0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Последняя заповедь Спасителя диакон Георгий Максимов

Последняя заповедь Спасителя – диакон Георгий Максимов

Накануне Своего вознесения Господь Иисус Христос сказал Своим ученикам: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их исполнять всё, что Я заповедал вам» (Мф. 28:19-20); «идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16:15-16).

Эта заповедь — одна из самых малоисполняемых в Православной Церкви. Ещё святитель Николай Японский писал: «Шедше, научите вся языки — как будто и в Евангелии нет. Хотя слышат это все и знают наизусть. И нет у нас иностранных миссий! В Китае, Индии, Корее, здесь — моря и океаны язычества, все лежит во мраке и сени смертной, но нам что же? Мы — собака на сене! Не моги-де коснуться Православия — “свято оно”! Но почему же вы не являете его миру?» (Дневник, запись от 12 июня 1896 года).

И действительно, стоит заговорить о внешней, подлинной миссии даже с воцерковлённым человеком, как тот, поморщившись, непременно ответит, что, мол, конечно, проповедовать Слово Божие всяким папуасам и китайцам — дело неплохое, но вот нам бы сначала «своих» обратить всех ко Христу, а потом уже можно подумать и о «чужих».

К сожалению, говорящие так, не понимают или не хотят понять две вещи.

Во-первых, это означает, что мы сознательно отказываемся исполнять заповедь Господа нашего Иисуса Христа о проповеди ВСЕМ народам. Слыша заповедь Спасителя, мы думаем не о том, как её исполнить, а о том, как обосновать наше нежелание её исполнять. Со всеми вытекающими для нашей духовной жизни последствиями.

Как известно, дорога под названием «сделаю завтра» ведёт на дорогу под названием «никогда». Говоря, что проповедью Евангелия иным народам мы займёмся лишь после того, как обратим всех русских, мы тем самым говорим, что не займёмся ею никогда — ибо совершенно ясно, что как бы хорошо мы ни проповедовали «своим», они никогда все поголовно не станут православными, поскольку в большинстве случаев причиной их неверия является не недостаток сведений о вере или должных православных примеров, а сознательный выбор. Точно так же и во времена апостолов обстояло дело в еврейском народе. Если бы апостолы решили тогда «обратить сначала своих, а потом уже идти к чужим», то и до сих пор еврейский народ не был бы поголовно православным, а все остальные народы, включая и наш, русский, погибали бы в язычестве.

Во-вторых, внутренняя миссия никогда не будет успешной без внешней. Любой «наш» невер, которому станут проповедовать Православие может с полным основанием сказать: «Вы меня призываете жить по заповедям Христовым? Так почему же сами их не исполняете? Христос говорит: «проповедуйте Евангелие всей твари», а вы не проповедуете». Конечно, так сказать сможет лишь один из сотни, но остальные девяносто девять, хотя не смогут выразить это в словах, но почувствуют то же самое на духовном уровне. Ибо кого могут обратить к Богу те, кто сами сознательно не желают исполнять Его заповеди?

И напротив, если мы станем проповедовать неправославным народам, как тем, которые живут в России, так и тем, которые живут вне её, то станет результативнее и внутренняя миссия. И подвижническое служение миссионеров, и подвиги веры среди новообращённых иноплеменников зажгут огонь благочестивой ревности во многих «номинально православных». Так что акивная проповедь Русской Православной Церкви среди иных народов причинит не ущерб, а большую пользу для распространения веры в русском народе.

Сюда же нужно отнести и такой «аргумент», что, будто бы, у нас сейчас столько внутренних проблем, что не до миссии, а вот когда проблемы разрешатся, тогда уже и подумаем… На самом деле здесь перепутана причина со следствием. Наши проблемы являются следствием того, что мы не живём по заповедям Христовым, одна из которых — «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Единственный путь к преодолению проблем — начать жить по заповедям, в том числе и по этой. Заповеди даны не для тех, у кого нет проблем, а для всех, кто называет себя православными христианами.

Наконец, с темой соблюдения последней заповеди Спасителя связан ещё один важный вопрос, непосредственного касающийся участи нашего земного отечества и нашего народа.

Многие столетия Православная Церковь практически не занималась миссией, если не считать отдельные усилия Русской Церкви. Для большинства Поместых Церквей извинительным обстоятельством было турецкое иго, которое весьма затрудняло жизнь православных христиан. Однако в XIX веке Греция, Болгария, Румыния, Сербия и Черногория получили свободу, но, увы, эти православные народы вовсе не спешили поделиться Православием с теми, кто о нём не знает.

Из-за этого ещё сто лет назад Православие было ограничено ареалом компактного расселения традиционно православных народов. Во всём остальном мире о православной вере не знали вообще ничего. Это касалось даже самых образованных людей Западной Европы, не говоря уже про жителей Азии, Африки, Южной Америки и Австралии.

И в ХХ веке для членов абсолютно всех Поместных Церквей возникли такие условия, что им невольно пришлось покинуть обжитые места и расселиться по всем тем странам, куда они не хотели ехать добровольно. В России это были революция, гражданская война и великая отечественная, в Сербии, Болгарии и Румынии — приход коммунизма, в Греции — гражданская война и экономические проблемы, для Антиохийского и Иерусалимского патриархата — усиление давления со стороны иноверного окружения.

Таким образом минувший ХХ век стал веком широчайшего распрострнения Православия по планете. Православные диаспоры появились на всех континентах и в подавляющем большинстве стран. И везде, где они появлялись, — возникали православные храмы, а в них священники и епископы, производились переводы литургии на местные языки, издавалась православная литература на языках неправославных народов.

Так возникли условия для того, чтобы местные жители начали узнавать о Православии, а узнав, многие стали обращаться в истинную Церковь Христову, и обращать других. Благодаря этому в Западной Европе и Азии православными стали тысячи, в Америке — десятки тысяч, а в Африке — сотни тысяч человек.

В древнем варианте жития апостола Фомы рассказывается, что он, получив в удел для проповеди Индию, никак не хотел отправляться в такую далёкую страну. И Господь ему помог — продав в рабство капитану корабля, отправлявшегося в Индию. Глядя на вышеприведённые факты под этим же углом, складывается впечатление, будто Господь посредством скорбей выгнал православных на проповедь иным народам, куда они не хотели идти добровольно. Мы сами вынудили Его к тому своей ленью и бездействием.

И сейчас, после падения безбожной власти и обретения Церковью полной свободы в своей деятельности, мы имеем столько возможностей для успешной и эффективной внешней миссии, скольких, наверное, не было ни в одно из предыдущих столетий. И, однако же, мы почти ничего не делаем для внешней миссии. Есть лишь несколько энтузиастов, которые не имеют никакой поддержки ни со стороны Церкви, ни со стороны государства. Стыдно сознавать, что Русская Православной Церковь, самая многочисленная из всех Поместных Церквей, уделяет внимание внешней миссии едва ли не меньше всех остальных.

Ещё более полутора веков назад святитель Филарет Московский писал: «Святая Церковь имеет нужду в проповедниках веры для возвещения ее в соседних странах — Китае, Японии, Америке, Тибете, Бухаре, Хиве, Кохане, Персии, Турции и во всех европейских государствах латинского, лютеранского и реформаторского исповедания» (Доклад государю о причинах бедственного положения Православной Церкви в России).

Этот императив нашей Церкви был выражен ещё в позапрошлом веке, и, однако же, в некоторых из перечисленных святителем Филаретом странах по сей день не ступала нога православного миссионера.

Последняя заповедь Спасителя по-прежнему остаётся в небрежении. Как знать, не готовим ли мы тем самым на свою голову новые кары, которые заставят нас отправиться туда, куда мы не хотим ехать по своей воле?

Конечно, не каждый может оставить всё и поехать в Африку или Азию, чтобы проповедовать там Православие. Это особое служение, на которое может решиться лишь подлинно великий духом и преданный Богу человек. Но абсолютно каждый православный христианин может в меру своих сил оказать посильную помощь тем нашим миссионерам, которые уже трудятся в иных странах.

Примером в этом является святой праведный Иоанн Кронштадтский, который, служа в России, всемерно поддерживал миссию, жертвуя и для строительства православного храма в Германии, и для первого православного храма в Южной Америке, и на Японскую православную миссию, и миссионерам в других странах.

Уже сейчас наши русские миссионеры самоотвеженно трудятся в Таиланде, Гонконге, Монголии, других местах. Они нуждаются в нашей поддержке — как духовной, так и материальной. А мы нуждаемся в том, чтобы эту поддержку им оказать, ибо так мы исполним последнюю заповедь Спасителя и сможем стать соучастниками того, что Он обещал, говоря: «Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей» (Ин. 15:10).

Последняя заповедь Спасителя диакон Георгий Максимов

Войти

Вне Церкви нет спасения. Диакон Георгий Максимов.

«Послание патриархов восточно-кафолической Церкви о православной вере 1723 г. провозглашает: «Веруем, что Святое Крещение, заповеданное Господом и совершаемое во имя Святой Троицы, необходимо. Ибо без него никто не может спастись, как говорит Господь: «Аще кто не родится водою и духом, не может внити в Царствие Божие» (Ин. 3:5). И Господь, показывая сие, сказал без всякого исключения, просто: «Кто не родится. » то есть, по пришествии Спасителя Христа все, имеющие войти в Царство Небесное, должны возродиться. А не возродившиеся и посему не получившие отпущения в прародительском грехе необходимо подлежат вечному наказанию за сей грех, и следовательно, не спасаются».

Более того, чин в неделю Торжества Православия, текст которого был принят Святейшим Синодом в 1764 г., ясно провозглашает: «Непринимающим благодати искупления, проповедуемого Евангелием, как единственного средства к оправданию нашему пред Богом — Анафема!» То есть, официально заявлено церковное осуждение тех, кто не принимает евангельского учения о том, что спастись можно только искупительным подвигом Господа Иисуса Христа.

Несмотря на все это, к сожалению, в наше время среди некоторых православных людей укоренилось заблуждение о том, что будто бы можно спастись и вне созданной Господом Церкви, и без крещения, без веры в Евангелие, — не важно, веришь ли ты в Бога, или не веришь, признаёшь ли Христа как Спасителя, или не признаёшь, живёшь ли по Евангелию или не живёшь, главное, быть сравнительно неплохим человеком, делать хорошие дела и тебя Господь за это спасёт. Обличая это страшное заблуждение, святитель Игнатий (Брянчанинов) говорил, что «признающий возможность спасения без веры во Христа отрекается от Христа и, может быть, невольно впадает в тяжкий грех богохульства»[2].

Неудивительно, что святитель Игнатий назвал мысль о том, что можно спастись без Христа, отреченем от Христа. Ведь если можно спастись без Христа, значит, можно было спастись и до Христа. Если можно было спастись до Христа, значит, Христос напрасно пришёл, значит, Христос — не Спаситель, хотя даже само имя «Иисус» переводится как «Бог спасающий», и дано именно потому, что «Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф. 1:21), и Сам Он сказал, что пришёл «спасать души человеческие» (Лк. 9:56), и что «кто войдет Мною, тот спасется» (Ин. 10:9).
.

Вообще стоит отметить, что рассматриваемое лжеучение может возникать только при неверном понимании посмертного воздаяния. Люди, которые так думают, не признают сущностной связи между выбором нашей земной жизни и нашей посмертной участью, они рассуждают о рае и аде так, словно речь идёт о двух помещениях, — комфортном и некомфортном, и весь вопрос будто бы состоит в том, как тех, кто не сумел в течение своей жизни найти ключ от комфортного помещения, всё-таки ввести в него.

Но Царство Божие – это не место, а состояние, это «мир и радость во Святом Духе» (Рим.14:17), потому «и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21). Царство Божие – это Сам Господь, Его любовь, Его единство, вечное пребывание с Ним и в Нём. А истинная вера во Христа, соединение с Ним в таинствах, вхождение в Тело Его – Церковь, и жизнь по заповедям Его – это не просто внешняя формальность, необходимая для попадания в «хорошее место» после смерти, — это практический путь очищения от греха, соединения со Христом и обретения Царства Божия.

Преподобный Иоанн Кассиан пишет: «Если Царство Божие находится внутри нас и это Царствие есть праведность, мир и радость, то кто их имеет, тот, без сомнения, находится в Царстве Божием. И, напротив, живущие в неправде, раздоре и печали, производящей смерть, находятся в царстве диавола, в аду и смерти. Ибо этими признаками различается Царство Божие и царство диавола»[13]. Прп. Григорий Синаит пишет: «Как зародыши адских мучений незримо таятся в душах грешников уже на земле, так и начатки небесных благ сообщаются в сердцах праведных через Святого Духа»[14]. То есть, своей смертью мы рождаем для себя ту вечную участь, которую вынашивали в себе всю жизнь. В этом и есть глубочайшее значение настоящей временной жизни «здесь даются победителям, как залоги венцы победные; равно как и для побеждённых здесь полагается начало их посрамлению и мучению»[15].

По свидетельству прп. Симеона Нового Богослова, «те, которые умирают прежде чем стяжают Царствие Небесное, где и когда обретут его, если отходят туда, где постоянная тьма? Итак, здесь, в этой жизни повелено нам взыскать его и обрести, стуча в его двери с покаянием и слезами. невозможно войти в Царствие Божие тому, кто еще в настоящей жизни не облечется во Христа как Бога, не взойдет к созерцанию Его и не достигнет того, чтобы Он обитал внутри его».

Новое в блогах

Ну как тут не позавидуешь православным?

«И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец».

Если православные считают свою веру единственно правильной, получается, именно православие должно установиться в качестве главенствующего? То есть формально его примут не все, но православие должно доказать свою правоту не только на словах, но и на деле. И как же с этим сейчас обстоят дела.

Евгений Пелевин # ответил на комментарий Ум Ник 23 августа 2017, 10:06 А как понимать это — «Вы, то есть и лично вы, Евгений, должны ехать и идти в самые глухие места и учить». Потому что написано: «Ступайте и научите все народы».

Не скажу насчёт любого места, но растолковать могу многое. Тому кто имеет желание знать.

«. это лишь «сообразие» с вашими заповедями.. » — что «это» и с какими такими заповедями, может назовёте?

«Последняя заповедь Спасителя» – диакон Георгий Максимов:

Ум Ник # ответил на комментарий Евгений Пелевин 24 августа 2017, 18:22 А у вас русский родной? Я же ясно написал: в Китае нет иностранного Интернета, по ТВ и радио тоже не «преподают» православие.

В Евангелии все ответы? Я вас умоляю! Даже насчет фактов из жизни Христа разночтения.

В Китае нет православия? Это вам кто рассказал ? Китайцы ? Или сами придумали?
Оно там оч. популярно. Жилые дома строят в виде православных храмов.

А это фильм об истории христианства в Китае. Ему там около 2 тыс лет

И да, в Евангелии все ответы. Если вы их не видите, не понимаете — это ваши проблемы.

15 тысяч православных? Из почти 2-х миллиардов? Не смешите мои тапочки.
Китайская автономная православная церковь прекратила свое существование в 60-х годах.

Кстати, где я писал, что нет православия вообще? Да, любите вы перевирать.

Так что это не о православии сказано насчет всех народов, если уж все ответы есть.

А вы разъясните интересующие меня вопросы насчет Евангелия?

Сказано, что проповедано будет всем народам. Именно это и происходит — радио, ТВ. интернет, печать. А уж примут эту проповедь или нет — это вопрос индивидуальный. Но проповедь-то всё равно идёт. И даже те кто принимает проповедь. вовсе не обязательно показывать это окружающим

Подробный ответ на вырванную из контекта цитату:
ссылка на www.pravmir.ru

Ум Ник # ответил на комментарий Анна Ющ 22 августа 2017, 17:31 Знаете, как это называется в наука демагогии? Кажется, «переключение скорости». Возможно,я ошибаюсь с названием, но демагогический прием такой есть — когда переключают внимание на другое. Мало ли где чего написано! Возьмите и объясните именно этот момент.

«24 Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева.
25 А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне.
26 Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. «

Ни убавить, ни прибавить.

Aleks Alekssov # ответил на комментарий Евгений Пелевин 22 августа 2017, 16:24 отчего же не процитировать:
«Сих двенадцать, послал Иисус и заповедал им, говоря: “на путь к язычникам не ходите и в города Самарянские не входите, а идите наипаче к погибшим овцам дома Израилева; ходя же проповедуйте им, что приблизилось Царство Небесное”» (Мф. гл.10, ст.5-7).

«И спросил Андрей Ионин, ученик Его: “Равви! каким народам нести благую весть о Царствии Небесном?” И ответил ему Иисус: “Идите к народам восточным, к народам западным и к народам южным, туда, где живут сыны дома Израилева. К язычникам севера не ходите, ибо безгрешны они и не знают пороков и грехов дома Израилева» (Евангелие от Андрея гл.5 ст.1-3).

Последняя заповедь Спасителя диакон Георгий Максимов

Публикуемое ниже интервью диакон Георгий Максимов дал еще зимой журналисту одного из либерального издания, которое планировало большую подборку материалов о русских мусульманах, исламе, «разочаровании в Церкви». Номер вышел в свет, но… без беседы с отцом Георгием: оказалось, что его ответы не «подходят» направлению газеты. Вопросы, задаваемые журналистом, не перестают быть «горячими» для СМИ, а сама история с «неудобным» интервью показательна именно как пример диалога с представителем светско-либеральной части нашего общества. Вот почему мы и решили познакомить наших читателей с этой беседой.

– Насколько мне известно, Православная Церковь отрицательно относится к переходу православных в ислам. Что служит основными аргументами этого отрицательного отношения? Заметьте, человек не перестает верить в Бога и соблюдает заповеди, присущие и христианству, и исламу.

– Христианство – это не просто признание некоего абстрактного Бога и набор расхожих моральных предписаний. Христиане верят в Иисуса Христа – Бога, Который стал Человеком, Который не просто спускает «сверху» директивы, как жить правильно, а Который стал как один из нас, жил среди людей и Своей жизнью, смертью на кресте и воскресением из мертвых открыл нам путь спасения. В такого Бога человек, ставший мусульманином, не верит. В Коране прямо порицается учение, что Христос есть Бог и Сын Божий (5.17, 9.30). Если христианин принимает ислам, то это значит, что он отрекается от Христа, сказавшего: «Я Сын Божий» (Ин. 10: 36). И к такому человеку относятся слова Иисуса: «Кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10: 33). «Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3: 36). Вот почему это духовная трагедия, о которой скорбит Церковь. Что же касается заповедей, то они в разных религиях различны; пересечения, конечно, есть, но их не так уж много.

– Актуальна ли на сегодняшний день для Русской Православной Церкви проблема принятия христианами ислама? Делаются ли какие-то шаги по предотвращению этого, или вера – личный выбор каждого, в который Церковь не имеет права вмешиваться?
– В личный выбор в принципе невозможно вмешаться. В недавнее время это хорошо проиллюстрировал пример новомучеников Российских, которые сохранили веру даже несмотря на то, что атеисты их подвергали издевательствам, пыткам, тюремным заключениям и казням. Конечно, Церковь скорбит о тех, кто от Христа Спасителя ушел в какую-либо иную религию, в том числе в ислам, потому что рассматривает сделанный ими выбор как ошибочный. Но к числу актуальных церковных проблем это не относится, поскольку явление это, в общем, маргинальное. Мне доводилось слышать о том, как иногда священники по просьбе родственников проводили беседы с теми, кто начинал увлекаться исламом. А некоторые авторы создавали апологетические тексты, которые позволяют задуматься такому человеку. Но это всё частные инициативы, а не какая-то систематическая общецерковная работа.
– По сравнению с христианством популяризировать идеи ислама проще? Можно ли утверждать, что для миссионерских целей ислам «удобнее»?
– Отдельные идеи ислама более выгодно смотрятся в глазах современного мира – например, допустимость многоженства, но если брать ислам в целом, то продвигать его не слишком просто, поскольку в обществе сформировался довольно негативный образ ислама, на что часто жалуются сами мусульманские проповедники. Это касается не только темы терроризма, но и, например, положения женщины, а также и того агрессивного имиджа, который создан благодаря поведению некоторых представителей кавказской молодежи. Конечно, мусульманские апологеты стараются разрушить этот негативный образ, но пока что они и сами вряд ли признают, что их труды полностью увенчались успехом.

– Не кажется ли вам, что скандалы вокруг РПЦ – одна из причин утраты доверия христиан к своей Церкви, которая приводит к поиску новой веры?

– Мне кажется, что это именно тот результат, которого добиваются люди, раздувающие эти скандалы. Однако в реальности утраты доверия христиан к Церкви не наблюдается. Численность прихожан меньше не стала. Антицерковные настроения выросли в среде тех, кто был лишь номинально христианином, но людей воцерковленных они затронуть не могут. По той простой причине, что основой веры являются живые отношения человека с Богом, которые он обрел в Церкви. Этот личный опыт жизни с Богом никак не может быть опровергнут информацией, что какой-то священник или высокий церковный чин совершил какой-то грех. Поскольку в Православии нет учения о безгрешности священников, и поскольку не вера в священников является основанием духовной жизни человека. Наша вера называется христианство, а не «священнианство». Охлаждения в вере и отпадения, конечно, бывают, но причины этого гораздо более сложные, и сам человек редко говорит о них откровенно. Не бывает такого примитива, что, мол, глубоко верующий христианин прочитал скандальную новость в интернете и сорвал с себя крест со словами: «Ну всё, ухожу теперь в мусульмане!» Кроме того, в СМИ немало скандалов, связанных с исламом и мусульманскими духовными лицами, поэтому для перехода в ислам скандалы явно причиной быть не могут, даже если сам человек ее называет. Подлинная причина лежит глубже.
– Вероятно, вы знакомы с содержанием Корана и другой исламской литературой. Что, на ваш взгляд, главным образом убеждает людей исповедовать эту религию?
– Большинство исповедует ислам просто по традиции. Для тех, кто хорошо сведущ в своей религии, главным стимулом, по моему мнению, является чувство собственной исключительности, которым наделяет мусульманина его вера.
– Влияет ли на это социально-бытовое устройство мусульман: община (джамаат), где все братья и сестры, что привлекает, например, одиноких людей?
– В подавляющем большинстве случаев причиной принятия ислама является желание девушки выйти замуж. Хотя бывают и девушки, которые обращают своих женихов-мусульман в Православие. Что касается парней, то в некоторых случаях не община в целом, а конкретная компания сверстников-мусульман может создавать привлекательный образ такой дружной общины. В некоторых случаях это может играть свою роль, особенно в регионах или коллективах, где мусульман большинство, но я бы не стал называть это типичным. Здесь всё не так просто. Я знаю русского парня, который принял ислам, и когда он был успешен, у него было много друзей из мечети. Но когда он лишился работы, машины, семьи, выпал из прежней жизни, все друзья-мусульмане вдруг стали очень заняты, куда-то испарились. В любом московском храме вам расскажут о мусульманах, которые приходят просить помощи в трудной жизненной ситуации. И ссылаются на то, что в мечети им не помогли. Если бы мусульманская община была такой, какой вы ее описали, думаю, таким людям не пришлось бы идти за помощью к христианам. И я знаю не один пример, когда мусульманин принимал крещение, сказав, что нигде не видел такой любви к себе, как в православном храме. Еще больше бывших мусульман вы найдете на некоторых протестантских собраниях в Москве, поскольку протестанты ведут активную миссию среди мигрантов, чего пока нельзя сказать о Православной Церкви.
– Почему существует такое множество трактовок Корана? Зачастую в соседних мечетях прихожане могут изучать два совершенно разных учения. Трудно представить подобное среди католиков, иудеев или православных. Это связано с огромной ролью и авторитетом духовного лидера?
– В исламе несколько течений, большинство мусульман (около 90%) исповедует суннитское направление. Умма суннитов децентрализована. В ней нет своего папы римского или вселенского собора, который мог бы решить: вот, правильно именно таково понимание Корана, а такое понимание неправильно, – и все сунниты послушаются. В первые века ислама такая фигура была – халифы. Они считались наместниками «пророка», и у них была власть не только светская, но и вероучительная. Они составляли Коран, определяли, что верно, а что неверно, преследовали еретиков. Когда халифат был упразднен, такой фигуры не осталось. И сейчас есть просто много авторитетных знатоков ислама, которые в принципе равны друг другу по статусу. Один, к примеру, может заявить: теракты смертников против мирного населения – это грех, и для мусульманина это неприемлемо. А другой заявит: это восхитительная борьба на пути Аллаха, и каждый мусульманин обязан ей содействовать. И вот простой мусульманин волен сам решать, кого из двух он послушает. Не существует сейчас в суннитском исламе такого механизма, который бы заставил его признать, что слушать надо только этого муфтия, а этого совсем не надо. Как вы понимаете, такое положение вещей весьма способствует тому разнообразию мнений, о котором вы спрашиваете.
– По мнению протоиерея Владимира Вигилянского, доктрина мусульманской веры построена на том, что правоверный муслим априори «избранный и безгрешный», в отличие от грешника-христианина. Именно поэтому, считает отец Владимир, мусульманами проще манипулировать, порой преследуя самые страшные цели. Вы согласны с его позицией?
– Может быть, и это имеет место, но мне кажется, что главная причина в другом. Фигура Мухаммеда считается идеалом, образцом для подражания: то, что он делал, что говорил и особенно к чему призывал, – всё это стало нормативным в исламе. В Коране говорится: «Посланник Аллаха – образцовый пример для вас» (33.21). А что увидит мусульманин, открыв традиционное жизнеописание Мухаммеда? Войны «посланника» с неверными, восхваление джихада как величайшего подвига и призывы к участию в нем. Кто-то, прочитав, может быть, скажет: это не для меня, я хочу просто жить, растить детей, обеспечивать семью. А кто-то захочет подражать, захочет стать шахидом. Такого человека останется только проинструктировать и направить в «нужное» русло.
– В чем корень того, что ислам небезосновательно ассоциируют с терроризмом? Как получилось, что мусульмане во многом «монополизировали» террористическую деятельность, прикрываясь и используя веру?
– Причина такого ассоциирования в том, что большинство религиозно мотивированных терактов с человеческими жертвами совершают именно мусульмане. Это факт. Можно посмотреть доклад Национального Контртеррористического центра США, который ведет мониторинг ситуации по всему миру. В отчете за 2011 год указывается, что на «суннитских экстремистов третий год подряд приходится наибольшее число терактов и погибших. Более 5700 инцидентов было связано с суннитскими экстремистами, которые ответственны за почти 56 процентов всех терактов и около 70 процентов всех смертей от терактов». По статистике этого центра, 43% терактов совершено по нерелигиозным мотивам (националистическим, сепаратистским, экологическим и т.п.). А из 57% религиозно мотивированных – 56% совершено мусульманами. Корень – в том, о чем было сказано выше. Среди религиозно мотивированных террористов попадаются и христиане, и буддисты, но число их мизерное, меньше статистической погрешности. Это не удивительно, если мы вспомним, что ни Христос, ни Будда никогда в жизни не брали в руки меч. А у Мухаммеда было девять мечей, и они ему служили не просто для украшения интерьера.
– Есть распространенное мнение о нетерпимости мусульман. Но разве довольно агрессивная реакция православной общественности на выходку панк-группы «Pussy Riot» не обнажила схожую нетерпимость религий?
– С одной стороны, кровавые теракты с тысячами жертв, а с другой стороны, много возмущенных слов и одна сорванная майка – по-вашему, здесь уместно говорить о сходстве? Мне кажется, агрессивной скорее следует назвать реакцию сторонников упомянутой панк-группы. Кто писал: «Free Pussy Riot» – кровью убитых людей? Кто спиливал поклонные кресты, осквернял храмы, заливал чернилами иконы? А с православной стороны лишь возмущенные слова и одна сорванная майка. Судила же этих женщин не Церковь, а светский суд. Тем, кто говорит, что Церковь должна была их отпустить и простить, я бы хотел напомнить, что Церковь вообще-то сначала так и поступила. В первый раз свою выходку они пытались провести в Елоховском соборе, работники храма их просто вывели и отпустили с миром. Ни полицию вызывать не стали, ни заявления писать. Чем ответили эти женщины? Еще более вызывающей выходкой в храме Христа Спасителя. Почему-то наши СМИ это обстоятельство «забыли». К слову, когда в Германии сторонник этой панк-группы попробовал провести акцию в их поддержку в Кельнском соборе, представители Католической церкви с первого же раза вызвали полицию и подали на него заявление в суд. И это нормально. Верующие – тоже люди, и у них есть право быть защищенными от такой ситуации, когда они, придя в храм, вынуждены будут выслушивать богохульства и издевательства в адрес своей веры. Собственно, и немецкий суд признал этого человека виновным именно в нарушении прав верующих.
– Вы лично знакомы с православными, принявшими ислам?
– Поскольку я специализировался на христиано-мусульманских отношениях, то в разное время мне на почту писало немало людей, говоривших, что они перешли из христианства в ислам. С некоторыми я встречался лично. Почти все они не знали даже азов христианства, самых элементарных вещей. Исключением здесь являются случаи, когда бывшие священники принимали ислам. Например, мне доводилось общаться с Али Полосиным. Он, конечно, знал христианское учение. У меня сложилось впечатление, что он принял ислам не из-за религиозной мотивации. Это мое личное мнение. Хотя, видимо, не только у меня оно возникло. Помню, как с удивлением увидел на одном из мусульманских форумов несколько лет назад всерьез высказанное обвинение, что Полосина будто бы специально заслала Русская Православная Церковь, чтобы разрушать российский ислам изнутри. Это, конечно, абсурд, но, тем не менее, показывает, что спектр реакций на «конвертов» может быть очень широкий. Известны мне и примеры людей, которые, обратившись в ислам, затем с покаянием вернулись в Церковь.
– Узнав о том, что кто-то из ваших прихожан планирует стать мусульманином, что вы предпримете?
– Побеседую с ним. Дам почитать литературу. Буду молиться за него.
– Если бы к вам пришел мусульманин, желающий стать православным, вы бы согласились провести таинство крещения? В вашей практике бывали такие случаи?
– Как диакон, я не могу совершать крещение, это делает священник. Но, к примеру, проводить огласительные беседы (подготовку ко крещению) с бывшими мусульманами, желающими стать православными, мне доводилось. Ничего исключительного здесь нет – на каждом московском приходе вы найдете среди прихожан бывшего мусульманина, и каждый священник в более-менее крупном городском приходе имеет опыт крещения мусульман, которые сами пришли ко Христу и попросили принять их в Церковь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector