6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Обычаи Церкви для дня Причащения Святых Тайн

Глава 30. Обычаи Церкви для дня Причащения Святых Таин

Те, кто готовится к причастию, накануне не должны, по обычаю Церкви, есть мяса. Если позволяет здоровье, то не надо и ужинать. К вечерним молитвам добавляется (из молитвенника) «Правило ко Святому Причащению». Размер его определяется духовным отцом и зависит от состояния здоровья. Надо при этом учитывать и нижеследующие указания о. Иоанна С:

«Некоторые поставляют все свое благополучие и исправность перед Богом в вычитывании всех положенных молитв, не обращая внимания на готовность сердца для Бога – на внутреннее исправление свое, например, многие так вычитывают правило к причащению. Между тем здесь прежде всего надо смотреть на исправление и готовность сердца к принятию Святых Таин. Если сердце право стало во утробе твоей, по милости Божией, если оно готово встретить Жениха, то и слава Богу, хотя и не успел ты вычитать всех молитв. «Царство Божие не в слове, а в силе»(1 Кор. 4:20). Хорошо послушание во всем Матери-Церкви, но с благоразумием и, если возможно, «могий вместити» продолжительную молитву «да вместит». Но «не вси вмещают словесе сего»(Мф. 19:11);если же продолжительная молитва несовместима с горячностью духа, лучше сотворить краткую, но горячую молитву. Припомни, что одно слово мытаря, от горячего сердца сказанное, оправдало его. Бог смотрит не на множество слов, а на расположение сердца. Главное дело – живая вера сердца и теплота раскаяния во грехах».

По обычаю Церкви при выносе Святых Даров все причастники делают земной поклон. Земной поклон повторяется, когда священник закончит читать предпричастную молитву.
Подходя к Св. Чаше, не надо креститься, а иметь руки крестообразно сложенные на груди (боясь задеть Св. Чашу или лжицу).
День причащения – это особый день христианской души, когда она особым таинственным образом соединяется со Христом.
Как говорит прп. Никодим Святогорец:

«Истинные причастники всегда бывают вслед за причастием в осязательно благодатном состоянии. Сердце вкушает тогда Господа духовно. Но как мы и телом стеснены, и внешними делами и отношениями окружены, в которых по долгу должны принимать участие, то духовное вкушение Господа, по раздвоению нашего внимания и чувства, день ото дня ослабляется, заслоняется и скрывается… Поэтому ревнители, ощутив оскудение его, спешат восстановить его в силе и, когда восстановят, чувствуют, что как бы снова вкушают Господа».

Как для приема наиболее почетных гостей весь дом чистится и приводится в порядок и все обычные дела оставляются, так и день причащения следует проводить как великие праздники, посвящая их, насколько возможно, уединению, молитве, сосредоточенности и духовному чтению.
Об этом дне о. Валентин Амфитеатров давал также такие указания своим духовным детям:

«В день причащения надо есть умеренно, не есть мяса, говорить больше о Господе, а о житейском не говорить, это грешно; отнюдь не следует мыслить и чувствовать чего-либо худого».

Старец о. Алексий Зосимовский указывает, кроме того, на необходимость особенно оберегать себя первые два часа после причащения: в это время враг человеческий всячески старается, чтобы человек оскорбил святыню и она перестала бы освящать человека. Она может оскорбляться и зрением, и неосторожным словом, и слухом, и многословием, и осуждением.
Он рекомендует в день причащения больше молчать.
Святой преподобный Нил Сорский после причащения Святых Таин имел обыкновение некоторое время проводить в глубоком молчании и сосредоточении в самом себе и другим советовал то же, говоря, что «нужно дать в тишине и молчании удобство Святым Таинам воздействовать спасительно и целебно на душу, болящую грехами».
Как советует старец Аристоклий: «В день причастия в гости отнюдь никуда не ходить – читать Евангелие».
Есть обычай, что причастившиеся не целуют в этот день икон или руку священника и не делают земных поклонов.
Однако следует заметить, что невыполнение таких обычаев, как не делать земных поклонов в определенные дни и не целовать руку священника, не является грехом.
Во время Пятидесятницы по уставу не полагается делать земных поклонов. Однако старец о. Алексий М. так говорил про свое переживание в это время:

«Иногда чувствуешь, что и на икону-то, на лик Господа смотреть недостоин – как тут не положить поклона? Я вот, например, не могу не поклониться до земли, когда поют: «Поклонимся Отцу и Сыну и Святому Духу»».

К Таинствам Исповеди и святого Причастия пояснения:
Обычаи церкви для дня Причащения Святых Тайн

Вставши утром, готовящийся ко Причащению должен вычистить зубы, чтобы не чувствовалось от него никакого неприятного запаха, оскорбляющего некоторым образом самую святыню Даров. При этом может случиться так, что человек нечаянно проглотит немного воды; может ли он приступать ко Святому Причастию? Должен по правилам Церкви. «Иначе сатана, обретши случай удалити его от причастия, чаще будет делать то же» (Тимофей Александрийский, канонический ответ 16).

Приходить в храм нужно к началу Литургии без опозданий. При выносе Святых Даров все причастники делают земной поклон. Земной поклон повторяется, когда священник закончит читать предпричастную молитву «Верую, Господи, и исповедую. «.

Подходить ко Святой Чаше причастники должны постепенно, не толпясь, не толкаясь и не стараясь опередить друг друга. Лучше всего во время приближения к Чаше читать Иисусову молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго»; или молитвенно петь со всеми находящимися в храме: «Тело Христово приимите, источника безсмертнаго вкусите». Подходя ко Святой Чаше не надо креститься, а иметь руки крестообразно сложенными на груди (правую на левую) из опасения задеть Чашу или лжицу.

Приняв в уста со лжицы Тело и Кровь Господню, причастник должен поцеловать край Святой Чаши, как бы самое ребро Спасителя, из которого истекла кровь и вода. Крайне предосудительно приступать к Причастию женщинам с накрашенными губами.

Отойдя от Святой Чаши нужно сделать поясной поклон перед иконой Спасителя и пройти к столику «с теплотой», и запивая, омыть рот, чтобы какая-либо малая частица не осталась во рту.

День причащения — это особый день христианской души, когда она особым, таинственным образом соединяется со Христом. Как для приема наиболее почетных гостей весь дом убирают и приводят в порядок и все обычные дела оставляют, так и день причащения следует проводить как великие праздники, посвящая их, насколько это возможно, уединению, молитве, сосредоточенности и духовному чтению.

Святой преподобный Нил Сорский после причащения Святых Тайн имел обыкновение некоторое время проводить в глубоком молчании и сосредоточии в самом себе и другим советовал то же, говоря, что «нужно дать тишине и молчанию удобство Святым Тайнам воздействовать спасительно и целебно на душу, болящую грехами».

Старец отец Алексий Зосимовский указывает, кроме того, на необходимость особенно оберегать себя первые два часа после причащения; в это время враг человеческий всячески старается чтобы человек оскорбил святыню, и она перестала бы освящать человека. Она может оскорбляться и зрением, и неосторожным словом, и слухом, и многословием, и осуждением.

Он рекомендует в день Причащения больше молчать.

Есть обычай, что причастившиеся не целуют в этот день икон или руки священника и не делают земных поклонов.

Однако следует заметить, что невыполнение таких обычаев — как не делать земных поклонов в определенные дни и не целовать рук священника не является грехом.

Во время Пятидесятницы по уставу не полагается делать земных поклонов. Однако, старец о. Алексий Мечев так говорил про свое самочувствие в это время:

«Иногда чувствуешь, что и на икону-то и на лик Господа смотреть недостоин — как тут не положить поклона? Я вот, например, не могу не поклониться в землю, когда поют «Поклонимся Отцу и Сыну и Святому Духу»».

А другой-христианин, когда ему заметили, что «нельзя теперь кланяться в землю», ответил: «Это правило относится к вам, праведникам, а не к таким грешникам, как я».

Схиигумен Парфений указывает:

«Следует здесь упомянуть и о преувеличенной у некоторых осторожности после Причащения. Они стараются не только не плевать целый день после причащения, что, конечно, похвально, но и отходы пищи, если они побывали во рту, считать священными, и потому даже стараются проглотить несъедобное, а что никак нельзя проглотить (рыбьи кости и др.) стараются сжечь на огне. Такой чрезвычайной строгости мы нигде не встречаем в Церковном Уставе. Требуется только запить после причащения и, прополоскав запивкой рот, проглотить, чтобы какая-либо малая крупица не осталась во рту — и только! Придуманные по этому вопросу «надстройки» не имеют совершенно отзвука в Церковном Уставе.

Совершенно неосновательно также рассуждение некоторых, будто нельзя после Причащения прикладываться к иконам, к мощам святых угодников, целовать друг друга. В опровержение таких вымыслов можно указать на обычай священнослужителей при архиерейском служении. Все священнослужители, принимавшие участие в служении Литургии, обязательно после Причащения и запивки подходят к архиерею и благословляются от него, целуя руку. А после Литургии, если бывает соборный праздничный молебен, все священнослужители целуют икону праздника или мощи святых угодников».

В заключение приведем слова преподобного Никодима Святогорца:

«Истинные причастники всегда бывают вслед за Причастием в осязательно благодатном состоянии. Сердце вкушает тогда Господа духовно.

Но как мы и телом стеснены, и внешними делами и отношениями окружены, в которых подолгу должны принимать участие, то духовное вкушение Господа, по раздвоению нашего внимания и чувства, день ото дня ослабляется, заслоняется и скрывается.

Поэтому ревнители, ощутив оскудение его, спешат восстановить его в силе, и когда восстановят, чувствуют, что как бы снова вкушают Господа».

Глава 30 Обычаи Церкви для дня Причащения Святых Таин

Обычаи Церкви для дня Причащения Святых Таин

Те, кто готовится к причастию, накануне не должны, по обычаю Церкви, есть мяса. Если позволяет здоровье, то не надо и ужинать. К вечерним молитвам добавляется (из молитвенника) «Правило ко Святому Причащению». Размер его определяется духовным отцом и зависит от состояния здоровья. Надо при этом учитывать и нижеследующие указания о. Иоанна С:

«Некоторые поставляют все свое благополучие и исправность перед Богом в вычитывании всех положенных молитв, не обращая внимания на готовность сердца для Бога — на внутреннее исправление свое, например, многие так вычитывают правило к причащению.

Между тем здесь прежде всего надо смотреть на исправление и готовность сердца к принятию Святых Таин.

Если сердце право стало во утробе твоей, по милости Божией, если оно готово встретить Жениха, то и слава Богу, хотя и не успел ты вычитать всех молитв.

«Царство Божие не в слове, а в силе»(1 Кор. 4, 20). Хорошо послушание во всем Матери-Церкви, но с благоразумием и, если возможно, «могий вместити» продолжительную молитву «да вместит».

Но «не вси вмещают словесе сего»(Мф. 19, 11);если же продолжительная молитва несовместима с горячностью духа, лучше сотворить краткую, но горячую молитву.

Припомни, что одно слово мытаря, от горячего сердца сказанное, оправдало его. Бог смотрит не на множество слов, а на расположение сердца. Главное дело — живая вера сердца и теплота раскаяния во грехах».

По обычаю Церкви при выносе Святых Даров все причастники делают земной поклон. Земной поклон повторяется, когда священник закончит читать предпричастную молитву.

Подходя к Св. Чаше, не надо креститься, а иметь руки крестообразно сложенные на груди (боясь задеть Св. Чашу или лжицу).

День причащения — это особый день христианской души, когда она особым таинственным образом соединяется со Христом.

Как говорит прп. Никодим Святогорец:

«Истинные причастники всегда бывают вслед за причастием в осязательно благодатном состоянии. Сердце вкушает тогда Господа духовно.

Но как мы и телом стеснены, и внешними делами и отношениями окружены, в которых по долгу должны принимать участие, то духовное вкушение Господа, по раздвоению нашего внимания и чувства, день ото дня ослабляется, заслоняется и скрывается…

Поэтому ревнители, ощутив оскудение его, спешат восстановить его в силе и, когда восстановят, чувствуют, что как бы снова вкушают Господа».

Как для приема наиболее почетных гостей весь дом чистится и приводится в порядок и все обычные дела оставляются, так и день причащения следует проводить как великие праздники, посвящая их, насколько возможно, уединению, молитве, сосредоточенности и духовному чтению.

Об этом дне о. Валентин Амфитеатров давал также такие указания своим духовным детям:

«В день причащения надо есть умеренно, не есть мяса, говорить больше о Господе, а о житейском не говорить, это грешно; отнюдь не следует мыслить и чувствовать чего-либо худого».

Старец о. Алексий Зосимовский указывает, кроме того, на необходимость особенно оберегать себя первые два часа после причащения: в это время враг человеческий всячески старается, чтобы человек оскорбил святыню и она перестала бы освящать человека. Она может оскорбляться и зрением, и неосторожным словом, и слухом, и многословием, и осуждением.

Он рекомендует в день причащения больше молчать.

Святой преподобный Нил Сорский после причащения Святых Таин имел обыкновение некоторое время проводить в глубоком молчании и сосредоточении в самом себе и другим советовал то же, говоря, что «нужно дать в тишине и молчании удобство Святым Таинам воздействовать спасительно и целебно на душу, болящую грехами».

Как советует старец Аристоклий: «В день причастия в гости отнюдь никуда не ходить — читать Евангелие».

Есть обычай, что причастившиеся не целуют в этот день икон или руку священника и не делают земных поклонов.

Однако следует заметить, что невыполнение таких обычаев, как не делать земных поклонов в определенные дни и не целовать руку священника, не является грехом.

Во время Пятидесятницы по уставу не полагается делать земных поклонов. Однако старец о. Алексий М. так говорил про свое переживание в это время:

«Иногда чувствуешь, что и на икону-то, на лик Господа смотреть недостоин — как тут не положить поклона? Я вот, например, не могу не поклониться до земли, когда поют: «Поклонимся Отцу и Сыну и Святому Духу»».

Обычаи Церкви для дня Причащения Святых Тайн

Глава 3
ОБЫЧАИ ЦЕРКВИ
ДЛЯ ДНЯ ПРИЧАЩЕНИЯ
СВЯТЫХ ТАИН

Те, кто готовится к причастию, накануне не должны, по обычаю Церкви, есть мяса. Если позволяет здоровье, то не надо и ужинать. К вечерним молитвам добавляется (из молитвенника) «Правило ко Святому Причащению». Размер его определяется духовным отцом и зависит от состояния здоровья. Надо при этом учитывать и нижеследующие указания о. Иоанна Кронштадтского:

«Некоторые поставляют всё свое благополучие и исправность перед Богом в вычитывании всех положенных молитв, не обращая внимания на готовность сердца для Бога — на внутреннее исправление свое, например, многие так вычитывают правило к причащению.

Между тем здесь прежде всего надо смотреть на исправление и готовность сердца к принятию Святых Таин.

Если сердце право стало во утробе твоей, по милости Божией, если оно готово встретить Жениха, то и слава Богу, хотя и не успел ты вычитать всех молитв.

“Царство Божие не в слове, а в силе” (1 Кор. 4, 20). Хорошо послушание во всем Матери-Церкви, но с благоразумием и, если возможно, “могий вместити” продолжительную молитву “да вместит”.

Но “не вси вмещают словесе сего” (Мф. 19, 11); если же продолжительная молитва несовместима с горячностью духа, лучше сотворить краткую, но горячую молитву.

Припомни, что одно слово мытаря, от горячего сердца сказанное, оправдало его. Бог смотрит не на множество слов, а на расположение сердца. Главное дело — живая вера сердца и теплота раскаяния во грехах».

По обычаю Церкви при выносе Святых Даров все причастники делают земной поклон. Земной поклон повторяется, когда священник закончит читать предпричастную молитву.

Подходя к Святой Чаше, не надо креститься, а иметь руки крестообразно сложенные на груди (боясь задеть Святую Чашу или лжицу).

День причащения — это особый день христианской души, когда она особым таинственным образом соединяется со Христом.

Как говорит преп. Никодим Святогорец:

«Истинные причастники всегда бывают вслед за причастием в осязательно благодатном состоянии. Сердце вкушает тогда Господа духовно.

Но поскольку мы и телом стеснены, и внешними делами и отношениями окружены, в которых должны принимать участие, то духовное вкушение Господа, по раздвоению нашего внимания и чувства, день ото дня ослабляется, заслоняется и скрывается.

Поэтому ревнители, ощутив оскудение его, спешат восстановить его в силе и, когда восстановят, чувствуют, что как бы снова вкушают Господа».

Как для приема наиболее почетных гостей весь дом чистится и приводится в порядок и все обычные дела оставляются, так и день причащения следует проводить как великие праздники, посвящая их, насколько возможно, уединению, молитве, сосредоточенности и духовному чтению.

Об этом дне о. Валентин Амфитеатров давал также такие указания своим духовным детям: «В день причащения надо есть умеренно, не есть мяса, говорить больше о Господе, а о житейском не говорить, это грешно; отнюдь не следует мыслить и чувствовать чего-либо худого».

Старец о. Алексий Зосимовский указывает, кроме того, на необходимость особенно оберегать себя первые два часа после причащения: в это время враг человеческий всячески старается, чтобы человек оскорбил святыню и она перестала бы освящать человека. Она может оскорбляться и зрением, и неосторожным словом, и слухом, и многословием, и осуждением.

Он рекомендует в день причащения больше молчать.

Святой преподобный Нил Сорский после причащения Святых Таин имел обыкновение некоторое время проводить в глубоком молчании и сосредоточении в самом себе и другим советовал то же, говоря, что «нужно дать в тишине и молчании удобство Святым Таинам воздействовать спасительно и целебно на душу, болящую грехами».

Как советует старец Аристоклий: «В день причастия в гости отнюдь никуда не ходить — читать Евангелие».

Есть обычай, что причастившиеся не целуют в этот день икон или руку священника и не делают земных поклонов.

Однако следует заметить, что невыполнение таких обычаев, как не делать земных поклонов в определенные дни и не целовать руку священника, не является грехом.

Во время Пятидесятницы по уставу не полагается делать земных поклонов. Однако старец о. Алексий Мечев так говорил про свое переживание в это время: «Иногда чувствуешь, что и на икону-то, на лик Господа смотреть недостоин — как тут не положить поклона? Я вот, например, не могу не поклониться до земли, когда поют: “Поклонимся Отцу и Сыну и Святому Духу”».

Причащение Святых Христовых Тайн

Чистоту и обновление, доставленные святым крещением, восстанавливай покаянием… и по возможности частым причащением Святых Христовых Тайн.
Свт. Игнатий

П окаяние врачует греховные раны христианина и предуготовляет его к восприятию в сердце свое Христа Бога в таинстве Причащения.

Таинство Причащения установлено Самим Иисусом Христом перед Голгофскими страданиями на Тайной вечере. В конце вечери Господь взял хлеб, благословил, преломил его, преподал Своим ученикам и сказал: «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое». Затем, взяв чашу с вином, благодарив, преподал ее им, сказав: «Пиите от нея вси, сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за многия изливаема во оставление грехов» (Мф. 26, 26-28). «Сие творите в Мое воспоминание», — заповедал Спаситель мира св. апостолам (Лк. 22, 19).

Святитель Игнатий говорит, что это всемогущее повеление, данное двенадцати простейшим рыбарям за предсмертной вечерею, действует по всей земле, действует через столетия, через тысячелетия.

За каждой Божественной литургией, совершаемой епископом или священником, и поныне пресуществляется хлеб и вино в Пречистое Тело и Пречистую Кровь Христа Спасителя.

Это таинство установлено Самим Богом — Иисусом Христом, оно непостигаемо для ограниченного человеческого разума, и только верой христианин может отчасти постигать его.

«Какое чудное установление! — пишет владыка. — Естественно уму человеческому придти в недоумение пред установлением сверхъестественным, непостижимым…» Плотское мудрование говорит об этом таинстве: «Жестоко слово сие» (Ин. 6, 60), но это «слово произнесено Богом, принявшим человечество для спасения человеков: и потому внимание к слову и суждение о нем не должно быть поверхностными. Послушание слову должно быть принято верою, от всей души, как должен быть принят верою, от всей души, и вочеловечившийся Бог».

Причащаясь Пречистых Тела и Крови Христовой, каждый христианин вступает в теснейшее общение с Господом. В подтверждение этой истины святитель Игнатий приводит слова святого Иоанна Златоустого, который сказал: «Мы — едино тело с Телом Господа нашего Иисуса Христа, мыплоть от плоти Его, кость от костей Его (Быт. 2, 23). Тайнонаученные! Внимайте тому, что говорится: мы соединяемся со всесвятою Плотию Господа не только при посредстве самого таинства. Всесвятая Плоть Господа соделывается нашею пищею! Он даровал нам эту пищу, желая показать любовь, которую имеет к нам». Иисус Христос заменил Собою праотца Адама, от которого все люди рождаются в смерть. Став новым Адамом, родоначальником нового человечества, Господь заменяет Своею Плотию и Кровию плоть и кровь, которые человечество заимствовало от Адама, и тем даровал людям жизнь вечную. Он Сам сказал: «Аминь, аминь глаголю вам: аще не снесте Плоти Сына человеческаго, ни пиете Крове Его, живота не имате в себе» (Ин. 6, 53).

Святые Христовы Тайны есть истинное Тело и Кровь Христовы, но для телесных чувств они сохраняют наружный вид хлеба и вина. Верою воспринимается это великое таинство, а обнаруживается и является оно чрез свое действие.

Богопросвещенный святитель на основании своего духовного опыта говорит, что при причащении Святых Тайн ясно ощущается прикосновение души Христовой к душе причащающегося, соединение души Христовой с душею причащающегося. Это дивное прикосновение души христианин начинает ощущать и без наставления словом в успокоении, кротости, смирении, любви ко всем, холодности ко всему земному и в сочувствии к будущему веку. Насаждаются эти дивные ощущения в душе христианина из души Христа. «Всякий, — пишет владыка Игнатий, — приобщившийся со вниманием и благоговением, с должным приготовлением, с верою, чувствует в себе изменение, если не тотчас по причащении, то по прошествии некоторого времени. Чудный мир сходит на ум и сердце; облекаются спокойствием члены тела, печать благодати ложится на лице; мысли и чувствования связываются священными, духовными узами, воспрещающими безрассудную вольность и легкость, обуздывающими их». Как естественный хлеб укрепляет телесные силы человека, так и Хлеб духовный — Тело Христово — укрепляет все существо человека: его волю, ум, сердце; доставляет правильность пожеланиям и влечениям души и тела, освобождает естественные свойства человека от тех недугов, которыми они заражены при падении.

Духовное Питие — всесвятая Кровь Христова — содействует духовной пище, оно сообщает душе христианина свойства Христовы. Эту истину святитель Игнатий подтверждает словами св. Марка, который сказал: «Как вещественное вино растворяется во всех членах пиющего, и бывает вино в нем и он в вине, так и пиющий Кровь Христову напояется Духом Божества, растворяется в совершенной душе (Христовой), и эта душа в нем, — освятившись таким образом, соделывается достойным Господа».

Естественно, что христианин, приступающий к таинству Причащения, обязан должным образом приготовить свою душу для встречи с Господом. Святой апостол Павел заповедал всем христианам: «Да искушает же человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет. Ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет, не рассуждая Тела Господня» (1 Кор. 11, 28-29).

Тщательное приготовление к принятию Святых Тайн должно заключаться, по словам владыки, в углублении, в самовоззрении, очищении себя от согрешений искоренением их покаянием и исповедью, постоянным чтением Евангелия, молитвой; все уклонения от пути евангельских заповедей, даже самые тонкие, нужно исправлять возвращением на этот путь и иметь твердую решимость и в будущее время идти путем делания Христовых заповедей. Готовящемуся к причащению полезно размышлять о ничтожности, греховности, склонности к падениям человека и о величии Божием, неизреченной любви Спасителя, питающего христиан Своею Плотию и Кровию и тем вводящего падшее существо человека в теснейшее общение с Собою. От этих размышлений сердце христианина придет в сокрушение, и появится искреннее сознание своего недостоинства к принятию Святых Таин. Искреннее сознание своего недостоинства есть непременное условие для принятия Христовых Тайн не в суд или осуждение, но в исцеление души и тела.

Чувства, которые должен иметь каждый христианин перед причастием, в полноте выражены святыми отцами в молитвах ко причащению. Этими молитвами «Отцы вспомоществуют нашему тупозрению и ожесточению…», ими «они облекают души наши, как в брачные одежды, в смирение, столько возлюбленное Спасителю нашему», — пишет святитель Игнатий.

Христианин, имеющий сокрушенный дух и сознание своего недостоинства и при недостаточной подготовленности приступающий к причащению, не будет осужден Господом. Легкомыслие, отсутствие добродетельной жизни и сокрушенного сердца делают христианина недостойным к принятию Тела и Крови Христовой. Суд Божий, карающий с милосердием во временной жизни с целью спасения в вечной, ожидает недостойного причастника. Недостойное принятие Святых Тайн человеком, проводящим намеренно греховную жизнь, пребывающего нераскаянно в смертных грехах, исполненного неверия и зловерия, есть преступление, за которое он подвергается казни не исправительной, а решительной, ведущей в муку вечную. Преступление такого человека приравнивается к преступлению богоубийц.

Святой апостол Павел свидетельствует: «Иже аще яст Хлеб сей или пиет чашу Господню недостойне, повинен будет Телу и Крови Господни» (1 Кор. 11, 27) и «Страшно же некое чаяние суда, и огня ревность поясти хотящаго сопротивныя. Отверглся кто закона Моисеева, без милосердия при двоих или троих свидетелех умирает: колико мните горшия сподобится муки, иже Сына Божия поправый, и Кровь заветную, скверну возмнив, еюже освятися, и Духа благодати укоривый» (Евр. 10, 28-29).

Христианин, если видит скованным себя со всех сторон грехами, должен сперва покаянием расторгнуть оковы греха, омыть слезами ризу своей души и тогда только приступить ко Святым Тайнам, в противном случае он запечатлеет свои грехи самым тяжким грехом: надруганием над Святыми Тайнами Христовыми, что то же, что и над Христом.

Достойно приступает к причащению только тот христианин, который оставил греховную жизнь, решительно раскаялся во всех грехах, запечатлел свое раскаяние исповедью и постоянно проводит благочестивую жизнь.

Первые христиане, вся жизнь которых была посвящена на служение Богу, были достойны причащаться ежедневно. Ежедневно приступая к Таинству Причащения, они оживляли свою духовную жизнь от Источника жизни — Иисуса Христа.

Давно прошли уже те блаженные первохристианские времена, и никто из людей, живущих в миру, не может проводить такую строгую жизнь, чтобы ежедневно приступать к причащению. Однако истинные христиане, заботящиеся о своей духовной жизни, во все времена стараются чаще приступать к Источнику жизни. Святитель Игнатий пишет: «Частое причащение что иное значит, как не обновление в себе свойств Богочеловека, как не обновление себя этими свойствами? Обновление, постоянно поддерживаемое и питаемое, усвояется, от него и им истребляется ветхость, приобретенная падением, смерть вечная побеждается и умерщвляется вечной жизнью, живущей во Христе, источающейся из Христа; жизнь — Христос — водворя­ется в человеке».

Все вообще верные чада Православной Церкви должны приступать к Причащению не менее четырех раз в году в период четырех постов. Если же какие-нибудь жизненные условия препятствуют этому, то, по крайней мере, христианин обязан раз в году очистить свою душу исповедью и приступить к Святым Тайнам. Не только перед Причащением, но и после принятия этого великого Дара каждый христианин должен вести самый строгий образ жизни. Приняв Святые Тайны, христианин становится сосудом Божественного таинства, в котором Сын Божий с Предвечным Отцом и поклоняемым Духом таинственно и вместе существенно пребывают.

Обращаясь в одной из своих проповедей к причастникам, святитель Игнатий сказал: «Уже теперь вы не свои, вы Божий. Вы куплены Богом ценою Крови Сына Его (1 Кор. 6, 19-20). Не можете принадлежать ярму чуждому! Если кто из вас доселе был темный грешник, тот отныне соделался праведник правдою Сына Божия. Эта слава ваша, это богатство ваше, эта праведность ваша неужели пребудут в вас только до того времени, доколе вы в храме или кратчайшее время по исшествии из храма… неужели Иисус, вошедший Святыми Тайнами в сердца ваши, принужден будет уклониться от них по причине множества помышлений, намерений, слов, дел греховных, которые вы допустите себе? Нет! Да не совершится эта горестная измена Спасителю, это предательство Спасителя!» Далее проповедник призвал причастников пребывать храмами Божиими и служить Господу тщательным исполнением Его святых заповедей.

После причащения христианин не должен брать на себя ярмо греха, но, вознося благодарение Господу, сподобившему его принятия Святых Тайн, проводить жизнь в молитве, чтении Слова Божия, деятельном исполнении заповедей Христовых и ежедневном покаянии в вольных и невольных прегрешениях. В письме к С. В. Титовой, сподобившейся принять Причастие, святитель Игнатий пишет, что после приобщения Святых Тайн, по опытному наставлению отцов, нужно особенно внимательно наблюдать за собою, потому что противник нашего спасения, видя, что земля и пепел восходит на небо, разжигается против причастников завистью и злобою. Для этого духовный рай, кото­рый водворяется в душе причастника, нужно возделывать и хранить, как это было заповедано в лице Адама всем людям. «Понимаете ли, — заканчивает наставление причастнице владыка, — что вы одолжены Господу более, чем были прежде, как получившие залог и извещение обетовании! «Ему же дано более, с того более и взыщется», — говорит. Писание. Познав это, блюдите, как опасно ходите, т.е. живите с осторожностию и вниманием».

Нельзя словами выразить то огромное значение, которое имеет причащение Святых Христовых Тайн в духовной жизни христианина. Причащение — залог будущей блаженной жизни со Христом и во Христе. Жизнь по Евангельским заповедям, покаяние и молитва, другие христианские добродетели вводят в соединение с Господом, «завершается» это соединение причащением всесвятых Божественных Тела и Крови Христовых.

Из работы иг. Марка (Лозинского) «Духовная жизнь мирянина и монаха по творениям и письмам еп. Игнатия (Брянчанинова)».

О причащении Святых Христовых Тайн в дни Светлой пасхальной седмицы

Причащение Святых и Животворящих Таин Христовых является средоточием жизни православного христианина. И согласно учению еще ранних Отцов Церкви собрание христиан предполагает, прежде всего, совершение Божественной литургии, то есть Божественной Евхаристии, и причащение Святых Таин Христовых [1]. Сама Божественная Евхаристия, Святое причащение является, по словам свт. Симеона Солунского, «завершением всякого совершения и печатью всякого Божественного Таинства» [2]. Ибо, по учению многих святых Отцов Церкви, при условии достойной подготовки к принятию Тела [3] и Крови Христа Спасителя человек становится сотелесным и сродным Христу [4], сыном Божиим по благодати [5]. «Причащением же это Таинство называется потому, что через него мы делаемся причастниками Божества Иисуса. Еще называется оно общением, и воистину есть (общение) потому, что через него мы входим в общении со Христом и делаемся причастниками Его плоти и Божества» [6], – пишет прп. Иоанн Дамаскин, один из первых отцов-систематизаторов учения Церкви, своего рода протокатехизиса. Во время причащения Таин Христовых человек преискренне, то есть самым тесным образом, соединяется со Христом Воскресшим, переживает во глубине своего сердца таинство собственного воскресения, соделываясь причастником Воскресения Христова. Однако причащение Таин Христовых должно совершаться не механически, не по личному дерзновению и произволу. Оно требует от человека как внешней, так и внутренней подготовки. К внешней стороне подготовки относятся: пост, пребывание в дни подготовки на богослужении, в особенности накануне Божественной литургии, во время которой мы собираемся приступить ко Святым Таинам. К внутренней стороне относятся: покаянное чувство, внимательное отношение к своим поступкам и чистосердечная исповедь перед духовником.

2. Достойное и недостойное причащение Святых Тайн Христовых

Прп. Симеон Новый Богослов, богослов Божественного Света, мистик и тайноводитель, еще более ярко раскрывает смыл слов апостола Павла о том, что значит достойно и недостойно причащаться Таин Христовых. Он пишет: «Святая преподается святым, как говорят и проповедуют это каждодневно все иереи. Взывая велиим гласом (о, когда бы они говорили это и себе самим!), а прочие слышат то от иереев возглашающих: святая святым. Итак, что же? Кто не свят, тот уже и недостоин? Нет, не так. Но кто не исповедует сокровенностей своего сердца, кто не показывает достойного покаяния в этом и том, в чем согрешал в неведении, кто не бывает всегда в слезах и печали и не подъемлет тех подвигов, о коих мы сказали выше…» [10]. К этим подвигам прп. Симеон относит всякого рода злострадания, печаль и болезнование души, алчбу, жажду, бдения, сухоядение, взывания к Богу от всего сердца и т.д. Все эти подвиги делают христианина – подвижника по расположению своей души – не привязанным умом к миру, его утехам, чуждым его тленным ценностям, некой «птицей, одиноко сидящей на кровле» [11]. Высота требований прп. Симеона Нового Богослова лишь кажется недостижимой для исполнения. Этой высоты человек достигает при поэтапном своем духовном становлении, по мере своего духовного роста, преуспеяния. И это преуспеяние, по мысли прп. Симеона Богослова, а также согласно учению всех Отцов подвижников возможно при «утверждении на камне послушания духовным отцам, слушая заповедуемое ими, как из уст Божиих» [12] . Необходимо также отметить, что возражения против необходимости подвижничества как спасительного образа жизни со стороны некоторых и при этом использовании в качестве аргументации, что подвижничество и аскетизм – это явления исключительно монашеского происхождения, разбиваются о столь разоблачающие эту точку зрения слова апостола Павла: «В труде и изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе…кто изнемогает, с кем бы я не изнемогал?» (2 Кор. 11: 27, 29). Очень часто предается забвению тот факт, что монашество по своей сути является выражением апостольского образа жизни.

Указания священных канонов Православной Церкви о днях пасхальной недели

В связи с этим и празднование Пасхи Христовой и последующей Пасхальной недели заключается вовсе не в обильной трапезе и разговлении, а, прежде всего, в духовном приобщении ко Христу Воскресшему. Именно это и подчеркивает 66 правило VI Вселенского Собора. Им Церковь Христова призывает всех христиан прекратить всякого рода увеселения и развлечения и призывает:

«От святаго дня Воскресения Христа Бога нашего до Недели новой во всю седмицу верные должны во святых церквах непрестанно упражнятися, в псалмех, пениях и песнех духовных, радуяся и торжествуя во Христе, и чтению Божественных Писаний внимая, и Святыми Таинами наслаждаяся». То есть святые Отцы Пято-Шестого Собора призывают всех православных христиан к духовному напряженному образу жизни в эти святые дни: постоянно находиться за праздничным богослужением, прилежно изучать Священное Писание. Прп. Никодим Святогорец в своем «Пидалионе», авторитетнейшем сборнике канонических правил Православной Церкви с комментариями и пояснениями, говорит, что «данное правило определяет, что все христиане в эту неделю должны пребывать в радости в церквах и праздновать Воскресение Господне с псалмами и песнопениями, и духовными песньми, внимая словам Божественных Писаний и причащаясь Божественных Таин» [18]. А в своем пояснении к комментарию на это правило прп. Никодим Святогорец более конкретен; он пишет о необходимости проведения этих святых дней «в святой жизни… прекращая гуляния, хороводы, забавы и другого рода неуместные деяния, которые совершаются» [19].

Сегодня нередко можно встретиться с двумя позициями, которые выражают отношение ко причащению Таин Христовых православных христиан в дни Светлой седмицы: обязательно часто причащаться без исповеди и соответствующей подготовки – это первая позиция; вторая – не допускать до причащения Таин Христовых в эти Пасхальные дни. Эти, совершенно очевидно, полярные точки зрения не соответствуют ни духу празднования Пасхальной недели, ни тем более букве 66 правила Пято-Шестого Вселенского Собора. Первая исключает всякую подготовку для причащения Таин Христовых вплоть до отказа от всякого воздержания в пище и исповеди, что в корне противоречит исконному отношению в Церкви Христовой ко причащению Святых Таин, и толкает человека на крайне дерзкий поступок, на причащение «в суд и во осуждение». Вторая лишает права, которое предоставлено правилом Вселенского Собора, причащаться Таин Христовых. Объяснение ее сторонники видят в церковной практике Русской Церкви Синодальной эпохи крайне редко приступать ко Святому причащению (только в посты) и святоотеческом воспитании в верующих крайне благоговейного отношения к Евхаристии. А поэтому приступать ко причащению Святых Таин можно только после подготовки, подвига, аскетических трудов. И нет необходимости в посте и особых аскетических трудах и подвигах во время Светлой седмицы, когда пост воспрещен.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector