0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Операции германских парашютнодесантных войск

СНАРЯЖЕНИЕ НЕМЕЦКИХ ДЕСАНТНИКОВ

Необычный характер воздушно-десантных операций диктовал разработку необходимого специализированного снаряжения, что в свою очередь вело к расширению возможностей военного искусства в целом

Операции германских парашютно-десантных войск во Второй мировой войне предъявляли противоречившие друг другу требования к вооружению и снаряжению. С одной стороны, парашютистам требовалась высокая огневая мощь, которую они могли бы продемонстрировать в бою, чтобы действовать решительно и с максимальной эффективностью, но, с другой стороны, доступный им арсенал
ограничивался крайне невысокой грузоподъемностью средств десантирования — как самолетов, так парашютов и планеров.

Во время десантной операции парашютист прыгал из самолета практически безоружным, если не считать пистолета и дополнительных патронташей. Когда же парашютисты вводились в бой путем планерного десантирования, вместимость и аэродинамические характеристики планеров Гота DFS-230 диктовали свои ограничения — летательный аппарат мог вместить 10 человек и 275 кг снаряжения.
Противоречие это так никогда и не удалось преодолеть, особенно в той части, которая касается полевых артиллерийских орудий и зениток. Однако располагавшие мощными техническими ресурсами немецкие компании, такие, как концерны «Рейнметалл» и «Крупп», нашли немало инновационных решений проблем, связанных с мобильностью и ударной огневой мощью парашютных частей. На земле часто было сложно отличить снаряжение парашютистов от принятого в сухопутных войсках Вермахта, однако специализированное вооружение все же появлялось, причем оно не просто увеличивало боевой потенциал парашютистов, но и влияло на развитие военного снаряжения и вооружения грядущей половины XX столетия.

Защитное облачение имеет очень важное значение для того, кто прыгает с парашютом, и для парашютистов оно начиналось с высоких, закрывающих щиколотку ботинок. Они имели толстые резиновые подошвы, очень удобные, хотя не подходившие для длительных пеших переходов, и обеспечивали хорошее сцепление с полом внутри фюзеляжа самолета (поскольку в них не применялись большие сапожные гвозди, обычно характерные для такого рода обуви, поставляемой солдатам других родов войск). Изначально шнуровка находилась по бокам, чтобы избежать зацепления парашютными стропами, однако постепенно разобрались, что в этом нет необходимости, и после операций на Крите в 1941 г. изготовители стали поставлять парашютистам ботинки с традиционной шнуровкой.

Поверх боевой формы парашютисты надевали непромокаемый брезентовый комбинезон длиной до бедер. Он подвергался разным усовершенствованиям и был призван обеспечивать дополнительную защиту от влаги при прыжках, а также больше подходил для того, чтобы надевать на него подвесную систему.

Поскольку приземление всегда являлось одним из самых рискованных этапов прыжка для парашютиста, его форма снабжалась специальными наколенниками и налокотниками. Штанины комплекта боевой формы имели по бокам на уровне коленей небольшие прорези, в которые вставлялись брезентовые утолщения, подбитые растительным пухом. Дополнительную защиту давали внешние «амортизаторы» из покрытой кожей пористой резины, которые фиксировались с помощью ремешков или завязок. (Как от утолщений, так и от самого комбинезона после приземления обычно избавлялись, хотя комбинезон иногда оставляли, чтобы надевать поверх него портупею.) Брюки имели небольшой кармашек как раз над уровнем колен, в который помещался важный для десантника нож-стропорез.


Нож стропорез Fliegerkappmesser – FKM


1 — Каска М38
2 — Прыжковая блуза с «оскольчатым» узором с нарукавными знаками различия
3 — Брюки M-37
4 — Противогаз M-38 в брезентовой сумке
5 — 9 mm MP-40 SMG
6 — Подсумки для магазинов к MP-40 на поясе
7 — Фляга
8 — Сухарная сумка М-31
9 — Складная лопата
10 — Бинокль Ziess 6×30
11 — Ботинки


По мере того как война набирала темп, форма парашютистов приобретала все больше отличительных признаков обмундирования солдат сухопутных войск. Этот повидавший виды солдат, однако, по-прежнему носит свою особенную парашютистскую каску, по которой десантников легко было узнать среди прочих немецких частей.

Наверное, самым важным элементом защитного снаряжения. незаменимым как для прыжков, так и для боя, являлась специфическая десантная каска. В общем и целом она представляла собой обычную каску немецкого пехотинца. но без козырька и опускавшихся вниз полей, защищавших уши и шею, снабженную амортизирующим подшлемником и прочно фиксирующим ее на голове бойца подбородным ремешком.


Немецкая десантная каска


Подшлемник парашютного шлема


Схема устройства немецкой десантной каски

Поскольку в большинстве случаев парашютистам приходилось довольно длительное время вести бои без возможности получить снабжение, важной для них считалась способность нести большое количество дополнительных боеприпасов.


Немецкий десантник с патронташем

Парашютистский патронташ специальной конструкции имел 12 кармашков, соединявшихся по центру брезентовым ремешком, который накидывался на шею, а сам патронташ свисал на грудь так, что боец имел доступ к кармашкам с двух сторон. Патронташ позволял парашютисту нести около 100 патронов для винтовки Каг-98к, которых должно было хватить ему до следующей выброски снаряжения или прибытия подкреплений. Позднее в процессе войны появились патронташи с четырьмя большими кармашками, в которых помещалось до четырех магазинов для винтовки FG-42.

Парашюты

Первым парашютом, поступившим на вооружение германских десантников, стал ранцевый парашют принудительного раскрывания RZ-1. Созданный по заказу Управления технического снаряжения Министерства авиации в 1937 г., RZ-1 имел купол диаметром 8,5 м и площадью 56 кв. метров. При разработке данного средства десантирования за основу была принята итальянская модель «Сальваторе», в которой стренги парашюта сходились в одной точке и от нее V-образиой тесьмой крепились к поясу на талии парашютиста двумя полукольцами. Неприятным следствием такой конструкции являлось то, что парашютист повисал на стропах в нелепом наклонном положении лицом к земле — это также обуславливало технику совершения прыжка головой вперед из самолета, чтобы снизить воздействие рывка при раскрытии парашюта. Конструкция заметно уступала парашюту фирмы «Ирвин», которым поль.зов;1лись парашютисты союзников и летчики Люфтваффе и который давал возможность человеку находиться в вертикальном положении, будучи поддерживаемым четырьмя вертикальными лямками. Кроме всего прочего, таким парашютом можно было управлять, подтягивая поддерживающие стропы подвесной системы, что позволяло разворачиваться по ветру и контролировать направление спуска. В отличие от десантников большинства других стран германский парашютист не мог оказывать никакого влияния на поведение парашюта, так как не имел возможности даже дотянуться до лямок у себя за спиной.

Еще одним недостатком RZ-1 были четыре пряжки, которые предстояло расстегнуть десантнику, чтобы освободиться от парашюта, не оснащенного в отличие от аналогичного рода изделий союзников системой быстрого сброса. На практике это означало, что парашютиста часто тащило по земле ветром, в то время как он предпринимал отчаянные усилия для того, чтобы поскорее расстегнуть пряжки. В таких ситуациях бьио проще перерезать стропы парашюта. С этой целью у каждого парашютиста начиная с 1937 г. имелся «каппмессер» (нож-стропорез), хранившийся в специальном кармашке брюк боевого обмундирования. Лезвие пряталось в ручке и открывалось простым поворотом ее вниз и нажимом на фиксатор, после чего лезвие вставало на место под действием силы тяжести. Это означало, что нож позволял применять его одной рукой, что делало его важным предметом в наборе средств десантирования.
Вслед за RZ-1 в 1940 г. пришел RZ-16, отличавшийся несколько усовершенствованной подвесной системой и техникой действия вытяжного фала. Между тем основным парашютом до конца войны оставался поступивший на вооружение в 1941 г. RZ-20. Одним из его главных достоинств являлась более простая система пряжек, которая вместе с тем строилась на все той же проблематичной конструкции «Сальваторе».


Система быстроразъемных пряжек на немецком парашюте RZ20


Немецкий парашют RZ-36

Позднее производился и другой парашют, RZ-36, который, однако, нашел лишь ограниченное применение в ходе операции в Арденнах. Треугольной формы RZ-36 помогал контролировать «раскачивание маятника», типичное для парашютов предыдущих моделей.
Несовершенство парашютов серии RZ, не могло не скатываться на эффективности десантных операций, проводимых с их применением, особенно в том, что касалось полученных при приземлении травм, вследствие чего сокращалось количество бойцов, способных принимать участие в боевых действиях после высадки.

Немецкие десантные контейнеры


Немецкий контейнер для десантирования снаряжения

В ходе парашютно-десантных операций практически все вооружение и снабжение сбрасывалось в контейнерах. До операции «Меркурий» существовали контейнеры трех габаритов, при этом меньшие применялись для транспортировки более тяжелых военных грузов, таких, как, скажем, боеприпасы, а большие — для более крупных, но легких. После Крита эти контейнеры были стандартизированы — длина 4,6 м, диаметр 0,4 м и вес груза 118 кг. Для защиты содержимого контейнера в нем имелось дно из гофрированного железа, которое сминалось при ударе и выполняло функцию амортизатора. Кроме того, грузы прокладывались резиной или войлоком, а сами контейнеры за счет подвески поддерживались в заданном положении или же помещались внутрь других контейнеров.


Откопанный из земли десантные контейнеры

Взводу из 43 человек требовалось 14 контейнеров. Если отсутствовала необходимость вскрывать контейнер немедленно, его можно было нести за ручки (всего четыре) или же катить на тележке с резиновыми колесами, входившей в комплект каждого контейнера. Одной из версий служил контейнер в форме бомбы, он применялся для легких грузов, которые было трудно повредить. Они выбрасывались с самолетов как обычные бомбы и, хотя оснащались тормозным парашютом, не имели системы амортизаторов.


Немецкий десантный контейнер для снаряжения найденный в реке черными копателями

Операции германских парашютнодесантных войск

Воздушно-десантные войска Вермахта более других военных структур гитлеровской Германии овеяны мифами. О воздушных десантах на Восточном фронте упоминается и в художественных книгах, и в научно-популярных. В фильмах о Великой Отечественной войне не раз показаны массированные немецкие парашютные десанты.

И хотя в нынешнее время достаточно источников, чтобы узнать о реальной деятельности парашютистов Вермахта, мифы о целой воздушно-десантной армаде в немецкой армии до сих пор распространены среди широкой аудитории.

Крупная воздушно-десантная операция во Второй Мировой войне Германией была проведена лишь однажды. В 1941 году на Крите. До этого было ещё несколько операций в Норвегии, Бельгии, Греции. Согласно ранним советским источникам, на Крите высаживалось три дивизии парашютным способом и две дивизии посадочным. Но на самом деле вся операция проводилась силами одной-единственной немецкой 7-й авиационной дивизии. В дивизии было три парашютных полка, и советские историки, возможно, просто спутали полки с дивизиями. Тем более, что планировался ещё и посадочный десант на Крит силами 5-й горнопехотной дивизии, в которой как раз и было два полка.

Воздушно-десантные войска Вермахта состояли из одной дивизии, для десантирования парашютным способом — это была 7-я авиационная, и одной дивизии для десантирования посадочным способом — 22-й воздушно-десантной. 22-я дивизия отличалась от обычных пехотных соединений тем, что личной состав был обучен быстро покидать транспортные самолеты после посадки. И когда 22-я дивизия не смогла принять участие в высадке на Крите, её легко заменили другой, оказавшейся поблизости.

Специально для Критской операции был сформирован штурмовой десантный полк, личный состав которого должен был высаживаться с планеров. После Крита полк воевал как обычная пехота. Для планируемого захвата острова Мальта в 1942 году, сформировали 1-ю парашютную бригаду, но воевать ей пришлось в Северной Африке в качестве обычной пехотной .

На советско-германском фронте воздушные десанты не применялись никогда. 7-я авиационная дивизия действительно была отправлена на Восточный фронт после того как восстановилась от потерь на Крите, но воевала тоже как обычная пехота.

История немецких парашютных войск этим не исчерпывается. С 1943 года было сформировано одиннадцать парашютных дивизий, воевавших на всех фронтах.

Но особенностью всех этих частей, соединений и даже объединений было то, что десантировать их никто и не планировал. Их появление было связано с наличием в составе немецких военно-воздушных сил большого количества неиспользуемого персонала, из-за огромных потерь в самолетах. А на фронте нужна была пехота, которой не хватало. Разумно было бы передать освободившихся людей в сухопутные войска, но командующий Люфтваффе Геринг захотел иметь свою сухопутную армию.

Сначала из аэродромных техников, связистов, охранников, зенитчиков были сформированы авиаполевые дивизии, которые оказались совершенно небоеспособными. Но негативный опыт с авиполевыми дивизиями не отменил идею Геринга, и началось формирование новых соединений, которые назвали парашютными, точнее парашютно-егерскими. Название это говорило не о возможности десантирования, а о том, что они организационно входят в состав Люфтваффе. Пехотой не ограничились, и были сформированы даже парашютно-танковая и парашютно-моторизованная дивизии.

Первые дивизии формировались на базе уже существовавших: 7-й дивизии,1-й парашютной бригады, штурмового полка и других отдельных частей, и могли считаться элитными соединениями. На фронте эти дивизии проявили себя хорошо, что было оценено и противником. Остальные соединения формировались уже из самого разного контингента и по своему уровню к элите не относились.

В 1944 году была сформирована парашютная армия, воевавшая на Западном фронте. Но, в отличие от англо-американской 1-й воздушно-десантной армии, которая проводила операции по высадке стратегических воздушных десантов, немецкая Fallschirm-Armee сражалась только на земле. И входили в состав этой армии самые разные соединения и части, как парашютных, так и обычных полевых войск.

Во Второй Мировой войне Вермахт формально создал парашютные войска, по своей численности уступавшие только советским. Но никакого отношения к настоящим воздушно-десантным войскам они не имели. Не было в них ни специальной техники и вооружения, не было военно-транспортной авиации, и не было даже парашютов.

Десантники вермахта 1936-1945

П о оценкам современных немецких военных историков, десантники вермахта во времена Второй мировой войны, благодаря своей тактике и бойцовскому духу, снискали уважение противника на Западном фронте. Утверждается, что отбор в эти подразделения проходил жестче, чем в СС. Гитлеровская пропаганда называла их «зелеными дьяволами» (grüne Teufel).

Современники отмечают: в тот день это буквально витало в воздухе! Коммюнике Верховного командования вермахта (Wehrmachtsbericht) от 24 мая 1941 г. впервые передало конкретные сведения об обстановке на острове Крит в Средиземном море:

« Немецкие десантные войска (…) с раннего утра 20 мая на острове Крит ведут бои с частями британской армии. Смелой атакой с воздуха они захватили (…) тактически важные точки (…). После дальнейшего подкрепления частями немецких сухопутных войск перешли в наступление. Западная часть острова уже прочно в руках немцев «.

Операция «Меркурий» по масштабному вторжению на о. Крит для воздушно-десантных войск нацистской Германии стала кульминацией их тактического применения. Одновременно, эта победа, доставшаяся с большими потерями, стала и последним массовым боевым десантированием «зеленых дьяволов Геринга».

Десантники вермахта — начало

Зарождение воздушно-десантных войск вермахта относится к середине 1930-х годов. Тогда бывший «генерал региональной группы полиции Геринг» 1 октября 1935 г. принял на себя обязанности «полкового генерала Геринга» военно-воздушных сил (люфтваффе). Его распоряжением от 29 января 1936 г. пятнадцати офицерам, унтер-офицерам и младшим командирам полка «генерала Геринга» предписывается добровольная «подготовка для совершения прыжкам с парашютом».

В рамках реорганизации из «полка генерала Геринга» формируется парашютно-десантный батальон и саперная парашютно-десантная рота. На базе 1 (парашютно-десантного) батальона «полка генерала Геринга» в качестве родительского подразделения 29 января 1936 г. образуется «авиационная группа» (Fliegergruppe, F). Она становится ядром будущих воздушно-десантных войск Третьего рейха.

Впервые будущих десантников вермахта публично представляют немецкой общественности 4 октября 1936 г. на имперском празднике урожая в Бюкеберге, где они выполняют «массовый» прыжок с парашютом с малой высоты.

«Знак парашютиста-стрелка»

В качестве отличительного признака для солдат этой элитной группы решением главкома люфтваффе Германа Геринга от 5 ноября 1936 г. учреждается «знак парашютиста-стрелка» («Fallschirmschützenabzeichens«) .

Интересно, что за полгода до официального учреждения значка 4 июля 1936 г. его первый экземпляр получил майор Бруно БРЭЙЕР (Bruno BRÄUER). В середине декабря 1936 г. выпускается новый образец отличительного знака.

Первый вариант требований, предъявляемых к кандидатам, от 17 мая 1937 г., разрешал постоянное ношение знака только при условии поддержания военнослужащим постоянной тренированности в прыжках с парашютом. В новой редакции положения от декабря 1937 г. это правило было удалено. Факта получения парашютного знака становится достаточно для его постоянного ношения.

Сухопутные войска или ВВС

Но не только люфтваффе преследуют планы в отношении парашютистов. Поскольку в общевойсковом военном понимании десантники вермахта вступают в бой, как пехотинцы, командование сухопутными войсками заявило о намерении иметь подобные специальные части и в своем подчинении. При этом, командование СВ рассматривает парашют или планер, с помощью которого десантники достигают района своих действий, только как средство транспортировки, суверенитет над которым признавался за ВВС.

В апреле 1937 г. формируется первая парашютно-десантная пехотная рота СВ в Стендале. В военном городке «Альбрехт Бэр» Albrecht der Kaserne) и на аэродроме Стендаль-Борштель (Stendal-Borstel) примерно 160 пехотинцев СВ проходят парашютную подготовку.

Вместе с тем, в отличие от десантников ВВС, тактическая концепция парашютной пехоты СВ имеет другую направленность. Если командование СВ представляет себе тактическое применение парашютистов ограниченным, то ВВС разрабатывают «тактику разрушителя» (Zerstörertaktik). Согласно взглядам руководства люфтваффе, малочисленные отряды призваны уничтожать важные одиночные объекты в тылу противника, глубоко за линией фронта.

Только после того, как удалось объединить эти различные тактические идеи генерал-майор Курт ШТУДЕНТ (Kurt STUDENT) – основатель и первый командующий воздушно-десантными войсками вермахта – смог сформировать действительно боеспособные специфические для того периода части.

Формирование и развитие

Первоначально парашютисты СВ относятся к учебно-экспериментальным войскам армейской пехоты. К 1 июня 1938 г. в сухопутных войсках формируется штаб первого пехотного парашютного батальона. Численность подразделения должна составить около 600 чел.

Через несколько месяцев армейские парашютисты переселяются из Стендаля в новые казармы в Брауншвайге (Braunschweig). Но самостоятельными они остаются не долго. 1 января 1939 г. часть в качестве второго батальона переподчиняется 1 парашютно-десантному полку ВВС. С тех пор все подготовленные десантники вермахта получают отличительный знак парашютиста люфтваффе.

После объединения парашютистов ВВС и СВ воздушно-десантные части вермахта 1 января 1939 г. передаются в состав 7 воздушной дивизии. Помимо этого соединения, к боевым десантным операциям также привлекались обученный для совершения прыжков с парашютом 16 пехотный полк из состава 22 пехотной дивизии СВ, а иногда и парашютно-десантный батальон полка штурмовиков «Фельдхеррнхалле» (SA-Standarte «Feldherrnhalle») из состава люфтваффе.

По итогам успешных боевых операций десантников вермахта против армий Бельгии и Голландии в 1940 г. формируются 2 и 3 десантные полки. К ним добавляются несколько специальных формирований, в частности: саперный парашютно-десантный батальон и управление парашютной разведки (Fallschirm Nachrichten Abteilung). В декабре 1940 г. все парашютные части объединяются в составе 11 авиационного корпуса. Созданная ранее 7-я воздушная дивизия расформировывается.

С начала 1942 г. для боевых действий в Северной Африке формируется 1 воздушно-десантная бригада под командованием Германа-Бернхарда РАМКЕ (Hermann-Bernhard RAMCKE). В последующем в 1943 г. создаются с первой по четвертую, а затем в 1944 г. с пятой до восьмую воздушно-десантные дивизии. В 1944 г. из них образуют I и II воздушно-десантные корпуса, а впоследствии воздушно-десантную армию с корпусными и армейскими частями. В последние военные месяцы 1945 г. еще имели место рудиментарные формирования 9, 10 и 11 воздушно-десантных дивизий.

Специальное снаряжение и вооружение десантников вермахта

Перед слиянием парашютистов СВ и ВВС униформа и снаряжение каждого вида вооруженных сил разрабатывалась независимо. В дальнейшем воздушно-десантные части считались не самостоятельным родом войск, а отдельной категорией подразделений (Verbandsgattung), принадлежащей авиационным частям ВВС.

На этом основании десантники вермахта получили золотисто-желтый цвет формы, как и у летных частей. Однако, обозначение воинских званий отличало их от авиационных специалистов: «егерь» (Jäger) – для рядового состава и «обер-егерь» (Oberjäger) – для младшего командного состава.

От полевого обмундирования пехотинца униформа и экипировка десантников отличалась своей спецификой. Здесь во внимание принималась функциональная необходимость, обусловленная прыжком с парашютом. Некоторые детали снаряжения разрабатывались только для этого.

В частности, наряду с парашютом и относящейся к нему ременной подвесной системой специальным снаряжением считались шлем особой формы и собственно блуза парашютиста, прозванная «костяной мешок» („Knochensack“). Особенными были брюки парашютиста, наколенники, ботинки на шнурках и длинные кожаные перчатки с мягкой подкладкой.

Хотя с момента десантирования на о. Крит в мае-июне 1941 г. крупных десантных операций более не проводилось, солдаты продолжали носить специфический стальной шлем и характерный «костяной мешок». Эти детали стали квази опознавательным признаком этих элитных подразделений.

Винтовка «зеленых дьяволов» Геринга

В качестве специфического личного стрелкового оружия помимо пистолета-пулемета MP 40 использовалась специально разработанная полуавтоматическая винтовка FG-42.

На начало Второй мировой войны перед прыжком с парашютом немецкие десантники брали с собой из оружия только пистолет. Остальное вооружение (укороченные карабины K98k и автоматы MP40) и боеприпасы сбрасывалось в специальных контейнерах. В результате после приземления десантное подразделение приводилось в полную боевую готовность только после поиска этих контейнеров.

Такая тактическая особенность (кстати, на тот период имевшая место и в других армиях мира) стала основной причиной значительных потерь в ходе операции «Меркурий» в 1941 г. Союзники нанесли «зеленым дьяволам» значительный урон именно тогда, когда они искали разлетевшиеся при десантировании контейнеры с оружием.

По этой причине командование люфтваффе потребовало разработки специального оружия. По замыслу, десантники могли бы брать его с собой при совершении прыжка и приводить себя в готовность к бою сразу после приземления.

Выбор командования ВВС пал на автоматическую винтовку необычной конструкции от компании Rheinmetall-Borsig. Оружие получило обозначение FG-42 (от Fallschirmjägergewehr 42), что можно перевести, как «винтовка десантника», или парашютиста образца 1942 г.

Выполненная под патрон калибра 7,92х57 мм винтовка имела вес от 4,2 кг и максимальную дальность стрельбы до 500 м. Скорострельность достигала 700 выстр./мин. Питание осуществлялось через съемный магазин емкостью 10-20 патронов. Магазин вставлялся сбоку, с левой стороны.

Другая характерная особенность конструкции – дульный компенсатор, который ослаблял отдачу и гасил пламя выстрела. Однако, при этом, усиливал его звук. Конструкторы винтовки заменили типичный ножеподобный штык, придав ему форму четырехгранной пики. В сложенном положении штык закреплялся на оружии остриём назад.

Поскольку FG-42 одновременно могла служить как винтовкой, так и легким пулеметом – для устойчивости её снабдили убирающимися сошками. Вместе с тем, стрельба в полностью автоматическом режиме давала сильную отдачу, поэтому солдаты вели огонь почти исключительно в полуавтоматическом режиме.

Первоначально оригинальный приклад изготавливался из штампованной стали. Позднее конструкторы перешли на дерево, чем добавили стабилизирующего веса и смогли избежать перегрева.

Универсальная FG-42 появилась в сентябре 1943 г. во время освобождения отрядом коммандос диктатора Бенито Муссолини из рук итальянских партизан в ходе операции «Айхе» (Eiche, рус. – дуб). В боях за Италию, в битве при Монте-Кассино (Monte Cassino) в 1944 г. оружие снова продемонстрировало свою удачную конструкцию. В дальнейшем FG-42 оставалось в арсенале десантников вермахта до конца войны. Выпущено более 5 тыс. единиц.

Как отмечают знатоки, сегодня среди коллекционеров оружия эта модель является востребованным артефактом, за который на аукционах в США дают высокую цену.

Современная военная история Германии называет «зеленых дьяволов Геринга» элитой вермахта, впрочем, не отрицая элитарности этого рода войск и в армиях других стран. В вооруженных силах нынешней Германии наследниками десантников вермахта можно считать парашютистов 1 воздушно-десантной бригады «Саарланд», входящей в состав дивизии сил специальных операций СВ. Она же составляет основу аэромобильных сил бундесвера (подробнее).

По материалам военно-исторического журнала Clauzewuitz

Название книги

Германские парашютисты 1939-1945

Кверри Б.

Чаппел М.

О фициальный приказ о создании германских воздушно-десантных войск был подписан 29 января 1936 г. Согласно этому документу, объявлялся набор добровольцев для участия в парашютных тренировках. Суровые методы обучения соответствовали `десяти заповедям`, которые дал егерям-парашютистам сам Гитлер: `Вы — избранные бойцы вермахта. Вы должны стремиться к сражению и уметь переносить все тяготы. Война должна стать вашей потребностью`.

Об истории создания, боевых операциях, организации, экипировке и формеодежды германских парашютистов рассказывает книга Б.Кверри. Текст сопровождается уникальными фотографиями и прекрасно выполненными цветными иллюстрациями, составленными на основе архивных материалов.

Книга адресована широкому кругу читателей, увлекающихся историей Второй мировой войны и военной формы.

Германские парашютисты. 1939–1945

Б. Кверри М. Чаппел

РОЛЬ «ЕГЕРЕЙ—ПАРАШЮТИСТОВ»

«Воздушно—десантные операции обычно называют вертикальным развертыванием, и это лучшее определение их назначения. Суть развертывания заключается в том, чтобы сковать противника, подготовив тем самым его дальнейшее уничтожение. Сильная группа в тылу противника разъединяет солдат и разрывает коммуникации, что повышает уязвимость при атаке с фронта. Это оказывает также сильное психологическое воздействие. Солдат привык к тому, что все, кто находится по ту линию фронта — враги, а в его тылу — друзья. Это позволяет сориентироваться, куда стрелять, и откуда ждать подкреплений.

Воздушно—десантные операции разрушают этот стереотип. Они также заставляют отвести часть войск от линии фронта, прежде всего, чтобы прикрыть ключевые точки от возможных выбросок десанта, а также для локализации очагов сопротивления, когда десантирование произведено. В некоторых ситуациях бороться против десанта невозможно. Вопреки обычному правилу (и разрабатываемым на его основании планам), атакующий может сконцентрировать больше сил на земле в точке сбора, чем обороняющийся2 способен собрать для защиты от воздушного десанта. Только по вмешательству судьбы… парашютисты могут быть рассеяны в момент выброски, до того, как они оборудуют оборонительные позиции».

Приведенная цитата, вероятно, одно из самых сжатых, и вместе с тем информативных описаний воздушно—десантных операций, которые мне когда—либо встречались. Преимущества интересующего нас вида нападения изложены здесь кратко, но необходимость применения выбросок совершенно ясна. Ключевой фактор — внезапность, но он опирается на такие факторы, как подходящие погодные условия и ветер, рельеф местности, точные данные разведки о силах и расположении противника и его возможностях к концентрации для проведения эффективной контратаки — и, конечно, на удачу.

ОПЕРАЦИИ ГЕРМАНСКИХ ПАРАШЮТНО—ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК

Парашютисты не были включены ни в одну из группировок вермахта или люфтваффе, обеспечивавших захват Польши. Известно, однако, что солдаты 7–й авиационной дивизии с целью тренировки были задействованы в разведывательном рейде за Вислу, в ходе которого понесли серьезные потери под Волей Гуловской. Генерал Штудент сообщил Гитлеру, что парашютисты разочарованы тем, что не приняли участия в Польской кампании. На это последовал ответ: «Они, без сомнения, вступят в бои на Западе!»

В первых операциях парашютистов в Дании и Норвегии был задействован 1–й батальон 1 — г о парашютного полка (I/FJR1) под командованием майора Эриха Вальтера. Четырем ротам батальона были поставлены различные задачи. Штабной и 2–й ротам поручалось захватить аэропорт Форнебю в Осло и удерживать его до высадки частей 163–й пехотной дивизии, которая должна была десантироваться посадочным способом. 3–я рота под командованием лейтенанта барона фон Брандиса должна была точно так же захватить и удерживать аэродром Сола в Ставангере. В этовремя один из взводов 4–й роты капитана Вальтера Герике захватывал два летных поля в Аальборге, а остальные силы роты — дамбу, связывавшую острова Фальстер и Зееланд. 1–я рота лейтенанта Герберта Шмидта оставалась в резерве, но позже была выброшена для подкрепления войск генерала Дитля в районе Нарвика.

НАЗЕМНЫЕ ОПЕРАЦИИ

Крит был последней крупной воздушно—десантной операцией германской армии во время Второй мировой войны. Никогда больше вооруженные силы страны не располагали достаточными людскими ресурсами и в особенности нужным количеством транспортных самолетов, а кроме того, не сталкивались с тактической необходимостью предпринять подобные действия. Конечно, это не означало конца применения парашютистов в качестве воздушных десантников: высадка десантов силой до батальона при захвате ключевых объектов противника продолжалась до конца войны. В июне 1941 г. парашютисты помогали диверсантам полка «Бранденбург» при захвате мостов через Двину в России. В сентябре 1943 г. диверсанты Отто Скорцени вызволили Муссолини из заключения в Гран—Сассо в ходе дерзкой операции с применением планеров и легких самолетов. В мае 1944 г. карательный парашютный батальон СС совершил налет на штаб—квартиру Тито в Дрваре. Даже зимой 1944/45 г г. проводились небольшие десантные операции: в них участвовали солдаты 6–го парашютного полка во время наступления в Арденнах и на Восточном фронте при переброске подкреплений защитникам Бреслау. В основном, однако, парашютисты использовались как элитная пехота во время обычных войсковых операций. Поэтому автор книги и уделил основное внимание воздушно—десантным операциям первых лет войны. Далее лишь кратко перечисляются основные события, в которых также приняли участие парашютные войска Германии.

Искалеченная в боях 7–я авиационная дивизия была переформирована. В сентябре 1941 г. 2–й батальон авиапосадочого штурмового полка дивизии (II/LLStR) первым из ее частей был направлен в Россию; дивизия сражалась на Ленинградском фронте до марта 1 9 4 3 г. В октябре 1 9 4 2 г. ее переименовали в 1–ю парашютную дивизию (

, а в марте 1943 г. перевели на юг Франции, дав возможность отдохнуть и пополниться после тяжелых потерь в России.

ВООРУЖЕНИЕ И СНАРЯЖЕНИЕ

Вооружение немецких парашютных войск мало отличаюсь от вооружения пехоты вермахта. Парашютисты использовали все стандартные виды легкого стрелкового оружия, пулеметов, минометов, гранатометов и огнеметов, принятых на вооружение германской армии. Начиная с 1942 г., с переходом к использованию парашютных частей в наземных операциях, стала применяться полевая, средняя, противотанковая, зенитная, самоходная и штурмовая артиллерия. Из—за недостатка места мы не будем подробно останавливаться на рассмотрении тех видов вооружений, которые широко применялись в других войсках Германии.

Помимо стандартного маузеровского карабина Kar 98К парашютисты использовали ограниченное количество укороченных, складывающихся или «переламывающихся» винтовок. Среди них следует упомянуть Kar 98/42 и Brunn Gew 33/40 — обе калибра 7.92 мм, с пятизарядными магазинами. Помимо винтовки 33/40 со складывающимся прикладом существовал и другой вариант— укороченный, предназначавшийся как для парашютных, так и для горнострелковых войск. В люфтваффе был популярен восьмизарядный автоматический пистолет Зауера 38(Н). Наиболее специфическим оружием парашютистов была автоматическая 7.92–мм винтовка FG42 с расположенным горизонтально слева магазином емкостью 20 патронов, сошками и штыком. В отличие от введенной позже в вермахте и частях люфтваффе «штурмовой винтовки» МР43/44 (SG43), FG42 имела большую начальную скорость полета пули и большую дистанцию стрельбы.

Цветные иллюстрации

1. Бывший солдат парашютного пехотного батальона вермахта (Fallschirm—Infanterie—Bataillon) по—прежнему носит зеленую прыжковую куртку: этот элемент униформы был присвоен солдатам именно этой части. Такие куртки носили и некоторое время спустя после переподчинения батальона люфтваффе. Куртка не имела воротника и снабжалась двумя застежками—молниями во всю длину; две дополнительных застежки с кнопками в верхней части груди препятствовали самопроизвольному расстегиванию молний. Эта модель была заметно короче последующих, и стягивалась внизу. На правой стороне груди нашивалась армейская эмблема в виде орла с прямыми крыльями (такие эмблемы иногда можно было увидеть и на куртках люфтваффе вплоть до 1940 г.). На левом рукаве — армейские шевроны знаков различия по чинам. Специальные парашютистские брюки внешне напоминали армейские полевые брюки образца 1943 г., но шились из материи более зеленого оттенка. На лодыжках брюки застегивались хлястиками с пуговицами и имели два задних и два боковых кармана, а также небольшой «чacoвой» кармашек справа у пояса. На уровне колен под боковыми швами оставлялись прорези, застегивавшиеся кнопками. Через эти прорези можно было надеть прямоугольные наколенники, заполненные капоком. На фотографиях прорезь на левой штанине обычно незаметна, а правая видна, поскольку сразу за ней нашивался вертикальный карман для выкидного ножа, прикрывавшийся клапаном с тремя большими застежками—кнопками. (Специальный выкидной нож; входил в штатное снаряжение парашютиста. Его лезвие входило в рукоятку и выбрасывалось из нее за счет силы тяжести и автоматически фиксировалось, так что при необходимости с ножом можно было управляться одной рукой. При опасности нож мог использоваться для обрезания строп.)

Германские парашютисты 1939-1945 (2 стр.)

На первых порах немецкие парашютные части испытали серию неудач. Отчасти причиной этого были интриги в среде высших иерархов нацистской партии, отчасти — элементарное невезение. Но вскоре, после появления в их рядах уцелевших (и набравшихся боевого опыта) добровольцев из воевавшего в Испании легиона «Кондор», дело понемногу пошло на лад. Кардинальные же изменения последовали, когда командование десантниками было поручено генерал—майору Курту Штуденту.[9] Если Гудериана называют отцом немецких танковых войск, то Курту Штуденту должен быть присвоен такой же титул в отношении парашютно—десантных войск.

Этот обер—лейтенант носит нарукавные знаки различия, которые парашютисты стали использовать по примеру своих коллег из летного состава люфтваффе. Подробное описание — см. в комментариях к цветным иллюстрациям (555/839/27).

Официальное рождение германских воздушно—десантных войск состоялось 29 января 1936 г., когда соответствующий приказ по распоряжению Геринга был подписан статс—секретарем Имперского министерства авиации Эрхардом Мильхом. Согласно этому документу, объявлялся набор добровольцев для участия в парашютных тренировках в Штендале. Суровые методы обучения соответствовали «десяти заповедям», которые дал егерям—парашютистам сам Гитлер: «Вы — избранные бойцы вермахта. Вы должны стремиться к сражению и уметь переносить все тяготы. Война должна стать вашей потребностью». В этих наставлениях говорится еще о многом, но нам хотелось бы привести ещё одно высказывание, в соответствии с которым немецкие парашютные войска действовали в ходе войны: «Против открытого врага сражайтесь рыцарственно, но жестоко подавляйте партизанские выступления».

Второй воздушно—десантный батальон, также сформированный в 1936 г., был армейской частью под командованием майора Рихарда Гейдриха.[10] Он имел организацию по образцу батальона поддержки, располагая станковыми пулеметами и минометами. Батальон прекрасно показал себя во время маневров вермахта, проводившихся осенью 1937 г. в Мекленбурге. Его выступление дало мощный импульс к созданию немецких воздушно—десантных войск. И вновь из—за разногласий между армией и ВВС относительно принадлежности парашютистов, вопрос был решен в пользу люфтваффе: егеря—парашютисты перешли в ведомство Геринга. В тот период в люфтваффе считали, что парашютисты должны действовать малыми группами в качестве диверсантов за линией фронта противника: их задача — разрушать коммуникации и подрывать боевой дух врага. Армия, напротив, полагала, что десантников следует использовать массированно, как обычную пехоту. В конце концов сторонники обеих точек зрения смогли на практике проверить свои воззрения и убедиться, что парашютисты могут с успехом решать и те, и другие задачи.

Часовой—парашютист у железной дороги в России. Он одет в прыжковую куртку люфтваффе «второго образца» — по—прежнему зеленого цвета, но с полами, состегнутыми на манер штанин. Обратите внимание на детали кармана для выкидного ножа на правой штанине (541/432/15).

Следующий этап в развитии парашютных сил люфтваффе начался в июле 1938 г., когда на базе батальона Бройера из полка «Герман Геринг» было решено сформировать новую 7–ю авиационную дивизию (7. Flieger—Division) под командованием Курта Штудента, которому успешно помогали в этом майоры Герхард Бассенге и Генрих Треттнер.[11] Штудент (он родился 12 мая г.) великолепно соответствовал своей новой должности. Он начинал службу в пехоте, а затем был пилотом—истребителем и командовал эскадрильей в Первую мировую войну; позже, еще до прихода Гитлера к власти, Штудент был одним из штабных офицеров, непосредственно вовлеченных в строительство новых германских воздушных сил. В отличие от многих из своих сослуживцев Штудент абсолютно верил главарям нацистов и с удовольствием служил под их началом. Кроме того, Штуденту, генералу люфтваффе, удалосьустановить хорошие отношения с армейским начальством: он разделял взгляды вермахта относительно того, что парашютистов не следует применять в качестве диверсантов, действующих малыми группами.

Хотя оккупация Судетской области осенью 1938 г. не потребовала применения крупных военных сил, новая «дивизия» Штудента использовала этот шанс, чтобы пройти тренировку в походных условиях. Геринг был полон энтузиазма, ему удалось сломить сопротивление армейского начальства, и 2–й парашютный батальон Гейдриха вошел в состав люфтваффе. В то же время (в январе 1939 г.) были изданы инструкции относительно создания второго полка, и амбиции Гейдриха были удовлетворены: он был назначен командиром новой части. Оба полка приняли участие в Норвежской кампании весной следующего года. Штатная организация полков полностью соответствовала пехотной: трехбатальонный состав (в 1940 г. во 2–м полку реально имелось только два батальона), в каждом батальоне по четыре роты. Кроме того, создавалась саперная рота, и было положено начало созданию подразделений поддержки — противотанковой, легкой полевой и противовоздушной артиллерии, разведывательных, инженерных, медицинских, связных и других частей.

ОПЕРАЦИИ ГЕРМАНСКИХ ПАРАШЮТНО—ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК

Фотография позволяет хорошо рассмотреть детали покроя прыжковой куртки, сшитой из материи камуфляжной окраски. Эти солдаты выстроились для парада где—то в Средиземноморье. Их каски выкрашены в песочный цвет, поверх которого нанесены серые или зеленыепятна. Парашютист на переднем плане носит знак Испанского креста с мечами, что означает его службу в легионе «Кондор» (580/1995/29).

Парашютисты не были включены ни в одну из группировок вермахта или люфтваффе, обеспечивавших захват Польши. Известно, однако, что солдаты 7–й авиационной дивизии с целью тренировки были задействованы в разведывательном рейде за Вислу, в ходе которого понесли серьезные потери под Волей Гуловской. Генерал Штудент сообщил Гитлеру, что парашютисты разочарованы тем, что не приняли участия в Польской кампании. На это последовал ответ: «Они, без сомнения, вступят в бои на Западе!»

Норвегия и Дания, 1940 г.

В первых операциях парашютистов в Дании и Норвегии был задействован 1–й батальон 1 — г о парашютного полка (I/FJR1) под командованием майора Эриха Вальтера. Четырем ротам батальона были поставлены различные задачи. Штабной и 2–й ротам поручалось захватить аэропорт Форнебю в Осло и удерживать его до высадки частей 163–й пехотной дивизии, которая должна была десантироваться посадочным способом. 3–я рота под командованием лейтенанта барона фон Брандиса должна была точно так же захватить и удерживать аэродром Сола в Ставангере. В этовремя один из взводов 4–й роты капитана Вальтера Герике захватывал два летных поля в Аальборге, а остальные силы роты — дамбу, связывавшую острова Фальстер и Зееланд. 1–я рота лейтенанта Герберта Шмидта оставалась в резерве, но позже была выброшена для подкрепления войск генерала Дитля в районе Нарвика.

Майора Вальтера постигла неудача: Форнебю был скрыт туманом, и парашютистам пришлось повернуть назад. Однако транспортные самолеты Ju.52 второй волны, на борту которых находились солдаты 163–й дивизии, нашли просвет в облаках и смогли совершить посадку. Десантники понесли серьезные потери, но аэродром был захвачен. Лейтенант фон Брандис был удачливее: его солдаты благополучно приземлились на краю летного поля Солы и быстро подавили разрозненные очаги сопротивления охраны, так что вторая волна десанта могла высадиться без помех. У капитана Герике тоже все шло хорошо: датские солдаты, охранявшие дамбу, были настолько ошеломлены появлением вражеских парашютистов, что даже не оказали сопротивления и сдались. Отдельный взвод, выброшенный для захвата двух аэродромов в Аальборге, также обошелся без кровопролития. Рота лейтенанта Шмидта в утренних сумерках была выброшена в заснеженную долину Гудбрансдаль примерно в 140 км от Осло. Егеря роты понесли потери от огня норвежских солдат еще при выброске, но затем целых четыре дня оборонялись, пока отсутствие боеприпасов не вынудило их сдаться. Сам Шмидт был тяжело ранен в бедро и живот, но не сдал командования на протяжении всей операции: позже он был награжден Рыцарским крестом.

Несмотря на потери, операции апреля 1940 г. в Скандинавии показали обоснованность применения парашютистов против неподготовленного противника, когда нападающим способствует фактор внезапности. Но лишь несколько месяцев спустя парашютисты заработали серьезную репутацию.

Запад, 1940 г.

Скорее всего, это постановочный снимок, сделанный на Крите уже после окончания боев в мае 1941 г. Здесь можно хорошо рассмотреть выкрашенные в песочный цвет каски и серо—зеленые прыжковые куртки. Фельдфебель (слева) выпустил воротник летной блузы поверх куртки, чтобы показать свой унтер—офицерский ранг, но нарукавных знаков различия у него нет. Такое сочетание встречалось редко (569/1579/15).

Как были созданы немецкие парашютные войска

К началу второй мировой войны немецкие парашютные войска были самым молодым родом войск в германских вооруженных силах. Им не было еще и 10 лет, и по сути дела они только начинали выходить из стадии эксперимента. В конце 20-х годов в немецкой сухопутной армии (рейхсвере) появился первый парашютно-пехотный батальон. При его создании использовался опыт, накопленный русскими. При реорганизации[70]немецкой авиации один батальон полка «Генерал Геринг», то есть пехотного полка авиации, был подготовлен и оснащен, как парашютный батальон. За несколько дней до оккупации Судетской области парашютно-пехотный батальон сухопутной армии и батальон стрелков-парашютистов германских ВВС были объединены в часть Особого назначения германских ВВС под командованием генерала Курта Штудента.

Благодаря этому решению вопрос о том, должны ли германские парашютные войска стать частью сухопутной армии или частью авиации, был решен в пользу последней. Таким образом, Германия не последовала примеру многих других государств, парашютные соединения которых входили в состав сухопутной армии. Подобное разрешение вопроса имело в основном столько же преимуществ, сколько и недостатков. Возможность тесного взаимодействия с авиацией оказалась выгодной главным образом при выполнении парашютными войсками самостоятельных задач оперативного характера. При выполнении же более мелких тактических задач, когда отдельные парашютные части и подразделения использовались во взаимодействии с крупными силами сухопутных войск в масштабе одной операции, принадлежность их к авиации создавала трения между командованием ВВС и сухопутной армии и затрудняла их снабжение. Делу обучения парашютистов и прежде всего офицерских кадров принадлежность парашютных войск к авиации также не приносила никакой пользы. Военные авиационные училища были рассчитаны главным образом на то, чтобы подготовить кадры командиров для летного состава и для зенитной артиллерии. Обучение сравнительно небольшого количества курсантов и офицеров парашютных войск не входило в круг задач училищ и учебных заведений ВВС и потому игнорировалось.

Объединение двух парашютных подразделений возрождающихся германских вооруженных сил в системе ВВС означало одновременно важное решение относительно использования этого нового рода оружия: он должен был решать оперативные и тактические задачи и ни в коем случае не расчленяться и не выполнять задач диверсионного характера. Этим парашютные войска были резко отграничены от таких войск, которые у англичан назывались «командос». Задачи, подобные тем, которые ставились отрядам «командос», то есть диверсии мелкими группами за линией фронта, действия отвлекающего характера и т. д., были позднее возложены на особую часть, так называемый 800-й полк особого назначения, из которого впоследствии выросла дивизия «Бранденбург».

Это разделение существовало уже тогда, когда оба парашютных батальона были объединены и переданы в подчинение генералу Штуденту. Между парашютными войсками в собственном смысле и воздушно-десантными войсками, которые с помощью планеров можно высаживать за линией фронта, тогда еще не существовало строгого различия. Оба вида их использования — выброска с парашютом и высадка с планеров — входили в общий круг задач парашютных войск. Для переброски на транспортных самолетах, которая становилась возможной только тогда, когда перед этим в результате операций парашютистов захватывался какой-либо аэродром, предназначались, наоборот, не сами парашютные войска, а части сухопутной армии, а именно — части 16-й пехотной дивизии.

В течение последних лет перед второй мировой войной генерал Штудент неутомимой личной работой добился того, что парашютные войска стали равноправным членом вооруженных сил. Парашютные войска, по численности составлявшие не больше двух пехотных полков, были объединены в 7-ю авиационную дивизию. В военном планировании, которое предшествовало судетскому кризису, впервые предусматривалась оперативная задача для этого еще молодого оружия. Но ни этот, ни другие планы, согласно которым в начале второй мировой войны парашютные части должны были использоваться в Польше или в большой парашютной и воздушно-десантной операции, намечавшейся в районе Гента, осуществлены не были.

При оккупации немецкими войсками Норвегии в апреле 1940 года немецкие парашютисты были впервые сброшены на территорию противника. Аэропорт Осло был захвачен ротой немецких стрелков-парашютистов, другая усиленная рота была выброшена в районе Домбоса в центральной части Норвегии с задачей оседлать дорогу, соединяющую Южную и Северную Норвегию и имеющую большое оперативное значение. Ведя бой против численно превосходящего противника, эта рота, несмотря на неблагоприятную погоду, продержалась там вплоть до подхода основных сил. Кроме того, стрелки-парашютисты и горные стрелки были сброшены в районе Нарвика для усиления действовавших там войск. Через месяц после окончания Норвежской операции, 10 мая 1940 года, все парашютные части были направлены в Северную Бельгию и Голландию для участия в двух самостоятельных десантных операциях, до известной степени дополнявших друг друга. Первая десантная операция имела целью захват так называемой «крепости Голландия».[71]В ходе боевых действий одна группа парашютистов высадилась в районе столицы Голландии, в самом центре «крепости Голландия». Однако в результате упорной обороны противника, а может быть, и тактических ошибок со стороны немецкого командования эта группа решающего успеха не имела. Другие боевые группы захватили с воздуха аэродром Валгавен близ Роттердама и ворвались в город вместе с частями 16-й (воздушно-десантной) дивизии сухопутной армии, высаженными с самолетов Ju-52 на этом аэродроме и на автостраде Гаага — Роттердам. Еще одна группа парашютистов овладела мостами через Холандшдип и, таким образом, открыла немецким танкам с юга ворота в «крепость Голландия». В ходе второй десантной операции немецкие стрелки-парашютисты заняли в районе северо-западнее Льежа переправу через канал Альберта, в то время как отборный взвод хорошо обученных саперов под командованием капитана Коха высадился на рассвете на планерах перед самыми бронеколпаками форта-заставы Эбен-Эмаэль, севернее Льежа, и разбудил ничего не подозревавший гарнизон форта, взорвав эти колпаки специальными усиленными полыми зарядами. Этим двойным ударом стрелки-парашютисты пробили ворота для своих сухопутных войск в Северную Бельгию в самых решающих пунктах.

Успехи 7-й авиационной дивизии в Голландии и Северной Бельгии побудили немецкое верховное командование увеличить численность парашютных войск. В начале лета 1940 года 9-й авиационный корпус был превращен в воздушно-десантный. В него вошли: бывшая 7-я авиационная, а теперь воздушно-десантная дивизия в составе 1-го, 2-го и 3-го парашютно-стрелковых полков, одного истребительно-противотанкового парашютного батальона, одной артиллерийской парашютной батареи (впоследствии из нее возник артиллерийский парашютный дивизион), одного парашютно-саперного батальона и одного парашютного батальона связи. Эта дивизия была исключительно парашютным соединением; кроме того, в корпус входила, по крайней мере согласно первоначальному плану, 16-я пехотная дивизия (сухопутной армии). Кроме того, один так называемый штурмовой полк, который был обучен как для действий с парашютом, так и для переброски на планерах, подчинялся непосредственно корпусу.

В таком составе, однако без 16-й пехотной дивизии, 9-й воздушно-десантный корпус провел «операцию Крит». Крит! Сегодня, спустя 12 лет, он все еще остается символом для наших друзей и врагов, символом смелого решения и героической борьбы. Четыре полка с четырех направлений атаковали с воздуха этот средиземноморский «зеленый остров»: штурмовой полк захватил аэродром Малемес, расположенный в северо-западной части острова, и оттуда пробил себе путь к столице; 3-й парашютно-стрелковый полк выбросился в долине, начинающейся от побережья и ведущей к столице острова — Кании, штурмом овладел высотами, господствующими над дорогой, проходящей вдоль берега, и, бросив свой первый батальон в обход еще не атакованных оборонительных позиций противника, после ожесточенных боев, длившихся целую неделю, проник с тыла в столицу острова и к бухте Суда — важнейшему военному порту в восточной части Средиземного моря; 2-й парашютно-стрелковый полк захватил район города Ретимнона, 1-й полк — район города Гераклиона в центре северного побережья острова, оба эти полка перерезали столь необходимую для оборонявшихся в северо-западной части острова береговую дорогу.

Во второй фазе боев за остров и при окончательной ликвидации сопротивления противника стрелки-парашютисты были весьма эффективно поддержаны частями горно-стрелковых войск, переброшенных сюда по воздуху. Как наступавшие, так и оборонявшиеся войска англичан, новозеландцев, южноафриканцев и греков воевали упорно и ожесточенно, однако по-рыцарски и справедливо, до последних дней внушая друг другу уважение.

Большие потери в некоторых парашютно-стрелковых частях на Крите были причиной того, что от плана немедленной высадки немецких войск с острова Крит на Кипр пришлось отказаться. Эти потери, вероятно, и заставили немецкое верховное командование после высадки на Крите отказаться от использования парашютных войск по назначению, а применять их как отборные пехотные войска на суше.

Летом 1941 года один батальон 1-го парашютно-стрелкового полка был превращен в корпусной парашютно-стрелковый учебный батальон, к которому зимой 1941/42 года присоединился батальон, выделенный из 3-го парашютно-стрелкового полка в качестве 2-го учебного батальона.

Для действий в Африке в конце июля 1942 года была сформирована так называемая бригада Рамке в составе четырех усиленных батальонов, иначе называемых «боевыми группами». В нее входили также и два названных учебных батальона. Весной 1943 года из остатков бригады Рамке возникла 2-я парашютно-стрелковая дивизия, которая имела такую же организацию, как и 7-я воздушно-десантная дивизия, переименованная теперь в 1-ю парашютно-стрелковую дивизию.

После этого немецкие стрелки-парашютисты нашли себе применение лишь в сентябре 1943 года. Это была не крупная десантная операция одного соединения, а целый ряд небольших предприятий, которые стали необходимыми в связи с высадкой десанта союзников в Сицилии и капитуляцией Италии. 3-й парашютно-стрелковый полк участвовал в этих боевых действиях совместно с другими частями 1-й парашютно-стрелковой дивизии. Одна боевая группа 2-го парашютно-стрелкового полка сразу же после капитуляции Италии атаковала с воздуха ставку итальянского верховного командования у Монте Ротондо; подразделения 7-го полка высадились на планерах в районе Гран-Сассо, чтобы освободить Муссолини, а также заняли остров Эльбу; другая боевая группа внезапным ударом захватила с воздуха остров Леврос в Эгейском море.

Так называемое «освобождение Муссолини» двумя парашютно-стрелковыми ротами на планерах под командованием батальонного командира майора Морса и капитана барона фон Берлепша дало повод для дальнейшего увеличения парашютных войск. Были сформированы вначале еще две, а затем — целый ряд дивизий. Они были объединены в два воздушно-десантных корпуса. Дивизии, сформированные осенью 1943 года и в течение 1944 года, предусматривались для использования только в качестве пехотных соединений, и их личный состав большей частью уже не обучался прыжкам с парашютом.

В декабре 1944 года, когда исход войны был уже решен и борьба велась на германских границах, немецкие стрелки-парашютисты должны были провести еще одну и на этот раз последнюю операцию. В ходе наступления в Арденнах одна боевая группа, созданная специально для этого случая, получила задание занять проходы через труднодоступный горный район Эйфель на дорогах Вервье — Мальмеди и Эйпен — Мальмеди, чтобы обеспечить продвижение соединений 6-й танковой армии SS, которая наступала на Льеж. Только четверти всей боевой группы, вылетевшей из района Падерборна, удалось достичь места высадки. Эта небольшая затерявшаяся в лесах кучка людей ожесточенно сражалась там в течение целых шести дней до тех пор, пока не иссякли боеприпасы и продовольствие и солдаты сами не вынуждены были рассеяться.

Организация парашютно-стрелковых полков соответствовала в основном организации пехотного полка сухопутных войск. Только к концу войны в составе некоторых полков появились саперные» разведывательные и зенитно-пулеметные роты, так что каждый такой полк имел в общей сложности 17 рот. Парашютный, батальон, как и пехотный, состоял из трех парашютно-стрелковых и одной роты тяжелого оружия (пулеметной). Каждая рота состояла из трех взводов, а взвод, как правило, — из трех отделений. Каждое отделение имело на вооружении два ручных пулемета, то есть располагало в два раза большей огневой силой, чем отделение пехотных полков сухопутных войск. Роты тяжелого оружия стрелковых батальонов состояли из трех взводов станковых пулеметов и одного взвода средних минометов (80-мм). Каждый пулеметный взвод имел два отделения станковых пулеметов, по два пулемета в каждом. 13-я рота была вооружена минометами среднего калибра и состояла из трех взводов средних минометов (80-мм) и одного ракетного взвода, 14-я рота была истребительно-противотанковой ротой и имела различное вооружение. В порядке эксперимента в некоторых полках на каждый батальон и на каждую роту тяжелого оружия были созданы взводы подносчиков для обеспечения бесперебойного снабжения боеприпасами.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector