2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Повесть о петре и февронии

Повесть о Петре и Февронии Муромских

В городе Муроме правил князь Павел. К его жене дьявол прислал летающего змия на блуд. Ей он являлся в своем виде, а другим людям казался князем Павлом. Княгиня во всем призналась своему мужу, но тот не знал, что делать. Он велел жене выспросить у змия, от чего тому смерть может прийти. Змий рассказал княгине, что смерть его будет «от Петрова плеча, от Агрикова меча».

У князя был брат по имени Петр. Он начал думать, как убить змия, но не знал, где взять Агриков меч. Один раз в церкви Воздвиженского монастыря ребенок показал ему Агриков меч, который лежал в щели между камней алтарной стены. Князь взял меч.

Однажды Петр пришел к брату. Тот был дома, в своей комнате. Потом Петр пошел к снохе и увидел, что брат уже сидит у нее. Павел объяснил, что змий умеет принимать его облик. Тогда Петр велел брату никуда не уходить, взял Агриков меч, пришел к снохе и убил змия. Змий явился в своем естестве и, умирая, обрызгал Петра кровью.

Тело Петра покрылось язвами, он тяжело заболел, и никто не мог его вылечить. Больного привезли в Рязанскую землю и стали там искать врачей. Его слуга пришел в Ласково. Зайдя в один дом, он увидел девицу, ткущую полотно. Это была Феврония, дочь древолаза, добывающего мед. Юноша, видя мудрость девицы, поведал ей о беде, постигшей его господина.

Феврония ответила, что знает врача, который сможет вылечить князя, и предложила привезти Петра к ней в дом. Когда это было исполнено, Феврония вызвалась сама взяться за лечение, если Петр возьмет ее в жены. Князь не принял всерьез ее слов, ибо не считал возможным жениться на дочери древолаза, но пообещал сделать это в случае исцеления.

Она дала ему сосуд своей хлебной закваски и велела идти в баню, помазать там закваскою все язвы, кроме одной. Петр, желая испытать ее мудрость, послал ей пучок льна и приказал соткать из него рубашку, порты и полотенце за то время, пока он будет в бане. В ответ Феврония послала ему обрубок полена, чтобы князь сделал из него за это время ткацкий станок. Петр сказал ей, что это невозможно. А Феврония ответила, что так же невозможно выполнить и его повеление. Петр подивился ее мудрости.

Наутро он проснулся здоровым — на теле была лишь одна язва, — но не выполнил обещания жениться на Февронии, а послал ей подарки. Она их не приняла. Князь уехал в город Муром, но язвы его умножились и он вынужден был со стыдом вернуться к Февронии. Девушка исцелила князя, и он взял ее в жены.

Павел умер, и Петр стал править Муромом. Бояре не любили княгиню Февронию из-за ее происхождения и наговаривали на нее Петру. Один человек рассказал, например, что Феврония, вставая из-за стола, собирает в руку крошки, как голодная. Князь велел жене пообедать вместе с ним. После обеда княгиня собрала со стола крошки. Петр разжал ее руку и увидел в ней благовония.

Потом бояре прямо сказали князю, что не желают видеть Февронию княгиней: пусть возьмет себе какое хочет богатство и уходит из Мурома. То же самое они повторили на пиру самой Февронии. Она согласилась, но захотела взять с собой только супруга. Князь следовал Божиим заповедям и потому не расстался с женой, хоть и пришлось при этом отказаться от княжества. А бояре были довольны таким решением, ибо каждый из них сам хотел быть правителем.

Петр и Феврония уплыли из города по Оке. На том судне, где была Феврония, находился еще один человек с женой. Он-взглянул на Февронию с неким помыслом. А она велела ему зачерпнуть воды по правую и по левую сторону лодки и отпить. И потом спросила, какая вода вкуснее. Услышав, что одинаковая, Феврония пояснила: одинаково и естество женское, поэтому нечего помышлять о чужой жене.

На берегу приготовили еду, и повар подрубил маленькие деревца, чтобы повесить на них котлы. А Феврония благословила эти деревца, и наутро они сделались большими деревьями. Петр и Феврония собирались ехать дальше. Но тут пришли вельможи из Мурома и стали просить князя и княгиню вернуться, чтобы править городом.

Петр и Феврония, возвратившись, правили кротко и справедливо.

Супруги умоляли Бога о том, чтобы умереть одновременно. Они хотели быть похороненными вместе и велели высечь в одном камне два гроба, которые имели между собою лишь перегородку. Одновременно князь и княгиня приняли монашество. Петр получил во иночестве имя Давид, а Феврония стала Ефросинией.

Ефросиния вышивала воздух для храма. А Давид прислал к ней письмо: он ждал ее, чтобы вместе умереть. Монахиня просила его подождать, пока она закончит вышивать воздух. Во втором письме Давид писал, что может ждать недолго, а в третьем — что ждать больше не может. Тогда Ефросиния, закончив вышивать лицо последнего святого, одежды же не закончив, послала сказать Давиду, что готова к смерти. И, помолясь, они оба умерли 25 июня.

Тела их положили в разных местах: Давида — у соборной церкви Богородицы, а Ефросинию — в Воздвиженском женском монастыре. А общий их гроб, который они сами повелели себе вытесать, поставили в церкви Богородицы.

Наутро их отдельные гробы были пусты, а тела святых покоились «в едином гробе». Люди перехоронили их по-прежнему. А наутро снова нашли их в общем гробу. Тогда люди не посмели больше касаться тел святых и, исполнив их волю, похоронили вместе, в соборной церкви Рождества Богородицы. Те, кто с верою приходят к их мощам, получают исцеление.

Краткое содержание «Повесть о Петре и Февронии Муромских»

О произведении

«Повесть о Петре и Февронии Муромских» Ермолая Еразма является шедевром древнерусской литературы. Произведение было написано в середине XVI века, на основе муромских устных преданий о житие Петра и Февронии, правивших в Муроме в XIII веке.

Для читательского дневника и подготовки к уроку литературы рекомендуем читать онлайн «Повесть о Петре и Февронии Муромских» на нашем сайте.

Главные герои

Петр – муромский князь, добрый, честный, благонравный человек.

Феврония – княгиня, супруга Петра, мудрая женщина.

Другие персонажи

Павел – князь Мурома, старший брат Петра.

Бояре – муромские вельможи, каждый из которых мечтал заполучить трон.

А ещё у нас есть:

Краткое содержание

Глава 1

Когда-то давно правил русским городом Муромом « благоверный князь по имени Павел ». Дьявол, который издавна ненавидел весь род человеческий, решил поглумиться над Павлом. Он отправлял к его жене « на блуд » крылатого змея, который являлся перед ней в облике самого князя. Подобное наваждение продолжалось долго, пока однажды княгиня не заподозрила неладное, и не рассказала обо всем своему супругу.

Павел стал гадать, как справиться с обольстителем, но не смог ничего путного придумать. Тогда он велел жене выпытать у змея, « от чего ему смерть должна приключиться» . Та лестью выведала у змея, что смерть ему « суждена от Петрова плеча и от Агрикова меча ».

У князя Павла был родной брат Петр. Узнав о коварстве змея, бесстрашный Петр готов был тут же сразиться с ним, но « только одно смущало его – не ведал он ничего об Агриковом мече ». Однажды Петр зашел помолиться в « церковь Воздвижения честного и животворящего креста ». В церкви он встретил мальчика, который предложил ему взглянуть на Агриков меч. Петр с радостью согласился – теперь он сможет помочь брату справиться с ненавистным змеем.

С тех пор Петр стал искать подходящего случая, чтобы уничтожить коварного змея, который с легкостью принимал княжеский облик. Вскоре Петру представился такой момент, и он что есть силы пронзил змея Агриковым мечом. Тот принял « свое естественное обличье, затрепетал и умер, обрызгав блаженного князя Петра своей кровью ». От той крови тело Петра покрылось болезненными язвами, которые не смог вылечить ни один лекарь.

Глава 2

Тяжкая болезнь одолела Петра, который слабел с каждым днем. Узнав, « что в Рязанской земле много врачей », он приказал отвезти его туда. Прибыв на место, Петр приказал своим слугам отыскать хороших врачей. Один из них забрел в дом, где встретил мудрую девицу. Ею оказалась Феврония – дочь древолаза, добывающего дикий мед. Слуга поведал девушке о страданиях князя, и попросил назвать имя достойного лекаря. Феврония же наказала привести к ней больного князя, сказав, что « если будет он чистосердечным и смиренным в словах своих, то будет здоров ».

Петр готов был щедро одарить девушку, если ей удастся вылечить его. Однако Феврония потребовала от него иной платы – в случае выздоровления князь должен был взять ее в жены. « Князь же Петр с пренебрежением отнесся к словам ее », но сделал вид, что согласился с ее условием. Феврония передала слугам хлебную закваску, и наказала смазать князю все язвы, кроме одной.

Тем временем Петр решил проверить, настолько ли мудрой и сообразительной была Феврония, как о ней поведал слуга. Он передал ей пучок льна, и приказал соткать из него « сорочку, и одежду, и платок » за то время, пока он будет в бане. В ответ находчивая девица передала ему обрубок полена, чтобы князь изготовил из него ткацкий станок. Петр ответил, что это невозможно, на что Феврония дала ему понять, что и из пучка льна ей никак не сшить одежду для взрослого человека. Петру понравился ее ответ.

На следующее утро князь проснулся полностью здоровым. Он не хотел брать в жены дочь древолаза, и в благодарность отправил Февронии богатые дары. Вот только девушка не приняла их. Когда же князь отправился обратно в Муром, все его тело вновь обильно покрылось болезненными язвами. Со стыдом он вернулся к Февронии. Она вновь исцелила его, и стала законной супругой.

Глава 3

Спустя время Павел скончался, и Муромом стал править его брат Петр. По наущению своих жен бояре невзлюбили Февронию, « потому что стала она княгиней не по происхождению своему », и часто наговаривали на нее Петру. Однако князь никогда не слушал наветов боярских, и не давал в обиду любимую жену.

Однажды терпению муромских бояр пришел конец, и они открыто сказали Петру, что не желают видеть Февронию своей княгиней. Вельможи поставили перед ним условие – если хочет остаться на престоле, то пусть берет в жены достойную женщину, а Февронию изгонит из города. То же самое они сообщили и Февронии. Княгиня согласилась уйти восвояси, но пожелала взять с собой лишь единственную ценность – своего мужа. В свою очередь Петр, который « по божьим заповедям жил », также не захотел разлучаться с законной женой своей. Он добровольно отрекся от княжества на радость боярам-властолюбцам.

Петр и Феврония уплыли из города по Оке, но уже на первой стоянке их догнали вельможи из Мурома и принялись умолять вернуться на княжение. Много бояр полегло от меча – каждый из них мечтал о престоле.

По возвращению в родной город князь и княгиня вновь стали править, « соблюдая все заповеди и наставления господние безупречно ». Они были добрыми и справедливыми правителями: « странников принимали, голодных насыщали, нагих одевали, бедных от напастей избавляли ».

Глава 4

В преклонном возрасте, чувствуя скорое приближение смерти, стали супруги молить Бога о том, чтобы умереть в один день и час. Они завещали похоронить себя в гробах, высеченных из единого камня, с тонкой перегородкой промеж собой. Также супруги одновременно приняли « монашество и облачились в иноческие одежды ». Петр был назван по иноческому чину Давидом, а Феврония – Ефросинией.

Когда Феврония « вышивала лики святых на воздухе для соборного храма пречистой Богородицы », Петр послал за ней. Он сообщил, что готов отойти в мир иной. Феврония доделала свою работу, и присоединилась к мужу. Помолившись вместе, супруги отдали « святые свои души в руки божий в двадцать пятый день месяца июня ».

После кончины княжеской четы люди похоронили Петра у соборной церкви Богородицы, а Февронию – в Воздвиженском женском монастыре. Какого же было всеобщее удивление, когда на следующее утро тела супругов были найдены « в общем их гробе, который они велели сделать для себя еще при жизни ». Неразумные люди попытались еще раз разлучить их, но утром история повторилась, и святые были найдены на прежнем месте. После этого их тела уже не смели трогать, и погребли « возле городской соборной церкви Рождества святой Богородицы, как повелели они сами ». С тех пор каждый верующий человек мог припасть к их мощам и получить исцеление.

Заключение

Повесть учит людей жить по совести: не предавать ближнего своего, держать слово, помогать по мере сил нуждающимся в помощи, свято чтить заповеди Божьи.

После прочтения краткого пересказа «Повесть о Петре и Февронии Муромских» рекомендуем прочесть произведение в полной версии.

Тест по повести

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Повесть о Петре и Февронии Муромских

Повесть о Петре и Февронии Муромских: история создания

Полное название «Повести о Петре и Февронии Муромских» — «Повесть от житиа святых новых чюдотворець муромских, благовернаго и преподобнаго и достохвалнаго князя Петра, нареченнаго в иноческом чину Давида, и супруги его благоверныя и преподобныя и достохвалныя княгини Февронии, нареченныя в иноческом чину Еѵфросинии». Это произведение написал в XVI веке инок Ермолай-Еразм.

Повесть основывается на Муромских преданиях, которые передавали из уст в уста. История написана в уникальном жанре, который объединяет сразу несколько направлений древнерусской литературы. Произведение отличает поэтическая настроенность и обилие гуманистических идей. Оно написано так, что кажется: все держится на противостоянии двух героев Петра и Февронии, но их единство и пример великой любви создают удивительный сюжет, любимый многими, независимо от религиозных убеждений. Произведение ведет борьбу и с социальным неравенством: бояре, не желавшие принять Февронию, в итоге поплатились за это и осознали свою ошибку.

Повесть о Петре и Февронии Муромских была написана после канонизации святых.

Повесть о Петре и Февронии Муромских: содержание, сюжет

История начинается с трагедии, которая разыгралась в семье князя Павла, правившего в Муроме. К его жене прилетал на блуд «огненный змий», который иным оборачивался самим князем Павлом. Князь повелел жене узнать у змия, как его можно победить. Жена князя Павла выяснила, что смерть огненному чудовищу придет «от Петрова плеча, от Агрикова меча».

Петр с готовностью согласился придти на помощь своему брату — князю Павлу. Но он не знал, где может взять Агриков меч. На помощь Петру пришел ребенок, который показал меч, лежащий в церкви женского Воздвиженского монастыря в алтарной стене между камней.

Явившись к брату, Петр увидел, что змий уже у его жены. Он велел князю Павлу не входить и сам расправился с чудовищем. Умирая, огненный змей обрызгал своей ядовитой кровью Петра, отчего у него началась проказа. Никто не мог исцелить храброго Петра, но открылось ему, что спасение может придти от дочери древолазца, добывавшего дикий мед.

Этой девушкой была Феврония, крестьянка села Ласково в Рязанской земле. Феврония согласилась ицелить знатного мужчину с одним условием — тот женится на ней после выздоровления. Петр дал обещание, но не сдержал его и, исцелившись, отказал Февронии, так как та была простолюдинкой.

Предчувствуя такой исход, Феврония нарочно не залечила один струп на теле Петра. Болезнь вновь охватила его. Раскаявшись, Петр взял Февронью в жены. Недовольство высказали уже бояре, когда Петр вступал в права наследства на княжение Муромом. Бояре сказали Петру: «Или отпусти жену, которая своим происхождением оскорбляет знатных барынь, или оставь Муром».

Петр не предал жену, взял Февронию, и они вместе уплыли по Оке. В Муроме, тем временем, началась смута, борьба за власть. Бояре одумались, попросили Петра и Февронию вернуться. Бояре не ошиблись: со временем Февронию за мудрость в правлении оценили все горожане.

В преклонных летах Петр и Феврония по взаимному согласию приняли монашеский постриг. Они скончались в один день и час.

Повесть о Петре и Февронии Муромских в день Петра и Февронии

День Петра и Февронии Муромских называют «православным днем святого Валентина». День памяти святых празднуется дважды в году — в воскресенье, предшествующее 19 сентября, в честь перенесения мощей и 8 июля в день их праведной кончины. В этот день стоит перечитать это произведение, которое является примером великой любви для православных супругов.

Февронию часто обвиняют в том, что она силой женила на себе Петра, но факты из повести Петра и Февронии Муромских говорят о другом:

  • Господь привел Петра к Февронии и выразил Свою волю об их браке;
  • Петр действительно исцелился благодаря Февронии;
  • Феврония была мудрой и милосердной, когда правила в Муроме, за что ее полюбили горожане;
  • Петр и Феврония хранили друг другу верность на протяжении многих лет;
  • Петр и Феврония не хотели разлучаться и после смерти, завещая даже похоронить себя в одном гробу.

Повесть о Петре и Февронии Муромских читать

Святые Петр и Феврония: настоящая история любви!

8 июля (25 июня по старому стилю) Церковь чтит память святых чудотворцев муромских благоверного князя Петра, нареченного во иноках Давыда, и благоверной княгиня Февронии, нареченной во инокинях Евфросинии .

Святых Петра и Февронию считают покровителями семейного очага. Также им молятся о замужестве или рождении ребенка.

Житие святых Петра и Февронии

Сведения о Петре и Февронии известны нам из «Повести о Петре и Февронии Муромских» — одной из вершин древнерусской литературы XVI века. Ее составителем в связи с канонизацией Петра и Февронии по заказу митрополита Макария (ок. 1482 — 1563 гг.) был инок Ермолай-Еразм (1500-е — середина XVI века). Согласно «Повести», за несколько лет до княжения Петр убил огненного змея, но от крови змея заболел проказой, от которой никто не мог его вылечить. Князю во сне было явлено, будто его может исцелить дочь «древолазца» (бортника), добывавшего дикий мед, Феврония, крестьянка деревни Ласково Рязанской земли. Феврония в качестве платы за лечение пожелала, чтобы князь женился на ней после исцеления, и князь дал обещание жениться на ней. Феврония исцелила Петра, однако он не сдержал своего слова, поскольку Феврония была простолюдинкой. Но в процессе лечения Феврония намеренно не залечила один струп на теле князя, из-за чего болезнь возобновилась; Феврония вновь вылечила Петра, и он был вынужден жениться на ней. Когда Петр наследовал княжение после брата, бояре не захотели иметь княгиню простого звания, заявив ему: «Или отпусти жену, которая своим происхождением оскорбляет знатных барынь, или оставь Муром». Князь взял Февронию, и на двух кораблях они отплыли по Оке. В Муроме после этого началась смута, многие стали незаконно претендовать на освободившийся престол, начались убийства. Тогда бояре попросили князя с женой вернуться. Князь и княгиня вернулись, и Феврония в дальнейшем сумела заслужить любовь горожан. В преклонном возрасте, приняв монашеский постриг в разных монастырях с именами Давыд и Евфросиния, они молили Бога, чтобы им умереть в один день, и завещали тела их положить в одном гробу, заранее приготовив гробницу из одного камня, с тонкой перегородкой. Скончались они в один день и час. Сочтя погребение в одном гробу несовместимым с монашеским званием, их тела положили в разных обителях, но на следующий день они оказались вместе.

Почитание святых Петра и Февронии

Днем церковного почитания святых Петра и Февронии является 8 июля (25 июня ст. ст.). Указание летописей на то, что преставление князя Давыда и княгини Евфросинии и их погребение выпали на Светлую Седмицу 1228 года, вызывает спор несоответствия времени смерти и даты церковного почитания. Согласно церковной богослужебной традиции, существует два случая поминовения святых — в день их кончины и в день перенесения их святых мощей. В «Повести» речь однозначно идет о дате кончины:

…предаста вкупе святыя своя душа в руце божии месяца июня в 25 день.

Было высказано предположение, что с датой 25 июня, днем святой преподобномученицы Февронии Сирской, связано перенесение мощей святых князя и княгини из обветшавшего Борисоглебского кафедрального собора в недавно обновленный собор Рождества Богородицы на Воеводской горе, где мощи находились до советского времени. Собор был снесен в конце 1930-х годов. Погребены были святые супруги в соборной церкви города Мурома в честь Рождества Пресвятой Богородицы, возведенной над их мощами по обету царем Иоанном Грозным в 1553 году. После установления советской власти, в 1921 году, мощи были увезены в местный музей, где были выставлены для всеобщего обозрения. С 1992 года мощи открыто почивают в соборном храме Свято-Троицкого монастыря в Муроме.

Тропарь и кондак святым Петру и Февронии

Яко благочестиваго корене пречестная отрасль был еси, добре во благочестии пожив, блаженне Петре, тако и с супружницею своею, премудрою Феврониею, в мире Богу угодивше,, и преподобных житию сподобистеся; с ними же молитеся Господеви, сохранити без вреда Отечество ваше, да вас непрестанного почитаем.

Мира сего княжение и славу, яко временно помышляя, и сего ради благочестно в мире Петре пожил еси, купно и с супружницею своею премудрою Феврониею, милостынею и молитвами Богу угодивше; темже и по смерти неразлучно во гробе лежаще, исцеление невидимо подаваете, и ныне Христу молитеся, сохранити град же и люди, иже вас славящих.

Святые Петр и Феврония. Иконы

На иконах святые Петр и Феврония изображаются в полный рост, в монашеском облачении. В руках Петра и Февронии изображают крест или свиток.

Повесть о петре и февронии

О Петре и Февронии

Есть древнерусская повесть о Петре и Февронии муромских. Вопрос об исторических прототипах героев остается открытым по сей день. В основе сюжета ясно просматриваются некоторые сказочные мотивы, бытовавшие в устно-поэтической форме. Петр и Феврония были канонизированы (причислены Церковью к лику святых) в 1547 году, повесть в устной форме подверглась переработке, приспосабливаясь к житиям святых, пока не была написана в окончательной форме в середине XVI века публицистом того времени Ермолаем-Еразмом.

Эта повесть затронула что-то в самой глубине моей души. Есть за этими простыми, немудреными словами какая-то невыразимая чистота.

То, что сейчас лежит перед вами, — это не попытка создать нечто новое на основе этой повести, не пересказ ее на новый лад. Просто что-то увиделось вдруг за словами Ермолая-Еразма, сошла торжественность, присущая житиям, и открылась простая жизнь, где действуют не легендарные герои, а простые люди, не отделявшие от своей жизни того, что сейчас мы называем чудом, сказкой, небылицей.

Ей нравилось встречать восход солнца. У нее было любимое место на берегу реки, куда она приходила каждое утро перед восходом, садилась на поваленное дерево, смотрела на светлеющее небо, воду, деревья. Слушала пробуждающихся птиц. Окружающее обретало свои краски и звуки, привычные днем и скрытые ночью. Величественно всходило солнце, разливая свет и тепло, пробуждая жизнь. И каждый раз в этот миг ее душа трепетала… Ей казалось, что она понимает голоса птиц, шорох трав, шелест листьев. Она не чувствовала разделенности со всем этим. Она была рекой, ивой, склонившей над водой свои ветви, малой птахой, только пробудившейся, сидящей на ветке ивы и расправляющей свои перышки под первыми лучами солнца. Встретив рассвет и искупавшись в реке, она шла домой и принималась за обыденные дела по хозяйству — в деревне дел не переделать, — но сегодня ее неодолимо потянуло в другую сторону. Она долго бродила по полям и лесным опушкам, а возвращаясь, увидела на краю деревни стайку мальчишек.

Кто-то нашел на лесной поляне зайчонка, и теперь, смастерив себе луки из гибких веток, мальчишки играли в охотников, расстреливая зайчонка тупыми стрелами и хвалясь друг перед другом каждым метким выстрелом. Зайчонок был совсем маленьким и у него была перебита лапка, он сжался в комочек, закрыл глаза и то и дело вздрагивал всем тельцем.

— Ах вы разбойники! Что учинили?! — зазвенел девичий голос. Подойдя, она взяла зайчонка на руки и понесла домой. Самый старший из мальчишек, заводила, крикнул ей вслед:

— А моя мамка говорит, что ты глупая!

Девушка, ничего не отвечая, быстро шла, прижимая к груди зайчонка, чувствуя, как колотится его маленькое сердце. И по всей деревне сзади за ней бежали мальчишки и кричали:

— Февка — глупая девка! Февка — глупая девка!

Мать полола траву в огороде у дома.

— Где пропадала сегодня так долго? Отец уже хотел разыскивать идти! Кто помогать-то будет?

— По полям гуляла, вот зайчонка подобрала…

— Вот повадилась всякую животинку в дом приносить, хоть бы прок какой от нее был, а то ведь то воробья принесешь подбитого, то мышонка полуживого с поля, как будто своих мало! Ну ладно, иди поешь, вымой чашки и помогать приходи.

Девушка вошла в дом. На столе после завтрака было не убрано. Это делала каждый день она. Перевязав зайчонку лапу, скатала лоскуток ткани, намочила в молоке и дала зайчонку. Зайчонок успокоился, но молоко пить не хотел ни в какую. Она устроила его под кустом во дворе, соорудив из травы гнездо. Поела каши с молоком, вымыла чашки и ложки. Смахнула в ладонь хлебные крошки со стола и, как делала это всегда, высыпала во дворе для птиц. Сидевшие на крыше воробьи тут же слетели вниз, радостно чирикая. Она улыбнулась.

Отец все это время возился во дворе и молча, между делами, наблюдал за происходящим.

— Доченька, зайчишка махонький, он все равно не выживет.

— Не могла я его оставить, мальчишки бы замучили.

— Эх, Февушка, добрая ты, о зверюшках да пташках беспокоишься, а о хозяйстве у тебя такой сухоты нет. Я тебя не корю, но кто же тебя такую замуж возьмет? Чай, слышишь, что мальчишки тебе вдогонку кричат?

Ничего не ответив, она пошла на огород помогать матери. Отец глубоко вздохнул:

— Эх, Февушка! Двоих дочерей выдал замуж, а тебе, видать, в девках век вековать.

Муромский князь Павел вернулся из поездки по княжеству. Слезая с коня у крыльца княжеских палат, увидел жену свою княгиню, вышедшую его встречать.

— Что с тобой, моя княгинюшка, на тебе лица нет?

— Он опять приходил…

Князь взял жену за плечи, глядя в ее бледное, измученное лицо. По ее щекам текли слезы. Павел, обняв, увлек ее в комнаты.

— Пашенька! Он приходит, он мучает меня, ввергает в грех! Я уж думала, что он больше не придет после того, как батюшка освятил мои покои. Его долго не было. Ты уехал, и вот он пришел опять. Я хожу в церковь, я молюсь, я делаю все, что могу… У меня нет больше сил… Когда он приходит, я не могу крикнуть, не могу шептать слова молитвы, рука не поднимается, чтобы осенить себя крестом. Тело будто не мое, я все чувствую, но руки и ноги не слушаются меня.

— Ты бы наказала Пелагее всю ночь быть возле себя и читать молитвы.

— Я так и сделала. Пелагея каждую ночь сидит возле меня, но когда он приходит, она засыпает и ничего не помнит потом! Никто не может ему противиться! Что делать, Пашенька?!

Павел сидел некоторое время неподвижно, положив сжатые кулаки на стол, с каменным лицом.

— Если бы он был человек, то давно бы его уже не ходить по земле, но он же нежить, как погубить его? Поговрю с братом, он богомолен, может, вместе что-нибудь придумаем.

А младший брат Петр любил охоту и неделями пропадал в муромских дебрях, ночуя в деревнях или в лесу. Ему нравилась даже не столько сама охота, сколько эти скитания в глуши. Петр возвратился через два дня и сам поспешил к брату. После приветствий начал было расспрашивать о поездке, но Павел перевел разговор на свою беду. Петр и раньше что-то слышал краем уха, но о семейных делах старшего брата не расспрашивал.

Княгиня поведала, ничего не тая, о своей напасти:

— Все началось прошлым летом в Петров пост. Было мне что-то неспокойно на душе, тревожно, какое-то томление, ожидание, что вот-вот что-то произойдет. Ночами я часто просыпалась, от каждого шороха что-то вздрагивало внутри. Тревога не проходила. В одну из теплых ночей я не спала и сидела у открытого окна. По небу пронеслось что-то огненное. Темное небо прочертила огненная полоса. Моя нянька в детстве говорила не раз, что это огненный змей пролетает высоко в небе, и рассказывала старые преданья… Прошло несколько дней. И вот он пришел. Во сне. В первый раз это было что-то неясное, смутное, но я поняла, что это был он, змей. Когда проснулась — испугалась. Я почувствовала свою беззащитность перед чем-то страшным, неведомым, надвинувшимся на меня. Это было что-то, чего я не знала. Я помолилась, мне стало спокойнее. Но потом, днем, я снова думала о случившемся. Он стал являться во сне каждую ночь. Сначала это был пылающий пламень, постепенно приобретающий облик змея. Я убегала, но он настигал меня. Я чувствовала во сне его палящий жар и в жару просыпалась. Пробуждение не приносило покоя. Потом явился и сам змей — отвратительный, крылатый ящер, мерзкий и скользкий. Во сне он всегда преследовал меня, если раньше я пыталась убегать, то теперь страх делал мои руки и ноги неподвластными мне. Хочу бежать — и не могу сдвинуться с места. Затем он заговорил по-человечьи! Ужас охватывал меня от мысли, что я не могу убежать, избавиться от него. Я молилась, но, видно, вера моя некрепка… Я боялась заснуть, но усталость валила меня. Я не замечала сама, как засыпала. С ужасом ждала я ночи! Но он и днем не отпускал меня! Где бы я ни была, я чувствовала, что кто-то следит за мной, наблюдает. Каким-то внутренним взором я видела эти змеиные глаза. Во сне я тоже стала разговаривать с ним. Я говорила, что он ненавистен мне, просила, чтобы он оставил меня. Тогда он стал являться мне прекрасным молодцем. Явь путалась со сном. Он приходил ко мне и днем, являясь то змеем, то молодцем. Моим девушкам же являлся он князем, а мне от этого еще больнее было… Отец Григорий освятил покои. Впервые после долгих мучений я спала спокойно. Поганый змей оставил меня. Я думала — навсегда. Но вот уехал князь, и он вернулся…

Петр и Феврония — история Дня семьи, любви и верности

С 2008 года в России отмечается День семьи, любви и верности, ставший официальной альтернативой европейскому Дню святого Валентина. Петр и Феврония, день памяти которых, 8 июля (25 июня) и стал датой празднества, считаются православными покровителями брака и семьи. Что мы знаем о них?

Имели ли святые реально существующие исторические прототипы и как создавался основной источник, из которого мы можем черпать информацию о героях сегодняшнего праздника — «Повесть о Петре и Февронии Муромских»?

Библиографическое описание: Библиотека литературы Древней Руси /РАН. ИРЛИ; Под ред. Д. С. Лихачева, Л. А. Дмитриева, А. А. Алексеева, Н. В. Понырко. – СПб.: Наука, 2000. – Т. 9: Конец XIV – первая половина XVI века.

«Повесть от житиа святых новых чюдотворець муромских, благовернаго и преподобнаго и достохвалнаго князя Петра, нареченнаго в иноческом чину Давида, и супруги его благоверныя и преподобныя и достохвалныя княгини Февронии, нареченныя в иноческом чину Ефросинии» — так звучит полное название одного из самых известных произведений древнерусской книжности. Его популярность определяется многими факторами, в числе которых близкая к народной тематика, живой и необычный для агиографического жанра литературный язык и бесспорный талант автора, который позволил создать столь гармоничное произведение.

Автор «Повести о Петре и февронии Муромских» Ермолай-Еразм

Автором Повести о Петре и Февронии является известный публицист эпохи Ивана Грозного – Ермолай-Еразм, автор таких работ как «Книга о Троице», «Благохотящим царем правительница», «Слово о разсуждении любви и правде и по побеждении вражде и лжи».

Вопрос о причастности Ермолая Еразма к произведению вызывал большие споры в советской историографии. Часть исследователей относит время создания произведения к XV веку, но, в таком случае, вопрос об авторстве Ермолая отпадает. Данной точки зрения придерживается М.О. Скрипиль, аргументируя свою позицию тем, что в Повести отражается русская действительность второй половины XV века, а «автор ее не москвич, а житель одного из переферийных культурных и политических центров (вернее всего – Мурома)». Другая группа исследователей, в том числе А.А. Зимин, известнейший советский исследователь русского средневековья и источниковед, придерживается мнения, что Повесть все же следует отнести к середине XVI века в ее первой редакции, и к 60-ым годам второй, а автором ее был Ермолай Еразм.

О жизни Ермолая- Еразма, или, как его еще называли – Ермолая Прегрешного, нам известно преимущественно из его сочинений. По трудам можно выяснить, где в то или иное время публицист находился и чем занимался. В 40-ые годы XVI века проживал в Пскове, к началу 60-ых уже в Москве.

Расцвет писательской деятельности Ермолая-Еразма падает на середину века, именно в это время им был написан трактат, отправленный царю. Он известен под названием «Благохотящим царем правительница и землемерие», в этом труде Ермолай выступает на позициях гуманности, которая также прослеживается и в других его произведениях, даже в «Повести о Петре и Февронии».

Как на публициста, на него обратили внимание в 1546 году, что следовало за его знакомством с придворным книгочеем Ивана Грозного Киром Софронием. В скором времени он переезжает в Москву и получает должность протопопа дворцового (Спаса на Бору в Московском Кремле) собора. Ермолай-Еразм был привлечен к деятельности группы книжников, которая была создана митрополитом Макарием. Ее задачей было создание житий в связи с подготовкой канонизации русских святых на соборах 1547 и 1549 годов.

Св.Петр и Феврония Муромские

По поручению Макария, Ермолаем – Еразмом было написано как минимум 3 произведения, в их числе: Повесть о Петре и Февронии и Повесть о епископе Василии.

Где-то в начале 60-ых, в списках некоторых его произведений уже встречается «Ермолай, во иноцех Еразм», что свидетельствует о его постриге в монахи. Постепенно его имя забывалось, а произведения переписывались уже как анонимные.

История создания повести о Петре и Февронии и путь источника

XVI век – это эпоха назревающих перемен, когда начинается поворот от культуры церковной, каковой она была вот уже на протяжении 6 веков, к литературе мирской. В это время активно развиваются повествовательный стиль в произведениях, иллюстративность, интерес к жизненным перипетиям, изображение характеров. С другой стороны, это период, когда Церковь особенно сильно настаивала на соблюдении канонов, боролась с ересью в любых ее проявлениях, с обмирщением в литературе.

В данном контексте происходит широкое распространение житий и хроник, создаются «Великие Минеи Четьи» (ВЧМ), что приводит к необходимости установить правила для новых форм произведений. Повесть о Петре и Февронии написана Еромолаем Еразмом по заказу митрополита Макария для включения в ВЧМ как житие о муромских святых, но. включено не было, и на то были весьма веские основания. При этом митрополит разрешил переписать данное произведение отдельно, сохранив за Повестью право быть отнесенной к жанру агиографии (жития). В результате, данное решение и привело к созданию множества списков и широкому их распространению среди народа.

Повесть создана в 40-ые годы XVI века, но сама легенда о героях и начало их почитания относятся куда к более раннему периоду, как и церковная служба Петру и Февронии.

Повесть была написана как житие, в преддверии канонизации муромских чудотворцев на соборе 1547 года. Наряду с основной задачей – прославлением, Повесть имеет второе значение – преподнести читателю иносказательный смысл, поведать о силе любви и веры в Божественный промысел. И сведения для «агиографического подтекста» своего произведения Ермолай Еразм черпал из текста церковной службы и устных преданий.

Каждый из вариантов повести сохранился в большом числе списков. Наиболее устойчиво сохраняют текст повести списки вариантов так называемой Хлудовской версии (ГИМ. Хлудов. №147, XVI в.). Второй известный вариант МДА (РГБ. Собран. Фунд. библ. Московской Духовной академии №224, XVI в.), к которому восходит список с именем Еразма говорит о том, что в руки редактора этого списка попал не первоначальный текст Повести, а много раз переписанный. В результате классификации и сопоставления списков Первой редакции Повести можно считать установленным, что наиболее близкий оригиналу текст сохранился в одном из трех списков – Собрание Соловецкое № 826, собрание Погодина № 892, собрание ЦГАЛИ № 27.

Общепринятым текстом Повести оказался текст, дошедший до нас в списке собрания Погодина, а не текст из сборника Ермолая-Еразма. В Соловецкой рукописи № 287 представлен авторский текст, а в Погодинской – та копия, которая пущена в читательский оборот. Хоть авторский вариант Повести дошел до нас в очень малом количестве списков, а рукопись самого автора попала в XVI веке в Соловецкий монастырь, но их история подтверждает, что текст Повести тесно связан с именем Еразма.

Неидеальное начало брака Петра и Февронии

На самом деле, со всем вниманием обратившись к началу истории Петра и Февронии, сложно представить, что спустя несколько веков именно их союз назовут идеальным.

Муромский князь Петр убил святым мечом Змея-диавола, приходившего к жене его брата Павла. Но змей, вздох последний испуская, обрызгал героя кровью, от чего последний тяжко заболел и покрылся струпьями. Долгие поиски целителя не дают результата, пока князь не попадает к дочери древолаза — Феврнии. Вылечивает ли она его сразу, оказав честь герою, который Агриковым мечом поразил дьявола? В благодарность ли за услугу ее Петр женится на деве, обладающей даром исцеления? Нет. Вот что Феврония отвечает слуге князя, который передает его просьбу об излечении: «Я хочу его вылечить, но награды никакой от него не требую. Вот к нему слово мое: если я не стану супругой ему, то не подобает мне и лечить его».

Петр же не хочет брать в жены незнатную девушку, а потому пробует обмануть ее — приняв лечение, но обещания жениться не исполнив. Но Феврония, будущая святая, оказывается куда хитрее: по ее совету Петр оставил один из струпьев не помазанным целебным средством, и от него после отъезда вновь разрослась болезнь. И уж на этот раз Петр кается и, дав обещание на брак, получает исцеление.

Ермолай Еразм ни в коей мере не сомневается в святости Февронии, позже описывая чудеса, которые она в состоянии творить Божьей милостью, но этот элемент знакомства, характерный скорее для плутовской сказки про хитрую крестьянку делает Повесть произведением уникальным, и о многом заставляет задуматься.

Повесть о Петре и Февронии — вопрос о жанре

Вопрос о жанре Повести, наверное, один из самых широко обсуждаемых и интересных. Да, произведение не включено в Великие Четьи Минеи, но после канонизации Петра и Февронии в 1547 году за ней был признан агиографический характер. Первым исследователем, который отказал Повести вправе называться житием, был В.О. Ключевский. Он пишет: «Легенда о Петре… не может быть названа житием ни по литературной форме, ни по источникам, из которых почерпнуто ея содержание». Исследователь Я.С. Лурье, изучая Повесть, перенес на нее характеристики «плутовской повести», делая упор на образе Февронии как хитрой крестьянки, способной заполучить в мужья князя. Такой вывод является следствием сопоставления Повести с западноевропейской новеллой эпохи Возрождения. Существуют также трактовки Повести как средневековой литературной притчи и немалозаметный взгляд на нее как на богословско-аллегорическое житие, рассматривая союз Петра и Февронии как аллегорию христианской власти на Руси.

Исторические прототипы образов Петра и Февронии

В Повести нет никаких прямых или косвенных упоминаний, какие конкретно муромские князья имеются автором в виду. Но в работах В.О. Ключевского и Е.Е. Голубинского князь Петр отождествляется с князем, правившим в первой четверти XIII века в Муроме – с Давидом Юрьевичем.

Что касается выбранной для празднования даты, она несколько расходится с историческими свидетельствами. Праздник семьи, любви и верности отмечается 25 июня по старому стилю, т.е. 8 июля по-новому. В источнике XVII века «Книге глаголемой описание русских святых» эта дата указана как дата преставления чудотворцев. Но в сведениях касательно Давида Муромского, которые мы находим в летописи, сказано, что преставился он в апреле, да и даты отличаются на 1 год (1228-1227).

Точка зрения на исторический прототип Петра, выраженная Н.Д. Квашиным-Самариным вызвала некоторые сомнения у других исследователей, но мне она кажется весьма интересной. По его мнению, св. Петр — это муромский князь Петр, предок бояр Овцыных и Володимировых. Данный факт существования такого князя и его двух братьев подтверждается муромскими синодиками куда более позднего времени, но запись эта, скорее всего была сделана уже с Повести. Легенда о Василии Рязанском и Муромском дает новые сведения о предании, и определяет время жизни Петра и его супруги как более позднее, чем жизнь Давида Юрьевича. На основании этих данных можно сделать вывод, что время жизни исторических прототипов относится к концу XIII или началу XIV, и князья эти нам абсолютно не известны.

Христианское и языческое в истории о Петре и Февронии

Условно разделить повесть можно на 2 части – история об убийстве коварного змея-искусителя Петром, братом муромского князя Павла, и происходящие уже после свадьбы Петра и Февронии перипетии в судьбе новых муромских чудотворцев. Таким образом, в основе первой части лежат два не зависящих друг от друга фольклорных элемента: сказки о мудрых девах и сказание об огненном змее. В первой части повести (до начала лечения) можно выделить следующие этапы, которые скорее характерны для сказки, чем для жития :

  1. Беда
  2. Испытание героя, после которого он обретает помощника или волшебный предмет
  3. Борьба героя с бедой и последующая победа
  4. Обретение. По канону сказки на этом месте должна быть невеста/богатство, но в данном случае – болезнь, и переход на следующую сюжетную линию.

Повесть наполнена символикой, причем как христианской, так и языческой. Среди первых аллегорий — чудеса, совершенные Февронией и чудодейственное обретение Агрикова меча Петром через явление ему отрока-ангела, превращение хлебных крошек в руке Февронии в фимиам благоухающий, а также превращение двух сухих палок в живые деревья. Чудо с деревами является символом возрождения жизни. Символика праздника Воздвижения составляет один из подтекстов Повести. Петр же соотнесен с Христом, который искупил первородный грех крестной смертью и победил тем самым змея-дьявола, исследователи сюжета истолковывают раны Петра как символ грехов человеческих.

Но как же быть с фольклорной языческой традицией, которая явно заложена в Повесть? Не стоит обделять вниманием и тот факт, что христианство пришло в Муром куда позднее, чем распространилось на основной территории Руси. Муромская земля находилась на противоположном конце, потому и понадобилось почти столетие. Эту подробность многие исследователи ставят краеугольным камнем своих выводов касательно заложенной в образ Февронии параллели героини с языческой богиней, ее генетическое родство с мифологическими персонажами. Ряд исследователей в целом замечали некоторые образы, которые, как считается, Ермолай Еразм сознательно вводил в произведение, дабы приблизить его к народному восприятию. К примеру, игра в вопрос-ответ, которая происходит между слугой Петра и Февронией, хлебная закваска, которой она лечит будущего мужа – завуалированная брачная символика. Заяц, скачущий вокруг Февронии — лунное животное, символ ее невинности и мудрости. Существует мнение, что основным сюжетопорождающим принципом в Повести является именно свадебная обрядность, используемая Еразмом для полного выражения собственного авторского замысла: воскрешение Петра через брак.

Ермолай Еразм, по-видимому, заинтересовался народной легендой, в которой героиней была простая крестьянская девушка, соединив же историю с деталями агиографического канона, создал яркую по форме и глубокую по содержанию повесть, которая стала одним из самых значительных произведений этого жанра в русской литературе XVI в. Подвиги, сказочный мотив, дева, хитростью заполучившая мужа, святые и влюбленные. Не в этом ли вечном соединении подлинного народного и христианского стоит искать корни русской культуры?

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector