0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О проекте Александр Маринеско

Александр Маринеско. Самый неординарный герой Великой Отечественной

Он стал самым эффективным подводником Великой Отечественной войны, но превратил собственную жизнь в авантюрный роман с печальным концом и едва не канул в безвестность.

Имя Александра Маринеско известно далеко не каждому жителю нашей страны, хотя один из его подводных ударов военные эксперты окрестили «атакой века», повторить которую до сих пор не удалось никому.

Несмотря на свой высочайший профессионализм и личную отвагу, он не смог стать примером для подражания. И все потому, что имел сложнейший характер, не церемонился с командирами и политработниками, часто по поводу и без оного посылая их очень далеко. А успех Маринеско у красивых женщин вызывал зависть и злость других офицеров.

Родился Александр Маринеско в 1913 году в Одессе в румынско-украинской семье. Его отец был румынским матросом, который жестоко избил своего командира. Спасаясь от трибунала и каторги, он бежал в Россию, осев в Одессе-маме.

В этом приморском городе беглец быстро наладил контакты с местными контрабандистами и жуликами, которые приняли Иона Маринеско за своего, и предложили поучаствовать в нескольких рискованных операциях

По отдельным сведениям, мужчина пробыл контрабандистом недолго. Он не скатился до уровня простого бандита, а нашел себе работу в морском порту. Ион женился на крестьянке из Херсонской губернии Татьяне Коваль, которая тоже приехала в Одессу в поисках лучшей жизни.

Их сын Александр полностью пошел в отца, переняв его неукротимый и вольнолюбивый нрав. Многие исследователи биографии Александра Маринеско допускают, что мальчик в составе банд таких же босоногих сорванцов мог приворовывать на Привозе, но прямых доказательств его криминального детства не существует.

«Стану настоящим капитаном»

Уже к семи годам Саша плавал как рыба, часами пропадая на берегу, где слушал морские байки, рассказываемые бывалыми рыбаками. И пускай большинство таких историй были обычными выдумками, но морская романтика полностью захватила Сашу, который решил обязательно стать настоящим моряком.

Учиться в обычной школе будущему герою было не интересно, и после 6-го класса в 13-летнем возрасте он сбежал из дома, устроившись помощником матроса на один из кораблей Черноморского флота.

Александр демонстрировал такое рвение и дисциплинированность, что его направили учиться в школу юнг, а уже к 17 годам его имя появилось в списке матросов 1-го класса.

В 1930 году Саша Маринеско, несмотря на серьезный конкурсный отбор, легко поступает в Одесский мореходный техникум. В учебе он демонстрирует невероятное рвение, чрезвычайно радуя этим своих преподавателей.

В 1933 году двадцатилетний Александр получает диплом с отличием и к 20 годам становится помощником капитана корабля «Красный флот». Невероятная даже для того времени карьера!

Удар по детской мечте

Такие специалисты оказались нужны РККА, и уже через несколько месяцев Александр получил комсомольскую путевку на спецкурсы командного состава военного флота.

Это был серьезный удар по самолюбию молодого человека, который видел себя свободным капитаном гражданского судна, а должен был стать военным моряком, беспрекословно подчиняющимся чужим приказам.

По окончании курсов Александра Маринеско направили служить штурманом подводной лодки Щ-306 «Пикша», базировавшейся на Балтийском флоте. Холодная Балтика разительно отличалась от нежного и приветливого Черного моря. Молодого офицера охватила депрессия, которую он все чаще снимал спиртными напитками.

Отличник и разгильдяй

Надеясь на возможное увольнение в запас, он становится агрессивным и не всегда управляемым, не лезет в карман за матерным словцом. Он не задумывается о последствиях несоблюдения субординации, вступает в перепалки при первом удобном случае.

Но во время учебных походов демонстрирует настолько высокий профессионализм, что командование вынуждено в 1936 году присвоить ему звание лейтенанта, а в 1938 году – старшего лейтенанта. Хотя в обоих представлениях на получение звания было указано: «Недостаточно дисциплинирован».

В те годы страна готовилась к будущей большой войне, и разбрасываться такими кадрами, как Александр Маринеско, было сродни диверсии, за которую командиров могли репрессировать и сослать в ГУЛАГ (если не расстрелять).

Расследования пьяных историй, в которых молодой офицер был главным зачинщиком, спускали на тормозах, а полученные Александром взыскания снимались с него практически сразу.

О высоком профессионализме офицера-подводника говорит хотя бы тот факт, что лучшей подводной лодкой Балтийского флота в 1940 году признали субмарину М-96, которой командовал… капитан-лейтенант Александр Маринеско.

Его экипаж установил невероятный даже для сегодняшних подводных лодок рекорд скорости погружений – 19,5 секунды. И это при том, что норматив составлял 35 секунд.

Ну как могло командование уволить со службы такого офицера? И пускай он пьянствовал и дебоширил, в увольнениях посещал жен других офицеров, а политработников прямо называл паразитами, прихлебателями и лизоблюдами…

Бабник и организатор азартных игр

С начала войны подводная лодка М-96 обеспечивала патрулирование Рижского залива, а в свободное от службы время Александр Маринеско веселился в компаниях других офицеров и женщин легкого поведения.

В августе 1941 года прогремел настоящий скандал, когда группу офицеров-подводников уличили в организации азартных игр. Заводилой компании, как всегда, был Маринеско, которого незамедлительно исключили из кандидатов в члены ВКП(б).

Думаете, помогло? В ноябре 1942 года Маринеско провел блестящую военную операцию по скрытой высадке десанта в Нарвской бухте. Десантники разгромили немецкий штаб, в котором должна была находиться шифровальная машина «Энигма». И пускай самой машины в штабе не оказалось, но в руки советского командования попало большое количество сверхважных документов.

За профессионализм и отвагу офицер получил очередное воинское звание капитан-лейтенанта, орден Ленина и был восстановлен кандидатом в члены партии. Хотя в его служебной характеристике все же сохранился пункт о чрезмерном пристрастии к алкоголю.

«Неуправляемый» командир легендарной С-13

Весной 1943 года Александра Маринеско назначили командиром ПЛ С-13, которая почти год стояла на ремонте и не выходила в море. От безделья на базе офицер запил, загулял, благо легкодоступных женщин вокруг материально хорошо обеспеченных подводников всегда крутилось очень много. Он дважды сидел на гауптвахте, получал взыскания по партийной линии.

В октябре 1944 года во время первого же своего выхода в море подводная лодка С-13 обнаружила немецкий транспорт «Зигфрид». Атака четырьмя торпедами не увенчалась успехом, и Маринеско отдал приказ на всплытие. Субмарина расстреляла судно из артиллерийских орудий, после чего скрылась в пучине от развернувшейся на С-13 охоты. За этот поход офицер получил очередной орден Красной Звезды, а все его предыдущие прегрешения были полностью списаны.

К концу 1944 года подлодку С-13 перевели в один из портов Финляндии, вышедшей к тому времени из войны.

В ночь на 1 января 1945 года Александр Маринеско самовольно покинул находившуюся на боевом дежурстве субмарину и направился в гости к новой возлюбленной (шведке).

Оставшийся без командира экипаж встретил Новый год с огромным количеством спиртного, после чего направился выяснять отношения с местным населением. Все закончилось массовой дракой, которая лишь по счастливой случайности обошлась без человеческих жертв.

Командующий Балтфлотом Владимир Трибуц потребовал подвергнуть командира С-13 и весь экипаж суду военного трибунала. Но дал возможность реабилитироваться, направив 9 января в «штрафной» боевой поход.

Фактически подводная лодка С-13 стала единственной «штрафной» субмариной Великой Отечественной войны.

Спасти жизнь и карьеру

Почти месяц С-13 патрулировала указанный квадрат, в который совсем не заходили немецкие корабли. Понимая, что после возвращения на базу он предстанет перед судом военного трибунала, Маринеско принимает самовольное решение изменить квадрат патрулирования. Пытавшийся выразить возмущение вопиющим нарушением приказа политработник был незамедлительно послан куда подальше, а лодка направилась в сторону осажденного города Кенигсберга.

30 января Александр Маринеско увидел в перископе огромный плавучий госпиталь «Вильгельм Густлофф», который до войны был круизным лайнером. По непонятным причинам он шел без конвоя и мог стать отличной целью для торпед С-13.

Командир лично вывел свою субмарину на ударную позицию. Каждая из трех выпущенных торпед поразила цель, и «Вильгельм Густлофф», на борту которого находилось около 10,5 тыс. человек, затонул. В немецких документах указывается, что в результате атаки С-13 погибли 4855 человек, включая 405 курсантов-подводников, которые могли укомплектовать несколько десятков экипажей немецких субмарин.

10 февраля в районе Данцигской бухты С-13 атаковала санитарный транспорт «Штойбен», на котором находилось более 4 тысяч раненых и беженцев. Корабль в течение нескольких минут затонул, а спасти удалось лишь 659 человекам.

Позднее Александр Маринеско признавался, что принял это вооруженное зенитными орудиями судно за легкий крейсер «Эмден».

Вместо славы — «плевок в душу»

«Штрафной» экипаж вернулся на базу в роли героев. Всем подводникам простили старые грехи, командира предложили наградить золотой Звездой Героя Советского Союза.

Но командир бригады Лев Курников пошел на принцип, рекомендовав вручить Маринеско орден Красного Знамени, чем «до смерти» обидел офицера.

В следующем боевом походе Александр Маринеско не проявлял особой активности в поиске целей, пьянствовал на борту, а результаты самого похода признали неудовлетворительными.

По окончании войны на пьяные выходки Маринеско перестали смотреть сквозь пальцы. В сентябре 1945 года его отстранили от командования подводной лодкой, понизили в звании с капитана третьего ранга до старшего лейтенанта (сразу на две ступени) и назначили командиром тральщика Т-34.

Такого оскорбления морская душа Александра снести не могла, и 30 ноября 1945 года ему удалось уволиться в запас. В течение четырех лет он служил помощником капитана торгового судна, а в 1949 году перешел работать директором Ленинградского института переливания крови.

Там герой-подводник проворовался, после чего три года провел в колымских лагерях.

В 1953 году Александр Маринеско вернулся в Ленинград, где ему помогли устроиться начальником отдела снабжения на ленинградском заводе «Мезон».

Он сильно болел, до 1960 года, пока друзья не добились отмены его разжалования, получал мизерную пенсию. Умер 25 ноября 1963 года в возрасте 50 лет.

Восстановление славного имени

Из полного забвения Александра Маринеско вернули времена перестройки и гласности. Сначала в газете «Известия» была опубликована статья о капитане ПЛ С-13, который оказался самым результативным советским подводником по суммарному тоннажу пущенных на дно фашистских кораблей.

Михаил Горбачев был шокирован, узнав, насколько нагло сотрудники политуправления флота затирали талантливого моряка, лишая его заслуженных наград и званий.

Выяснилось, что еще в 1977 году скульптор Валерий Приходько на собранные среди моряков деньги воздвиг в Лиепае памятник Александру Маринеско и членам его героического экипажа. Но в ту же ночь по прямому приказу из Москвы фамилию капитана и слово «героическому» с памятника спилили.

Общественный резонанс был настолько сильным, что 5 мая 1990 года Президиум Верховного Совета СССР присвоил Александру Ивановичу Маринеско звание Героя Советского Союза (посмертно).

Маринеско Александр Иванович: биография, семья и подвиг героя-подводника

В мае 1990 года правительственным указом был посмертно награждён звездой Героя Советского Союза один из самых прославленных советских подводников Александр Иванович Маринеско, краткая биография которого легла в основу этой статьи. Долгие годы его имя замалчивалось из-за целого ряда обстоятельств, снискавших ему скандальную известность и затмивших собой ратные подвиги.

Молодой черноморский моряк

Будущий легендарный подводник родился 15 января 1913 года в одном из приморских районов Одессы. Его отец, Ион Маринеско, был румынским рабочим, а мать, Татьяна Михайловна Коваль, крестьянкой из Херсонской губернии. Отучившись 6 классов и едва достигнув 13-летнего возраста, он устроился на одно из судов Черноморского флота учеником матроса. С этих пор биография Александра Ивановича Маринеско неразрывно связана с морем. Его усердие и терпение были замечены, и скоро способного парня определили в школу юнг, после которой он уже числился в составах судовых команд не учеником, а полноправным матросом 1 класса.

Продолжив образование в Одесском мореходном техникуме и окончив его в 1933 году, Александр Иванович несколько лет ходил на судах «Ильич» и «Красный флот» в качестве третьего, а затем второго помощника капитана. Те, кто был знаком с ним, впоследствии рассказывали, что в молодости Маринеско отнюдь не планировал становиться военным моряком, а отдавал предпочтение торговому флоту. Возможно, в этом сыграл роль его отец, несколько лет проработавший матросом на различных гражданских судах, и, несомненно, много рассказывавший сыну о своих путешествиях.

Комсомольская путёвка во флотскую жизнь

Крутой поворот в биографии Александра Ивановича Маринеско произошёл в 1933 году, после того как он, вместе с группой других молодых моряков, получил комсомольскую путёвку на спецкурсы командного состава военного флота. В те годы это было равносильно приказу, и отказаться значило перечеркнуть всю свою будущую карьеру, где бы ни пытался её устроить. Так, местный комитет комсомола сделал за него выбор дальнейшего жизненного пути. Впрочем, подобные примеры были отнюдь не редкостью в довоенные годы.

После окончания курсов Маринеско вступил в должность штурмана на подводной лодке, носившей название «Пикша», а затем, пройдя дополнительное обучение, был повышен вначале до помощника командира субмарины Л-1, а затем занял командирское место в подводной лодке М-96. К началу войны плечи молодого подводника Александра Ивановича Маринеско уже украшали погоны капитан-лейтенанта.

Пагубное пристрастие

В первые дни войны подлодку, которой командовал Маринеско, перебазировали в Таллин, откуда она выходила на боевые дежурства в акваторию Рижского залива. Несмотря на отсутствие в те дни сколько-нибудь серьёзных достижений, свой боевой долг Александр Иванович исполнял добросовестно, вот только водился за ним грешок, не столь уж редкий на Руси ─ любил он выпить, а уж во хмелю чего только с ним не случалось. И свою биографию Александр Иванович Маринеско безнадёжно портил этим пагубным пристрастием.

Неприятности начались в августе 1941 года, после того как получил огласку факт пьянства и организации азартных игр среди офицеров дивизиона, к которому была приписана его подлодка. Маринеско, одним из первых фигурировавший в списке участников загула, был лишён звания кандидата в члены партии, а командира дивизиона отдали под трибунал и приговорили к 10 годам лагерей, но с отсрочкой исполнения приговора и немедленной отправкой на фронт.

Отчасти восстановить свою репутацию Александру Ивановичу удалось лишь на следующий год, когда после удачно проведённой боевой операции он был награждён орденом Ленина и восстановлен кандидатом в члены партии. Тогда же Маринеску открыл счёт потопленным вражеским кораблям, атаковав в середине августа 1942 года судно, входившее в состав крупного немецкого транспортного конвоя.

Командир подлодки «С-13»

В конце декабря за проявленный героизм и высокие боевые результаты Маринеско Александру Ивановичу было присвоено звание капитана 3-го ранга. Однако и в эту «бочку мёда», вновь назначенный, командир дивизиона добавил «ложку дёгтя», отметив в характеристике, что его подчинённый склонен к частым выпивкам. Тем не менее отличившегося и получившего повышение офицера назначили командиром подводной лодки С-13, на которой ему было суждено прослужить до сентября 1945 года и совершить свой главный подвиг. Её фото представлено ниже.

Александр Иванович Маринеско в течение 1943 года практически не выходил в море, так как выполнял целый ряд задач, связанных с подготовкой пополнения личного состава подводного флота Балтики. Однако жизнь на берегу таила в себе много соблазнов, противостоять которым он был не в силах. Дважды в течение этого года «пьяные истории» заканчивались для него гауптвахтой с последующими взысканиями по партийной линии.

В конце октября 1944 года Маринеско вновь принял участие в боевых операциях, и в одной из них обнаружил, а затем длительное время преследовал немецкое транспортное судно. Потопить его торпедами не удалось, но в результате удачных попаданий из бортовых орудий, судну были причинены серьёзные повреждения, и, отбуксированное в порт простояло в ремонте до конца войны. За этот поход Александр Иванович был награждён орденом Красного Знамени.

Неприятная история

Наступивший победный 1945 год Маринеско встретил очередным «приключением», после которого лишь с большим трудом сумел избежать трибунала. Незадолго до этого подлодка, которой он командовал, получила серьёзные повреждения во время артиллерийской дуэли с немецким судном «Зигфрид» и в течение длительного времени находилась на ремонте в порту финского города Турку.

К концу декабря командир пустился в очередной загул и в праздничную ночь исчез с подлодки. На следующий день он не вернулся, после чего был объявлен в розыск. Как оказалось впоследствии, на берегу Маринеско познакомился со шведкой, державшей в городе ресторан, и воспользовался гостеприимством любвеобильной хозяйки.

Угроза попасть под трибунал

Надо заметить, что личная жизнь командира не складывалась, и виной тому была водка. Незадолго до описываемых событий развалился уже третий по счёту брак, и Маринеско Александр Иванович, жена и дочь которого не пожелали терпеть его пьяных выходок, явно ощущал дефицит женской ласки.

За самовольное оставление в военное время боевого корабля ему грозил трибунал, но высокое начальство решило отсрочить наказание и дать проштрафившемуся подводнику шанс искупить вину. Поэтому боевой поход, в который Маринеско отправился в начале января, по сути, решал судьбу его дальнейшей жизни. Только из ряда вон выходящий успех в боевой операции мог спасти его от неминуемого наказания. Это понимали все, и, разумеется, в первую очередь сам командир подлодки ─ Александр Иванович Маринеско.

Атака века, начавшаяся с должностного преступления

Почти три недели подлодка Маринеско находилась в заданной ей акватории, тщетно пытаясь обнаружить противника. Наконец он принял решение, вопреки приказу командования, изменить курс подлодки и продолжить «охоту» в ином квадрате. Трудно сказать, что заставило его пойти на столь вопиющее нарушение устава.

Было ли это проявление интуиции, азарта, или на путь должностного преступления толкнуло его обычное русское «семь бед ─ один ответ», уже никто не может сказать с уверенностью. Вероятнее всего, сыграла роль крайняя необходимость реабилитироваться за прежние грехи, или, проще говоря, совершить подвиг. Александр Иванович Маринеско, как говорится, пошёл ва-банк.

Потопление корабля-гиганта

Так или иначе, но, покинув заданный квадрат, подводники вскоре обнаружили крупное транспортное судно противника «Вильгельм Густлофф» (его фото представлено ниже). Это был довоенный круизный лайнер водоизмещением 25 тыс. тонн, использовавшийся для нужд армии и шедший в данный момент почти без конвоя. Тяжёлое положение, сложившееся к концу войны, не позволяло немцам обеспечивать должное прикрытие своих транспортных судов.

На борту «Густлоффа», как выяснилось впоследствии, находилось более 10 тыс. человек, в подавляющем большинстве являвшихся беженцами из районов Восточной Пруссии, то есть стариками, женщинами и детьми, что дало впоследствии основание определённым кругам обвинить Маринеско в уничтожении мирных граждан. Возразить им можно лишь то, что, во-первых глядя в перископ, подводники не могли определить состав пассажиров судна, а во-вторых, кроме беженцев, на борту находилось достаточно большое количество военных, передислоцируемых для ведения боевых действий.

Незаметно подобравшись к вражескому судну, подводники выпустили по нему 3 торпеды, каждая из которых успешно поразила цель. Впоследствии органы советской пропаганды назвали этот удар «атакой века». Вражеский транспорт был отправлен на дно, а вместе с ним — почти половина тех, кто находился на его борту. По данным, собранным военными историками, в результате той атаки погибло 4855 человек, из которых 405 были курсанты-подводники, 89 ─ члены экипажа, 249 ─ женщины, проходившие на флоте военную службу и 4112 ─ беженцы и раненые (в том числе около 3 тыс. детей).

Продолжение боевой операции

За все годы войны теплоход «Вильгельм Густлофф» был крупнейшим из судов подобного типа, уничтоженных советскими моряками, и вторым по количеству жертв, уступив лишь транспортному судну «Гойя», отправленному на дно подлодкой «Л-3». На нём погибло более 7000 человек.

Благополучно скрывшись с места, где, заваливаясь на корму, погружался в море немецкий теплоход, экипаж «С-13» продолжил охоту. В том же квадрате 10 дней спустя подводники обнаружили и потопили ещё одно неприятельское судно «Генерал Штойбен», также весьма внушительное по своим размерам и имевшее водоизмещение 15 тыс. тонн. Таким образом, боевой поход, предпринятый экипажем «С-13» в период с января по февраль 1945 года стал самым результативным рейдом советских подводников за всю историю этого рода войск.

«Плавучий штрафбат»

В те дни биография и фото Александра Ивановича Маринеско появились на страницах многих советских газет, однако командование флота не торопилось представлять к наградам ни его, ни остальных членов команды. Слишком скандальную славу снискал командир своими пьяными выходками. Кстати, и экипаж вверенной ему подлодки был укомплектован по большей части из тех, у кого были серьёзные проблемы с дисциплинарным уставом. Так что субмарину «С-13» в шутку называли «плавучим штрафбатом».

Уже в самом конце войны Маринеско предпринял ещё один ─ последний в своей жизни боевой поход, на этот раз неудачный и безрезультативный. Те, кто общался с ним в тот период, рассказывали, что у Александра Ивановича начались приступы эпилепсии, спровоцированные всё усиливавшимся пьянством. На этой почве значительно обострился и конфликт с начальством. В результате в сентябре 1945 года был издан приказ о его отстранении от занимаемой должности и разжаловании до звания старшего лейтенанта.

Превратности судьбы

Послевоенная биография Александра Ивановича Маринеско выглядит крайне печально и нелепо. Уволившись вскоре с военной службы, он некоторое время выходил в море на различных торговых судах, а в 1949 году, к полной неожиданности для всех, занял должность директора Ленинградского института переливания крови. Каким образом бывшего моряка занесло в сугубо медицинскую сферу, неизвестно, но только очень скоро его уличили в крупных хищениях и приговорили к 3 годам лишения свободы. Так судьба занесла героя-подводника на Колыму.

Освободившись из заключения и не имея ни дома, ни семьи, Александр Иванович Маринеско в течение двух лет работал топографом в составе нескольких геологических экспедиций, а затем, вернувшись в Ленинград в 1953 году, устроился на должность начальника отдела снабжения завода «Мезон». Скончался он 25 ноября 1963 года после тяжёлой болезни и был похоронен на Богословском кладбище.

Память героя

Уже в период перестройки газета «Известия» инициировала процесс реабилитации героя-подводника, и 5 мая 1990 года личным указом президента СССР М. С. Горбачёва, ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. С этого времени его боевой путь стал широко освещаться в СМИ, а спустя 7 лет недалеко от кладбища, где похоронен герой, по адресу Кондратьевский пр., 47, открылся Музей подводных сил России, названный именем Александра Ивановича Маринеско. Фото военных лет, модели субмарин и подлинные экспонаты выставки рассказывают о славном боевом пути советских и российских моряков.

В наши дни памятники посмертно реабилитированному герою-подводнику установлены в Санкт-Петербурге, Кронштадте, Одессе и Калининграде. Ему посвящены несколько художественных и документальных фильмов, а также литературных произведений. В частности, кратко подвиг Александра Ивановича Маринеско описан в романе «Траектория краба», автором которого является немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии Гюнтер Грасс. Кроме того, именем героя названы улицы во многих городах России.

Александр Маринеско: что известно о герое Великой Отечественной

Один из самых неоднозначных героев Великой Отечественной войны, Александр Маринеско и его биография до сих пор остаются предметом ожесточенных споров историков и библиографов. Информация о его жизни, судьбе и подвигах настолько противоречивая, что кажется, в разных изданиях, газетах и книгах написано о двух совершенно разных людях.

Сходятся лишь некоторые факты. Так, доподлинно известно и никем не оспаривается, что Александр родился в Одессе, в 1913 году в семье румынского рабочего (бывшего матроса) И. Маринеску. Горячий нрав отца, который за избиение офицера был посажен в карцер в 1893 году и которого ждала смертная казнь, с чем он был не согласен, и, переплыв Дунай, оказался в Российской Империи, передался и сыну. С детства Александр отличался буйством характера, взрывным темпераментом и резкостью суждений.

Правда, не был он и лишен талантов. Так, в 17 лет от блестяще окончил школу юнг и был принят в Одесский мореходный техникум, по окончании которого, в 1933 году, становится помощником капитана торгового судна «Красный флот». Первая же выписка из личного дела (архивы Минобороны СССР, РФ) гласила: «. Недостаточно дисциплинирован. Свою специальность знает хорошо. Руководить личным составом может под постоянным руководством. Выводы: обратить внимание на повышение дисциплинированности. «

Дисциплинированным А. Маринеско так и не стал. Но так как под его командованием М-96 стала лучшей в Балтийском флоте и в предчувствии скорого приближения войны, ему многое прощалось командованием. В том числе — затяжное пьянство и разгульную жизнь, которую он вел.

В самый разгар военных действий, когда ситуация на фронтах была особенно сложной, в октябре 1941, Маринеско был исключен из кандидатов в члены партии ВКП(б) «. за организацию азартных игр и злоупотребление спиртным. » пишет М. Морозов в своей книге «Гибель «Вильгельма Густлова»: правда и домыслы».

Но и это не остановило отчаянного подводника. За годы войны он стал самым результативным советским подводником, потопившим в общей сложности 42 557 брутто-регистровых тонн судов противника. Среди крупных военных успехов Маринеско — попытка захвата в ноябре 1942 года немецкой шифровальной машины «Энигма» (хотя она не увенчалась успехом, но была высоко оценена руководством флота и страны и Александр был награжден Орденом Ленина), атака в апреле 1943 г. немецкого корабля «Зигфрид» (награжден Орденом Красной Звезды), потопление зимой 1945 г. двух военных кораблей противника — «Вильгельм Густлофф» и «Штойбен».

До этого, за систематические нарушения дисциплины и более крупные проступки (Маринеско вступил в связь со шведкой во время ремонта С-13 в Финляндии в ноябре-декабре 1944 г.), ему грозил трибунал. В качестве отсрочки наказания в непростое военное время, когда страна нуждалась в героях, Маринеско оказался в «штрафной лодке», аналоге штрафного батальона. Поэтому атаковать «Вильгельм Густлофф» он отправился, очевидно, с твердым намерением совершить подвиг.

Однако и здесь все не так однозначно. По оценкам историков, на борту этого судна находились не только военные. Преимущественно здесь были раненые и гражданское население — беженцы из Восточной Пруссии, женщины, старики, дети. Всего — более 10 тысяч человек.

В своих подробных исследованиях масштабов той катастрофы историк Г. Шен утверждал, что, по сути, лайнер сам нарушил правила перевозки людей в военное время — на нем не было красного креста, он не мог перевозить военные грузы (которые на нем были и т. п.). То есть, по сути, оправдывал действия Маринеско, который был осуждаем в большинстве несоветских источников.

Но и советские прославленные военачальники, например, легендарный создатель советского военно-морского флота, адмирал Н. Кузнецов говорил о Маринеско так: «. В сложной и беспокойной натуре командира «С-13» высокий героизм, отчаянная храбрость уживались с множеством недостатков и слабостей. Сегодня он мог совершить героический подвиг, а завтра — опоздать на свой корабль, готовящийся к выходу на боевое задание, или каким-либо другим образом грубо нарушить воинскую дисциплину. К многочисленным серьезным проступкам Маринеско на службе и в быту я, как адмирал, отношусь совершенно определенно — отрицательно. Но зная его смелость, решительность и умение добиваться крупных боевых успехов, я готов многое простить ему и воздать должное за его заслуги перед Родиной. «

И до сих пор Александр Маринеско остается самым неоднозначным героем Великой Отечественной войны.

Александр Маринеско не был ангелом.

15 января родился подводник № 1 Александр Маринеско

История знает немало случаев, когда воинский подвиг, совершённый на поле брани долгое время остаётся в тени и только потомки их оценивают по заслугам. Бывает и так, что в годы войны крупным по масштабу событиям не придают должного значения. Донесения о них подвергается сомнению и приводит людей к удивлению и восхищению. Такая судьба постигла балтийского героя-подводника капитана 3 ранга Александра Ивановича Маринеско.

Фашистская Германия неудержимо катилась в пропасть. Пламя войны уже бушевало на земле третьего рейха. Час возмездия приближался. В начале февраля 1945 года в Крыму собрались главы правительства союзных держав, чтобы обсудить меры, обезпечивающие окончательный разгром нацисткой Германии и наметить пути послевоенного устройства мира. На первом же заседании в Ливадийском дворце в Ялте Уинстон Черчилль спросил у Сталина, когда советские войска захватят Данциг. Здесь было сосредоточено большое количество немецких подводных лодок, и здесь же находилась германская школа подводного плавания. Плавучей казармой для подводников служило пассажирское судно «Wilhelm Gustloff».

Среди прочих легенд история жизни и боевых подвигов «подводника № 1» Александра Маринеско особенно любопытна. Она дошла до наших дней в такой фальшивой красивости, опутанная таким количеством небылиц, что, если бы не помощь немецких исследователей, долго бы мы еще плутали в её лабиринтах, всякий раз принимая чей-то вымысел за правду.

Маринеско — личный враг фюрера

Существует красивый миф о том, что Гитлер лично объявил Маринеско своим врагом № 1, а по всей Германии трехдневный траур по случаю гибели «Вильгельма Густлоффа»

Навести справку о герое проще простого. Открываем Большой энциклопедический словарь и читаем:

МАРИНЕСКО Александр Иванович (1913 — 1963), моряк-подводник, капитан 3-го ранга, Герой Советского Союза (1990, посмертно). В Великую Отечественную войну, командуя подводной лодкой С-13 (1943 — 1945), потопил в районе Данцигской бухты 30 января 1945 года немецкий суперлайнер «Вильгельм Густлоф» (имевший на борту свыше 5 тысяч солдат и офицеров, в том числе около 1 300 подводников) и 10 февраля — вспомогательный крейсер «Генерал Штойбен» (свыше 3 тысяч солдат и офицеров). После войны работал в ленинградском пароходстве, затем на заводе.

Практически то же самое написано в одном из залов Военно-морского музея, на стенде, посвещённом подводникам Балтики. А если мы поспрашиваем людей, то узнаем ещё несколько интригующих подробностей. Например, что после гибели «Густлофа» — одного из лучших кораблей Германии — Гитлер объявил в стране трёхдневный траур, а капитана Маринеско назвал своим личным врагом.

Теперь же обратимся к свидетельству Гейнца Шена, человека, находившегося на борту «Густлофа» и уцелевшего в страшной катастрофе.

Сейчас он живёт в небольшом городке Бад Зальцуфлен недалеко от Дюссельдорфа и занимается исследованием всех обстоятельств этой самой крупной за всю историю человечества морской трагедии.

Никакого траура по погибшему кораблю в Германии не объявляли. Более того, всем спасённым из морской пучины немцам было строго-настрого запрещено рассказывать об этой трагедии, чтобы не вызвать панику среди сотен тысяч беженцев, ожидавших в Данциге и Готенхафене (так немцы называли Гдыню) эвакуации морем .

Скорее всего, здесь произошла путаница. В 1936 году в Давосе был убит настоящий Вильгельм Густлоф — сподвижник фюрера по нацистской партии. Гитлер действительно устроил трёхдневный траур и на похоронах объявил своим личным врагом еврейского студента-террориста Давида Франкфуртера, застрелившего этого высокопоставленного фашиста. Потом именем «Вильгельм Густлоф» был назван один из самых больших немецких лайнеров.

Естественно, что в 1945 году Гитлеру было уже не до того, чтобы приумножать список своих личных врагов. Да и вряд ли он успел узнать имя человека, пустившего ко дну немецкий «корабль мечты».

«Атака века»

Теперь разберёмся с тем, кого же потопил Александр Маринеско.

Лайнер «Вильгельм Густлоф» был плавучей казармой 2-й учебной дивизии подводного плавания. Уходя в свой последний рейс из осаждаемого частями Красной Армии Готенхафена, он принял на борт 918 моряков-подводников и почти 9 000 беженцев, среди которых большинство составляли женщины и дети. Если учесть, что существовал приказ брать на судно только матерей с тремя и более детьми, то приблизительно число детей равнялось четырём тысячам.

После выхода в прошлом году книги нобелевского лауреата Гюнтера Грасса «Траектория краба», повествующей о всех перипетиях «атаки века», в Германии разгорелись жаркие дискуссии. Но, как рассказал историк Юрий Лебедев, никто из немцев не ставит в вину Маринеско торпедирование пассажирского судна. Лайнер был окрашен в серый цвет, имел вооружение, перевозил не только раненых и беженцев, но и военных моряков, сопровождался на всём протяжении пути эсминцем. То есть по всем понятиям военного времени был законной целью для наших подводников. Возмущение общественности вызвали преступно-халатные действия немецкого командования.

Из объяснительной записки военного коменданта «Густлофа» Вильгельма Цана, которая у нас в стране еще не публиковалась, видно, какой бардак творился перед отходом судна и сколько ошибок сделали люди, отвечавшие за безопасность перехода.

«Вильгельм Густлоф» около пяти лет стоял на приколе в Готенхафене. Судовая команда была сокращена до минимума, а перед выходом в море её пришлось набирать из случайных людей.

Готовясь к переходу, Цан получил данные разведки о том, что в районах, через которые будет двигаться судно, появление советских подводных лодок не наблюдалось.

Вышли в море в сопровождении только двух военных кораблей: эсминца «Леве» и торпедолова «TF1».

«Вильгельм Густлоф» шёл со скоростью всего лишь 12 узлов. Кораблём управляли поочередно два молодых капитана торгового флота. Когда Цан потребовал от них увеличить ход и следовать противолодочным маневром (специальный зигзаг, затрудняющий расчёт торпедной атаки), ему ответили, что после недавнего ремонта винта, сделанного на скорую руку, судно не может развивать большей скорости. А противолодочный маневр они не в состоянии применить из-за сильного волнения моря и запрета покидать глубоководный фарватер.

Вскоре торпедолов «TF1» доложил о течи в своем корпусе — в местах сварки шва и попросил разрешения вернуться в Готенхафен.

Охранять транспорт от подводных лодок остался только один эсминец. Он шёл справа и прослушивал своей акустической аппаратурой пространство со стороны моря. Таким образом, со стороны берега «Густлоф» оказался беззащитен.

Этим-то и воспользовался мастер подводных атак Маринеско. Ночью, когда над Балтикой бушевала метель, он сумел разглядеть силуэт большого транспорта. После нескольких часов погони морской волк вышел на точку атаки со стороны мелководного берега и выпустил сразу три торпеды.

Когда с интервалом в 2 — 3 секунды корабль сотрясли взрывы, все офицеры собрались на мостике. Беженцам был дан приказ подниматься на верхнюю палубу. По рации связались с эсминцем «Леве» и потребовали преследовать советскую подводную лодку. Но приказ почему-то выполнен не был.

Из-за сильного обледенения судна и гибели части экипажа удалось спустить на воду лишь 5 — 6 спасательных шлюпок.

Поднялась паника, но людей пытались успокоить, объясняя, что судно просто село на мель. Крен на левый борт быстро нарастал. Большая часть высокопоставленных офицеров погрузилась на катер и перебралась на эсминец «Т-36», подошедший на сигналы бедствия. Вдруг поблизости появился тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер». Все думали, что он спустит катера и поможет спасать барахтающихся в ледяной воде женщин и детей. Но командир, видимо, оценил обстановку иначе. Грозный корабль, как «Летучий Голландец», растворился в ночи, бросив на произвол судьбы тысячи людей, взывавших о помощи.

Итог оказался страшным. Только 1 239 человек сумели выжить после страшной атаки. В основном это были подводники и члены экипажа.

Таким образом, на 390 погибших немецких подводников пришлось 8 537 мирных граждан, в основном женщин и детей. Эта катастрофа по масштабу эквивалентна крушению пяти «Титаников» одновременно.

Маринеско мог бы попасть в «Книгу рекордов Гиннесса», но трагические рекорды там регистрировать отказываются. На втором месте, кстати, оказалась бы другая советская подлодка — Л-3 под командованием Коновалова В. К., затопившая транспорт «Гойи» с 5 — 7 тысячами пассажиров (тоже беженцы).

Но зато, как пишут до сих пор в различных изданиях, после «атаки века» Александр Маринеско не пошёл на базу, а продолжил поход. И 10 февраля 1945г. торпедировал ещё один корабль. На этот раз мощный крейсер.

Роковая приписка Александра Маринеско

Цель двигалась в сопровождении трёх миноносцев с притушенными ходовыми огнями. Видимость была неважная, и Александр Маринеско классифицировал её как лёгкий крейсер «Эмден». После 4 с половиной часов погони он вышел на боевой курс и поразил корабль двумя торпедами из кормовых аппаратов. По возвращении из такого «рыбного» похода командование представило Маринеско к званию Героя Советского Союза. В наградном листе так и говорится: за уничтожение немецкого крейсера типа «Эмден». Далее следует длинное перечисление вооружения и тактико-технических характеристик этого корабля.

Получив очень приличную премию за потопленный крейсер (мало кто знает, что подводникам давали деньги за каждую победу: транспорт оценивался в 3 000 рублей, крейсер стоил 20 000), Маринеско принялся на широкую ногу отмечать свой успех.

И тут как гром среди ясного неба пришло известие. Крейсер «Эмден» вместо того, чтобы лежать на дне Балтики, преспокойненько стоит на ремонте в Киле. Само собой разумеется, что в день, когда его топили наши подводники, с верфи он никуда не отлучался. Разразился грандиозный скандал. В конце концов выяснилось, что кормить рыб отправился транспорт «Штойбен», перевозивший раненых. Погибло 3 608 человек. О звании Героя можно было забыть. Начались безконечные разбирательства по партийной линии. Подводника № 1 обвинили в очковтирательстве, лжи и прочих грехах. А поскольку он был человеком честолюбивым и легкоранимым, эта история выбила его из колеи окончательно.

На берегу у Александра Маринеско были проблемы с дисциплиной и раньше, но начальство закрывало на них глаза. Однажды за очередные кабацкие подвиги его пытались отстранить от командования лодкой, но помог экипаж. Матросы просто отказались выходить в море с другим командиром. На этот раз, когда война уже была позади, дело кончилось увольнением из Военно-морского флота и понижением в звании на две ступени.

Дальше жизнь героя-подводника Александра Маринеско покатилась под откос. Он устроился работать заместителем директора института по переливанию крови, но не сошелся характером со своим начальником. Жуликоватый директор, чтобы избавиться от неугодного подчиненного, подвел его под уголовное дело. В результате — тюрьма. Вернувшись в 1951 году из «мест не столь отдаленных» , работал грузчиком, топографом, а потом устроился на завод «Мезон», где трудился до 1960 г.

Маринеско умер от рака 25 ноября 1963 года.

Одни считают, что легендарный подводник просто спился и сам виноват во всех своих бедах. Другие намекают на козни и происки завистников. Но трудно не заметить, что после той злополучной атаки удача как будто повернулась спиной к своему любимчику.

Долгие годы имя Александра Маринеско пытались вычеркнуть из летописи войны. Как будто не было четырёх громких побед, как будто не его опыт и мастерство помогли субмарине с несчастливым номером 13 пройти через все преграды и опасности (из 13 подводных лодок класса «С» уцелела только одна).

Только в 1990 году после активной кампании в средствах массовой информации Александр Маринеско посмертно был удостоен Золотой Звезды Героя.

Однако и до сих пор отношение к Маринеско неоднозначное. Многих продолжает пугать его далеко не харизматический облик.

Но война — страшная штука. Красивой и правильной она бывает лишь в кинофильмах. Поэтому нам давно пора понять, что победу для страны добывали не рыцари без страха и упрека, а простые люди из плоти и крови. Люди со своими слабостями и недостатками.

И кто сказал, что они не могут быть героями?

Валерий МИШАКОВ (газета «Московский Комсомолец в Питере» 19.02.2003г.)

Мемориал капитану 3 ранга А. И. Маринеско в Нижнем Новгороде

Отношение к Маринеско никогда не были однозначным.

Маринеско Александр Иванович

Биография Александра Маринеско

Герой Советского Союза, Александр Иванович Маринеско родился 15 января 1913 года в Одессе в рабочей семье. Выросший возле моря, с детства Александр мечтал стать моряком. После шести лет трудовой школы, ему удаётся стать учеником матроса. Сумев себя хорошо зарекомендовать, юный Маринеско получает направление в школу юнг, после окончания которой продолжает обучение в Одесском мореходном техникуме. В двадцать лет сбывается его мечта работать на флоте, и Александр Маринеско в качестве третьего, а потом второго помощника капитана, совершает рейсы на пароходах.

В 1933 года Маринеско отправляют на специальные штурманские классы курсов командного состава Красного Флота. После их окончания, он становится руководителем штурманской боевой части на подлодке «Щ-306» на Балтийском флоте. В 1936 году ему присвоено звание лейтенанта. В 1938 году, как гром среди ясного неба следует увольнение Маринеско с запретом занимать должности даже в торговом флоте. Причиной стало происхождение Александра Ивановича (его отец – румын, в 1893 сбежавший в Одессу из Румынии из-под ареста) и наличие родственников за границей. Маринеско, будучи гордым и самолюбивым человеком, не стал писать просьбы о восстановлении, несмотря на то, что вся жизнь его и мечты были связаны с морем. К счастью, по неизвестной до сих пор причине, уже через месяц лейтенант Маринеско восстановлен в должности и ещё через два месяца становится старшим лейтенантом.

Окончив учёбу в отряде подводного плавания, Александр Иванович Маринеско служит помощником командира, потом командиром подводной лодки М-96. Под его руководством экипаж подлодки в 1940 году становится лучшим по боевой и политической подготовке. Сам командир получает повышение звания — становится капитан-лейтенантом, и награждается именными золотыми часами.

С началом Великой Отечественной войны, Маринеско вместе с экипажем своей подлодки были переправлены в Рижский залив и долго не принимали участия в боевых операциях. Вынужденное безделье сказалось на дисциплине моряков. В конце 1941 года Александра Ивановича даже лишили кандидатского статуса в члены партии за пьянство и азартные игры в карты. Наконец, в августе 1942 подлодка М-96 под командованием Маринеско приняла бой с немецкой плавбатареей. Сведения о том, удалось ли выпуском двух торпед повредить вражеские судна, разнятся. Несмотря на то, что не все действия командира в этом походе, соответствовали необходимости (подлодка покинула позиции, вовремя не подняла флаг, из-за чего, чуть была не затоплена своими), тем не менее, Маринеско наградили орденом Ленина. К концу этого же года он был восстановлен как кандидат в ВКП(б) и ещё через несколько месяцев стал членом партии и капитаном 3-его ранга.

В 1942 и начале 1943 года, продолжая службу на М-96, экипаж во главе с Маринеско совершил ещё три боевых выхода, но победами отмечен не был. С апреля 1943 года по сентябрь 1945 года, судьба Александра Ивановича Маринеско связана с другой подводной лодкой «С-13». В качестве командира Маринеско совершил три боевых похода «С-13». Октябрь 1944 года ознаменовался атакой на немецкий траулер «Зигфрид» с существенным повреждением судна. Маринеско получил орден Красного Знамени.

Подводная «Атака века» Александра Маринеско

В конце 1944 года, у командира очередные проблемы с дисциплиной: он самовольно оставил корабль на два дня в финском порту, будучи в нетрезвом состоянии. Командующий Балтийским флотом даже собирался отдать Маринеско под военный трибунал. Дав шанс оправдаться в боевой обстановке, адмирал В.Ф. Трибуц в начале 1945 года отправляет подлодку «С-13» в боевой поход. Во время этого, пятого по счету боевого похода Маринеско становится подводником №1 для всех советских людей, совершив затопление сразу двух крупных вражеских кораблей.

30 января 1945 года после атаки, руководимой А.И. Маринеско, пошёл ко дну «Вильгельм Густлов», огромный лайнер, на котором находилось более 2 тысяч немецких военных, в том числе 406 специалистов-подводников, множество гауляйтеров и нацистских руководителей, офицеров гестапо и СС и несколько тысяч гражданских лиц. По сути своей, этот когда-то бывший туристическим лайнер, стал базой для учёбы немецких подводников. Военные специалисты назвали операцию морской атакой века.

Через десять дней после этого подвига, экипаж «С-13» совершает второй. Немецкое судно «Генерал фон Штойбен» на борту которого находилось более 3 тысяч немецких офицеров и солдат, пытавшихся эвакуироваться через Данцигскую бухту, было потоплено атакой советской подлодки прорвавшейся сквозь сторожевое охранение. За этот поход Маринеско представили к званию Героя Советского Союза, однако, возможно из-за прошлых прегрешений, вместо Золотой Звезды ему дали орден Красного Знамени.

Военный поход апреля-мая 1945 года Маринеско славы не добавил. Стали поступать жалобы на его пренебрежение служебными обязанностями и пьянство. После окончания войны были попытки разжаловать его в звании. На него неоднократно накладывали дисциплинарные взыскания.

Проработав на торговом флоте до 1949 года, Маринеско был списан на берег по состоянию здоровья. Работая замдиректора НИИ переливания крови в Ленинграде, получил срок 3 года за хищения и прогулы. В 1953 году судимость была снята по амнистии. Он продолжил работу в Ленинграде на заводе «Мезон» в должности руководителя группы снабженцев. Умер Маринеско в 1963 году от тяжёлого онкологического заболевания. Его имя долго стирали в советской истории, но справедливость восторжествовала – в 1990 году посмертно Александру Ивановичу Маринеско, лидеру среди подводников СССР по общему тоннажу потопленных вражеских судов, было присвоено звание героя Советского Союза.

Подводник с душой корсара. Подлинная история Александра Маринеско

Сын румынскоподданого

Ему надо было родиться во времена пиратской вольницы, когда на море были в почете отчаянные сорви-головы, не признающие никаких законов и правил. Буйный нрав Александра Маринеско всегда мешал полностью реализоваться его несомненному таланту. Но тут уж ничего не поделаешь – человек-легенда советского подводного флота был личность противоречивой.

В 1893 году матрос румынского королевского флота Иона Маринеску, человек горячий и темпераментный, поколотил обидевшего его офицера. Строптивого матроса скрутили и посадили в карцер. По румынским законам, за этот проступок Маринеску ждала смертная казнь. Лишаться жизни матрос не хотел, а потому сбежал из карцера, переплыл Дунай и оказался в Российской империи.

Здесь он обосновался в Одессе, где женился на гарной украинской дивчине, заодно несколько изменив свою фамилию – с «Маринеску» на «Маринеско».

В этой семье 15 января 1913 года и родился мальчик, которого родители нарекли Александром.

Моряцкие гены отца, как и его темперамент, в полной мере проявились в сыне. Окончив шесть классов трудовой школы, в 13 лет Саша Маринеско становится учеником матроса Черноморского пароходства. Таланты и способности подростка оценили, направив его в школу юнг. Ее Александр закончил блестяще, и в 1930 году был принят в Одесский мореходный техникум.

В мае 1933 года выпускник техникума Маринеско становится помощником капитана на торговом судне «Красный флот». Служившие под командованием Маринеско утверждают, что сам он мечтал о карьере сугубо мирного капитана дальнего плавания, но жизнь распорядилась иначе.

Морской талант без признаков дисциплины

Осенью 1933 года 20-летнего Александра Маринеско по комсомольской путевке отправили на службу в военно-морском флоте. Способного выпускника мореходного техникума направили на высшие курсы командного состава РККФ, после прохождения которых он стал штурманом подводной лодки Щ-306 Балтийского флота.

Маринеско был человеком способным, но одновременно резким, всегда говорящим то, что думает, в не зависимости от того, чем ему это грозило. Правдорубов испокон веков не очень жалуют, а в случае с Маринеско дело осложнялось тем, что он сам не был чужд радостей жизни. Молодой моряк, как и его отец, нравился женщинам и любил выпить. Два этих пристрастия позже выйдут Маринеско боком.

В его первой же аттестации от 1935 года говорилось: «Недостаточно дисциплинирован. Свою специальность знает хорошо. Руководить личным составом может под постоянным руководством. Выводы: обратить внимание на повышение дисциплинированности».

В 1936 году на флоте были введены звания и Маринеско стал лейтенантом. Летом 1938 года ему присвоено звание старший лейтенант, а сам он назначается командиром подводной лодки М-96 «Малютка».

Отношения капитана Маринеско с дисциплиной оставались сложными, но ему многое прощали, поскольку под его командованием в 1940 году М-96 стала лучшей на Балтийском флоте. Подлодке Маринеско принадлежал рекорд скорости погружения – 19,5 секунды при нормативе 35 секунд.

Маринеско мог оказаться на Каспии

Невероятно, но могло сложиться так, что Маринеско, носивший к началу войны звание капитан-лейтенанта, вовсе бы не принял участие в боевых действиях. «М-96» командование приняло решение вместе с экипажем перебросить на Каспийское море по железной дороге, и выполнению этого плана помешало только стремительное окружение Ленинграда фашистскими войсками.

Лодку ввели в строй, и с июля 1941 года она стала совершать боевые походы. Капитан Маринеско совмещал успешные действия, за которые был удостоен ордена Ленина, с очередными нарушениями дисциплины, из-за которых он был даже исключен из кандидатов в члены партии.

Тем не менее, командирский талант Маринеско перевесил, и он после прохождения переобучения назначается на должность командира средней подлодки «С-13», на которой прослужит до конца войны.

В сентябре 1944 года капитана 3-го ранга Александра Маринеско все-таки принимают в члены ВКП (б), а в октябре он во время боевого похода атакует немецкий транспорт «Зигфрид». Не сумев потопить судно торпедами, экипаж «С-13» расстреливает его в надводном положении из пушек. Маринеско доложил, что транспорт стал быстро погружаться в воду, однако немецкие источники указывают, что «Зигфрид» был отбуксирован в порт и там восстановлен. Как бы то ни было, за этот поход капитан Маринеско был награжден орденом Красного Знамени.

Два транспорта в искупление шведских объятий

Казалось бы, карьера капитана пошла на лад. Но не тут-то было. Лодка Маринеско находилась на базе в финском Ханко. Сам же капитан с приятелем отправились встречать Новый, 1945 год в город Турку. Как это часто бывало с Маринеско, веселье вышло из-под контроля. Ночь он провел у очаровательной шведки, хозяйки местной гостиницы. И все бы ничего, если бы утром к ветреной даме не приехал … ее жених. Обиженный мужчина в драку не полез, а нажаловался властям.

Когда все подробности гулянки Маринеско стали известны командованию, за него взялся «СМЕРШ». Шведку посчитали немецким агентом, а самого Маринеско заподозрили в разглашении военных секретов. Дело пахло трибуналом, но за капитана вступилось руководство – ему дали шанс искупить вину в боевом походе.

Именно этот поход капитана – «штрафника» стал историческим. 30 января 1945 года «С-13» на подходе к бухте Данцига настигла немецкий транспорт «Вильгельм Густлофф» (длина 208 м, ширина 23,5 м, водоизмещение 25 484 т). Судно было уничтожено тремя торпедами.

«Вильгельм Густлофф» оказался кораблем самого большого водоизмещения, который удалось уничтожить ВМФ СССР во время Великой Отечественной войны, поэтому неудивительно, что это успех был назван «атакой века».

Уже позднее возникли споры о том, кто находился на борту судна. Западногерманские историки, а вслед за ними и многие отечественные «срыватели покровов» договорились до того, что Маринеско-де военный преступник, ибо на судне были «тысячи беженцев и множество детей».

Теме не менее утверждения о «тысячах беженцев» у многих исследователей по сей день вызывают серьезные сомнения. Те же немецкие историки признают, что «Густлофф» имел все атрибуты военного судна, а значит, являлся законной военной целью.

Известно, что это судно было учебной базой немецких подводников, и в момент атаки на нем находилось несколько десятков (!) экипажей для новейших немецких подводных лодок. Кроме бойцов других военных подразделений, на судне также находились высшие чины СС и гестапо, гауляйтеры польских земель, начальники ряда концлагерей – словом, это был настоящий фашистский «ноев ковчег», который уничтожил экипаж капитана Маринеско.

С этим успехом связана еще одна легенда: якобы в Германии был объявлен траур, а Гитлер объявил Маринеско «личным врагом». На самом деле этого не было – тысячелетний Рейх рассыпался на глазах, и его бонзам было не до «Вильгельма Густлоффа».

10 февраля 1945 года в районе все той же бухты Данцига «С-13» атакует и топит транспорт «Генерал фон Штойбен» водоизмещением 14 660 тонн. И снова разночтения – одни историки говорят, что речь шла о судне, пусть и являвшемся законной целью, но перевозившем раненых, другие настаивают, что советские подводники уничтожили корабль, перевозивший 3500 немецких танкистов.

Как бы то ни было, после потоплений «Штойбена» Александр Маринеско стал рекордсменом среди советских подводников по общему тоннажу потопленных вражеских судов.

От флота до тюрьмы

Возвращение «С-13» на базу было триумфальным. Маринеско простили все грехи и даже представили к званию Героя Советского Союза. Правда, столь высокой награды «штрафнику» не дали, ограничившись орденом Красного Знамени. Лодка не стала, как было принято при подобном успехе, Гвардейской, а только Краснознаменной. Темпераментный капитан обиделся: ведь при награждении Золотой Звездой командира подлодки награждали орденами и весь экипаж, а тут получалось, что его подчиненных лишили заслуженных наград.

Слава о Маринеско облетела весь флот, вот только характер его не изменился. Окончание войны он встретил таким загулом, что терпение кончилось даже у тех начальников, которые всегда его защищали. Капитана Маринеско предлагали снять с должности и отправить на лечение от алкоголизма. Решение вопроса затянулось до осени, однако 14 сентября 1945 года приказом наркома ВМФ «за халатное отношение к служебным обязанностям систематическое пьянство и бытовую распущенность» капитана 3-го ранга Александра Маринеско сняли с должности командира «С-13» и понизили в звании до старшего лейтенанта. В ноябре 1945 года его уволили из ВМФ в запас.

Гражданская послевоенная жизнь Александра Ивановича сложилась трудно. В 1948 году он работал заместителем директора института переливания крови и уличил своего начальника в хищениях. Однако директор, куда более ловкий в крючкотворстве, нежели прямолинейный Маринеско, развернул дело так, что в места не столь отдаленные попал сам подводник. Хлебнув лиха на «зоне» в драках с бывшими полицаями и уголовниками, в октябре 1951 году он досрочно вышел на свободу.

Жил Маринеско в Ленинграде, работал на разных предприятиях, но своего места в жизни после флота найти так и не смог. Какое-то время он работал в столярной мастерской Высшего военно-морского училища инженеров оружия, и курсанты шептались по углам, что этот потрепанного вида мужчина «тот самый Маринеско».

Посмертный герой

Только в 1960 году его бывшие сослуживцы, герои войны, сумели добиться того, чтобы был отменен приказ о лишении Александра Маринеско звания капитана 3-го ранга. Это позволило ему получить персональную военную пенсию, которая улучшила его материальное положение.

Ему так и не удалось победить тягу к выпивке, поэтому в последние годы жизни он немало времени проводил в пивных Лениграда, где был известен как «Сашка-Подводник».

По-настоящему о нем вспомнили слишком поздно, когда он оказался в больнице со страшным диагнозом «рак». Друзья обратились за помощью к командующему Ленинградской военно-морской базой адмиралу Байкову. Его просили дать указание лечить Маринеско в военном госпитале. Надо отдать должное адмиралу: он не только дал соответствующее указание, но и выделил свою машину, чтобы перевезти легенду флота.

Но в судьбе капитана Маринеско уже ничего изменить было нельзя. Он умер 25 ноября 1963 года, в возрасте 50 лет.

После многочисленных ходатайств ветеранов ВМФ указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1990 года Александру Ивановичу Маринеско было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Легендарный адмирал Николай Кузнецов, один из создателей советского военно-морского флота, человек, лично принимавший решение о разжаловании Маринеско, и сам дважды разжалованный высшим государственным руководством, в 1968 году написал в журнале «Нева»: «В сложной и беспокойной натуре командира «С-13» высокий героизм, отчаянная храбрость уживались с множеством недостатков и слабостей. Сегодня он мог совершить героический подвиг, а завтра — опоздать на свой корабль, готовящийся к выходу на боевое задание, или каким-либо другим образом грубо нарушить воинскую дисциплину. К многочисленным серьезным проступкам Маринеско на службе и в быту я, как адмирал, отношусь совершенно определенно — отрицательно. Но зная его смелость, решительность и умение добиваться крупных боевых успехов, я готов многое простить ему и воздать должное за его заслуги перед Родиной».

В 1997 году имя Александра Маринеско получил вновь созданный Музей истории подводных сил России.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector