевать”. Таким образом, буквальное значение глагола — “раззявить наружу”. Очевидно, что глагол первоначально относился к действиям женщины (напомню, что в давние времена нормальное сношение происходило в позиции “мужчина сзади”). Таким образом, можно предположить, что это русское слово имеет очень древнее, непосредственно праиндоевропейское происхождение, так что сей глагол является своего рода патриархом русской матерщины. Будучи, повидимому, единственным живым родственником латинского bat-, это малопочтенное слово подтверждает праиндоевропейское происхождение последнего, т.е. позволяет сделать маленькое лингвистическое открытие (нуждающееся, впрочем, в подтверждении).

Жопа. Я включил это слово в анализ, хотя сегодня оно фактически утратило не только нецензурный, но и вообще бранный колорит. Я не раз слышал, как его употребляют при обращении к любимой женщине и даже к ребенку, да еще с оттенком нежности (о tempora, блин, o mores!). Вспоминается старый анекдот: русский пограничник видит польского коллегу на той стороне нейтральной полосы. “Слушай”, спрашивает наш после приветствия, “как по польски “жопа”?” “Do’pa (дупа)”, отвечает поляк. “Хм. ”, говорит наш, “ну, тоже красиво!” Польское do’pa цензурно в такой же мере, как русское попа (я своими ушами слышал на Львовщине, как бабка грозила трехлетнему разбойнику: “зараз дам по дупе!”). В современном языке оно означает “задница, заднее место”, а восходить может к одному из двух праиндоевропейских корней. Либо к dheub- (“глубокий”), давшему в древненемецком форму diupaz с тем же значением (ср. cовременное английское deep), либо к dup- (“ронять, погружать”), от которого произошли древнеанглийское doppa (“погружение”), верхнелужицкое dupa (“дыра”) и русское дупло. Иначе говоря, польское слово (первоначально произносившееся “допа”) в древности означало “задний проход”, но позже несколько трансформировалось семантически. Как это слово превратилось в ж. у? В Восточной Польше, на Мазовщине, звук “д” очень часто превращается в своеобразный звук “dz”. Вероятно, в такой фонетике это слово и проникло первоначально к восточным славянам. В восточнославянских языках “dz” чаще всего переходит в “д”, но известны также переходы в “ж” (например, dzban — жбан). Вот так и появилось в русском языке это “красивое” словечко. Забавно, кстати, что в древнерусском языке слово “задница” означало — в жизни не угадаете! — “наследство”.

Муди (мудя). Это малоупотребительное слово почти без искажения воспринято из древнерусского, в котором мудо означало “мужское яичко” и совершенно не имело бранного или непристойного оттенка. Другое дело, что добрый молодец едва ли употреблял его в беседе с красной девицей (во всяком случае, в первой беседе). Более раннюю этимологию установить не удалось.

Пердеть и пда. Как ни удивительно, оба слова имеют одинаковое происхождение, восходя к праиндоевропейскому “пускать ветры, пукать”, известному в двух фонетических вариантах: perd- (отсюда современное английское to fart , имеющее то же значение) и pezd- (от которого произошло латинское pedere с тем же значением и современное “петарда”). Многие лингвисты считают, что от pezd- происходит и латинское pedis (“вошь”) как расширение в значении “вонючее насекомое”. Таким образом, семантика слова расширялась как по линии “громкий звук”, так и по линии “сильная вонь”. Именно по второй линии и образовалась русская п. а (перегласовка е/и — часто встречающееся явление). Вот вам и “аромат любви Фанфан” (есть такой французский фильм).

Срать. Это, так сказать, литературная форма слова, а в этимологическом отношении яснее полногласное простонародное серить. Оно восходит к праиндоевропейскому ser- (“течь, вытекать”); отсюда, например, санскритское sarati (“течет, бежит”). Похоже, наши предки были склонны к гастритам. Любопытно, что того же происхождения древнерусское (еще известное в диалектах) слово серик (“озерцо, натекшее при разливе реки”).

Ссать. Восходит к праиндоевропейскому seu- — “вбирать жидкость”, от которого происходит глагол “сосать” во многих индо-европейских языках; значение “сосать” имел и глагол ссати в древнерусском (ср. современное польское ssac’ — “сосать”); явление развития в слове противоположного значения хорошо известно в лингвистике, оно называется энантеосемией.

Хй и хер. Вот любопытнейшие словечки! Их история проясняет причины и историю возникновения всей матерщины, так что очень удачно, что они — последние в списке.

В древнерусском языке мужской половой член назывался уд (от праиндоевропейского ud- “вверх, наружу”); родственным является слово удочка, деминутив (уменьшительная форма) от еще встречающегося в диалектах древнерусского слова уда — парной к уд женской формы.

До XVIII в. слово уд свободно употреблялось в устной, письменной и печатной речи. Однако со второй половины XVIII в. в русской культурной жизни проиcходили глубокие изменения. Социальная элита, преодолев, наконец, собственный консерватизм, так бесивший государя Петра Алексеевича, начала жадно впитывать европейскую культуру. А в Европе с конца XVIII в. свирепствовал сентиментализм, из литературного течения превратившийся в стиль жизни дворянских слоев общества. Манерно-возвышенные герои Ричардсона (помните ностальгическую иронию Пушкина “Ах, Грандисон. ”?) стали эталоном поведения и речи: так старушка Европа выковывала образец “gentilhomme” (“благородного человека”). Появились многочисленные “do’s and dont’s” (“можно и нельзя”) в манере поведения и разговора, особенно при общении мужчин и женщин. Некоторые темы стали для такого общения абсолютно запретными, табуированными; в первую очередь это касалось плотской стороны любви и вообще всей физиологии человека. Представляю себе, как хохотала бы над этим вздором, к примеру, королева Наварры Маргарита Ангулемская (XVI в.), автор весьма соленого “Гептамерона”! Тем не менее, замечу в скобках, сентиментализм, при всех своих комичных сторонах, содействовал нравственному оздоровлению Европы, без чего ее дальнейшее развитие в сторону капитализма скорее всего приняло бы те беспардонные формы, которые мы наблюдаем ныне на “постсоветском пространстве”.

Русское дворянство хорошо усвоило европейский стандарт светского поведения и разговора, исключив из оборота всю неприличествующую джентльмену тематику, а заодно и связанные с ней слова. Существенную роль в табуизации упомянутой тематики в русском обществе сыграла и Православная Церковь, искони занимавшая фундаменталистские позиции в вопросах половой жизни; мало-помалу этот фундаментализм перерос в фарисейское ханжество, процветающее в православно-клерикальной среде и поныне. В дальнейшем табуированные темы и слова не допускала в печатные книги правительственная цензурная служба, почему эти слова и стали именоваться «нецензурными» или «непечатными».

Вернемся теперь к нашим х. к нашим баранам, я хотел сказать. Слово “уд” оказалось одним из запретных (позже оно вновь стало дозволенным, но воспринималось уже как архаизм). Однако предмет-то существовал, а главное, существовало множество связанных с ним проблем (особенно в те времена, когда венерические болезни были распространены больше, чем сейчас грипп). И вот в дворянской среде стал использоваться эвфемизм (этически допустимая замена) — латинское местоимение hoc (“это”). Скорее всего его ввели в употребление привычные к латыни лекари. Угодливо сообразуясь с нравами своих богатых пациентов, они назначали лекарство “для этого” (родительный падеж) или “этому” (дательный падеж), что по-латыни звучит соответственно как huius и huic. Менее образованные пациенты русифицировали ученую латынь. Возможно, например, что форму дательного падежа huic они воспринимали как деминутив, и, питая уважение к собственному детородному органу, предпочитали называть его “полным” именем х. (еще, небось, обижались на медиков, пренебрежительно отзывающихся о предмете их мужской гордости: “Это у тебя, немчура проклятая, хуик, а у меня-то эва какой красавец! Самый что ни на есть х. ” ).

Русский мат

Мат разг. — неприличная, оскорбительная брань; сквернословие; матерщина; ма́терный язык (уст.лая матерная), матерная ругань, обсценные выражения (лексика, устойчивые словосочетания, фразеологизмы) — наиболее грубая, обсценная разновидность ненормативной лексики в русском и других славянских языках.

Согласно Кодексу об административных правонарушениях русскоязычных стран, а именно России (статья 20.1 [1] ), Казахстана (статья 330 [2] ), Белоруссии (статья 156 [3] ) и Киргизии, публичное употребление мата может расцениваться как мелкое хулиганство, наказываемое штрафом или административным арестом. Использование мата считается неприемлемым в приличном обществе и в литературе, и обычно цензурируется в периодической печати, на телевидении, радио и в других СМИ. Несмотря на это, употребление мата традиционно очень широко распространено в устной речи у самых разных половозрастных групп общества. Встречается он также и в современной литературе (В. О. Пелевин, В. Г. Сорокин, М. И. Веллер, М. И. Волохов и др.) и песенном творчестве (С. В. Шнуров, З. Б. Май, Ю. Н. Клинских). Известны и более ранние случаи употребления, в том числе в виде «ребусов» с многоточиями, мата в литературе, в частности, в произведениях классических авторов: А. С. Пушкина, В. В. Маяковского и др. Тем не менее большей частью людей, говорящих на русском языке, мат не воспринимается как само собой разумеющееся в публичных местах; и когда, например, популярный певец Ф. Б. Киркоров употребил матерную брань на пресс-конференции, это вызвало негативную реакцию общественности [4] и судебное разбирательство.

Замысловатая и забористая матерная ругань называется трёхэтажным матом, или, например, частная разновидность: большой и малый шлюпочный загиб и др.

Содержание

Хуй Править

Пизда Править

Ебать Править

Блядь Править

В XIX веке выдвигалась версия заимствования мата из монгольского языка, которая подвергалась критике ещё во времена своего появления. В настоящее время эта версия полностью опровергается найденными в последнее время берестяными грамотами с матерными текстами.

Существует множество различных церковных циркуляров и указов иерархов, направленных против мата, начиная с самых ранних времён христианства на Руси. Окончательно статус «нецензурного» он приобрёл в XVIII веке во время жёсткого отделения литературной лексики от разговорного языка.

Древнейшие известные образцы — в берестяных грамотах XII века из Новгорода и Старой Руссы; специфика употребления некоторых выражений комментируется в «Русско-английском словаре-дневнике» Ричарда Джемса (1618—1619).

Новгородская первая летопись рассказывает, что в 1346 году великий князь литовский Ольгерд пришел с войском к Новгороду, заявляя: «лаял ми посадник ваш Остафей Дворянинец, назвал мя псом». Тогда новгородцы, желая помириться с Ольгердом, убили на вече Остафия Дворянинца, который своей бранью вызвал поход Ольгерда, после чего был заключен мир [5] .

Выражение «лают отцем или матери» встречается у митрополита Петра (начало XIV века). Статут Казимира IV 1468 года содержал запрет «лаи матерной».

Ценные данные содержатся в челобитной Ивана Колычева на князя Василия Микулинского. По словам Колычева во время ссоры, имевшей место в Смоленске в 1523—1525 гг., Микулинский «вскочил на меня с посохом: ах, матер, деи, твоеи перебоду, блядин сын, смерд…». Это первое письменное упоминание распространённого выражения «блядин сын» [6] .

Согласно подсчётам В. Д. Назарова [6] , неполное изучение источников XV—XVI веков позволяет выявить для того времени 67 русских топонимических названий (около 0,1 %), производных от обсценной лексики, включая 5 названий от слова «елда», 13 — от слова «пизда», 3 — от слова «хуй», 5 — от слова «муде», 8 — от слова «ебать», например, речки: Блядея; Еботенка, Пиздюрка, Наебуха и Ненаебуха; волость Елда; пустоши Хуярово, Пезделёво-Долгое, Пиздино, Пиздоклеин починок, Хуинков (пустошь-починок); деревни Мандино, Пезделка, Пиздёнково, Пиздюрино, Хуйково, Ебёхово (Опихалово тож), Поиблица; селище Мудищево; овраг Блядейский отвершек.

На крайнюю распространённость матерной брани в русской разговорной речи XVI—XVII веков указывают как записки иностранных путешественников (например, Олеария [7] ), так и русские поучения того времени [8] .

Анонимное «Поучение о матерной брани», которое Д. М. Буланин датирует XVII веком [9] , указывало на то, что такой бранью оскорбляются три матери: Матерь Божия, родная мать каждого человека и Мать-сыра Земля.

Российский филолог Б. А. Успенский выявляет ряд устойчивых ассоциаций «основной формулы» русского мата (ёб твою мать):

  • Связь с землей и её осквернением.
  • Связь с родителями.
  • Представление об опускании и проваливании земли, её горении и трясении.

Он предполагает, что первоначально произносилось «тебе мать», а не «твою мать» [10] , а субъектом высказывания выступал пёс. Таким образом, смысл фразы следующий: она утверждает, что её адресат являлся псом, которому предлагается совокупиться с матерью. Такое указание на пса содержится в церковнославянской грамоте валашского господаря Александра Алди от 1432 года [11] , а также у Герберштейна и в самом выражении «лаять» или «лая матерная».

Филолог Алексей Плуцер-Сарно полагает, что мат восходит к славянским заговорам. Его произносили в трудную минуту, обращаясь за помощью к магической силе, которая содержится в половых органах. [12]

Первоначальное языческое происхождение матерной брани, которая выражала сакральные проклятия, заставляло связывать её и с иными конфессиональными различиями. В ряде древнерусских текстов указывалось на её якобы «жидовское» происхождение [13] , при этом любую чужую веру могли называть «пёсьей» [14] .

В связи с этими представлениями находится и популярное антинаучное мнение о якобы «татарском» (то есть иноверческом) происхождении русского мата. Когда в 1989 году в газете «Атмода» было впервые опубликовано стихотворение Т. Кибирова «Послание Л. Рубинштейну», включавшее несколько матерных слов, один из журналистов уничижительно назвал его «посланием татарина к еврею» [15] .

Примеры украинского мата Править

  • Дупа (рус. жопа)
  • В’єбе (рус. уебёт) — от слова «єбати», которое происходит от праславянского *jebti, что значит «бить, ударять» [16] .
  • Лайно (рус. говно)
  • Гімнюк (рус. гавнюк)
  • Курва (рус. блядь) — от праславянской формы *kurу. Слово присутствует в украинском, русском, белорусском, болгарском, сербском, хорватском, румынском, албанском, чешском и польском языках. Первоначальным значением было «курица», но позднее изменилось на «потаскуха» [17] .

Достаточно часто пользовались ненормативной лексикой запорожские казаки. Известнейшим примером употребления ненормативной лексики казаками является запорожцев турецкому султану.

Матерные слова могут использоваться в различных контекстах и производить большой диапазон новых слов и выражений с помощью приставок, суффиксов, окончаний, а также соединений словооснов. Производные матерные выражения (например, «Ёбаный в рот, бля»«Что-то не заладилось») обычно не имеют сексуального контекста, а только выражают эмоции.

Указывается также на их тесную связь с выражением отношений доминирования-подчинения, в том числе в небольших социальных группах [18] .

Как указывает ряд авторов, начиная с И. А. Бодуэна де Куртенэ, матерные термины, хотя формально являются существительными и глаголами, но в языке выполняют функцию местоимений и местоглаголий [19] .

Для выражений с матерными словами характерно то, что они не всегда имеют точно определяемое, исходя из контекста и из смысла самих матерных слов, значение. Зачастую точное значение тех или иных фраз можно понять только принимая во внимание эмоции произносящего их человека. За такими выражениями могут скрываться как апатия, скука, гнев и т. д., так и веселье, шутка, попустительство, одобрение.

Словосочетание, включающее два или более матерных слов, образуют «многоэтажный» мат. Например, «пиздоблядское мудоёбище». Известны достаточно длинные стихотворные произведения целиком состоящие из многоэтажного мата.

«Многоэтажный мат» не есть простое матерное словоупотребление, а совокупность «загибов» — устойчивых выражений с матерной лексикой (загибов как малых, в 2−4 слова, так и больших — 5−7), скомпонованных в группы: «Определение + эпитеты», связно характеризующие обругиваемого индивида, или некое явление или процесс. Количество этих групп и представляет собой «этажность» матерной/ругательной фразы. Подробнее, правда, без конкретных примеров — морской цикл Леонида Соболева. При этом «Ети тебя в качель, крокодил беспонтовый» — всего лишь малый одноэтажный загиб. А «Чтоб тебя подняло да приложило об стенку хлебалом зловонючим, да на якорь адмиралтейский свежепокрашеный раком бзднуло» — загиб двухэтажный. Как могло звучать семиэтажное «благословение», можно только догадываться…

Статья 20.1 кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации:

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, — влечёт наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

(в ред. Федерального закона от 22.06.2007 N 116-ФЗ)

2. Те же действия, сопряжённые с неповиновением законному требованию представителя власти либо иного лица, исполняющего обязанности по охране общественного порядка или пресекающего нарушение общественного порядка, — влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Ответственность за употребление слова «хуй» и производных от него Править

Несвоевременное или неосторожное употребление слова «хуй», а также различных словосочетаний с использованием этого слова, в местах лишения свободы может привести к негативным, порой необратимым последствиям:

Назвать опущенным заключённого, не являющегося таковым, есть тягчайшее оскорбление, которое может повлечь любые последствия, вплоть до опускания самого оскорбившего и даже смерти. К такому оскорблению приравнивается и посылание кого-либо «на хуй». Тому, кто назвал другого «петухом» или послал его, предлагают обосновать своё обвинение, и, если он не может этого сделать, оскорблённый «получает» с него. Впрочем, в настоящее время эти понятия не соблюдаются так строго, и «на три буквы» посылают довольно часто безнаказанно.

Слово «хуй» и словосочетания с использованием этого слова относят к нецензурным выражениям. Употребление этого слова может явиться причиной преступлений различных форм тяжести, также может расцениваться как оскорбление и преследоваться в соответствии с действующим законодательством.

  • Как при социализме в СССР, так и в постсоветской России использование русского мата в литературе и СМИ не допускалось и подвергалось цензуре. При этом, если в советское время слова и выражения цензурировались полностью таким образом, что исключалось даже их подразумевание, то в постсоветскую эпоху расхожей практикой стала замена всех или второй и последующих букв на звездочки и т. п. в письменном виде и т. н. «запикивание» в аудиовещании электронных СМИ. Первый шокировавший страну случай, когда мат был употреблён и оказался на слуху у общественности произошёл в разгар эпохи гласности, когда в прямом эфире центрального телевидения министр угольной промышленности СССР Щадов «послал на хуй» [20] бастовавших шахтёров.
  • В академических изданиях поэмы В. В. Маяковского «Во весь голос» слово «блядь» заменялось отточием:

Неважная честь,
чтоб из этаких роз
мои изваяния высились
по скверам,
где харкает туберкулёз,
где б…. с хулиганом
да сифилис.

В школьных хрестоматиях отточие опускалось, буква «б» воспринималась как усечённый вариант частицы «бы» и строка теряла и размер, и смысл: где б с хулиганом, да сифилис.

  • Научно-исследовательский институт химических удобрений и ядохимикатов (НИИХУ и Я) [21] (обычно описывается как первое — и очень недолговечное — название действительно существующего московского НИИ удобрений и инсектофунгицидов (НИИУИФ) имени Я. В. Самойлова, но, по-видимому, все источники — это анекдоты (в том числе устные сообщения бывших сотрудников) и художественное произведение — рассказ Ионы Дегена).
  • Специалист по ХУЯМ (хранению и учёту ядерных материалов) — сленг работников атомной промышленности.

Подборка цитат из литературных источников Править

…Проникновенье наше по планете
Особенно заметно вдалеке:
В общественном парижском туалете
Есть надписи на русском языке!

Владимир Высоцкий, «Письмо к другу» (1975, 1978) [22]

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector