2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Первые трудности в осуществлении планов гитлера

Первые трудности в осуществлении планов гитлера

©ООО «Издательский дом «Вече», 2010

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Когда весной 1942 года восточная армия Германии оправилась от всех ударов кризиса и последствий катастрофического для нее зимнего сражения под Москвой, когда Германии удалось, перестроив свою промышленность, значительно увеличить военное производство, казалось, что германский рейх проиграл только одно сражение, но еще в состоянии успешно продолжать войну. Лишь после поражения под Сталинградом зимой 1942/43 года начался поворот в войне[1]. Критический анализ, проведенный на основании большого количества документов, свидетельствует, что такое представление можно назвать несостоятельным.

В предлагаемой читателю книге показано, что планы Гитлера – и вместе с ними шансы на успешное ведение войны Германией – потерпели провал уже в октябре и, самое позднее, в декабре 1941 года, с началом контрнаступления русских войск под Москвой. Стратегия блицкрига, целью которой являлось достижение быстрой победы над Советским Союзом в ходе одной кампании, до наступления зимы, после поражения группы армий «Центр» под Москвой была развеяна в прах. Германия уже не могла восполнять все возрастающий недостаток в людских ресурсах, что все больше и больше ограничивало ее военный и военно-экономический потенциал. Также несостоятельными оказались надежды Германии на то, что можно не только покрыть нехватку сырья в стране путем быстрого захвата и использования природных богатств России, но и получить превосходство в обеспеченности стратегическим сырьем над англосакскими державами. Таким образом, весной 1942 года Гитлер попал в такое положение, которое больше не позволяло достичь поставленных им напряженных целей. Наступление на Сталинград и Кавказ летом и осенью 1942 года было лишь последней отчаянной попыткой вернуть инициативу.

О битве под Москвой в западных странах опубликован целый ряд работ, которые, за небольшим исключением, описывают боевые действия группы армий «Центр» до начала декабря 1941 года, не говоря ничего о русском контрнаступлении. Оценка этих работ затрудняется тем, что они, как и другие мемуары и монографии участников этой операции, построены прежде всего на личных воспоминаниях, а не на документах. Совершенно отсутствуют работы, которые бы показывали битву под Москвой не как отдельное событие, а в связи с операциями других групп армий и дальнейшими планами Гитлера. Поэтому перед автором стояла задача на основании документов федерального военного архива во Фрейбурге показать весь ход операции «Тайфун», начатой группой армий «Центр» 2 октября 1941 года[2] и довести ее до консолидации немецкого фронта после завершения русского наступления в конце января 1942 года. Автору хотелось при этом показать трудности, которые испытывало командование группы армий «Центр» в связи с наличием постоянных противоречий между планами Гитлера и главнокомандования сухопутных сил (ОКХ), а также раскрыть мотивы принимаемых важнейших решений. Речь пойдет не только о целях и планах Гитлера, но и об его главных советниках, высших военных руководителях, которые оказали влияние на осуществление его планов. Большое внимание будет уделено тому, какое значение имели потери в личном составе и материальных средствах на дальнейшее ведение кампании. Из материалов этой книги, которая освещает как оперативно-стратегические, так и военно-экономические аспекты войны, логически возникают следующие вопросы: какие цели ставил перед собой Гитлер в период с сентября 1941 года по март 1942 года и какое влияние на их достижение оказали трудности военно-экономического характера? Когда осознал Гитлер неосуществимость своих планов вследствие поражения под Москвой и больших потерь в восточной кампании, а также под давлением неразрешимых трудностей в военной промышленности? Таким образом, автор стремился показать военное и военно-экономическое развитие Германии в этот период и его непосредственное воздействие на планы Гитлера по завоеванию мирового господства.

В данной книге использован целый ряд подтверждаемых документами материалов о состоянии военной промышленности Германии в 1941–1942 годах.

Исследование ставило целью выяснить, как сильно повлияла нехватка людей и сырья, которая особенно сильно сказалась в военной промышленности, на стратегические планы Гитлера, могли ли вообще быть устранены трудности в германской военной промышленности и какое влияние они оказали на достижение политических и военных целей германского рейха. Так как имеющиеся в Германии работы на эту тему в большинстве случаев не освещали мероприятий советского командования и говорили о них только попутно, представлялось необходимым использовать многочисленную советскую литературу о битве под Москвой[3]. При исследовании замысла и стратегических планов советского командования у автора возникли некоторые трудности, связанные с нехваткой документальных источников. Были использованы только некоторые сборники документов, приказов бывших командующих фронтами и армиями и очень небольшое число документов Ставки Верховного Главнокомандования[4].

Часть первая. Военная, экономическая и политическая обстановка летом 1941 года

1. Цели Гитлера и мероприятия по проведению русской кампании

Когда Гитлер 6 сентября 1941 года подписал директиву ОКВ № 35 о наступлении на Москву, выполнение его «импровизированного плана» войны, принятого зимой 1940 года, уже существенно запаздывало. Хотя немецкие войска все еще успешно наступали на Востоке, а количество трофеев и пленных постоянно возрастало, нельзя было предвидеть конца восточной кампании и в связи со сложившейся обстановкой нельзя было и думать об отводе соединений с Восточного фронта[5]. Изменение сроков запланированных военных операций ставило под сомнение не только весь «импровизированный план» войны, но и осуществление всей программы Гитлера.

Замысел Гитлера состоял в том, чтобы в ходе трех-четырехмесячной кампании покончить с Советским Союзом. Эта «молниеносная кампания» должна была в такой степени обеспечить великогерманский рейх необходимой территорией, а также сырьем, чтобы Германия как «устойчивая от блокады, сплоченная территориально и экономически независимая от ввоза стратегического сырья континентально-европейская империя» была в состоянии уверенно выдержать длительную войну против англосакских держав, и прежде всего против США. Этот первый шаг должен был создать экономическую, а также политическую основу для осуществления второго этапа гитлеровской «мировой молниеносной войны», который предусматривал широкие операции против стран Ближнего Востока, продвижение немецких войск вплоть до Афганистана и в страны Африки, а также захват Азорских островов.

В этой второй фазе Германия должна была принудить Англию к миру, а США – при тесном сотрудничестве с Японией – побудить к сохранению своего нейтралитета[6].

В рамках реализации этих планов Гитлер надеялся поднять Германию до уровня мировой державы, которая могла бы вести войну с любым из еще оставшихся государств.

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой и на других участках советско-германского фронта явился началом коренного поворота в войне. Захватив стратегическую инициативу на решающем участке и нанеся противнику тяжелый урон, советские войска создали благоприятные предпосылки для осуществления новых ударов по врагу и развертывания общего наступления. Успехи, достигнутые под Москвой, коренным образом изменили обстановку на всем советско-германском фронте. – Прим. ред.

Операция «Тайфун», названная гитлеровским руководством «решающим сражением года», началась 30 сентября переходом в наступление 2-й танковой группы в полосе Брянского фронта. 2 октября в наступление против Западного и Резервного фронтов перешли остальные силы группы армий «Центр» (см.: История Второй мировой войны 1939–1945, т. 4, с. 94). – Прим. ред.

См.: Беспримерный подвиг. Материалы научной конференции, посвященной 25-летию разгрома немецко-фашистских войск под Москвой. М., 1968; Битва за Москву. М., 1966; Буков К.И. Победа под Москвой. М., 1962; Муpиев Д.З. Провал операции «Тайфун». М., 1966; Самсонов А.М. Великая битва под Москвой 1941–1942. М., 1959; Разгром немецко-фашистских войск под Москвой. Под ред. В.Д. Соколовского. М., 1964; Великая битва под Москвой (1941–1942). Краткий исторический очерк. М., 1961.

См.: Москва – фронту 1941–1945 гг. Сборник документов и материалов. М., 1966.

В соответствии с планами ОКХ предполагалось вывести с Восточного фронта 60 дивизий. – Прим. авт.

Планы Гитлера в отношении Англии и Соединенных Штатов Америки в книге изложены не совсем точно. Фюрер мечтал захватить не только колонии, но и собственно территории Великобритании и США. Об этом свидетельствует проект директивы № 32, который подготовил штаб ОКВ и разослал сухопутным войскам, ВВС и ВМФ 11 июня 1941 года. (Окончательный вариант этой директивы был принят 30 июня 1941 года.) В основе этого проекта было указание Гитлера о том, что «после окончания восточной кампании необходимо предусмотреть захват Афганистана и организацию наступления на Индию».

Проект директивы о ведении операций на будущее предусматривал (после разгрома Советских Вооруженных Сил) захват английских колониальных владений и некоторых независимых стран в бассейне Средиземного моря, в Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, вторжение на Британские острова, развертывание военных действий против Америки. Гитлеровские стратеги рассчитывали уже с осени 1941 года приступить к завоеванию Ирана, Ирака, Египта, района Суэцкого канала, а затем и Индии, где планировалось соединиться с японскими войсками. Немецко-фашистское руководство надеялось присоединить к Германии Испанию и Португалию, отрезать Англию от ее сырьевых источников и предпринять осаду островов. После завоевания Англии и ее колоний гитлеровцы намеревались захватить Канаду и Соединенные Штаты Америки. – Прим. ред.

План Гитлера и современная ситуация в России

К сожалению, нынешнее молодое поколение граждан России кое о чем из истории Великой Отечественной войны подзабыло. Если вообще когда-либо знало. Речь о демографическом оружии, разработанном в Третьем рейхе, — тема, которую следовало бы предельно внимательно изучать нашим историкам, защищать диссертации, посвящать ей конференции. Но подобные исследования крайне невыгодны нашим заокеанским «друзьям», поскольку проливают особый свет на политику нынешних наследников Гитлера.

Мало кому известно, что в планах руководства нацистской Германии военно-карательные методы сокращения населения оккупированных территорий не рассматривались в качестве определяющих. Как говорил фюрер: «Есть много путей, систематических и безболезненных, во всяком случае, бескровных, чтобы заставить нежелательные расы вымереть. Делая это постепенно и без кровопролития, мы покажем свою гуманность».

Раса господ

С 1933 по 1945 гг. немецкое правительство, возглавляемое Адольфом Гитлером, проводило политику по созданию сверхрасы арийских господ.
С одной стороны, проводились широкие мероприятия по стимулированию рождаемости и селекции «расово-полноценного населения» Германии. С другой — расовая гигиена включала стерилизацию и эвтаназию. Во исполнение «Закона о предупреждении рождения потомства с наследственными заболеваниями» от 25 июля 1933 г. было насильственно стерилизовано порядка 375 тыс. немцев. Программы принудительной эвтаназии к 1945 г. унесли жизни 275 тыс. физически и психически больных немцев.

Ничего удивительного. Ведь, как определил в 1934 г. Рудольф Гесс, в то время правая рука Гитлера, национал-социализм — «не что иное, как прикладная биология».

Руководство Третьего рейха не считало славян полноценными людьми, не говоря уже о евреях, цыганах и прочих «монгольских» расах. Гитлер однозначно заявлял: «Наш руководящий принцип должен заключаться в том, что эти народы имеют только одно-единственное оправдание для своего существования — это быть полезными для нас в экономическом отношении». По нацистским планам, через 20-30 лет после начала немецкой оккупации в европейской части Советского Союза должно было остаться не более 15 млн человек туземного населения.

План «Ост»

Гитлеровская политика «гуманного геноцида» наиболее ярко воплотилась в генеральном плане «Ост», который разработало главное имперское управление безопасности под руководством Гиммлера совместно с восточным министерством Розенберга.

До сего времени подлинный план «Ост» не обнаружен. Однако после разгрома фашистской Германии был найден и предоставлен в распоряжение Нюрнбергского военного трибунала ценнейший документ, который позволяет составить представление об этом плане и вообще о политике германского нацизма по отношению к народам Восточной Европы. Речь идет о «Замечаниях и предложениях по генеральному плану «Ост» рейхсфюрера войск СС». Этот документ был подписан 27 апреля 1942 г. Э.Ветцелем — начальником отдела колонизации 1-го главного политического управления «восточного министерства».

Планам фашистов не суждено было осуществиться в 1940-е гг. Тевтонское неоязычество, закованное в броню, рассчитывало встретить на своем пути лишь вялый атеизм, но предстояла встреча с иными духовными реалиями. Началась Священная война. Вермахт был разгромлен Красной Армией.

Традиционные православные семейные ценности все еще были сильны в нашем народе. Советские женщины не только совершали трудовые подвиги, производя в тылу все нужное для Победы. В тяжелейших условиях военного времени, разрухи, голода, гибели мужей они рожали детей, рожали даже в блокадном Ленинграде и концлагерях.

Кроме того, возрождение и укрепление семьи было составной частью внутренней политики Сталина с середины 1930-х гг.

Судьбы гитлеровского наследия

В момент вхождения союзнических войск на территорию Германии специальным командам англичан и американцев была поставлена задача выявления и захвата немецких разработок и специалистов по вопросам ведения войны против Советского Союза.

Интересовало все. Оценка слабых и сильных мест в советской обороне, методы демографической войны, планы нарушения энергоснабжения и дезорганизации транспорта, цели для ударов стратегической авиации, опыт ведения психологической войны и зафронтовой работы, возможности организации внутренней оппозиции и т. д.

Перекличка немецких планов и ставившихся в них задач с событиями конца XX века и наших дней поразительная.

После Победы

Отчасти план «Ост» начал осуществляться при Никите Хрущеве.
23 ноября 1955 г. советское правительство опубликовало закон «Об отмене запрета на аборт». СССР вышел на первые места в мире по количеству прерванных беременностей. По данным Минздрава, в одном только 1988 г. было произведено 7 млн 265 тыс. абортов.*
При этом руководство СССР все-таки проводило суверенную демографическую политику, направленную на рост населения, и что-то делало для увеличения рождаемости.

Начинается «перестройка», приведшая к развалу страны. В конце 1980-х гг. столь любимая М.Горбачевым М.Тэтчер открыто заявляет в публичных выступлениях о том, что на территории СССР экономически оправданно проживание не более 15 млн человек.
В 1992 г., после расчленения СССР Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем, президент США Буш-старший заговорил об установлении на планете так называемого «нового мирового порядка». Сам термин почти без изменений взят из знаменитого «нойе ордунг» Гитлера.

Каирские обязательства

В 1992 и 1994 гг. в Рио-де-Жанейро и, соответственно, в Каире прошли конференции ООН по народонаселению, на которых приняты решения по так называемым «программам устойчивого развития».

Предоставляя странам третьего мира кредиты, которые выступали чаще всего средством разворовывания национальных экономик и оседали в банках стран-кредиторов, от должников потребовали буквально следующее: признать, что невосполняемые ресурсы (энергоносители, воздух, питьевая вода и т.п.) являются общим достоянием всего человечества; передать эти ресурсы под контроль развитым странам — лидерам, которые, в отличие от нас, умеют ими пользоваться; прекратить развитие тяжёлой промышленности, наукоёмких и энергоёмких отраслей, высоких технологий; сокращать, контролировать рождаемость на своих территориях.

Против народов «независимой» России была развязана демографическая война, в основе которой лежат нацистские разработки 1930-40-х гг.

Проводники геноцида

В числе прочего на территории России начинает активно действовать, прежде всего через органы здравоохранения, образования и социальной защиты, Российская ассоциация планирования семьи (РАПС), являющаяся представительством Международной федерации планирования семьи (МФПС).

Основательница МФПС американка Маргарет Зангер еще в 1930-е гг. сотрудничала с нацистскими специалистами в области расовых программ, евгеники и принудительной стерилизации, явилась инициатором создания современной гормональной контрацепции. В начале 1950-х гг. Зангер возглавляет МФПС, которая начинает осуществлять демографическую коррекцию в глобальном масштабе — путем внедрения полового просвещения, контрацепции, абортов и стерилизации при участии таких организаций, как Фонд народонаселения ООН (UNFPA), Всемирная организация здравоохранения (WHO), Всемирный банк, Фонд Рокфеллера и др.

«Русский крест»

В России пропаганда малодетной или бездетной семьи, «безопасного секса» и прочие подобные мероприятия, проводимые на фоне развала государства, идеологического и экономического кризисов, быстро принесли результаты.
В 1990-е гг. в демографии появляется такое понятие, как «русский крест». Кривая роста числа смертей идет вверх, число рождений сокращается.
К концу XXI в. наш когда-то великий народ с его выдающейся историей и культурой может попросту исчезнуть с лица земли.

В современной России внуки героев, спасших мир от фашистской чумы, живут по заветам Гитлера, уничтожая самих себя и своих нерожденных детей. Безопасный секс, свободная любовь, планирование семьи оказались эффективнее вермахта и «люфтваффе», карательных отрядов СС и концлагерей.

Фашизм вчера.
Из Замечаний и предложений по генеральному плану «Ост». Берлин, 1942 г.

Для того, чтобы избежать в восточных областях нежелательного для нас увеличения численности населения, настоятельно необходимо избегать на Востоке всех мер, которые мы применяли для увеличения рождаемости в империи. В этих областях мы должны сознательно проводить политику на сокращение населения.
Средствами пропаганды, особенно через прессу, радио, кино, листовки, краткие брошюры, доклады и т. п., мы должны постоянно внушать населению мысль о том, что вредно иметь много детей. Нужно показывать, каких больших средств стоит воспитание детей и что можно было бы приобрести на эти средства. Нужно говорить о большой опасности для здоровья женщины, которой она подвергается, рожая детей, и т. п.
Наряду с этим должна быть развернута широчайшая пропаганда противозачаточных средств. Необходимо наладить широкое производство этих средств. Распространение этих средств и аборты ни в коей мере не должны ограничиваться. Следует всячески способствовать расширению сети абортариев.
Чем качественнее будут производиться аборты, тем с большим доверием к ним будет относиться население. Вполне понятно, что врачи должны иметь разрешение производить аборты. И это не должно считаться нарушением врачебной этики.
Следует пропагандировать также добровольную стерилизацию.
Для нас важно ослабить русский народ в такой степени, чтобы он не был больше в состоянии помешать нам установить немецкое господство в Европе.
Цит. по изданию: ДАШИЧЕВ В. И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки, документы и материалы, — М., 1973, т. 2, стр. 30-41.

. и сегодня
План NSSM-200. Из секретного Меморандума
национальной безопасности США (26 ноября 1975 г.)
Генри Киссинджер, бывший в 1975 г. госсекретарём США, направил в Министерство обороны, ЦРУ, Министерство сельского хозяйства, Агентство международного развития запрос, в котором говорилось следующее: «Президент распорядился изучить влияние роста мирового народонаселения на безопасность США и соблюдение наших международных интересов». Требовалось также предложить конкретные меры по решению следующей задачи: как уменьшить население в суверенных государствах, не вызывая сильного противодействия властей и граждан. Вот его некоторые основные положения.
o При том, что население США составляет 6% от мирового, мы потребляем около трети природных ресурсов. В последние десятилетия США всё более зависят от импорта полезных ископаемых из развивающихся стран, и, судя по всему, эта тенденция продолжится. Поэтому США всё более заинтересованы в поддержании политической, экономической и социальной стабильности в странах-поставщиках.
o Поскольку, снижая рождаемость, мы можем улучшить перспективы такой стабильности, политика в области народонаселения становится весьма важной для соблюдения экономических интересов США.
o Быстрый рост населения в развивающихся странах наносит ущерб их внутренней стабильности, создавая таким образом политические проблемы или даже угрозу национальной безопасности США.
o Одной из целей Меморандума является «ориентация новых поколений на создание малодетной семьи». При этом авторы не скрывают, что на самом деле развивающиеся страны заинтересованы в многодетных семьях: «желаемый размер семьи — четверо и более детей». Посему ставится задача: необходимо убедить широкие массы в том, что в их индивидуальных и национальных интересах иметь в среднем троих, а потом и двоих детей.
o Мы должны позаботиться о том, чтобы наша деятельность не воспринималась развивающимися странами как политика развитой страны, направленная против этих стран. Можно минимизировать обвинения в империалистической мотивации. если неустанно повторять, что мы заботимся: а) о праве каждого человека свободно и ответственно определять число детей и промежутки между их рождением. б) о социально-экономическом развитии бедных стран.
По материалам аналитического доклада Ирины МЕДВЕДЕВОЙ и Татьяны ШИШОВОЙ «Демографическая война против России»

Знаете ли вы, что.
o Первый гормональный контрацептив на основе прогестерона был разработан в 1955 г. компанией Шерринг, опираясь на научные данные лабораторий Третьего рейха.

o После войны советские войска в качестве контрибуции вывозили из Германии вещественные ценности. Западные союзники — высокие технологи, то, что сегодня принято называть «ноу хау», «хайтек».

o Спонсорские деньги на разработку первого гормонального контрацептива нашел не кто-нибудь, а. Маргарет Зангер.
o Именно появление гормональной контрацепции положило начало так называемой сексуальной революции.

o Сегодня компании-производители контрацепции рекламируют ее в качестве альтернативы аборту, говорят о ее якобы пользе для здоровья женщины. При этом от потребителей этой химической продукции активно скрывается тот факт, что не реже раза в год на фоне приема «таблеток» происходит выкидыш (аборт) новозачатого младенца (на сроке нескольких дней его жизни).
Владимир ПОТИХА, г.Нижневартовск

Вифлеемский глас, № 4(6), апрель, 2009 г., стр. 4-5.

Глава 1 Планы Гитлера после Арденн

Планы Гитлера после Арденн

Во время событий, описанных в предыдущих главах, на Западном фронте вовсю разворачивалось немецкое наступление в Арденнах. Генерал-полковник Гудериан заблаговременно рекомендовал отказаться от осуществления данной операции, так как даже в случае ее успеха затраты на ее осуществление были бы неимоверно большими. Тем не менее Гитлер, генерал-фельдмаршал Кейтель (Верховное командование Вермахта) и генерал-полковник Йодль (Штаб оперативного руководства Вермахтом) предпочли не принимать доводы Гудериана к сведению. Они полагали, что Арденнское наступление может стать переломным моментом во всей Второй мировой войне.

24 декабря 1944 года (в день, когда уже замкнулось кольцо окружения вокруг Будапешта) Гудериан прибыл в Ставку Гитлера «Орлиное гнездо», расположенную в Цигенберге (Гессен). Он намеревался категорично потребовать отмены запланированной на Западном фронте операции. Он считал ее ненужной тратой времени и сил, в которых он так остро нуждался на Восточном фронте. Он говорил о подавляющем численном превосходстве советских войск, о 15-кратном перевесе в наземных вооружениях и почти 20-кратном в воздухе. Причем эти слова не были каким-то преувеличением. Сам Гудериан знал о том, что советское командование планировало в районе 12 января начать генеральное наступление. Но Гитлера эти слова не тронули. Он равнодушно ответил: «Это самый большой обман Чингисхана. Кто сообщил вам подобную глупость?» Находившийся рядом рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, который к тому моменту стал активно вмешиваться в военные дела, поддакнул: «Это всего лишь грандиозная дезинформация. Я твердо уверен в том, что на Восточном фронте ничего не происходит». Гудериан не смог ничего изменить. Более того, как мы помним, из Польши был отозван IV танковый корпус СС. Против воли Гудериана он был переброшен с Вислы в Венгрию.

Во время сражения в Арденнах, несмотря на предупреждения немецких стратегов, Гитлер так и не смог набраться духу, чтобы перенести эпицентр наступления от 6-й танковой армии, у которой «провисал» правый фланг, к 5-й танковой армии, которая более всего преуспела во время данной операции. Поскольку фюрер упрямо придерживался изначально придуманного им плана, то наступление вконец сбилось и заглохло. Когда 26 декабря все-таки было принято решение о переносе «центра тяжести» наносимого немцами удара, то (как, впрочем, часто в подобных ситуациях) было уже слишком поздно.

На громадном участке фронта немецкая армия почти моментально была вынуждена перейти от наступления к обороне. Но Гитлер не оставлял надежды все-таки успешно завершить Арденнское наступление. Он принял предложение Главнокомандующего на Западе генерал-фельдмаршала Рундштедта (начальник штаба — генерал кавалерии Вестфаль) начать отвлекающую операцию в Северном Эльзасе. Эта операция получила кодовое название «Северный ветер». Началась она одновременно с операцией «Конрад» I января 1945 года. Поначалу все шло достаточно неплохо, но к середине января и она стала затухать.

В первые дни 1945 года у Гитлера созрело новое решение. Он задумал отозвать из Арденн 6-ю танковую армию СС, пополнить ее, а после этого перебросить на Восточный фронт. Немецкое командование армии пока еще не было готово признать провал арденнского наступления, но в силу огромных человеческих и материальных потерь среди генералитета стало распространяться недовольство. Генерал Типпельскирх писал по этому поводу:

«Во время отступления мы потеряли танков и штурмовых орудий больше, чем во время всего наступления. Это был очень сильный удар по психологическому настрою в частях. Особенно угнетающе действовал вид подтянувшихся с Запада подразделений СС. Даже если они должны были быть пополнены, чтобы далее использоваться на другом участке фронта, все равно это производило неблагоприятное впечатление на армейские части, так как теперь основная тяжесть сражения должна была лечь на их плечи. Это было огромным психологическим просчетом, что, впрочем, никогда никак не сказывалось на фронтовых отношениях чинов СС и армейских служащих».

Показательно, что именно неудачно спланированная Гитлером арденнская операция стала отправной точкой его глубокого разочарования в собственных же формированиях Ваффен-СС. Английский историк Лидцел Гарт отмечал на этот счет: «Этот провал испортил всю репутацию Ваффен-СС».

Впрочем, адъютант Гитлера Отто Гюнше говорил об этом несколько иное: «В то время у меня не сложилось впечатления, что фюрер в провале Арденнского наступления винил именно части Ваффен-СС». Но к этому сюжету мы вернемся несколько позже.

Во время оперативного совещания, на котором присутствовали Главнокомандующий Люфтваффе рейхсмаршал Герман Геринг и командующий группой армий «Запад» генерал-фельдмаршал Рундштедт, Гитлер объявил о своем намерении снять с Западного фронта 6-ю танковую армию, чтобы создать на ее основе мощный резерв. В тот момент о переброске ее на Восточный фронт, как того требовал генерал-полковник Гудериан, не было произнесено ни слова.

Продолжительное время не удавалось начать отвод этого «резерва Верховного командования Вермахта», так как англо-американские войска почти со всех сторон атаковали 6-ю танковую армию. Кроме этого, ее исчезновение с Западного фронта было бы тут же отмечено западными самолетами-разведчиками. Переброска была связана также еще с одним риском — английская и американская авиация, господствовавшая в воздухе в данном регионе, могла нанести отходившей танковой армии огромный урон. В те дни западные штурмовики в буквальном смысле слова охотились за каждым транспортным средством, словно охотничьи собаки за зайцем. Как и на Восточном фронте, любые передвижения были возможны только ночью, но даже в этих условиях они были связаны с большими потерями. В то время как отвод 6-й танковой армии с Запада шел очень медленно, Гитлер принял решение все-таки перебросить ее после пополнения на Восточный фронт. Участок фронта, где должна была оказаться эта армада, еще не был определен.

Но события, стремительно развивавшиеся как на Восточном, так и на Западном фронтах, очень быстро повлияли на выбор Гитлера. 12 января 1945 года, в точности как и указывал Гудериан, началось генеральное наступление Красной Армии. День спустя активные действия начали и западные союзники. Гитлер пребывал в шоковом состоянии.

В ночь с 19 на 20 января 1945 года Рундштедт получил приказание готовиться в кратчайшие сроки вывести 6-ю. танковую армию. В 19 часов 20 января начался отвод I танкового корпуса СС, который направлялся «на Восток под Берлин».

Действительно ли планировал Гитлер оставить 6-ю армию под Берлином, или речь шла всего лишь об уловке, обманном маневре, который должен был ввести в заблуждение советскую разведку, до сих пор неизвестно. Но в любом случае два дня спустя, 22 января 1945 года, советские войска вышли к Одеру, а на другом участке части 3-го Украинского фронта вместе с болгарской армией стали угрожать нефтедобывающему району, расположенному в Западной Венгрии и у озера Балатон.

В тот момент квартирьерский персонал 6-й танковой армии СС был направлен в Бад-Сааров — местечко, расположенное в 50 километрах от Берлина на озере Шармютцель. Согласно первоначальному плану именно там должна была расположиться 6-я танковая армия.

Но на самом деле в тот момент Гитлер уже планировал взять в клещи части 3-го Украинского фронта. Один удар предполагалось нанести мобильными подразделениями из-под Секешфехервара (армейская группа Балка и 6-я танковая армия). Другой удар должны были осуществить несколько дивизий, форсировавших Драву (группа армий «Ф»). Они должны были наступать на город Печ. А еще один удар надо было нанести посередине, в районе города Надьканижи, то есть к югу от озера Балатон. Закрепившись в Западной Венгрии, Гитлер планировал обеспечить армию местной нефтью. После выполнения этой задачи большая часть танковых дивизий была бы направлена гораздо севернее на Вислу, в распоряжение командования группы армий «Центр».

В это время генерал-полковник Гудериан пытался увлечь Гитлера новыми идеями относительно использования на Восточном фронте высвободившихся на Западе танковых дивизий. Он предлагал атаковать с флангов клин советского наступления, пока оно еще не набрало обороты. Тщетно! Как всегда, Гитлер был непреклонен. Решение было принято, и уже ничто не могло заставить Гитлера его изменить. В те дни он бредил лишь «битвой за Венгрию во имя спасения нефтяных месторождений». На территорию Силезии эти дивизии могли быть перекинуты только тогда, когда в этой битве Германия одержала бы победу. Гудериан напрасно тратил время, пытаясь убедить фюрера перебросить 6-ю танковую армию на берега Одера. На все предложения Гитлер лишь иронично заметил: «Вы хотите наступать без нефти? Я не против, попробуйте, а я посмотрю, что у вас выйдет из этой затеи».

«Топливный вопрос» был тем самым определяющим фактором, который побудил Гитлера направить танковые дивизии СС не к Висле, в группу армий «Центр», а в Венгрию, передав их группе армий «Юг».

22 января генерал-полковник Йодль прокомментировал так называемую «позицию фюрера» (словосочетание, ставшее почти официальным оборотом):

«Фюрер вновь указал на огромное значение, которое имеют нефтяные области, расположенные к юго-западу от озера Балатон. Контроль над ними является решающим в деле дальнейшего ведения войны. А это обстоятельство требует от нас урегулировать ситуацию на пространстве между Будапештом и Балатоном. Это надо сделать немедленно всеми имеющимися силами, даже несмотря на то, что в результате подобного решения пострадают несколько оперативных соединений группы армий „А“ и „Центр“».

Точно так же свое решение обосновал Гитлер и во время беседы с Главнокомандующим военно-морскими силами Германии гросс-адмиралом Дёницем, которая состоялась 23 января в 16 часов:

«При обсуждении положения на Восточном фронте фюрер выстроил приоритетность связанных с ним задач. На первом месте стояли венгерская нефть и нефтедобывающая промышленность Венского бассейна, так как без этой нефти (а это 80 % всей нефтедобычи) последующее ведение войны было просто бессмысленным. На втором месте располагалась бухта Данцига как естественная предпосылка для продолжения ведения подводной войны и промышленный район Верхней Силезии как главный центр военной промышленности и крупнейший в рейхе угольный бассейн».

Собственно, «топливный вопрос» и связанная с ним добыча нефти для нацистской Германии выходят далеко за рамки данной книги. А потому при рассмотрении и оценке военных операций на территории Венгрии в 1945 году всегда надо иметь в виду данную проблематику. Гитлер не забыл опыт Первой мировой войны, когда Антанта буквально «купалась» в нефти.

Новости

10 планов, которые Гитлер собирался осуществить после своей победы

Адольф Гитлер был уверен в своей победе. Но планы нацистов не ограничивались ведением боевых действий во время Второй мировой войны, у них были планы и относительно нового мирового порядка. После окончания боевых действий и кровопролития нацисты собирались на руинах Европы построить новую фашистскую империю.

У них уже были наброски того, как должен выглядеть их новый порядок. Если бы всё пошло по плану Гитлера, мир сегодня был бы другим. И во многих отношениях новый нацистский мировой порядок был бы не таким, каким вы его, возможно, себе представляете.

10. Возвращение американской земли коренным жителям

Нацисты были оголтелыми белыми расистами, но когда дело дошло до индейцев, они оказались на удивление терпимыми. Нацисты обещали, что после завоевания Америки они вернут индейцам все их земли.

Они сотрудничали с группой под названием «Федерация американских индейцев» и сделали из них фашистских сторонников. Некоторые члены группы вышли далеко за пределы сочувствия и превратились в откровенно бешеных нацистов – таких, как вождь Красное Облако, который прикрепил свастику на одежду и произносил речи, в которых называл евреев «детьми сатаны» и утверждал, что они «контролируют индейское движение».

Нацистам это нравилось. Они публично заявили, что коренные американцы были арийцами, и тайно направили в Америку своих офицеров-пропагандистов, чтобы убедить индейцев свергнуть правительство США. Взамен нацисты поклялись вернуть коренным племенам все их земли.

Правду говорили нацисты или нет, но многие их слушали. Вождь Красное Облако утверждал, что у него была армия из 750000 коренных американцев, готовых сражаться за Гитлера. Он обещал, что как только немцы вступят на американскую землю, индейцы помогут им расправиться с Соединёнными Штатами.

9. Гигантское космическое зеркало

Несомненно, одним из самых необычных планов нацистов был проект создания гигантского космического зеркала – в буквальном смысле этого слова. Нацисты планировали разместить на орбите на высоте 35900 километров гигантское зеркало диаметром 1,6 километра – и если бы у них было немного больше времени, возможно, что они бы это сделали.

Идея заключалась в том, что гигантское зеркало было бы аналогом увеличительного стекла в руке мальчишки, который с его помощью сжигает муравьёв. Всякий раз, когда кто-то вызывал бы гнев нацистов, они бы наклоняли своё зеркало так, чтобы отражённые солнечные лучи падали на города оскорбившей их стороны. Предполагалось, что лучи Солнца будут настолько горячими, что воспламенят всё, чего они коснутся.

Нацисты даже собирались оборудовать его как полноценную космическую станцию. У них были планы постоянно держать возле зеркала дежурный экипаж, который бы обеспечивался всем необходимым для жизни.

Сегодня есть некоторые сомнения в том, смогло ли бы это сработать. Но автор проекта, учёный и инженер Германн Оберт, был настолько уверен в своей идее, что после окончания войны попытался убедить построить зеркало американцев. Если бы у него было немного больше времени, нацисты, вероятно, могли бы осуществить этот проект, и мир жил бы под наводящим ужас гигантским зеркалом в небе.

8. Великая восточноазиатская сфера совместного процветания

У Японии, конечно же, были свои планы. В своих кабинетах немцы и японцы уже нарезали и поделили все части света. Япония, по взаимному согласию, должна была получить под своё управление все территории к востоку от 70-го меридиана, включая большую часть Индии и всё, что за ней.

Японская империя должна была прийти в регион под оптимистичным названием «Великая восточноазиатская сфера совместного процветания». Это была бы империя, полная по-дружески звучащих слов, целью которых было спрятать всё то, что за ними стояло. Среди каждого из завоёванных народов планировалось «обучить» специальных лидеров, которые возглавят свою страну и станут марионетками японского правительства.

И они уже начали приводить свой план в действие. Японцы преподносили его как независимость от западного империализма, сражаясь под лозунгом «Азия для азиатов». Но народам Азии предстояло вынужденно принять японское правление.

Японский язык стал бы официальным языком всего восточного полушария, а японские учителя были бы в каждой школе. Им предстояло внедрять «господство японской культуры» в молодые мозги граждан Сферы совместного процветания.

Австралия и Новая Зеландия тоже должны были перейти под японский контроль. Гитлер верил, что если бы нацисты выиграли войну, то это означало бы конец для каждого белого человека, который там жил.

7. Великая стена из малышей

Линия обороны нацистов для защиты от новой японской империи должна была начинаться прямо с 70-го восточного меридиана. Немцы были уверены, что со временем война между двумя новыми правителями мира станет неизбежной, и они должны подготовиться к её приходу.

План состоял в том, чтобы создать «живую стену» из немецких колонистов, которые будут жить вдоль границы, размножаясь как можно быстрее. Любой достойный человек, который отслужил 12 лет в нацистской армии, должен был бы отправиться на восточную границу, где его ждали ферма, ружьё и приказ завести как можно больше детей.

Мужчины из занимающейся «деланием детей» команды нацистских ветеранов должны были жениться на местных жительницах, они не могли привозить с собой немецких жён. Предполагалось, что они распространят немецкий генофонд вдоль границы и создадут новое поколение полугерманских детей. Для этого бывшим нацистским солдатам предстояло проводить как можно больше времени в спальне. Гитлер требовал, чтобы ради своей страны каждый мужчина на восточной границе обзавёлся, как минимум, семью детьми.

6. Надежды на войну Америки с Англией

Несмотря на всё то, что Гитлер говорил вождю Красное Облако наедине, публично он заявлял, что не собирается вторгаться в Соединённые Штаты. Мысль об этом, как он когда-то сказал корреспонденту журнала Life, была «такой же фантастической, как вторжение на Луну». Он обвинил в паранойе «поджигателей войны», которые считают, что страх «выгоден для бизнеса».

Но когда американцы ему не поверили, он начал петь другую песню. «Моё чувство к американизму – это чувство ненависти и глубокого отвращения», – сказал он однажды своим соратникам. – Всё, что связано с поведением американского общества, показывает, что половина его иудеизирована, а другая половина – разочарована».

Тем не менее, он не думал, что ему придётся вторгаться в Америку. До того как Америка вступила в войну, он был уверен, что с Америкой ему поможет разделаться Британия. И даже когда Америка поддержала Британию, он настаивал на том, что это всего лишь часть долгосрочного плана по сокрушению британцев.

Гитлер верил, что независимо от того, чем закончится война, американцы нападут на Великобританию. Он считал, что ему не потребуется вторгаться в США, потому что британцы сделают всё за него. «Англия и Америка когда-нибудь будут вести войну друг с другом, и она будет вестись с величайшей ненавистью, – настаивал Гитлер. – Одна из двух стран должна будет исчезнуть».

И только если бы Англия не напала на Америку, он сделал бы это сам. Если бы США всё ещё существовали после того, как Европа была бы покорена нацистами, то, по обещанию Гитлера, им бы пришлось столкнуться с полномасштабным натиском со стороны Третьего Рейха.

5. Порабощение Восточной Европы

Нацисты изо всех сил пытались искоренить всех евреев на планете, но их планы по геноциду на этом не заканчивались. Славянские народы Восточной Европы были объявлены следующей «расово неполноценной» группой, которая должна была быть уничтожена. К тому времени, когда закончилась война, Гитлер уже начал приводить некоторые из своих планов в исполнение.

Существовал Генеральный план «Ост», и он включал в себя систематическую работу по уничтожению славян и стиранию их культуры с лица планеты. Первыми должны были стать лидеры. Ещё не окончив войну, нацисты уже приступили к «ликвидации» советской элиты и тех, кто имел культурное влияние. С такой же скоростью они устремились к уничтожению любого, кто мог бы призвать жителей Восточной Европы к гордости за собственную культуру.

Но если бы нацисты покорили Россию, они бы начали с депортации 31 миллиона славян в Сибирь, где их ждал рабский труд в концентрационных лагерях. Остальные должны были быть проданы в рабство, по образцу американских негров. На их место должны были прибыть 10 миллионов этнических немцев, которым предстояло завести новые, расово чистые домохозяйства.

В течение 30 лет 50 миллионов человек должны были быть депортированы в концентрационные лагеря или убиты. Почти все восточноевропейские страны должны были быть уничтожены.

4. Расстрел Ганди

В 1938 году, ещё до начала войны, Гитлер дал министру иностранных дел Великобритании небольшой совет. «Расстреляйте Ганди, – сказал он ему. – И если этого будет недостаточно, чтобы заставить их подчиняться, расстреляйте ещё десяток ведущих членов Конгресса».

По мнению Гитлера, англичане слишком мягко реагировали на мирные протесты Махатмы Ганди. Он считал индийцев «низшей расой», которая должна была подчиняться арийскому правлению, и если бы он захватил мир, то он воспользовался бы собственным советом.

По мере того как ширилась война, презрение Гитлера к Индии стоило ему всё больших упущенных возможностей. В какой-то момент делегация армии сопротивления во главе с Субхасом Чандра Бозе отправилась в Берлин и предложила немцам помочь восстанию индийцев против англичан. Бозе получил тысячи подписей мужчин, готовых сражаться рядом с ним, но предрассудки Гитлера были настолько глубокими, что он никак не воспользовался предложением индийцев.

В итоге Бозе объединился с японцами, а Индия была заявлена как территория, вошедшая в Сферу совместного процветания. Но Гитлер чётко дал понять, как будут обращаться с гражданами Индии, если начнётся третья мировая война и нацисты завоюют Японию.

3. Порабощение всех британских мужчин

Когда началась война и британцы отказались сдаваться, чувства Гитлера к англичанам стали меняться. Через некоторое время он уже хотел бы просто испортить им жизнь, и у него уже был план, как он это сделает.

Если бы Британия сдалась нацистам, был бы введён новый закон. Каждый трудоспособный мужчина в возрасте от 17 до 45 лет должен был быть перевезён в континентальную Европу, где они были бы вынуждены работать в качестве рабов.

Женщины и дети могли оставаться в своих домах, пока мальчикам не исполнится 17 лет. Всё, что им принадлежало, должно было быть разграблено, и любой, кто попытался бы противостоять нацистскому правлению, подлежал расстрелу на месте.

Это был ужасный план, но это было не самое худшее. Генрих Гиммлер хотел пойти ещё дальше. Он планировал уничтожить 80 процентов населения сразу, как только падёт Англия.

2. Предоставление мусульманам власти на Ближнем Востоке

Гитлер был на удивление промусульмански настроен. И он, и Генрих Гиммлер жаловались на то, что Германия является христианской страной. Гитлер говорил: «Мусульманская религия подошла бы нам гораздо больше, чем христианство».

Вначале он пообещал отдать Ближний Восток Италии, но по мере того как война продолжалась, он начал менять своё мнение. Он встретил близкого ему по духу Хадж Амина аль-Хусейни, Великого муфтия Иерусалима, который сказал ему, что у них одни и те же враги: «Англичане, евреи и коммунисты».

Аль-Хусейни хотел возглавить фашистское восстание против англичан, но Гитлер сказал ему подождать, пока не закончится война с СССР. Но у них уже был пакт, и они уже вместе работали над тем, чтобы отправить команду смерти в Палестину, которая будет убивать каждого еврея, живущего там.

Когда стало ясно, что нацисты терпят поражение в войне, Гитлер объявил причиной неудачи то, что он не стал более тесно сотрудничать с мусульманами, особенно после того, как от него отвернулась Италия. «Мы могли бы освободить мусульманские страны, – говорил Гитлер. – Подумайте, сколько мы могли бы сделать, чтобы помочь им!»

И если бы он сумел изменить ход войны и стал победителем, он бы поступил именно так. Он сделал бы Ближний Восток землёй, где царили бы фашизм и ислам.

1. Обращение Восточной Европы в Свидетелей Иеговы

Но не вся нацистская империя должна была стать мусульманской. Если бы Генрих Гиммлер осуществил свой план, Восточная Европа получила бы другую религию: Свидетели Иеговы.

Нацисты убили десятки тысяч Свидетелей Иеговы в концентрационных лагерях. Но, несмотря на массовое уничтожение иеговистов, Гиммлер испытывал странное уважение к их религии. «Если бы их фанатизм можно было использовать для Германии, – сказал он однажды, – мы были бы намного сильнее, чем мы есть сегодня!»

В глазах Гиммлера Свидетели Иеговы имели идеальное сочетание фанатичной трудовой этики и пацифизма, что должно было способствовать тяжёлой работе и отсутствию яростного сопротивления фашистскому режиму. Он даже давал конкретные инструкции одному из своих офицеров, доктору Эрнсту Кальтенбруннеру, о том, как следует насаждать эту религию Восточной Европе.

Действительность при глобальном нацистском режиме была бы очень странной. Было бы рабство, геноцид и оружие массового уничтожения, но при этом было бы и много Свидетелей Иеговы.

Тайный план Гитлера: план по уничтожению славянских народов

С некоторых пор то и дело слышатся мнения разного рода специалистов в области сослагательного наклонения в истории, дающих свои «экспертные» оценки развития событий в случае победы фашистов в Великой Отечественной войне. В частности ими живописуется гипотетическое всеобщее благоденствие после повсеместного наведения так называемого «deutsche Ordnung». Однако подобные нелепые умозаключения говорят лишь о том, что их авторы совершенно не знакомы с реальной участью, готовившейся Гитлером для славянских народов.

Для Адольфа Гитлера славянский вопрос стоял довольно остро еще задолго до начала Второй мировой войны, когда, будучи уже не вполне здоровым и влача полуголодное существование в Вене, он начинал работу над «Майн Кампф». Причем особую ненависть он питал именно к русским, украинцам и белорусам, возможно, поэтому так много внимания в его книге уделено именно славянам. Например, чехов в своем труде он обвинял в развале Австро-Венгерской империи.

Конечно, проведенные в Вене годы, сохранившие в памяти лишь зависти и обиды на весь белый свет, не могли не оставить отпечаток в сознании такого человека, как Гитлер. Но хуже всего было то, что все эти бредовые идеи начали получать свое воплощение после его прихода к власти.

Прикрываясь лозунгами о борьбе с большевизмом, немецкие захватчики ставили своей целью полное уничтожение советских республик и, конечно же, славянской нации. Фанатики, считавшие себя венцом природы, истинно чистой расой, вынашивали планы по захвату всего мира и очищения его от «непригодных» народов. И как вы думаете, куда бы отправили всех людей проживающих на территории СССР? Часть из них сослали бы в Сибирь, а всем другим суждено было умереть. Причем второй вариант был для нацистов предпочтительнее.

Все, что творили фашисты на оккупированных территориях, имело одну цель – убить как можно больше советских граждан, а в особенности русских. То, как обращались с пленными, полностью лишая их еды, оставляя раны открытыми, не оказывая никакой медицинской помощи, – всё это было направлено на массовое уничтожение населения.

Созданные приспешниками ада концлагеря, в которых творилось такое, что ни одна книга, ни одни рассказ не сможет в полной мере описать, – это еще не все ужасы того времени. Тысячами гибли пленные красноармейцы, находясь в местах сбора пленных в прифронтовой полосе. Ни для кого не секрет, что основу Красной армии составляли именно русские. Сохранилось письмо, в котором Бройтигам – заместитель начальника департамента министерства восточных территорий, писал: «Не составляет секрета, что сотни тысяч русских военнопленных умерли от голода и холода в наших лагерях… Сейчас сложилось парадоксальное положение, когда мы вынуждены набирать миллионы рабочих рук из оккупированных европейских стран после того, как позволили, чтобы военнопленные умирали от голода».

Да, задача Гитлера была ясна всем: полностью использовать труд населения захваченных территорий, а затем, когда это «мясо» стало бы непригодным для использования, просто убивать и стирать его с лица земли. Это предельно ясно отражено в письме, которое отправил Борман Розенбергу 23 июля 1942 года. В нем говорилось о мнении фюрера относительно русских: «Славяне призваны работать на нас. Когда же мы перестанем в них нуждаться, они могут преспокойно умирать. Поэтому обязательные прививки немецкой системы здравоохранения для них излишни. Размножение славян нежелательно… Мы господа. Мы превыше всего».

Не скрывая своих взглядов, 16 июля 1941 года на совещании фашистских лидеров в Восточной Пруссии Гитлер открыто заявил, что настало время нанести решающий удар по славянам, не демонстрируя публично свои действия. При этом он потребовал от своих подчиненных максимально жестких действий. Ему сыграл на руку принятый Сталиным приказ о проведении партизанской войны в тылу врага, и теперь любой неповинующийся солдат мог быть жестоко убит, как партизан. «Мы стоим сейчас перед необходимостью разрезать пирог в соответствии с нашими потребностями, чтобы иметь возможность, во-первых, доминировать на этом жизненном пространстве, во-вторых, управлять им и, в-третьих, эксплуатировать его», – резюмировал фюрер.

Ценой тысяч сломанных судеб советских людей больным фантазиям фашистского лидера не суждено было воплотиться в жизнь, но использовать земли и жителей страны им удалось сполна. Рейхскомиссар Украины Кох без зазрения совести заявлял: «Я выжму из этой страны все». В свою очередь Геринг, ответственный за мобилизацию захваченных территорий, был еще более красноречив и открыт: «Обычно это называется грабежом… Я намерен грабить, и буду делать это со всем старанием».

С захваченных земель сдиралось все до последней нитки, полностью вывозили продовольствие, оставляя лишь объедки, как для рабов. Казалось бы, в таких условиях полного дефицита продуктов питания не выживет ни одно население, – именно этого и хотели добиться фашисты. Задолго до своего плана нападения на СССР Геринг говорил, что все лишнее продовольствие должно быть переправлено в Германию. Также являлось обязательным не допускать проникновение еды в промышленные города СССР, благодаря чему никакой промышленности там в скором времени не будет. Но что имели в виду нацисты, говоря «лишнее продовольствие»? А как раз то, что было самым необходимым для поддержания жизни человека. Страшные слова произносил Геринг: «Любая попытка спасти местное население от голодной смерти повлечет ввоз излишков продукции из черноземной зоны и уменьшение поставок в Европу. Нет никакого сомнения, что в результате многие миллионы людей умрут голодной смертью, если мы вывезем из страны все то, что необходимо нам. Следует уяснить это со всей отчетливостью».

Остатки населения по плану нацистов надлежало использовать как рабов для развития и процветания фашистского государства, но лишь в течение того времени, на которое они были нужны. Предусмотрительные немцы, позаботились даже о том, чтобы их рабы умели считать только до 100. Все задумки о колонизации славянских земель были ничем иным как планами по уничтожению и полному искоренению всех славянских народов – русского, белорусского и украинского.

Цифры показывающее, сколько человек в итоге полегло в этой кровавой войне, долгое время скрывались. Но на сегодняшний день мы имеем более-менее достоверные данные, по которым 6,3 миллиона героев Красной Армии были убиты, в том числе и погибли от ранений; 555 тысяч человек скончалось из-за болезней и ряда других причин, напрямую не связанных с военными действиями. А 4,5 миллиона попали в плен или пропали без вести.

Суммарные потери населения, погибшего на захваченных фашистами землях, составили 26,6 миллиона человек. В рядах Красной Армии 85 процентов погибших являлись представителями славянских народов, в том числе русские – 66,56%, украинцы – 15,93%, белорусы – 2,9%.

При оккупации прибалтийских республик немцами, а Молдавии – румынами, коренное население подвергалось достаточно гуманному отношению по сравнению с оккупированными территориями России, Украины и Белоруссии. Знаете ли вы, что братья-белорусы потеряли примерно 30% всего своего населения в этой войне? Не победи СССР в этой схватке, еще неизвестно, существовал бы вообще весь этот мир, потому как, полностью истребив непригодные народы, потомки «избранной расы» начали бы потихоньку уничтожать самих себя, пока, наконец, на Земле не воцарился бы самый настоящий хаос и ад. Говоря о другой жизни, стоило бы понимать, что никакой жизни не было бы в принципе.

После приведенных цифр, в голове не укладывается, как могут неблагодарные потомки погибших в той войне не ценить то, что имеют? Как они могут не понимать, что возможности увидеть новый день, растить своих детей и внуков мы обязаны тем, кто отдал свою жизнь за наше будущее, – молодым ребятам и опытным офицерам, которые полегли на боях сражений, спасая нас. Им тоже хотелось жить, но судьба заставила их сделать свой выбор. И поверьте, отдавали они свою жизнь не для того, чтобы их правнуки говорили о призрачной лучшей доле в случае победы фашистов. Да, Гитлер умер, но оставил после себя своих последователей, разрушающих молодые умы, развращающих новые поколения. Но никогда не сломить им веру людей, которые видят и навсегда запомнят глаза ветеранов и передадут это своим детям. Память о столь жестокой и кровавой войне будет вечна в сердцах тех, кто верен и благодарен своим предкам, тех, кто говорит им вечное спасибо, пока бьется сердце.

Пять ошибок немецкого руководства в начале Великой Отечественной Войны, Просчеты Гитлера и верные решения Сталина

Отшумели торжества по случаю 70-летия Великой Победы, но память о подвиге нашего народа, который смог сломить хребет гитлеровскому нацизму, никогда не отшумит, она навсегда останется в нашем сердце. И никуда не исчезнут вопросы о том, что позволило ее достичь. Мужество и героизм советских бойцов — безусловно, мудрость военного и политического руководства — конечно, превосходство социалистического строя в плане мобилизации общества для отпора врагу — разумеется. Но если подходить максимально объективно к оценке исторических событий, то следует признать, что в ряде случаев Советскому Союзу помог и сам противник своими грубейшими ошибками. Конечно, просчеты были и у советской Ставки, но у гитлеровской в итоге их оказалось намного больше, что и позволило в этом году отметить 70-летие Великой Победы нам, а не фашистам. В общем, не раз и не два нацисты сами невольно помогли их разгромить.

В день 22 июня, ставший навечно черной датой в российском календаре, когда нашему Отечеству пришлось ощутить на себе тяжесть вероломного вторжения, самое время вспомнить о неудачных решениях Гитлера и его окружения, которые оказались очень удачными для нашей страны. Выделим пять ключевых нацистских промашек в ходе Великой Отечественной войны.

Просчет первый — намерение Гитлера победоносно для себя закончить войну одним ударом, до наступления зимних холодов

Эту ошибку до Гитлера сделали многие, кто хотел завоевать нашу страну. Шведский король Карл XII наверняка был уверен после своей победы под Нарвой, что русская армия ему не страшна — в результате случилась Полтава. Наполеон и вовсе смог войти в Москву как раз до желаемого срока наступления суровых российских морозов, но вместо теплых квартир его гвардейцы получили пепелище и вынуждены были в итоге бежать не только от казаков атамана Платова, но и от безжалостной стужи.

Наверняка гитлеровские генералы были в курсе неприятностей своих предшественников, но наступили на те же самые грабли неосуществимого на бескрайних российских просторах блицкрига. И сейчас, судя по сообщениям СМИ, есть желающие на Западе вновь попробовать на них встать — теперь под флагом одного обезоруживающего удара ракетами.

У Гитлера, к счастью, в 1941 г. таковых не было, а появившиеся позднее далеко не совершенные ФАУ погоды в боевых действиях не сделали, так что уповать он мог только на быстроходность своих танковых групп. Но сколь бы высокой она ни была, даже теоретически занять намеченную планом «Барбаросса» советскую территорию с конца июня до конца октября они не могли.

Удивительно, но никто из гитлеровских полководцев не посмел возразить фюреру, уверявшему всех, что вермахт сможет нанести поражение РККА в ходе пограничных сражений. В действительности разгромить немцам удалось лишь первые стратегические эшелоны кадровых частей советских войск. Пока вермахт отправлял одну группировку находящейся в состоянии грогги Красной Армии за другой в котлы, Советский Союз смог провести мобилизацию, создать отряды народного ополчения, а самое главное, эвакуировать значительную часть промышленности на восток страны.

Просчет второй — начало боевых действий против СССР в условиях противоборства с Великобританией, что автоматически означало для фашистской Германии войну на два фронта

Если дожди осенью и морозы зимой в России оказались полной неожиданностью для гитлеровских генералов, то о войне с Великобританией они, по идее, никак забыть не могли. А война эта к 22 июня 1941 г. шла полным ходом на море, в воздухе и отчасти на земле, в Северной Африке. Более того, сумасбродный Гитлер фактически параллельно плану «Барбаросса» готовил вторжение на Британские острова. И не исключено, не реализовал он план «Морской лев» просто потому, что так подсказала ему правая нога. Приспичило ему разобраться с большевиками, и никто отговорить его не мог.

Робкие намеки окружения на то, что война с Англией отнюдь не закончена, отметались им, верящим в свою непогрешимость. Впрочем, попытки замирения с англичанами, а потом с американцами нацисты предпринимали неоднократно, в том числе и совершенно авантюрные, в виде полета Р. Гесса аккурат накануне отдачи приказа «Дортмунд», приводившего в действие план нападения на СССР. Возможно, что-то у гитлеровцев и получилось бы, если бы у руководства США и Великобритании не стояли тогда такие выдающиеся политические деятели, как Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль, которые никогда бы не пошли на сделку с коричневым дьяволом и действительно не пошли. Так что расчет фашистского командования на их антикоммунизм не оправдался.

Точнее, оправдался лишь отчасти — второй фронт западные союзники не спешили открывать в Европе, но все-таки отвлекли значительные силы военно-морских и военно-воздушных сил нацистской Германии. Ну и своими бомбардировками наносили определенный ущерб промышленному потенциалу третьего рейха, что опять-таки было на руку Советскому Союзу.

Просчет третий — отказ от быстрого прорыва к Москве в июле 1941 г.

Парадоксально, но, несмотря на стратегические промашки с началом так называемой Восточной кампании, вермахт за счет фактора внезапности, упреждения советских войск в стратегическом развертывании и ошибок уже с нашей стороны все-таки мог в 1941 г. одержать победу. Правда, судить мы об этом задним числом можем лишь условно — история не знает сослагательного наклонения. С высокой степенью достоверности можно лишь утверждать, что гитлеровцы могли-таки ворваться в Москву, но застряли бы они в тяжелых уличных боях, как годом позднее в Сталинграде, или нет — не известно.

Доподлинно известно лишь одно — в середине июля танки Гудериана заняли часть Смоленска и могли почти беспрепятственно двигаться к советской столице, но они этого… не сделали, а повернули на юг окружать Юго-Западный фронт. Это была очередная прихоть Гитлера и самодовольных гитлеровских генералов — все складывалось для них в начале войны настолько удачно, что они решили поиграть, так сказать, на публику. Не просто победить Советы, а с фейерверком. Что ж, еще один гигантский котел под Киевом фашисты смогли устроить, но в итоге потеряли нам на руку драгоценное время.

Единственным генералом из всей гитлеровской камарильи, кто пытался протестовать против поворота своих танков на киевское направление, оказался Гейнц Гудериан. Он упорно доказывал необходимость продвижения к Москве. Но, на наше счастье, Гитлер принял очередное свое роковое решение — окружить сначала столицу Украины.

В этой связи нельзя не отметить, что И.В. Сталин оказался-таки прав, возражая против предложения своего генералитета об оставлении Киева. Помимо политического ущерба это грозило еще и наступлением фашистов на Москву на месяц раньше, чем оно в действительности началось.

Просчет четвертый — фашистская Германия опиралась на слабых союзников

«Незнаменитая» советско-финская война ввела Гитлера и его окружение в двойное заблуждение — относительно слабости Красной Армии и относительно силы финских войск. На самом деле, последние не могли, да и не особо рвались решать стратегически важные задачи.

При этом надо прямо сказать, что финская военщина несет равную с германской ответственность за блокаду Ленинграда — она подступала к городу на Неве с севера. Но именно что подступала — сколько-нибудь серьезные проблемы армия Суоми перед нашими войсками в Карелии не создавала, да и севернее тоже. В 1944 г., когда возникла реальная вероятность оккупации страны тысячи озер Советским Союзом, правительство Паасикиви пошло на сепаратный мир с недавним противником и объявило войну недавнему союзнику.

Точно такими же ненадежными сателлитами Гитлера оказались Болгария и Румыния. Они также в1944 г. после «внезапных» переворотов в своих столицах повернули оружие против третьего рейха.

Точно такой же трюк едва не проделала и Италия, но уходу в тень дуче Муссолини помешали спецназовцы Отто Скорцени, вернувшие его на Олимп политической власти, с которого его партизаны через полгода прямиком отправили на виселицу. Да и в целом в ходе Второй мировой войны немецко-фашистские войска вынуждены были не раз спасать своих горе-союзников с Апеннин. Причем обходилось это Германии весьма дорого — вынужденное вторжение в Грецию и Югославию в 1941 г. отсрочило начало операции «Барбаросса» на месяц, что вкупе с другими вышеупомянутыми проблемами перевело схватку с СССР в неудобный для теплолюбивого вермахта зимний период.

Летом 1943 г., в самый разгар решающей Курский битвы, Гитлеру пришлось снимать дивизии СС, чтобы остановить высадившихся в Италии западных союзников. Правда, к этому моменту уже окончательно стало ясно, что прорваться к Курску гитлеровцам не удастся, но отправленных на Апеннины войск во многом не хватило для сдерживания советского контрнаступления.

О роли, которую сыграли румынские и итальянские «помощники» вермахта, в его разгроме под Сталинградом, хорошо известно во всем мире. Отступление первых позволило нашим войскам окружить 6-ую армию Паулюса, а отход вторых, на наше счастье, лишил группу «Дон» фельдмаршала Манштейна шансов на ее деблокирование.

Но главный удар в спину третьему рейху нанес ключевой «союзник» — Япония. Ее участие в войне против СССР, к еще одному нашему счастью, свелось лишь к безуспешным попыткам организации перемирия. Советское руководство сделку с Гитлером отвергло и довело дело до штурма Берлина и самоубийства главаря нацистов.

Просчет пятый — жестокое обращение с гражданским населением на временно оккупированной территории СССР и зверства по отношению к советским военнопленным

Готовясь к агрессии против СССР, Гитлер отмечал для своей верхушки, что это будет война против идеологии большевизма, а в ней все средства, на его взгляд, хороши. В результате нацисты и их холуи понаделали столько кровавых злодеяний, что следы их обнаруживаются до сих пор.

Себя фашисты и антисоветские их фактически адвокаты пытались и по сей день пытаются оправдать тем, что Советский Союз не подписал Женевскую конвенцию о правах военнопленных. Но отношение к людям не зависит от бумаг, — в первую очередь, оно определяется государственной политикой и пропагандой. Многим немцам нацистская идеология внушала и действительно, к сожалению, внушила восприятие жителей СССР как расово неполноценных. Пропагандистская машина Геббельса убеждала соотечественников, что советские граждане живут бедно, что они неаккуратны, ленивы. Что касается евреев, то они сразу же после установления фашистского порядка начали целенаправленно уничтожаться карательными айнзацкоммандами. О том, что творилось в те годы на временно оккупированной территории, автор этих строк рассказал в статье «Русь оккупированная» svpressa.ru/war21/article/121246/.

Примечательно, что в большинстве западноевропейских стран они вели себя несколько иначе. А вот на территории Югославии, Польши, православной Греции и особенно Советского Союза гитлеровцы дали волю своей звериной теории расового превосходства одних людей над другими по полной. Ну и получили здесь практически всенародный отпор. Впрочем, этот просчет был изначально предопределен порочностью самой нацистской идеологии.

Опровержение из прошлого

Офицер гитлеровского ОКВ Хельмут Грайнер не мог даже предположить, что в скором, по историческим масштабам, времени среди русофобов и антисоветчиков станет модно переписывать историю и обелять таких, как он, иначе бы он не был так откровенен в своих мемуарах. В них он прямо говорит, что Гитлер задолго до вторжения и даже появления плана «Барбаросса» уведомил о своих планах напасть на Советский Союз. Так что этот просчет нацистов не был ничем спровоцирован, как и установил Нюрнбергский трибунал. Можно процитировать вкратце этого гитлеровского штабиста, когда и как это случилось: «Днем 29 июля начальник управления оперативного руководства вермахта генерал артиллерии Йодль… сообщил… при соблюдении строгой секретности, что фюрер планирует подавить Советский Союз силой оружия». Это вызвало у германского командования, по словам Грайнера, «большое замешательство», ведь они знали, что «Советский Союз… намерен строго придерживаться договора». Имеется в виду пакта о ненападении, а также еще ряда советско-германских соглашений того времени. Но Гитлеру, как мы теперь знаем, это не помешало запланировать свою главную ошибку — удар по СССР.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector