0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Расцвет древнего царства урарту

Расцвет древнего царства урарту

ПО СЛЕДАМ ДРЕВНИХ КУЛЬТУР

Сборник трудов по археологии

Археология, или история материальной культуры, — это наука, которая изучает историю человечества по вещественным остаткам его деятельности.

Ценность исследования древних орудий труда неоднократно отмечалась классиками марксизма. Ещё К. Маркс писал: «Такую же важность, как строение останков костей имеет для изучения организации исчезнувших животных видов, останки средств труда имеют для изучения исчезнувших общественно-экономических формаций… Средства труда не только мерило развития человеческой рабочей силы, но и показатель тех общественных отношений, при которых совершается труд»[1].

Особенно большую роль играют вещественные памятники в изучении тех отдаленных эпох, когда человечество ещё не знало письменности. Для этого времени археологические памятники являются основным видом исторических источников, позволяющих не только изучить культуру и искусство, но и проследить общий ход развития исторического процесса. Однако значение археологических памятников огромно и для изучения более поздних эпох.

Арфистка. Из стенных росписей замка Тонкак-Кала

В Советском Союзе во всё больших масштабах развертываются археологические работы, и советская археология обогащается открытием важнейших памятников древности. Эти памятники дают ценный материал для всестороннего изучения исторического прошлого человечества. Самая массовость находок орудий труда, посуды и других предметов массового потребления придаёт вещественным памятникам особое значение для науки.

Понятно поэтому то огромное значение; которое уделяется археологии.

В нашей стране изучение археологических памятников началось еще в XVII веке, а со второй половины XIX века, когда археология окончательно оформилась как наука, ряд крупнейших русских археологов (А. А. Спицын, Б. В. Фармаковский, В. А. Городцов и другие) внес ценный вклад в изучение исторического прошлого народов. Русским ученым принадлежит приоритет в разработке целых разделов археологии. По умению использовать вещественные памятники в качестве исторического источника, по масштабу полевых исследований и их методике русские археологи во многом превосходили западноевропейских.

Но подлинного, небывалого расцвета достигла археология лишь после Великой Октябрьской социалистической революции. В 1919 г. по декрету, подписанному Лениным, была создана Государственная академия истории материальной культуры, преобразованная затем в Институт история материальной культуры Академии наук СССР (ИИМК АН СССР).

В тесном содружестве с археологическими учреждениями союзных республик археологи Института истории материальной культуры Академии наук СССР проводят плодотворные археологические исследования. Ежегодно в различные пункты нашей необъятной Родины выезжают археологические экспедиции. В далекой северной тундре, в знойных песках Кара-Кумов, в Причерноморье и у суровых берегов Балтики, на Днестре и Амуре работают отряды археологической разведки и большие стационарные экспедиции. Они раскапывают сотни и тысячи квадратных метров земли и находят множество предметов — остатков вещественной деятельности человека в отдаленные времена.

Археологические исследования требуют большой наблюдательности, тщательного изучения всех письменных источников и опыта предыдущих исследований.

Советское государство снабдило археологов современным оборудованием, удобным и богатым снаряжением и создало все необходимые условия для успешной работы. Химические анализы, применение точных приборов намного облегчают исследования. Всё шире применяется разведка с самолетов, которая помогает быстро найти остатки древних сооружений, киносъемки фиксируют важнейшие этапы работ. На археологию Советское государство выделяет большие средства, которые позволили развернуть исследования в небывалых еще масштабах.

Гениальные труды товарища Сталина по языкознанию, разоблачившие вульгаризаторский характер «теории» Марра, от которой в значительной степени страдала и археология, и открывшие перед всей советской наукой широчайшие перспективы развития, сыграли исключительную роль в подъеме советской археологии на новый, высший этап развития.

Советская археология помогла заглянуть в глубь тысячелетий и расширила представления об историческом прошлом нашей Родины. Воссоздана древнейшая и древняя история русского, украинского, грузинского, армянского, казахского и других народов Советского Союза, сделаны замечательные открытия, которые по праву завоевали советской археологии первое место в мире.

Забота коммунистической партии и советского правительства, а также плановость и систематичность археологических исследований, возможные только в нашем, социалистическом государстве, позволили разработать и самую передовую в мире методику исследований. Археологические раскопки ведутся у нас большими площадями, что обеспечивает находку не случайных отдельных предметов, а вскрытие остатков целых поселений — изучение их планировки, производственных, жилых pi других комплексов. Это позволяет восстановить картину исторического прошлого на подлинно научной основе и делает советскую археологию важнейшей исторической дисциплиной.

За выдающиеся достижения в области археологических исследований удостоены Сталинских премий крупнейшие советские учёные Б. А. Рыбаков, С. В. Киселев, Т. С. Пассек, Б. Б. Пиотровский, А. П. Окладников, С. П. Холстов и другие.

На фоне расцвета и блестящих достижений советской археологии особенно безотрадным выглядит положение археологии в капиталистических странах. Там археология все более и более превращается в покорную служанку империалистических воротил, пытаясь оправдать проповедь новой войны, выделяя «примитивные» народы, по отношению к которым империалистическая агрессия представляется чуть ли не цивилизаторской миссией. Защита расизма, человеконенавистничества и войны, отказ от познания на основе изучения вещественных источников, объективных закономерностей исторического процесса, ликвидация археологии как исторической дисциплины, схоластическое коллекционирование отдельных древних редкостей, зависимость археологических исследований от того или иного частного предпринимателя, часто не имеющего никакого отношения к науке, — такова картина состояния археологии в капиталистических странах.

Особенно откровенную агрессивную империалистическую позицию занимают реакционные американские археологи, действующие по прямой указке финансовых и промышленных тузов Уолл-стрита.

Пытаясь представить американцев как избранный народ, который якобы является единственным наследником великих древних средиземноморских цивилизаций, они всячески третируют другие народы как «низшие», «примитивные», хотят оправдать претензии своих империалистических Хозяев на мировое господство

Порочность и загнивание идеологических основ буржуазной археологии обусловили и отсталость методики полевых исследований, для которых характерно антинаучное кладоискательство, варварское разрушение памятников материальной культуры для добывания отдельных редкостей. Все чаще применяется прямое использование «археологических исследований» в качестве ширмы для шпионской и диверсионной работы, вроде пресловутой американской «Археологической экспедиции» в Турцию на гору Арарат в районы, пограничные с СССР, якобы для поисков Ноева ковчега, и т. д.

Разоблачая антинаучную сущность буржуазной археологии, советские исследователи истории материальной культуры ведут неустанную работу по развитию нашей науки для все более полного и разностороннего изучения древнейших периодов истории нашей великой Родины. Они доказывают, что советская археология отнюдь не является наукой для «избранных одиночек».

УРАРТУ

УРАРТУ – могущественное рабовладельческое государство Древнего мира в IX–VI вв. до н.э. Располагалось на территории Армянского нагорья, в районе озер Ван (совр. Турция), Урмия (северо-запад Ирана), Гокча (Севан), включая бассейн реки Аракс и вплоть до реки Куры на севере.

Армянское нагорье населяли племена урартов и наири, лингвистически близкие к хурритам, жителям древнего государство Митанни на территории северной Месопотамии (середина 2-го тыс. до н.э.).

Первые ассирийские упоминания об Урарту относятся к Х в. до н.э. К середине IX в. до н.э. начинает складываться государство Урарту. Древние надписи в Тушпе (современный Ван), столице Урарту, упоминают о царе урартов Сардури I.

Ок. 832 до н.э. вновь встречаются упоминания о набегах ассирийцев на Урарту. Вероятно, ассирийцы хотели взять под свой контроль торговые пути, по которым Месопотамия снабжалась железом из юго-восточной Малой Азии (современная Турция). Впрочем, ассирийские походы 856 и 832 до н.э. против Урарту не были удачными. Поэтому ассирийский царь Салманасар III в 829 до н.э. вновь вторгается в район озера Урмия для подавления урартов, стремящихся к независимости. По всей вероятности, ассирийцы были в очередной раз отброшены, и Сардури I объявил себя «царем великим, царем сильным, царем множеств, царем Наири», бросив тем самым вызов могущественной Ассирии за господство в Передней Азии. См. также Салманасар III. Эти ассирийские походы против Урарту изображены на барельефах храмовых ворот в ассирийском городе Имгур-Эллиль (совр. Балават на севере Ирака).

Ослабив некогда могущественную Ассирийскую державу к концу IX – началу VIII вв., государство Урарту вступает в период своего расцвета. С этого времени начинается экспансия урартийских царей Ишпуини и Менуа. Утвердившись на территориях вокруг озер Ван и Урмия, урарты совершили ряд удачных походов на страну Диаухи (территория современной восточной Турции в районе Карса и Эрзерума) и Южное Закавказье (современная Армения и часть южной Грузии). В араратской долине была построена крепость Менуахинили как форпост для предстоящей экспансии урартов вглубь Закавказья.

Преемник Менуа – его сын Аргишти I – продолжил завоевательную политику своего отца. Он основал хорошо укрепленные крепости Эребуни (окраина Еревана) и Аргиштихинили (впоследствии Армавир) на левом берегу Аракса. Аргишти I разгромил страну Диаухи и вплотную приблизился к «стране Кулха» (Колхида). Походы Аргишти I сопровождались захватом большого количества рабов и скота. Об этих событиях нам повествует т.н. «Хорхорская летопись», высеченная на отвесных склонах Ванской скалы в Тушпе.

В 764–735 до н.э. на урартийском престоле воцаряется Сардури II, сын Аргишти I. Передовая армия урартов, созданная по образцу ассирийской (большие круглые щиты, остроконечные шлемы из бронзы, защитные пластинчатые доспехи и.д.), совершила ряд успешных походов в северное Закавказье, Ману (страна манеев на территории современного Южного Азербайджана в Иране) и Кумаху (Коммагену – турецкий анклав Курдистана). Сардури II заключил ряд союзов с сирийцами и стал угрожать Ассирийской державе с запада.

Неизбежная схватка между Урарту и Ассирией началась после восшествия на ассирийский престол Тиглатпаласара III, положившего конец междоусобным войнам и смутам внутри самой Ассирийской державы. Ок. 740 до н.э. Тиглатпаласар III направил свое войско в Кумаху, и в битве при Киштане и Халпе нанес серьезное поражение объединенной союзной армии урартов и сирийцев. Сардури II был вынужден отступить за Евфрат. Ассирийцы вытеснили урартов из Северной Месопотамии и Северной Сирии. По всей вероятности, Тиглатпаласар III ок. 735 до н.э. осадил урартийскую столицу Тушпу, но захватить цитадель на Ванской скале ассирийцы не смогли.

После смерти Сардури II (30-е годы VIII в. до н.э.) в Урарту воцарился Руса I, который провел ряд реформ для укрепления центральной власти и воздвиг новые крепости (на берегу Севанского озера и др.).

В это время в Урарту вторгаются кочевые племена киммерийцев из Закавказья. Руса I ценой огромных потерь смог противостоять опустошительным набегам киммерийцев и успешно вывести Урарту из этого кризиса.

После этого столкновение с Ассирией вновь становится неизбежным. Ок. 715 до н.э. ассирийский правитель Саргон II выдвинулся к озеру Урмия. В генеральном сражении при Уауш (близ оз. Урмия) ассирийцы наголову разбили войско Руса I и его союзников. Царь Урарту бежал в Тушпу, где покончил жизнь самоубийством. После этого ассирийцы жестоко разграбили и опустошили Урарту.

В начале VII в. до н.э. урартийский царь Руса II попытался восстановить относительное могущество Урарту. Им были построены ряд крепостей (в т.ч. Тейшебаини в Араратской долине). В союзе с киммерийскими племенами Руса II совершил ряд походов во Фригию. Между Урарту и Ассирией в целом сохранялись мирные отношения.

Во второй половине VII до. н.э. у северных закавказских границ Урарту появляются племена скифов, разгромившие и поглотившие киммерийцев. Над некогда могущественным государством Урарту нависла смертельная опасность вторжения скифов. Ок 630 до н.э. царь Урарту Сардури III обращается за помощью к ассирийскому царю Ашшурбанапалу (см. АШШУРБАНАПАЛ) за помощью, называя себя уже не «братом» как ранее, а «сыном», признав тем самым главенство Ассирии. Однако вскоре Ассирия была сама разгромлена возвысившимся Мидийским царством, существовавшим в северо-западных областях Иранского нагорья. После падения Ассирийской державы, ок. 609 до н.э. мидийские войска вторглись в Урарту и заняли Тушпу. К 590 до н.э. государство Урарту, очевидно, полностью утратило свою независимость.

Урарту было скорее государственным объединением различных этнических племен и народов. Геродот в V в. до н.э. рассказывает о четырех основных этнических группах населения Урарту – алародиев (собственно урартов), армениев (армян), матиенов (родственных хурритам) и саспейров (соответствующих картвельским племенам). Несомненно, государство Урарту сыграло огромную роль в формировании и становлении народов Армянского нагорья и Закавказья. Можно предположить, что конец истории Урарту является началом истории армянского и картвельского (восточно-грузинского) народов.

Урарту

Ура́рту (Арара́т, Биайнили, Ва́нское ца́рство, урартск. KUR bi-a-i-na , арм. Ուրարտու , тур. Urartu , перс. اورارتو ‎) — древнее государство в юго-западной Азии, располагавшееся на территории Армянского нагорья (современные Армения, восточная Турция, северо-западный Иран и Нахичеванская АР Азербайджана). Существование Урарту как союза племён документально подтверждено с XIII века до н. э., как государства — с VIII века до н. э. Урарту прекратило существование в VI веке до н. э. В первой четверти 1 тысячелетия до н. э. Урарту занимало главенствующее положение среди государств Передней Азии [1] . Племена, населявшие Урарту, участвовали в этногенезе армян [2] [3] .

Содержание

История изучения Урарту

Открытие

Современная наука открыла для себя Урарту в начале XIX века. Учёные обратили внимание на повествование средневекового армянского историка Мовсеса Хоренаци об участии ассирийской царицы Шамирам (Семирамиды) в постройке города на берегу озера Ван [4] . В 1827 году Французское азиатское общество направило в район Вана первого исследователя — молодого учёного Фридриха Шульца. В 1829 году он был убит курдскими бандитами, однако материалы его работы к 1840 году попали во Францию и были опубликованы [5] . Шульц зарисовал обнаруженные им клинообразные надписи и дал первое описание Ванской скалы, древней резиденции урартских царей в столице Урарту — Тушпе, а дальнейшие исследования определили, что надписи сделаны не на ассирийском языке, хотя ранее европейские исследователи принимали развалины вблизи Вана и урартские надписи за следы ассирийской культуры, а Урарту оставалось «забытым царством» с V века до н. э.

Изучение письменности

Дальнейший толчок изучению Урарту дали археологические раскопки древних ассирийских городов. При раскопках 1842—1844 гг. в Ниневии, дворца Саргона II в Хорсабаде, проводимых французским консулом, а также при раскопках Лэйарда в 1845—1849 гг. на холме Нимруд было обнаружено множество ассирийских клинописных табличек, в том числе, знаменитая царская библиотека Ашурбанипала. К середине XIX века усилиями многих учёных клинопись была расшифрована, и ассирийские глиняные таблички стали важнейшим источником информации об Урарту.

Расшифровка клинописных надписей из самого Урарту, впервые опубликованных Шульцем, продвигалась медленнее. Во второй половине XIX века были высказаны предположения о родстве языка Урарту с грузинским [6] , армянским [7] и семитскими языками [8] , которые впоследствии оказались несостоятельными [1] [9] .

Прорыв в изучении урартского языка произошёл лишь в конце XIX века, когда немецкий учёный А. Сэйс опубликовал первую [9] корректную грамматику [10] . Впервые попытка дешифровки клинообразных урартских надписей, содержащихся в материалах Шульца, была предпринята ассириологом Станиславом Гюйаром лишь в 1880 году, а в 1882 году А. Сэйс дал первую сводку известных к тому времени надписей, снабдив их переводом [11] [12] . Большой вклад в изучение урартского языка сделал ещё один немецкий учёный Иоганнес Фридрих, который первым [9] высказал подтвердившееся впоследствии [13] предположение о родстве урартского и хурритского языков [14] и опубликовал обновлённую урартскую грамматику [15] .

В СССР параллельно изучал связи урартского языка с кавказскими Н. Я. Марр, а грузинский учёный Г. А. Меликишвили в пятидесятые годы перевёл и опубликовал весь корпус урартских надписей [16] [17] . Российский востоковед И. М. Дьяконов в этот же период для содействия изучению Урарту скомпилировал и перевёл все упоминания Урарту в ассирийских источниках [18] . Он же опубликовал переводы новых урартских надписей, найденных в шестидесятые годы [19] .

Археологические исследования

Археологическое изучение Урарту первоначально проходило только в окрестностях города Ван на Ванской скале и на Топрах-Кале. В 1879 году там проводила раскопки экспедиция Британского музея, в 1898—1899 годах — германская экспедиция. Эти экспедиции обнаружили и скопировали много наскальных урартских надписей, включая летопись царя Аргишти I и ряд предметов материальной культуры Урарту, которые попали в Британский музей и в Ближневосточный музей Берлина. С 1911 по 1916 годы, когда значительная часть территории Урарту находилась под контролем Российской империи, серию раскопок осуществляла Русская археологическая экспедиция под руководством академиков И. А. Орбели и Н. Я. Марра. В нише Ванской скалы им удалось найти второй важнейший документ по истории Урарту — летопись царя Сардури II. Дальнейшие раскопки в восточной Турции были затруднены в связи с мировыми войнами, продолжающейся политической нестабильностью и борьбой курдов Турции за независимость. Некоторые урартские памятники (например, Топрах-кале) до сих пор используются регулярной армией Турции в качестве опорных пунктов. Раскопки на этой территории всё ещё находятся, выражаясь словами современных исследователей Урарту, в «зачаточном состоянии» [20] .

Археологические раскопки памятников урартской культуры в Иране долгое время были затруднены в связи с произошедшей там революцией [21] , однако в последние годы ситуация изменилась, и в Иране одновременно идут раскопки на нескольких урартских городищах.

Значительно активнее и квалифицированнее шли исследования на северо-восточной окраине Урарту на территории современной Армении, где с 1939 года по настоящее время продолжаются систематические археологические раскопки. Раскопки на холме Кармир-Блур дали самый богатый материал для изучения Урарту по сравнению с любым другим урартским городом. Это было связано и с тем, что город был разрушен внезапно в результате ночного штурма, и с тем, что раскопки велись очень скрупулёзно. Руководитель раскопок на Кармир-Блуре, Б. Б. Пиотровский внёс очень большой вклад в изучение Урарту, и его книга «Ванское царство» [1] , переведённая на несколько языков, на долгие годы во всём мире была наиболее полной и «классической» книгой по истории Урарту [22] .

Источники

Письменные источники

Современная наука располагает ограниченными сведениями о государстве Урарту, поэтому в истории Урарту остаётся много нерешённых вопросов. Это, главным образом, связано с недостаточным объёмом археологических работ. Из письменных источников учёным известны:

  • ассирийские упоминания Урарту в период с XIII по VIII век до н. э. Ассирийские источники являются основой большей части исторических данных об Урарту, а также основой хронологии Урарту. Благодаря установленной взаимосвязи между ассирийскими и урартскими правителями, учёные получили возможность установить даты правления урартских царей и сопоставить различные исторические события в Урарту;
  • вавилонские хроники VII века до н. э., относящиеся, главным образом, к закату Урарту;
  • краткие упоминания в хеттскихиероглифических текстах;
  • урартские надписи, выполненные, главным образом, клинописью, заимствованной у ассирийцев.

Многие из этих источников содержат лишь краткие упоминания об Урарту, а также часто имеют узкую направленность. Все собственно урартские источники представляют собой царские надписи и дают мало информации об экономической, социальной и культовой жизни в Урарту.

Предметы материальной культуры

Кроме письменных источников сохранились урартские памятники и предметы искусства, часть из которых до сих пор изучена мало. Обнаруженные памятники урартской письменности и искусства разбросаны по многим странам и представлены в Британском музее, Эрмитаже и в исторических музеях Германии, Турции, Армении и Грузии. Самое крупное собрание урартских древностей в настоящее время сосредоточено в Ванском музее [22] .

Расцвет древнего царства урарту

Могучей государством, конкурентом. Ассирии на международной арене,. Урарту стала в царствование внука. Сардури I -. Мину а (810-786рр до н.э), при котором, кстати, началось урартского летописания минуя, вероятно усовершенствовал военную организацию государства вроде ассирийского (впрочем, не исключено, что это ассирийцы заимствовали у урартов боевой строй и оружие). Военную экспансию минуя направил на юго-запад, в направлении. Сирии, и на север, на. Закавказье. Завоеванные территории он не опустошал, а облагал данью и застраивал крепостями. Вблизи. Тушпа он построил 70-километровый канал»мину», возможно прокладывал и другие канал канали.

Очевидно, минуя осуществил административную реформу, чтобы надежнее контролировать завоеванные территории урартского государство было разделено на области, подчиненные представителям центрального правительства

Еще более усилилось. Ванском царство за сына минуя,. Аргишти I (786-764 гг до н э), который вступил в поединок с. Ассирией за господство в. Передней. Азии и установления контроля над местными торговыми шляха ами. Воевал он много и, главное, успешно. Его войско побывало в. Северной. Сирии, парализовав западную торговлю. Ассирии, контролировало на юго-востоке. Маннейське царство и, возможно, достигло кордо нов. Вавилонии. Так, урарты окружили. Ассирию с трех сторон. На севере. Аргишти. И совершил военные рейды до озера. Севан в. Закавказье и построил близ современного. Еревана город. Эребуни, заселив е го несколькими тысячами военнопленных, преимущественно протовирменамы, а в районе. Армавира — город. Аргиштихинели. В обоих городах были построены огромные зернохранилища для государственных запасов зерна. Побудува в. Аргишти. И также каналы, один из которых еще и сегодня поставляет питьевой водой м. Вадою м.. Ван.

Аргишти. И заботился о надежное руководство завоеванными территориями. Местные административные органы он, похоже, не разрушал, а брал их под контроль своих чиновников побежденных обладателей. Аргишти. И не убивает ав, только оскоплюваав.

Сын. Аргишти. И,. Сардури II, укрепил урартские влияния в. Закавказье, его политические интересы простирались. Дамаска в. Сирии. Поэтому столкновения между. Урарту и. Ассирией, в которой правил в это время энергичный. Тиглатпаласа ар III, стало в середине VIII века до н.э неизбежным. Тиглатпаласар III разгромил анти ассирийских коалицию в. Сирии, возглавляемую урартами, вторгся на территорию. Урарту и опустошил ее до озера. Ван. Однако захватить. Тушпа и область. Муцалир он не смогомігся.

Руса I (735-714 гг до н э), который занял царский трон после. Сардури II, избегал войны с. Ассирией, поскольку в северные области его государства вторглись кочевники-киммерийцы. Однако он подстрекал другие пере едньо-азиатские народы против. Ассирии. Свое военное рвение. Руса. И реализовывал в. Закавказье, где строил города-крепости и каналы. В центре своего государства он построил город. Русахинели, которое, вероятно, сделал своей столицеолицею.

Между тем. Ассирия подготовила новый страшный удар по. Урарту в 714 г до н э войска. Саргона II напали на союзников. Урарту, населявших земли к востоку от озера. Урмия. Руса. И отчаянно нанес удар по а ассирийцев с тыла, однако потерпел сокрушительное поражение. Ассирийцы обошли озеро. Ван, опустошая все на своем пути, но штурмовать неприступную. Тушпа не решились. На обратном марше в. Ассирию. Саргон II с тысячей всадников неожиданно захватил. Муцацир, где урарты хранили свои несметные сокровища. Потеряв. Муцацир,. Руса и покончил жизнь самоубийством. А что ему оставалось делать? кий поход раз и навсегда положил конец претензиям урартов на политическое лидерство в. Передней. Азидній. Азії

Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ Следующая

Расцвет древнего царства урарту

Герб

Город и крепость

Тейшебаини — город и крепость урартов.

Раздел находится в разработке!

УИАРТУ (Ванское царство)

УИАРТУ (Ванское царство), древнее государство 9-6 вв. до н. э. на территории Армянского нагорья (в т. ч. территория совр. Армении). Столица — Тушпа. В 13-11 вв. до н. э. союз племен. Расцвет — кон. 9 — 1-я пол. 8 вв. до н. э. (цари: Менуа, Аргишти I, Сардури II и др.). Вело длительные войны с Ассирией. В 6 в. до н. э. завоевано мидянами.

УИАРТУ, племенной союз и государство, основанное урартскими племенами. Родственные хурритам, но отделившиеся от них ещё ок.1-й пол. 3 тыс. до н. э., эти племена заселяли бассейн оз. Ван и область истоков Верхнего Заба; в 16-14 вв. их южная часть, вероятно, подчинялась государству Митанни. С распадом Митанни в сер. 14 в. большая часть урартов составила племенной союз Урарту, в 13 и 11 вв. периодически сталкивавшийся с ассирийцами. В 10-9 вв. этот союз, вероятно, со сменой (или сменами) ведущей племенной группы превращается в прочное государство Биайнели (т. е.«Ванское»; ассирийцы продолжали называть его «Урарту») со столицей в Тушпе (Туршпе) на восточных берегах оз. Ван и новой династией потомков некоего Лутипри (с 840). Другая группа урартских племен, продвинувшись к югу, создала ок. 11-10 вв. в долине Верхнего Заба государство Муцацир, во владении которого находилась главная общеурартская святыня — храм бога Халди в г. Ардини. Урарту представляло собой типичную военную державу, в годы расцвета существовавшую ради непрерывных походов, целью которых была прежде всего добыча, приобретение данников и захват пленных (значительная часть которых умерщвлялась, так как масштабы неразвитого хозяйства страны не позволяли применять их труд); прямые аннексии диктовались в основном стратегическими соображениями.

Почти вся история урартского государства прошла в войнах с Ассирией, в значительной степени и вызвавших его к жизни (характерно, что военная и административная системы Урарту во многом повторяли ассирийские; велико было влияние Ассирии также и на культуру страны). Сардури I (ок. 840-825) должен был ещё обороняться от ассирийцев, однако уже Ишпуини (825-810) и его соправитель и наследник Менуа (810-786) (конец 9 — начало 8 в.) перешли в решительное наступление, отняли у Ассирии ее владения в Верхней Месопотамии, подчинили Муцацир и начали наступление на север, в Закавказье, опираясь на основанный ими военный центр у горы Арарат. Аргишти I (786-764) полностью парализовал ассирийское сопротивление, распространил свое влияние на западе за Евфрат, на область Малатьи, на востоке — на всю область озера Урмия вплоть до Диялы, а на севере включил в состав Урарту закавказские территории вплоть до Чороха, истоков Аракса и Куры и оз. Севан, основав там крепости Эребуни и Аргиштихинили, образовавшие вторую административно-хозяйственную базу Урарту наряду с районом Тушпы. Царь Сардури II (764-735) включил в сферу влияния Урарту союз позднехеттских государств в Северной Сирии, однако должен был вести ожесточенную борьбу в приурмийском районе, а затем проиграл решительную войну с Ассирией (743-735). В итоге в бассейне Урмии образовалось враждебное Урарту царство Манна; Сирия и области верхнего Тигра перешли к Ассирии; ряд областей, покорных Урарту, восстановили независимость. Руса I (735-713), свернув на время борьбу с Ассирией, расширил урартские владения на северо-востоке, в Закавказье, а затем смог отразить нашествие киммерийцев с севера. Однако попытки Русы вырвать из-под ассирийского контроля Муцацир и Манну привели его в конце концов в 714 к прямой схватке с Саргоном II, полностью разгромившим и Урарту, и Муцацир. Руса покончил самоубийством, и Урарту более никогда не нападало на своего главного врага.

Преемники Русы пытались с известным успехом распространять свои завоевания по другим направлениям — на восток, к берегам Каспийского моря (Аргишти II (713-685) в 690-х гг.; впрочем, большая часть этих территорий была утрачена, когда сюда ок. 680 вторглись скифы), а затем на запад против владений Фригии и государств Тавра [Руса II (685-645) в 670-х гг.], где урарты пытались опереться на союз с киммерийцами.

Переломным рубежом урартской истории стало опустошительное нашествие скифов, врагов киммерийцев и союзников Ассирии (середина 640-х гг.); ослабевшее и уменьшившееся Урарту должно было признать себя ассирийским вассалом (при Сардури III в 643). В этом качестве Урарту было втянуто на стороне Ассирии в ещё более ослабившую его войну с Вавилонией и Мидией (616-610), покорилось последней (ок. 610), а затем было окончательно уничтожено мидянами ок. 590 в ходе лидийско-мидийской войны (которой, по-видимому, надеялось воспользоваться в своих интересах). В итоге большая часть Урарту отошла к Армине, а меньшая образовала сатрапию Мидийской и впоследствии Персидской держав. При этом часть урартов в сер.1 тыс. до н. э. была арменизирована, но другая сохраняла урартский язык до исхода 1 тыс. н. э., после чего была наконец окончательно ассимилирована (вероятно, курдами).

А. А. Немировский

Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. 2010 г.

Правители царства Урарту [859-585 годы до нашей эры]

Столица: Тушпа, позже перенесена в Русахинили, а затем в Тейшебаини. Титул правителя: эрили (царь).

«Страна контрастов» Урарту

Одно из древнейших государств мира – Урарту – располагалось на Армянском нагорье, знаменитом своими разнообразными ландшафтами, а потому получившим впоследствии название «страны контрастов». Тут высокие горные хребты сочетаются с плодородными низинами, а крупнейшая вершина Передней Азии – гора Арарат – соседствует с уникальным соленым озером Ван. Близость к этим природным объектам сыграла существенную роль в процессе становления государства, что нашло отражение в его названии. Урарту имеет фонетическое родство с арамейским словом rrt, а некоторые авторы склонны даже отождествлять гору Арарат и страну Урарту. Так, в истории о всемирном потопе речь могла идти не о самой горе, а о стране, раскинувшейся у ее подножия.

История государства Урарту известна нам по клинописным табличкам, найденным в 1827 году молодым археологом Фридрихом Шульцем. На волне чрезвычайного интереса к изучению исторических древностей и бурного развития археологии как науки вскоре был открыт ассирийский город Ниневия, дворец царя Саргона II в Хорсабаде, знаменитая библиотека Ашурбанипала — все это немало способствовало быстрой расшифровке клинописных источников и получению информации об истории Урарту.

В конце II тысячелетия до н. э. жившее на территории Армянского нагорья коренное население вступает в упорную и продолжительную борьбу с ассирийцами, а легендарный царь древнейшей истории Тиглатпалассар I выступает в военные походы против «страны Наири». В районе озера Ван в середине IX века образуется объединенное государство протоармянских племен, которое за короткий промежуток времени окрепло настолько, что смогло дать решительный отпор ассирийским захватчикам. Жителей нового Урартского государства могли называть халдами (от имени Халди, главного бога урартов), а их страну — Биайни. Длительное противостояние с ассирийским царством стало мощным импульсом к объединению ранее разрозненных племен, а природные богатства Армянского нагорья создали экономические предпосылки к образованию на этой территории сильного и процветающего государства.


Фрагмент урартской фрески

Одним из основных этапов становления государства Урарту стало время правления царя Ишпуини (828 — 810 гг. до н. э.), сына легендарного основателя Ванского царства — Сардури I. Реформы и перевооружение армии постепенно превратили Урарту в одно из наиболее влиятельных государств Передней Азии. Во время правления Ишпуини Урарту стало предпринимать собственные завоевательные походы и расширять свою территорию. Важнейшим достижением этого древнего царя стал захват города Мусасир, который являлся религиозным центром почитания бога Халди — верховного божества урартского пантеона. Помимо Халди в божественную триаду входил бог грозы и войны Тейшеба и бог солнечного диска Шивини. Аналогом вавилонской богини плодородия Иштар стала Арубаини, супруга верховного бога Халди. Как видно, схематическая основа построения божественного пантеона даже древних народов свидетельствует о наличии единого сюжета и композиции космогонических мифов и религиозных обрядов.

Захват Мусасира дал Ишпуини законное право провести в Урарту религиозную реформу, способствующую централизации царской власти. Для государства древнего мира, которым являлось Урарту, религиозная реформа Ишпуини имела очень большое значение. Жители Урарту верили, что их успехи напрямую зависят от силы их верховного бога. В глазах урартов Бог Халди, которого почитали и в северной Ассирии, мог противостоять самому Ашуру — верховному богу южного соседа.


Изображение бога Халди, Арин-Берд, Исторический музей Армении

Апогей борьбы против иностранной интервенции пришелся на период правления царя Аргишти (778 — 750 гг. до н. э.). Многолетнее противостояние закончилось победой урартов, во славу которой правитель приказал вырезать описание этого долгожданного события на Ванской скале, недалеко от резиденции правителей Урарту в столице — городе Тушпа. В целом, для урартской архитектуры характерно обилие помещений, высеченных в скалах. Так, внутренние пространства Ванской скалы, вероятно, служили гробницами для урартских царей, а сама поверхность тщательно обработана инструментами каменотесов, скалистые склоны покрыты многочисленными уступами, лестницами и нишами.

По своему политическому строю Урарту являлось типичным деспотическим государством древневосточного типа, основой которого стала крепкая центральная власть, державшая в подчинении разнообразные покоренные племена. Чтобы ослабить локальные этнические конфликты, власти Урарту использовали все те методы государственного принуждения, какими потом будут пользоваться вплоть до нашего времени. Сюда относятся и карательные походы, и уничтожение восставших племенных союзов, и переселение жителей захваченных областей в другие районы страны. При этом их территория отдавалась новым поселенцам, насильно пригнанным сюда из самых отдаленных уголков государства. Для укрепления власти на периферии своего царства урарты сооружали крепости, создавали административные центры и отправляли туда своих наместников, на плечи которых ложился контроль над своевременной уплатой дани и работой по сооружению крепостей и оросительных систем — искусственных озер и каналов. Они стали жизненной необходимостью для населения как низинных, так и горных районов страны. Основным богатством Ванского царства был скот. Из ремесел в Урарту большого развития достигла металлургия, ведь тут раньше, чем в других областях Передней Азии, стали использовать железо. В культурном отношении государство урартов было близко Ассирии, у которой оно, в частности, заимствовало свою письменность, взяв уже готовую лингвистическую систему и приспособив ее к особенностям собственного языка. Интересно, что храм верховного бога Халди в Мусасире существенно отличался от ассирийских построек: своей двускатной крышей и декорированным фронтоном он был схож скорее с архаическими греческими храмами.


Клинописная табличка из Урарту

Чертой, отличавшей Урарту от предшествовавших и последующих империй, существовавших на территории Передней Азии, стал единый архитектурно-градостроительный облик всего государства, известный в археологической литературе под названием «города-крепости». Они возводились на доминирующих над окружающей равниной высоких холмах, на которых либо никогда не было поселений, либо они были покинуты жителями до урартского завоевания, а в некоторых случаях — разрушены. В числе уникальных особенностей урартского мировоззрения стоит отметить также широкое распространение культа волков или собак — тотемных аналогов древнеегипетских кошек. Согласно местным представлениям, волки сопровождали души умерших в загробный мир и даже обладали способностью воскрешать мертвых. В собраниях урартского искусства часто можно встретить ритуальную фигурку аралеза — божества древнеармянского пантеона, которое оживляло павших на поле битвы, зализывая их раны.

К середине VIII в. до н. э. могущество государства Урарту стало постепенно ослабевать, а главный соперник, Ассирийское царство, наоборот, вступил в период своего расцвета. Во главе страны встал талантливый правитель Тиглатпалассар III, поставивший своей целью восстановить былое влияние Ассирии. Одержав уверенную победу над урартским войском, Тиглатпалассар в клинописной надписи рассказывает следующее: «Сардури Урарта в Турушпе (Тушпе), его главном городе, я запер, большую резню устроил перед городскими воротами. Изображение моего владычества я установил напротив города». Разгром древней урартской столицы и разорительный марш ассирийского войска по территории врага ослабили Урартское государство, которое вскоре потеряло свое прежнее господствующее положение на северо-востоке Передней Азии.


На археологических раскопках города Тушпа, 1915 год

Ослабление Ассирийского царства, которое начало длительную и кровопролитную войну с Вавилоном и Мидией во второй половине VII века, не остановило закат цивилизации Урарту. Около 590 года до н. э. Ванское царство потеряло свою независимость и было захвачено Мидией, а потом — Персией. Необходимо отметить, что ни в восточной Турции, ни на территории современной Армении не обнаружено каких-либо послеурартских сооружений ранее I века н. э., не упоминают о существовании городской культуры и античные географы и историки. Население Армянского нагорья в этот период было неоднородным и состояло из остатков урартов, протоармян, семитов и хеттов. Память о государстве Урарту вошла в традиции и обычаи армянской знати, которая использовала урартские предметы искусства, ювелирные изделия и одежду. Население Армянского нагорья поддерживало работоспособность урартских гидротехнических сооружений, необходимых для ведения сельского хозяйства. Например, канал Менуа протяженностью 70 км функционирует до наших дней и по своим инженерным характеристикам не уступает современным гидротехническим сооружениям.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×