0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прогнозирование и формирование будущего

Астрологическое прогнозирование как формирование будущего.

ГЛАВНАЯ → АСТРОЛОГИЧЕСКИЙ БЛОГ → СТАТЬИ О РАЗНОМ → АСТРОЛОГИЯ → Астрологическое прогнозирование как формирование будущего.

Как и любое другое искусство, астрологическое прогнозирование развивается и меняется со временем. Сегодня – время астрологической эклектики, то есть сочетания различных астрологических стилей, техник, подходов. У некоторых астрологов это приводит даже к вольной смене самой астрологической парадигмы. Одну и ту же карту они могут трактовать с точки зрения античной, средневековой, современной европейской, а заодно и индийской астрологии!

Гороскоп голографичен, у него многослойный смысл. Каждый принцип толкования дает свои результаты.

Инструментарий прогнозирования тоже сложен, многообразен, иногда противоречив. В начале изучения астрологии он кажется настоящим чудом. Все запрограммировано, нужно только понять код! И вы узнаете будущее! Я сам так думал в 1994, когда начал осваивать астрологию. Но вскоре выяснилось, что одного владения техниками мало. Ведь любая астрологическая техника – не более чем жонглирование символами. Она всегда требует конкретного жизненного наполнения.

Оказалось, что ведущую роль играет жизненный опыт астролога и знание того, чем живет, как мыслит, к чему стремится, с кем общается человек, пришедший на консультацию. Поэтому полезно построить гороскопы важнейших родственников, сотрудников, начальства. Расспросить о характере работы, о хобби, о любимых книгах, фильмах, странах. О планах и проблемах. И о многом другом.

Нередко к астрологу приходят за предсказанием, даже прорицанием. Возможно ли прорицание в принципе? Вероятно – время от времени. Если считать, что будущее статично и предопределено. Но я считаю, что гораздо более продуктивная и оптимистическая идея состоит в том, что наше будущее — в наших руках. Оно вариативно и зависит от наших действий в настоящем, а они, в свою очередь — от нашего восприятия прошлого.

Что делать, если в прошлом были серьезные проблемы, психологические травмы, поражения, разочарования? Или наоборот, мы считаем, что в прошлом осталось все лучшее – молодость, здоровье, любовь, ощущение осмысленности и оправданности нашего существования?

Наша привязанность к прошлому может стать гипертрофированной. Если нет программы на будущее, прошлое может становиться сверхценным. Фактически, жизненный вектор может повернуться на 180 градусов – и напомнить о названии одной некогда знаменитой книги: «Вверх по лестнице, ведущей вниз». Героиня романа Белл Кауфман – школьная учительница – пытается реанимировать в одной американской школе общечеловеческие ценности. Для этого ей приходится идти против затхлой консервативной системы среднего образования.

В другом, тоже американском, романе Дэна Симмонса «Флэшбек» описан одноименный химический препарат, позволяющий вспомнить прошлое во всей полноте, во всем богатстве ощущений. Герои романа «флешбэчат» на свое прошлое, заново переживая самые волнующие и приятные моменты. Они надолго уходят в воспоминания от жуткой действительности – в 2020-х настал БП, США разрушены, хайвеи перепаханы взрывами, мосты обрываются над пропастями, города смотрят на закат пустыми глазницами, в которых нет отражений…

Зато там, в глубинах памяти, на кухнях хлопочут заботливые женщины, бегают счастливые дети, цветут сады и поют птицы, вовремя взлетают лайнеры, и священная банка пива на закате под «Tears in Heaven» Эрика Клэптона не кажется недоступной роскошью. Главный герой романа хочет навсегда уйти в свое прошлое, но обстоятельства и любовь к сыну заставляют его проявить голливудские чудеса храбрости и если не спасти мир, то хотя бы начать двигаться в этом направлении. В круговороте событий герой попросту забывает о флэшбеке. Теперь он нацелен в будущее. Его прошлое осталось неизменным; но он перестал фокусироваться на нем. Может быть, он даже начал его забывать.

Можно ли изменить прошлое? Вероятно, нет. Одно время я думал, что можно «переснять фильм» прошлого, заместить в памяти травмирующие сюжеты другими, жизнеутверждающими, может быть, лирическими, может быть – веселыми. Но потом, проанализировав свою жизнь, я понял, что некоторые факты из нее никак не вычеркнешь и ничем не заменишь. Они будут таиться в бессознательном и просыпаться, когда этого совсем не ждешь. Как любовь, которая «нечаянно нагрянет» в некогда популярной песне. Поэтому от «кинематографической» идеи я отказался.

Другой вариант работы с прошлым описан у Кастанеды и называется он «стирание личной истории». Коротко говоря, это стирание эмоций, связанных с воспоминаниями. А также стирание социально обусловленных мотиваций. На такую работу соглашаются немногие. Саму ее возможность признают только единицы. Увы.

Подход Кастанеды (как и любой другой аскетический и жесткий подход) вряд ли осуществим в нашем социуме. Мы все загипнотизированы, и даже если знаем это, освободиться не можем. Разве что в песне – «когда-нибудь, и не под этим солнцем…»

Третий подход – смягченное перепроживание прошлого, ускоренное и ослабленное. Изменение отношения к прошлому. Это смягченный и компромиссный вариант подхода Кастанеды. Он «вшит» в астрологическое консультирование.

Все начинается с того, что Вы вспоминаете свое прошлое, заполняя анкету для консультации. Вы указываете время и место рождения, даты основных событий (переезды, брак, рождение детей, перемены в карьере, здоровье), профессию и хобби. Указываете также данные о рождении супруга/супруги, детей, важнейших партнеров по работе или бизнесу.

Уже само заполнение анкеты нередко дает определенный психотерапевтический эффект. Вот как, оказывается, все это было! Все-таки, детский садик сначала, а работа потом!

А для астролога эта анкета – ценнейший документ. С ее астрологической обработки начинается подготовка к консультации.

Во время знакомства с анкетой я обязательно делаю ректификацию – устанавливаю Ваше точное время рождения. Для этого есть отлаженная астрологическая методика, о которой я даже написал книгу, которая так и называется «Ректификация» (издательство «Мир Урании»).

Что значит ректифицировать карту? Это значит, определить такое время рождения, при котором гороскоп опишет и Вас, и важнейшие события Вашей жизни.

В процессе ректификации я увижу, что приходит к Вам извне при транзитных оппозициях Плутона или Урана, квадратурах Сатурна и т.д., и как Вы на это реагируете. Я пойму механизм работы Вашего гороскопа (а значит, приближусь к пониманию работы Вашей психики). У меня появится интуитивная настройка на Вашу карту и предчувствие вариантов Вашего будущего.

Затем я проанализирую нынешнюю ситуацию в Вашей карте с точки зрения различных прогностических техник, определю тенденции развития и ближайшие стратегические повороты. Здесь очень важно, во-первых, учесть Ваш возраст и связанные с ним Ваши реальные задачи (чем занимается возрастная психология, у которой много общего с астрологией). Во-вторых, рассматривать показатели нужно в определенном порядке, поскольку различные прогностические техники работают на разных уровнях. У них есть своя иерархия, о которой я сейчас коротко расскажу.

На самом первом, наиболее приближенном к реальности уровне работают транзиты. Это движение планет по небосводу, которое мы видим своими глазами или в телескоп. Именно транзиты имеют непосредственное отношение к событиям.

Транзитные планеты движутся по Зодиаку с разной скоростью и играют разные роли. Учение о транзитах разработано достаточно подробно, это азбука прогнозирования.

Следующий уровень – прогрессии. Это уже символический способ прогнозирования или отслеживания прошлых событий. В нем тоже анализируются транзиты, но первых нескольких месяцев, причем сутки в младенчестве приравниваются к году взрослой жизни. Прогрессии хорошо показывают смену мотиваций, эмоций в течение жизни, касаются и ментального, и событийного плана. Оказывается, все это заложено в течение нескольких месяцев в младенчестве!

На третьем уровне работают дирекции. Это равномерное смещение всего гороскопа относительно самого себя со скоростью около градуса в год. То есть один знак Зодиака в этом способе планеты проходят за 30 лет. Дирекции хорошо показывают судьбоносные события, которые коренным образом меняют жизнь. Это расписание нашей судьбы.

На еще более высоком уровне работают планетарные периоды. Это смены декораций на сцене, смена актов в пьесе жизни, смена глубинных мотивов. Вот Герда и Кай смотрят в заледеневшее окно, а вот Герда уже остается одна и отправляется на поиски Кая. Вот Снежная Королева на троне в своем ледяном дворце, а вот уже нет ни дворца, ни Королевы, цветут сады, поют оттаявшие птицы. Герда и Кай держатся за руки и готовы к возвращению на родину.

В целом прогностические техники отражают многослойную полифонию нашей жизни. С этим может сравниться симфония или роман. Но без знания реального содержания нашей жизни астрологическая символика превращается в игру в бисер.

В этом есть минус астрологии самой по себе: она абстрактна. Но в этом и плюс: любые астрологические комбинации можно трактовать по-разному.

Поэтому на консультации мы работаем вместе: Вы и я. Мы проходим сложные моменты и периоды из прошлого и находим в них смысл — импульс развития, укрепление воли, обретение мудрости. Мы смотрим сегодняшние задачи и ищем способ их решения. И намечаем стратегические вехи движения в будущее.

Это и есть «the sacred geometry of chance» (Стинг). Вряд ли какой-нибудь метод психологического консультирования может сравниться с астрологией по прогностической мощи. Мы вместе создаем расписание Вашего физического, эмоционального и духовного развития.

Его можно насыщать самыми разными смыслами. Например, чисто практическими, житейскими: что делать рекомендуется, от чего лучше воздержаться, где нужно перепрыгнуть препятствие, а где лучше обойти. Когда удачное время для карьерных достижений, а когда лучше уйти в себя, помедитировать, укрепить здоровье.

Либо более глубокими смыслами, связанными с мифологическими сюжетами и персонажами. Некоторые из них заложены от рождения, другие могут проявиться в том или другом году. Это связано со звездами; гигантский пласт информации, фантастически интересной и удивительной. Причем мифологические сюжеты допускают свободу толкований. А здесь уже простор для творчества и расширения горизонтов планирования.

А есть еще и переклички разных возрастов, и проявление пропорции золотого сечения (и других) в повторе однотипных событий. Это совсем особый подход, напоминающий о фракталах, только не пространственных, а временных.

Такой многомерный, многогранный подход к трактовке карты и прогнозированию – достижение астрологии нашего времени. Подход оптимистичный, насыщенный энергией и стремлением к достижению цели.

Прогнозирование будущего

Понятие будущего и определение его места в философии

Будущее считается чем-то само собой разумеющимся и очевидным. А между тем, это совсем не так. Прежде всего, надо различать физический и социологический смысл понятия «будущее». В физическом смысле оно обозначает время, которое следует за данным временем, считающимся настоящим. Иными словами, будущее — это часть линии времени, множество событий, которые ещё не произошли, но произойдут. В социологическом смысле оно обозначает то состояние людей и их объединений, которое придет на смену состоянию их в настоящем. В обоих смыслах понятие «будущее» является соотносительным с понятием «настоящее».

Будущее всегда занимало особое место в философии и в человеческом разуме вообще. По одной из теорий (Индетерминизм), будущее не предопределено, и люди могут сами творить его. По другой теории, будущее предопределено заранее. В рамках циклической модели времени (вселенной) в будущем повторяется то, что уже было в прошлом.

Многие религии предлагают пророчества о жизни после смерти, а также о конце света. В христианстве конфликт между знанием будущего, Богом и свободой воли человека ведёт, например, к доктрине предопределения.

Значимость будущего подчёркивается тем, что люди сильно нуждаются в предсказаниях и прогнозах того, что с ними произойдёт. Возможно, что развитие человеческого мозга в большой своей части — развитие познавательных способностей, необходимых для того, чтобы прогнозировать будущее, то есть воображения, логики и индукции.

Прогнозирование будущего

Прогностика – наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего. Прогноз — предсказание будущего с помощью научных методов, а также сам результат предсказания.

Футурология (от лат. и греч. — учение о будущем) — прогнозирование будущего, в том числе путём экстраполяции существующих технологических, экономических или социальных тенденций или попытками предсказания будущих тенденций.

Футурология — это изучение истории будущего. История занимается рассмотрением причин и истоков нашей сегодняшней ситуации, а футурология рассматривает цели, задачи, направление нашего движения и то, какие проблемы и возможности встретятся на нашем пути.

Футурологи экстраполируют сегодняшние технологические, экономические и социальные тенденции и пытаются предсказать будущие тенденции. Смысл изучения будущего в том, чтобы от пассивного и фаталистического его принятия перейти к активному и уверенному участию в построении предпочтительного будущего. Футурология также включает в себя нормативную часть — рассуждения о том, как «должно быть».

Зарождение футурологии связано с возникновением идеи государственного экономического и политического планирования, прежде всего, в Советском Союзе в 1920-е годы.

Выделение футурологии в отдельную дисциплину произошло после второй мировой войны, когда Советский Союз, страны Европы и получившие независимость страны Африки и Азии начали масштабные проекты восстановления и развития экономики. Для этого им были необходимы методы изучения будущего, постановки общественных целей, экономического и научного планирования. В США футурология стала результатом успешного применения практических методов и инструментов системного анализа и планирования в армии во время войны. И по сей день футурологи в США менее склонны к широким прогнозам, связанным с будущим всего человечества и планеты.

В конце 1960-х в мире сформировалась критическая масса футурологов и начался международный диалог о долгосрочных целях человечества. В 1972 году внимание общественности привлёк отчёт Римского клуба «Пределы роста», предупреждающий о последствиях роста населения, увеличения использования ресурсов и экономического роста. Были созданы международные организации футурологов — Всемирная федерация изучения будущего и Всемирное общество будущего.

Футурология начиналась с прогнозирования, попытки предсказать, предвидеть будущее, выявляя тенденции и экстраполируя их, либо используя статистические методы. Но крупные футурологические прогнозы в области энергетики, выполненные подобными методами, не смогли предсказать нефтяной кризис 1973 года.

Из-за этой серьёзной неудачи футурологи перешли от прогнозирования к составлению сценариев, учитывающих, как принято говорить, «мультивариантность будущего», а также стали учитывать не только технологические аспекты, но и, например, более широкую информацию о рынках. Расширение сферы применения методов предвидения (в такие области как образование, медицина, урбанизация, демография, правоохранительная деятельность) привело к необходимости учитывать социальные аспекты, например, влияние технологий на общество.

В арсенале духа, особенно в его, так сказать рационалистическом секторе, накоплено немало способов предсказания будущего, прохождения вперед по стене времени. Современные прогнозисты используют такие приемы, как «инерционный анализ», связанный с экстраполяцией наличных устойчивых тенденций на обозримое будущее.

Используется прием «трендового анализа», т.е. построение на базе фиксированных тенденций наиболее устойчивой, всеобъемлющей тенденции (тренда). На этой основе строится «сценарный подход», определяется веер возможностей, перебираются варианты грядущего. Они отстраиваются по принципу: как пойдет развитие при сохранении «таких-то» обстоятельств или как оно пойдет при возникновении новых факторов, наконец, предлагаются «проектные концепции», формирующие представления о том, что и как надо людям делать, чтобы добиться желаемых целей. Проводится «экспериментальный мониторинг», т.е. процедуры отслеживания динамики происходящих изменений.

Разумеется, при размышлении о видении будущего следует помнить, что они всегда опираются на ту или иную концепцию исторического процесса, его полной заданности («провиденциализм») или абсолютной открытости, или того или иного сочетания необходимости и свободы в исторических актах.

Так, весьма распространены утверждения о том, что будущее непредсказуемо. Нам неведом замысел Вседержителя, утверждают богословы, невозможно предугадать напор жизненного напора, утверждают социологи, нестабильный Универсум не дает оснований для сколько — ни будь обоснованных и точных предвидений — уверяют ученые философы.

Все же согласиться с этим безоговорочно нельзя. Разумеется, вся конкретная вязь фактов, взлетов и падений властителей и государств, рождение гениев и смерть тиранов в своей уникальность явно непредсказуемы. Онтологическая неопределенность, стохастика исторического бытия не позволяет фиксировать будущее с ориентацией на хорошо отрегулированное расписание поездов. За такое дело остерегались браться даже Пифия, Нострадамус или Ванга.

Многие мыслители нашего века более чем скептически оценивал возможность перспективного образа истории. Карл Поппер, критикуя исторические пророчества, утверждал, что будущее зависит только от нас, а над нами не довлеет никакая историческая необходимость. История, уверяет он, заканчивается сегодня. Будущее не обладает бытием, и именно это накладывает на нас большую ответственность, так как мы, именно мы можем влиять на будущее.

Однако есть и другой подход. В свое время Лев Толстой, размышляя над историей, полагал, что люди не столько творят историю, сколько похожи на ребенка, дергающего шнурок в карете и воображающего себя кучером. Не то же самое говорил Мартин Лютер, утверждая, что мы сами вроде бы свободно бежим, но каждым из нас правит всадник — Бог или Дьявол [3].

Осмысливая эти позиции, убеждаешься в том, что они грешат крайним радикализмом, безапелляционной уверенностью в безусловной истинности своих выводов. И обе они, по сути дела, отказывают в возможности исторического предсказания. Если в движении и смене поколений нет «ритмов», «тенденций», «циклов», вообще какой-либо объективной логики, то и рисовать образы грядущего — дело безнадежное.

Или же если шаги истории определяются скрытыми глубинными структурами, или же заданы неведомыми нам целями Абсолюта, Духа, Божества, то и в этом случае проникновение за горизонт сиюминутных событий дело безнадежное.

Социальное прогнозирование будущего. Футурология

Футурология (автор этого слова американец немецкого происхождения О.К. Флекгейм) как исследование и конструирование будущего стала формироваться в конце 60-х гг. ХХ в. В западных странах. «футуробум» захватил не только специалистов, но и широкую публику. Футурологические книги Д. Белла, Ч. Рейча, О. Тоффлера стали бестселлерами. На заседании «Комиссии 2000 года» Д. Белл говорл «Теперешняя ситуация чем-то напоминает ту, которая имела место в XVIII в., когда такие пытливые мыслители, Джон Локк, Адам Смит и французские философы сформировали принципы, положенные в основу демократического государственного устройства и рыночной экономики последующих 200 лет, — «рациональность», «мобильность», «потребность в общедоступной информации», «свободный обмен». Но сегодня нужна новая всеобъемлющая философия, которая сформирует основы плюралистической экономики и общества услуг».

В работах футурологов начального периода с особой остротой звучат и предупреждения об опасных тенденциях развития будущего, и призывы к исследованию его проблем. В связи с этим О. Тоффлер предупреждал о том, что если мы хотим предотвратит шок от столкновения с будущим или проконтролировать рост населения, остановить загрязнение окружающей среды и гонку вооружений, мы не можем позволить, чтобы сотрясающие Землю решении принимались бездумно, небрежно, бестолково. Пустить все на самотек — значит совершить коллективное самоубийство.

Футурология все заметнее стала воздействовать на общественное сознание западных стран. Никогда прежде небыли так популярны научная фантастика, фильмы о событиях будущего. В ряде университетов были введены спецкурсы по футурологии. При этом возникли две тенденции. Первая связана с изучением будущего через возвращение к прошлому и упрощение настоящего, вторая призывает «творить» будущее путем создания новых ценностных отношений и популяризации нетрадиционного образа будущего. Начаты активные исследования социального прогнозирования. Наибольшее внимание при этом уделяется методике исследования будущего, его сценариев, моделирования.

В ходе анализа перспективы будущего человеческого общества разрабатываются и различные модели будущего: «постиндустриальное общество» (Д.Белл), «супериндустриальное общество» и общество Третьей волны» (О. Тоффлер), «активное общество» (А. Этциони), «технотронное общество (Зб. Бжезинский), «постреволюционное общество»(И. Галтунг), «трансформационное общство» (Дж. Дейтор), «кибернетическое общество» (Дж. Плат), «беспорядочное общество» (М. Янг) и др.

С 80-х гг. ХХ в. футурология переживает второй бум: на передний план выдвигаются проблемы культуры, образа жизни, личности. Практикой футурологии становятся альтернативные движения и эксперименты в сфере контркультуры. При этом динамика движений футурологических теорий отражает не только традиционные противоречия западного общества, но и эффект ускорения общественного развития — социальной акселерации, которое вызывает не имеющие аналогов в прошлом, «неожиданные» качественно новые феномены, резко сокращается время, необходимое для корректного реагирования на них.

Западные комментаторы футурологических исследований прежде всего отмечают сдвиг от оптимистических представлений о будущем, которые опирались на веру во всемогущество технологий, к пессимистическим ведениям мира, развитие которого сковано «цепями» пределов роста. Сегодня в описании будущего, как его изображали П. Медоуз, П. Эрлих, К. Уотт, Д. Майкл и др., произошел поворот на 180 градусов. В прогнозах доминирует пессимизм, подчеркиваются расползание бедности, вызванное «демографическим взрывом», истощение ресурсов, растущая угроза выживанию по причине загрязнения окружающей среды и неконтролируемого распространения ядерного оружия, радиоактивных выбросов. Отсюда футурологи приходят к заключению, что в худшем случае все возрастающее напряжение приведет к потере свободы, авторитаризму и деструктивному конфликту. А неравенство в распределении благ, угроза экономического краха и очевидная неспособность справиться с трудностями могут разрушить власть государства. В лучшем же случае сам переход к новому образу жизни и устойчивому состоянию экономики будет оплачен мучительной ценой и будут достигнуты цели, менее значительные, чем ожидалось.

Что касается аксиологических императивов, то поворотный пункт культурного развития выводит современное общество на поиск новых языков, новых ценностей и новых способов их выражения. И единственный способ заглянуть во всеобщее будущее — понять потребности современного человека. Без этого самые обоснованные долгосрочные планы, предложенные из наилучших побуждений, могут не осуществиться из-за непредвиденных изменений в человеческих ценностных отношениях.

Делая вывод, следует подчеркнуть, что сами футурологи не едины в оценке собственной деятельности и даже ее предмета. Одни обращают внимание на изменение проблематики футурологических исследований (экология, динамика ценностей, роль человека). Другие сосредоточены на мировоззренческой и ценностной установке. Третьи говорят и пишут о методологических и методических достижениях. И, наконец, четвертые более всего озабочены прикладным аспектом футурологии, ее успехом у тех, кто принимает экономические и политические решения.

Анализ футурологических теорий и проблем дает возможность сделать выводы о том, что, во-первых, разработка методических принципов прогнозирования (принцип альтернативности, системности и др.), селекция и применение методов построения прогноза имеют общенаучное значение. Во-вторых, в футурологии часто исследуются действительно значащие тенденции развития сегодняшних кризисных ситуаций и весьма достоверно предсказывается возникновение будущих проблем, в частности последствий воздействия на социум кибернетической техники информационного взрыва, экологического кризиса. В-третьих, футурология — самая динамичная область социальной философии, воздействующая на формирование общественного сознания и намеченная на создание привлекательного, в глобальных масштабах, социального идеала. И даже если западная футурология не столько информирует, предсказывает события будущего, сколько конструирует их в своих моделях и сценариях.

В отечественной философской литературе футурология как область знания, связанная с предвидением, называлась прогностикой. Предмет ее исследования включал виды и методы прогнозирования, донаучные и вненаучные формы футурологической мысли. Особое внимание уделяется анализу глобальных проблем современности и разработке рекомендаций по предотвращению их негативных последствий. Решение этих задач требует создания целостной научно-философской концепции будущего.

Прогнозирование — одна из форм конкретного научного предвидения, доведения гипотез до воплощения в теоретические или имитационные модели опережающего проектирования и конструирования. Различают прогнозы естественнонаучные, производственно-практические, методико-биологические, экологические, демографические, научно-технические, народно-хозяйственные, экономические, социальные.

Социальные прогнозы следует рассматривать в широком и узком смысле.

В широком смысле социальное прогнозирование включает разработку перспектив и моделей рационального взаимодействия человека с природой; роста народонаселения; развития народнохозяйственных и экономических комплексов; политических, классовых, национальных и социальных отношений; расселения людей; развития социальных групп, социальных институтов, личности, международных отношений; управления экономическими процессами; научно-технического обеспечения воспроизводства общественно необходимого продукта и трудовых отношений. Каждое их этих направлений рассматривается как отрасль прогнозирования.

В узком смысле слова социальное прогнозирование распространяется на те социальные объекты, процессы, формы и виды социальных отношений, которые связаны с внепроизводственной жизнью человека. Изучаются социальные условия труда, удовлетворение социальных потребностей, общественное образование и воспитание, регулирование социальных отношений.

По пространственному критерию различают социальное прогнозирование планетарного, межгосударственного, государственного, регионального, местного масштабов. Это обеспечивает комплексность, конкретность и адресность прогнозов.

Методологическими основами и принципами социального прогнозирования являются объективность и научность, последовательность, системность обоснования, условность реализации (прогноз реализуется лишь при соблюдении определенных социальных условий — объективных и субъективных), вероятностный характер определения искомого результата, многовариантность альтернатив искомого решения. Важнейшими принципами являются проверяемость обратной связью (особенно социальных последствий), реалистичность, диалектический и сенергетический подходы, конкретность и адресность, межотраслевая сопряженность, управляемость, способность к самоорганизации.

Социальное прогнозирование отличается разнообразием, но основными считаются два вида: поисковые и нормативные. Поисковые социальные прогнозы — это такие разработки будущего социальных процессов, систем, явлений, которые основаны на выявлении тенденций развития на ретро- и интроспективе и на условном продолжении их в будущем. На условной шкале возможностей при этом осуществляется построение функции распределения вероятности: невероятно — менее вероятно — наиболее вероятно.

Нормативные социальные прогнозы разрабатываются на основе заранее определенных, специально разработанных, изученных специальных целей, идеалов, норм, стандартов. Если поисковые прогнозы отвечают на вопрос: что возможно, то нормативные отвечают на вопрос: как достичь предсказываемого будущего. Специфика нормативных прогнозов в том, что они в большей степени, чем поисковые, носят прагматический характер, используются преимущественно в управленческой практике и служат для обоснования перспективных целей, задач, программных и плановых разработок, среднесрочных и дальнесрочных решений.

Исходя из этого выделяют специфические формы и типы прогнозов: плановые, программные, проектные, оргуправленческие, нормативно-целевые. По сферам реализации следует назвать экономические, социально-культурные, социально-педагогические, социально-правовые прогнозы.

Для прикладной социологии особое значение имеет характеристика методов социального прогнозирования. Это, во-первых, общенаучные методы: описания, объяснения, предсказания на основе интуиции, предвосхищения, целеполагания, проектирования, аналогии, экстраполяции и интерполяции, компьютерного моделирования, экспертных оценок, выявления ценностных ориентаций. Помимо них, могут быть использованы специальные и специфические способы и методы. Сюда же следует добавить, что поскольку прикладное значение социального прогнозирования связано с социальным управлением и планированием, поскольку необходимо иметь представление о соотношении гипотезы, проекта, прогноза и плана.

Система гипотез (предположений), относящихся к будущему, носит вероятностный характер и не может представлять собой элемент планового решения или самого плана. Прогноз или элементы прогнозирования являются предпосылкой или частью социального планирования в трех основных формах: 1) как предплановые разработки (для поиска вариантов плановых решений); 2) как отдельные элементы планового документа, в том числе некоторые вероятностные показатели и мероприятия; 3) как расчет возможностей выполнения плановых заданий и показателей. Но научное обоснование социального планирования — лишь одна из функций социального прогнозирования. Основная же функция — предвидение будущего с помощью конкретных расчетов, моделей.

Насчитывается большое число методов прогнозирования, но чаще всего используются экспертные оценки различных видов, экстраполяция, моделирование, сценарии, математико-статистические методы, аналогии.

Делая выводы, следует подчеркнуть, что социальное прогнозирование служит повышению эффективности социального управления.

Научные прогнозы относительно будущего делаются на основе настоящего. Настоящее — это множество эмпирических состояний и событий в некотором пространственно-временном поле.

Настоящее, прошлое и будущее отчасти образуют единый процесс жизни социального организма, а отчасти — различные исторические этапы. В первом смысле настоящее есть воспроизводство каких-то явлений, потенций прошлого, а будущее есть сохранение явлений настоящего и реализация его потенций. Кроме того, в будущем сохраняются универсальные социальные законы организации и жизнедеятельности людей. Если настоящее познано в соответствии с принципами науки, то тем самым познаны и фундаментальные предпосылки будущего. Настоящее дает ключ к пониманию не только прошлого, но и будущего. Подлинно научное познание имеет целью открытие универсальных закономерностей, включающих в себя фактор времени, но не связанный специфически с настоящим, прошлым или будущим.

Люди делают свое будущее в настоящем. Они стремятся предвидеть результаты своей деятельности, ставят цели и прилагают усилия к тому, чтобы их реализовать. Почему же в таких случаях возникает проблема предвидения? Потому что не все подконтрольно воле людей. Возникают непредвиденные следствия их деятельности. Людей много, их цели и намерения разнообразны. Они вступают в конфликты, препятствуют друг другу, совершают ошибки в своих расчетах. Суммарный результат их деятельности не всегда совпадает с тем, к чему они стремятся. Сюда же следует добавить, что часто решающую роль играет субъективный фактор в прогнозировании. Люди, сознательно действуя в направлении такого будущего, которое для них желательно и которое можно предвидеть теоретически, могут скрывать свои подлинные цели, маскировать их, чтобы ввести в заблуждение других. Этот аспект особенно важен в наше время, когда сравнительно небольшая часть общества может навязать свою волю многим миллионам и манипулировать ими. Отсюда одна из задач теоретического прогнозирования — анализ объективных тенденций в развитии общества и его подсистем.

Прогнозирование и сценарии будущего.

В современной западной науке выделяется особая дисциплина — футурология. Ее создателем считается немецкий ученый Флехтхайм (40-е годы XX в.), который и предложил термин.

Как правило в футурологических исследованиях разделяют три вида будущего: непосредственное, обозримое и отдаленное. Непосредственное будущее, как правило, уже имеет весь спектр собственных предпосылок в настоящем. Именно на это будущее (10-15-20 лет) рассчитаны долгосрочные научно-технические (и военно-технические) программы, перспективные планы градостроительства, крупные государственные социальные проекты. Обозримое будущее таково, что лишь некоторые его предпосылки существуют в настоящем, им лишь предстоит вызревать в непосредственном будущем. Как правило, прогнозы такого будущего охватывают 50-70-100 лет. Наконец, что касается отдаленного будущего, то в настоящем нет не только его непосредственных предпосылок, но еще не сформировались и те условия, из которых такие предпосылки вызреют.

К всемирно известным современным ученым и философам, которые занимаются проблемами прогнозирования будущего, относятся Г. Парсонс, Е. Ханке, И. Бестужев-Лада, Г. Шахназаров и другие.

Особым видом прогнозирования является социальное прогнозирование, которое занимается предвидением процессов, происходящих в обществе.

Среди них процессы в области:

• науки и техники;

• литературы, искусства, моды;

Данное направление получило название прогностики и отличается от футурологии большей конкретностью (изучает социальные процессы, их будущее, а не будущее вообще).

Метод «Дельфи». Во время первого этапа эксперты, действующие на квазианонимных условиях, представляют свои прогнозы по исследуемой проблеме, которые доводятся до всех участников. Эксперты должны комментировать крайние точки зрения и в итоге обосновать или изменить собственные оценки. Процедура повторяется до тех пор, пока не достигается приемлемое для организаторов совпадение прогнозов.

«Метод написания сценариев». Этот метод пользуется особой популярностью при построении долгосрочных прогнозов. Сценарии, как правило, предполагают три возможных варианта развития событий: оптимистичный, пессимистичный и наиболее вероятный.

Он главным образом позволяет предположить, какие развития политического, экономического или иного характера могут иметь место в той или иной ситуации (это может произойти как в будущем, так и в настоящем) и какие последствия будут иметь эти процессы.

Благодаря этому «сценарные технологии» нашли широкое распространение не только в государственных структурах или действующих под их покровительством «мозговых центрах», но и в крупных коммерческих компаниях.

Существуют различные методы сценарных разработок, однако, как правило, они предполагают выполнение следующих шагов:

· по возможности уточняется общий фон развития ситуации и в этом подтексте выделяются те события, которые имеют большую вероятность воплощения в жизнь;

· определяются те факторы и параметры, которые имеют максимально большое воздействие на развитие данного события;

· в рамках возможного определяются предельные значения вышеупомянутых факторов и параметров или, иными словами, максимальные и, наоборот, минимальные масштабы их воздействия;

· в результате определенных логических сопоставлений вышеуказанных параметров и факторов формируются те возможные сценарии, вероятность реализации которых оценивается максимально высоко или, по крайней мере, теоретически не исключается.

Метод «Форсайт» . В сфере прогнозирования сегодня четко видна тенденция создания комбинированных методов, в которых сочетаются различные подходы и технологии. В качестве такого примера типичным и наиболее популярным является метод «Форсайт» – «видение будущего».

Этот метод сочетает в себе алгоритмы методов «Дельфи», написания сценариев, экстраполяции тенденций и т.п. Цель применения «Форсайта», согласно , это «достижение наиболее полного согласия экспертного сообщества по вопросам социально-экономического и научно-технологического развития». Чтобы учесть все возможные варианты и получить полную картину, при проведении «Форсайта» привлекается большое количество экспертов. Так, в японских долгосрочных прогнозах научно-технологического развития, проводимых каждые пять лет, участвуют более 2-х тысяч экспертов, которые представляют все важнейшие направления развития науки, технологий и техники, а в последнем корейском проекте участвовали более 10 тысяч экспертов.

Базовыми принципами «Форсайта» являются следующие утверждения

· Будущее творимо; оно зависит от прилагаемых усилий.

· Будущее вариативно (возможно много вариантов будущего) – оно не проистекает из прошлого и зависит от решений, которые будут предприняты участниками.

· Есть сферы, по отношению к которым можно строить прогнозы, но наши действия не предопределены.

· Будущее нельзя спрогнозировать или предсказать, можно быть к нему готовым.

Право и справедливость.

Право включает в себя категорию справедливости. Право же по своему определению справедливо. Справедливость — внутреннее качество права.

Категория справедливости хар-ся в соответствии между правами и обязанностями, трудом и вознаграждением, заслугами людей.

Первые трактовки возводили в ранг справедливости все то, что соответствовало норма первобытно-общинного строя. Под справедливостью затем стали понимать равенство людей в их правах, использовании средств жизни.

В нынешнем мире справедливость не может рассматриваться как принцип благого пожелания. Добиться справедливости в различных областях действительности — задача не только отдельной личности, но и государства, основанного на принципах права. Справедливость — одна из духовных ценностей личности. без нее нет равенства и свободы.

Подлинный гуманизм и справедливость неотделимы от друг друга. справедливость есть некое мерило с принципах совершенствования.

Право на смерть.

Право на смерть — лишь одна из граней всеобщей неразрешимой проблемы смерти. Право на смерть — это, по сути, продолжение права на жизнь, и, значит, свободу осуществления желания эту жизнь оборвать. Как проблема оно возможно лишь тогда, когда полностью реализовано право на жизнь, кроме вот этой граничной ситуации, и, во-вторых, когда так же полностью реализован запрет на убийство. Без этих конечных вопросов право на смерть обретает зловещий смысл отказа человеку на жизнь. Стоит поразмыслить, отчего христианство отказывало человеку именно (и особенно) в праве на смерть. Самоубийцам не было места даже на общих кладбищах. Великий Данте размещает их в низших кругах ада в образе неподвижного, голого и ядовитого леса, даже там, в аду, лишив их всякого человеческого подобия и бытия.

Но право на смерть, как проявление воли свободной личности, как последняя реализация его жизненных прав, сталкивается с проблемой запрета убийства или, что по сути то же — эвтаназии («благостного умирания»), поскольку для своей реализации требует внешнего вмешательства. Но не только. Оно (право), или точнее, возможность и необходимость реализации данного права зависит и от того, как представляет смерть человек и что она такое в аспекте данной культуры. Иными словами, нравственная сторона эвтаназии (осуществленного права на смерть) зависит от восприятия смерти двумя сторонами: самим умирающим и врачом, выступающим в данном случае в качестве «судьи» и «палача». Верит ли он, что после реализации права на смерть человек обретет право на жизнь или же уверен, что именно здесь существует последний шанс (на чудо, ошибку диагноза, открытие исцеления и т.д.), который по просьбе волеизъявителя следует отобрать?

Однозначного решения этой проблемы не существует ни в данном обществе, в данное время и в данном случае, ни в каком-либо другом. Можно сказать, в общем виде она неразрешима вообще. Чтобы хоть как-то приблизить ее к подобию решения, необходимо полностью и досконально знать:

1) что представляет собой смерть духовного разумного существа (что невозможно, поскольку опыта смерти не существует);

2) возможна ли вечная жизнь;

3) есть ли у кого-нибудь право прерывать другую жизнь, не беря на себя грех закамуфлированного убийства?

4) какой именно момент считать фактической констатацией смерти, разрешающей отключение аппаратов искусственного поддержания жизни (то есть применяя так называемую «пассивную эвтаназию» — по сути, тот же вид убийства) или позволяя применять трансплантацию органов с условно «умершего» живому: до самого ли последнего момента жизни или после гибели коры головного мозга? И так далее.

Вечные вопросы, вызывающие серии бесконечных трактовок.

На первый и второй вопросы человечество искало ответы испокон веков, и от вариантов решений зависел облик самой цивилизации, направления деятельности ее. Третий вопрос связан с проблемой любви: понимаем ли мы ее как желание оборвать муки любимого человека или как борьбу до последнего вздоха за его жизнь с надеждой на чудо исцеления? Где граница между любовью (и жалостью) к умирающему и любовью (и жалостью) к себе? Как определить меру, четко определяющую границы возможного и невозможного, надежды и безнадежности?

Право на смерть включает в себя не только самоубийство как действие активного субъекта, но и умирающего человека, выступающего в качестве субъекта пассивного, которому искусственно замедляют наступление смерти или же, напротив, к которому (по его ли воле, желанию ли близких, решению ли врачей) применяют эвтаназию -безболезненную кончину. В решении данной проблемы сталкиваются две противоположные позиции: патернализм (недопустимость применения эвтаназии) и антипатернализм (осуществление права на смерть как одно из проявлений свободы действий индивида).

Доводы концепции патернализма:

1) неприкосновенность человеческой жизни;

2) возможные злоупотребления со стороны врачей, членов семьи и других заинтересованных лиц;

3) возможность ошибочного диагноза;

4) противоречие принципу: «пока есть жизнь, есть надежда»;

5) надежда на появление нового лекарства, способного исцелить заболевание;

6) моральный прессинг по отношению к реализующим «право».

1) свобода выбора человека, в том числе в вопросах смерти;

2) физические непосильные мучения умирающего человека;

3) обременительность его для близких.

Эта проблема затрагивает не только право на смерть уже оформившейся личности в состоянии безнадежной болезни или собственного волеизъявления по той или иной причине. Она затрагивает и «право на смерть» человеческих субъектов, рожденных с определенными аномалиями. Вопрос не в том, этично или нет определять осуществление этого права внешним вмешательством, а в том, что даже доказав это право по той или иной теории (естественного отбора, улучшения генофонда, рентабельности и т.д.), мы не уходим от главного: владение нами тем критерием отбора, по которому иные предлагают осуществлять селекцию человеческой расы. Что следует выбрать в качестве первоопределяющего критерия: физические данные, умственные, духовные? И где гарантия того, что, выбрав какой-то критерий (например, наиболее очевидный первый), мы не потеряем нечто ценное для всей цивилизации? Наконец, кто вправе наделить себя функцией великого безошибочного Селектора, почти Творца?

Существует ли и будет найден «эликсир жизни», искомый средневековыми алхимиками, или какое-либо иное средство против умирания, обеспечивающее вечную жизнь — никто не знает. Но, если да, то эликсир этот станет тем рычагом, который перевернет мир и цивилизацию. Без смерти мир будет иным. Но пока в этом смертном мире действует свой закон, закон смерти, определяющий направление любой деятельности. Шелер, выразитель духовного направления христианской традиции, применяя метод феноменологии, показал, как в имманентном мире сознания переживается «трансценденция», то есть как смертность человека, его конечность (а, точнее, переживание смерти) определяет собой всю структуру как его мышления, так и его созерцания и деятельности, и только вернувшись к существованию перед лицом смерти, человек может обрести смысл жизни, освободившись от ложных целей и иллюзий индустриально-технической цивилизации. Тезис Шелера выступит у Хайдеггера в его учение о «подлинном» существовании человека — перед лицом смерти, и «неподлинном», при котором человек погружается в мир безличного «, где «умирают другие», но никогда он сам, получая иллюзию бессмертия и «забывая» о смерти как последней возможности человеческого бытия.

В этом аспекте «право на смерть», осуществляющее «иллюзию естественной смерти», должно преобразоваться в возможность и необходимость исцеления и «подлинную» (возрастную) смерть.

LiveInternetLiveInternet

Музыка

Я — фотограф

Анатомия духовности. Alex Grey

Рубрики

  • астрология, прогнозы (1745)
  • разное (328)
  • Нью ЭЙДЖ (281)
  • первоисток (123)
  • Александр и Урания (45)
  • Гуань-ИньПлеядеанская Тантра: Пробуждение энергии (34)
  • Лазарев (41)
  • орис (37)
  • кулинария (259)
  • бизнес, создание своего дела (232)
  • АЛЬМИН (196)
  • Рами БЛЕКТ (114)
  • обучающие программы, английский язык (93)
  • ЭКХАРТ ТОЛЛЕ (70)
  • О себе (10)
  • x (3)
  • (0)
  • архитектура , дизайн (919)
  • видео,аудио (2648)
  • здоровье, практики омоложения и долголетия (3894)
  • Земля (583)
  • избранное (114)
  • искусство, культура (806)
  • Клуб путешественников (690)
  • книги, статьи (1985)
  • Космос (249)
  • Красота, природа, города , страны (786)
  • музыка (361)
  • наука (1381)
  • о любви (206)
  • О любви (продолжение) (963)
  • общество, политика (491)
  • переход , преображение,вознесение (3927)
  • практики, активации, медитации (2328)
  • притчи, эссе,стихи . (807)
  • Психология, психотерапия (14382)
  • фото (488)
  • ченнелинг (2363)
  • арктурианский коридор (61)
  • Иешуа через Памелу Криббе (75)
  • эзотерика, духовный путь, просветление, мистика (12653)
  • Юмор (108)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Астрологическое Прогнозирование Как Формирование Будущего

Астрологическое Прогнозирование Как Формирование Будущего.

Как и любое другое искусство, астрологическое прогнозирование развивается и меняется со временем. Сегодня – время астрологической эклектики, то есть сочетания различных астрологических стилей, техник, подходов. У некоторых астрологов это приводит даже к вольной смене самой астрологической парадигмы. Одну и ту же карту они могут трактовать с точки зрения античной, средневековой, современной европейской, а заодно и индийской астрологии!

Гороскоп голографичен, у него многослойный смысл. Каждый принцип толкования дает свои результаты.

Инструментарий прогнозирования тоже сложен, многообразен, иногда противоречив. В начале изучения астрологии он кажется настоящим чудом. Все запрограммировано, нужно только понять код! И вы узнаете будущее! Я сам так думал в 1994, когда начал осваивать астрологию. Но вскоре выяснилось, что одного владения техниками мало. Ведь любая астрологическая техника – не более чем жонглирование символами. Она всегда требует конкретного жизненного наполнения.

Оказалось, что ведущую роль играет жизненный опыт астролога и знание того, чем живет, как мыслит, к чему стремится, с кем общается человек, пришедший на консультацию. Поэтому полезно построить гороскопы важнейших родственников, сотрудников, начальства. Расспросить о характере работы, о хобби, о любимых книгах, фильмах, странах. О планах и проблемах. И о многом другом.

Нередко к астрологу приходят за предсказанием, даже прорицанием. Возможно ли прорицание в принципе? Вероятно – время от времени. Если считать, что будущее статично и предопределено. Но я считаю, что гораздо более продуктивная и оптимистическая идея состоит в том, что наше будущее — в наших руках. Оно вариативно и зависит от наших действий в настоящем, а они, в свою очередь — от нашего восприятия прошлого.

Что делать, если в прошлом были серьезные проблемы, психологические травмы, поражения, разочарования? Или наоборот, мы считаем, что в прошлом осталось все лучшее – молодость, здоровье, любовь, ощущение осмысленности и оправданности нашего существования?

Наша привязанность к прошлому может стать гипертрофированной. Если нет программы на будущее, прошлое может становиться сверхценным. Фактически, жизненный вектор может повернуться на 180 градусов – и напомнить о названии одной некогда знаменитой книги: «Вверх по лестнице, ведущей вниз». Героиня романа Белл Кауфман – школьная учительница – пытается реанимировать в одной американской школе общечеловеческие ценности. Для этого ей приходится идти против затхлой консервативной системы среднего образования.

В другом, тоже американском, романе Дэна Симмонса «Флэшбек» описан одноименный химический препарат, позволяющий вспомнить прошлое во всей полноте, во всем богатстве ощущений. Герои романа «флешбэчат» на свое прошлое, заново переживая самые волнующие и приятные моменты. Они надолго уходят в воспоминания от жуткой действительности – в 2020-х настал БП, США разрушены, хайвеи перепаханы взрывами, мосты обрываются над пропастями, города смотрят на закат пустыми глазницами, в которых нет отражений…

Зато там, в глубинах памяти, на кухнях хлопочут заботливые женщины, бегают счастливые дети, цветут сады и поют птицы, вовремя взлетают лайнеры, и священная банка пива на закате под «Tears in Heaven» Эрика Клэптона не кажется недоступной роскошью. Главный герой романа хочет навсегда уйти в свое прошлое, но обстоятельства и любовь к сыну заставляют его проявить голливудские чудеса храбрости и если не спасти мир, то хотя бы начать двигаться в этом направлении. В круговороте событий герой попросту забывает о флэшбеке. Теперь он нацелен в будущее. Его прошлое осталось неизменным; но он перестал фокусироваться на нем. Может быть, он даже начал его забывать.

Можно ли изменить прошлое? Вероятно, нет. Одно время я думал, что можно «переснять фильм» прошлого, заместить в памяти травмирующие сюжеты другими, жизнеутверждающими, может быть, лирическими, может быть – веселыми. Но потом, проанализировав свою жизнь, я понял, что некоторые факты из нее никак не вычеркнешь и ничем не заменишь. Они будут таиться в бессознательном и просыпаться, когда этого совсем не ждешь. Как любовь, которая «нечаянно нагрянет» в некогда популярной песне. Поэтому от «кинематографической» идеи я отказался.

Другой вариант работы с прошлым описан у Кастанеды и называется он «стирание личной истории». Коротко говоря, это стирание эмоций, связанных с воспоминаниями. А также стирание социально обусловленных мотиваций. На такую работу соглашаются немногие. Саму ее возможность признают только единицы. Увы.

Подход Кастанеды (как и любой другой аскетический и жесткий подход) вряд ли осуществим в нашем социуме. Мы все загипнотизированы, и даже если знаем это, освободиться не можем. Разве что в песне – «когда-нибудь, и не под этим солнцем…»

Третий подход – смягченное перепроживание прошлого, ускоренное и ослабленное. Изменение отношения к прошлому. Это смягченный и компромиссный вариант подхода Кастанеды. Он «вшит» в астрологическое консультирование.

Все начинается с того, что Вы вспоминаете свое прошлое, заполняя анкету для консультации. Вы указываете время и место рождения, даты основных событий (переезды, брак, рождение детей, перемены в карьере, здоровье), профессию и хобби. Указываете также данные о рождении супруга/супруги, детей, важнейших партнеров по работе или бизнесу.

Уже само заполнение анкеты нередко дает определенный психотерапевтический эффект. Вот как, оказывается, все это было! Все-таки, детский садик сначала, а работа потом!

А для астролога эта анкета – ценнейший документ. С ее астрологической обработки начинается подготовка к консультации.

Во время знакомства с анкетой я обязательно делаю ректификацию – устанавливаю Ваше точное время рождения. Для этого есть отлаженная астрологическая методика, о которой я даже написал книгу, которая так и называется «Ректификация» (издательство «Мир Урании»).

Что значит ректифицировать карту? Это значит, определить такое время рождения, при котором гороскоп опишет и Вас, и важнейшие события Вашей жизни.

В процессе ректификации я увижу, что приходит к Вам извне при транзитных оппозициях Плутона или Урана, квадратурах Сатурна и т.д., и как Вы на это реагируете. Я пойму механизм работы Вашего гороскопа (а значит, приближусь к пониманию работы Вашей психики). У меня появится интуитивная настройка на Вашу карту и предчувствие вариантов Вашего будущего.

Затем я проанализирую нынешнюю ситуацию в Вашей карте с точки зрения различных прогностических техник, определю тенденции развития и ближайшие стратегические повороты. Здесь очень важно, во-первых, учесть Ваш возраст и связанные с ним Ваши реальные задачи (чем занимается возрастная психология, у которой много общего с астрологией). Во-вторых, рассматривать показатели нужно в определенном порядке, поскольку различные прогностические техники работают на разных уровнях. У них есть своя иерархия, о которой я сейчас коротко расскажу.

На самом первом, наиболее приближенном к реальности уровне работают транзиты. Это движение планет по небосводу, которое мы видим своими глазами или в телескоп. Именно транзиты имеют непосредственное отношение к событиям.

Транзитные планеты движутся по Зодиаку с разной скоростью и играют разные роли. Учение о транзитах разработано достаточно подробно, это азбука прогнозирования.

Следующий уровень – прогрессии. Это уже символический способ прогнозирования или отслеживания прошлых событий. В нем тоже анализируются транзиты, но первых нескольких месяцев, причем сутки в младенчестве приравниваются к году взрослой жизни. Прогрессии хорошо показывают смену мотиваций, эмоций в течение жизни, касаются и ментального, и событийного плана. Оказывается, все это заложено в течение нескольких месяцев в младенчестве!

На третьем уровне работают дирекции. Это равномерное смещение всего гороскопа относительно самого себя со скоростью около градуса в год. То есть один знак Зодиака в этом способе планеты проходят за 30 лет. Дирекции хорошо показывают судьбоносные события, которые коренным образом меняют жизнь. Это расписание нашей судьбы.

На еще более высоком уровне работают планетарные периоды. Это смены декораций на сцене, смена актов в пьесе жизни, смена глубинных мотивов. Вот Герда и Кай смотрят в заледеневшее окно, а вот Герда уже остается одна и отправляется на поиски Кая. Вот Снежная Королева на троне в своем ледяном дворце, а вот уже нет ни дворца, ни Королевы, цветут сады, поют оттаявшие птицы. Герда и Кай держатся за руки и готовы к возвращению на родину.

В целом прогностические техники отражают многослойную полифонию нашей жизни. С этим может сравниться симфония или роман. Но без знания реального содержания нашей жизни астрологическая символика превращается в игру в бисер.

В этом есть минус астрологии самой по себе: она абстрактна. Но в этом и плюс: любые астрологические комбинации можно трактовать по-разному.

Поэтому на консультации мы работаем вместе: Вы и я. Мы проходим сложные моменты и периоды из прошлого и находим в них смысл — импульс развития, укрепление воли, обретение мудрости. Мы смотрим сегодняшние задачи и ищем способ их решения. И намечаем стратегические вехи движения в будущее.

Это и есть «the sacred geometry of chance» (Стинг). Вряд ли какой-нибудь метод психологического консультирования может сравниться с астрологией по прогностической мощи. Мы вместе создаем расписание Вашего физического, эмоционального и духовного развития.

Его можно насыщать самыми разными смыслами. Например, чисто практическими, житейскими: что делать рекомендуется, от чего лучше воздержаться, где нужно перепрыгнуть препятствие, а где лучше обойти. Когда удачное время для карьерных достижений, а когда лучше уйти в себя, помедитировать, укрепить здоровье.

Либо более глубокими смыслами, связанными с мифологическими сюжетами и персонажами. Некоторые из них заложены от рождения, другие могут проявиться в том или другом году. Это связано со звездами; гигантский пласт информации, фантастически интересной и удивительной. Причем мифологические сюжеты допускают свободу толкований. А здесь уже простор для творчества и расширения горизонтов планирования.

А есть еще и переклички разных возрастов, и проявление пропорции золотого сечения (и других) в повторе однотипных событий. Это совсем особый подход, напоминающий о фракталах, только не пространственных, а временных.

Такой многомерный, многогранный подход к трактовке карты и прогнозированию – достижение астрологии нашего времени. Подход оптимистичный, насыщенный энергией и стремлением к достижению цели.

Прогнозирование будущего. Альтернативные пути развития человечества.

Научное прогнозирование (в отличие от разнообразных форм научного предвидения) – это специальное, имеющее свою методологию и технику исследование. Прогнозирование подразделяется на четыре типа – поисковое, нормативное, аналитическое и прогноз-предостережение.

Поисковое прогнозирование – это анализ перспектив развития соответствующих тенденций настоящего в будущем, определение возможных вариантов и изменений, которые допустимы в обозримой перспективе. Для этого применяются различные математические уравнения-модели. В первом приближении они группируются на подвиды линейных и нелинейных моделей.

Линейные модели используются для представления в математической форме тех тенденций, в которых показатели (переменные) за равные отрезки времени увеличиваются или уменьшаются на одну и ту же величину. В данном случае тенденция характеризуется как изменяющаяся в арифметической прогрессии. Несмотря на то, что в ряде случаев линейные модели дают достаточно точные результаты, в сфере прогнозирования сложных социальных процессов такие модели, как правило, имеют ограниченное применение.

Более широко в исследовательском прогнозировании используются нелинейные модели. Они применяются для экстраполяции тех тенденций, которые имеют ярко выраженную неравномерность роста и спада. Подобные тенденции выражаются геометрической прогрессией. Чтобы представить себе последствия количественного роста народонаселения и возможные его типы, отметим, что один процент ежегодного прироста населения обеспечивает удвоение исходного уровня через 70 лет, два процента – через 32 года (именно к этому уровню роста приближается увеличение мирового народонаселения, за последние десятилетия), четыре процента – через 18 лет, восемь процентов – через 9 лет.

Практика исследовательского прогнозирования свидетельствует о том, что применение нелинейных моделей имеет множество ограничений. Прежде всего они связаны с тем, что рано или поздно стремительный рост сталкивается с влиянием внешних факторов, совокупность которых ставит ему определенный предел.

Нормативное прогнозирование – это рационально организованный анализ возможных путей достижения целей оптимизации управления. Его иногда образно называют «прогнозирование наоборот», поскольку в нем исследование идет в обратном направлении: от будущего к настоящему. Этот вид прогнозирования как бы отвечает на вопрос: «Что можно или нужно сделать для того, чтобы достичь поставленных целей или решить поставленные задачи?» Предметом нормативного прогнозирования выступают идеи, гипотезы, предположения, этические нормы, социальные идеалы, целевые установки, которые, как показывает история, могут решающим образом изменить характер процессов, а также новых, непредсказуемых феноменов действительности.

Формирование нормативного прогнозирования осмысливается в мировой литературе как признание принципиальной недостаточности чисто экстраполятивного подхода к изучению будущего и открытое признание места и значения целей в жизнедеятельности общества. Нормативный прогноз, отмечает Р. Юнг, наиболее кардинально преодолевает ограниченные рамки традиционного подхода к будущему, явным образом поставив задачу его изучения с «точки зрения общественно-гуманитарных целей». Посредством его методов научное прогнозирование «все больше выходит за первоначально очерченные рамки и становится форумом для обсуждения вопросов о смысле жизни, этики сосуществующих людей… с тем, чтобы, решая текущие задачи, всегда иметь в виду благосостояние будущих поколений».

Помимо поискового и нормативного, как отмечалось выше, имеется еще два типа прогнозирования – аналитическое и прогноз-предостережение.

Аналитические прогнозы, как правило, делаются для того, чтобы в научных целях определить познавательную ценность различных методов и средств исследования будущего.

Прогноз-предостережения составляются для непосредственного воздействия на сознание и поведение людей с целью заставить их предотвратить предполагаемое будущее (например, возможные экологические катастрофы).

Конечно, различия между этими основными типами прогнозов условны, относительны. В одном и том же конкретном социальном прогнозе могут сочетаться все или несколько типов прогнозирования.

44. Мировоззренческий кризис современности, его причины, сущность, содержание.

Характеризуя глобальную ситуацию конца века, следует отметить, что человечество, будучи единым, вместе с тем представлено неисчерпаемым многообразием динамичных социокультурных форм.

Развитию цивилизаций сопутствуют свои противоречия и проблемы, которые в конечном счете приводят цивилизации к неизбежному старению и гибели или к смене одних другими. В философии не раз высказывалась мысль о кризисе культуры и цивилизации. Широко известна критика культуры столь разными мыслителями, как, например, Ф. Ницше и О. Шпенглер.

Философы иррационалистического направления давно заговорили о кризисе человека, культуры. Смысл кризиса они видят в том, что люди утратили , веру как в бога, так и в самих себя, в свой разум. Они более не знают, что такое человек и какова его природа. Одни считают, что для человека нет ничего невозможного, и черпают в этом надежду. Другие делают вывод, что человеку все дозволено, и освобождают себя от всякой узды. Тот факт, что истоки кризиса уходят в глубь истории культуры, был не только отмечен, но и проанализирован, в частности, русскими философами, например П. Флоренским и Н. Бердяевым. Кризис, который переживает современное общество, несомненно, связан с проблемами экономики, экологии, энергетики и т. д. Однако поскольку в основании современной экономики и политики, энергетики и экологии лежат научные программы, все эти вопросы связаны с типом рациональности современного человека, форм его самосознания и познания. Бердяев отметил, что «кризис современной культуры начался уже давно. Он сознавался ее великими творцами. Войны, революции, внешние катастрофы только обнаруживали вовне внутренний кризис культуры». До недавнего времени кризис проявлялся в самых разных формах, общим знаменателем которых является бездуховность, выражающаяся в безразличии промышленно развитых государств к нищете в странах третьего мира, гибели миллионов детей в них от причин, которые можно было бы предупредить, и т. д.И вот теперь кризис становится явным и глобальным, он захватывает такие сферы, как окружающая среда, пища, климат, вода и др., которые составляют естественные основания бытия всех, показывает, как опасны бездуховность и безразличие, ведущие к кризису Человека.

В современном мировом пространстве циркулируют высочайшие достижения общечеловеческого прогресса. Они выражены в успехах высокой технологии, эффективном промышленном и сельскохозяйственном производстве, разветвленной информационной сети, мире утонченного искусства. В то же время в ряде регионов земного шара сохраняются реликтовые, архаические образования, сотни и сотни миллионов людей не имеют возможности пользоваться благами цивилизации, влачат существование аутсайдеров.

Еще недавно мы жили в так называемом «двухполюсном» мире. В социально-экономическом и идейно-политическом отношении противостояли друг другу страны развитого рыночного хозяйства (капитализма) и те, которые именовались странами социалистического содружества. А рядом с ними вела свою жизнь большая часть населения Земли, подпадающая под расплывчатую неопределенную характеристику – «третий мир». Распад «социалистического содружества» и глубокие озадачивающие изменения, происходящие в нашем Отечестве, резко изменили всю панораму мирового сообщества. Все предлагаемые сценарии событий разыгрывались вокруг идеи соперничества. Оценивалась и переоценивалась мощь двух лагерей, как военная, так и экономическая, как политическая, так и духовная.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector