0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сажание на кол продолжаем потрошить книгу

Подробно о колосажании:

Ужасная дикая казнь, пришедшая в Европу с Востока. Но во Франции она был в употребление в эпоху Фредегонды. Она обрекла на эту мучительную смерть молодую, очень красивую, девушку из знатного рода. Суть этой казни состояла в том, что человека клали на живот, один садился на него, чтобы не дать ему пошевелиться, другой держал его за шею. Человеку вставляли в задний проход кол, который затем вбивали посредством колотушки; затем вколачивали кол в землю. Хотелось бы мне также отметить, что когда Англией правил монарх с неправильной сексуальной ориентацией (его звали Эдуард I), то когда мятежники ворвались к нему, то они его умертвили путем засовывания в анальный проход, раскаленного кола.

Это была одной из очень популярных форм массовой расправы, так как на небольшом участке земли можно было выставить целый лес кольев с умирающими на них. Такое зрелище прекрасно служило целям запугивания. Длинный заостренный кол, чаще деревянный, реже железную спицу, вгоняли в задний проход приговоренного. Часто осужденного поднимали на веревке и подвешивали над колом, острие его смазывали жиром и вводили в задний проход, а затем опускали тело, пока под собственным весом оно не насаживалось на кол.

На картинках часто изображается, что острие кола выходит изо рта казненного. Такое зрелище может быть кому-то покажется эротичным. Однако на практике, такое встречалось крайне редко. Тяжесть тела заставляла кол войти все глубже и глубже, и, чаще всего, он выходил под мышкой или же между ребер. В зависимости от угла, под которым вводили острие и судорог казненного, кол мог выйти и сквозь живот.

Счастлив был тот, кому кол по пути пронзал жизненно важные органы приводя к быстрой смерти, но чаще осужденные мучились на колах в течение одного-двух дней. Иногда, чтобы усилить мучения, недалеко от острого конца кола прибывали перекладину, которая предохраняла от пронзания тела насквозь и тем самым продляла агонию осужденного на день или два. Случалось, что во время сидения на колу проводился последний допрос казнимого, а священник давал ему предсмертное напутствие.

Часто на рисунках изображено, как кол загоняют женщине во влагалище. Надо сказать, что нигде в литературе не упоминается такое сажание на кол, так как при этом кол разорвал бы матку и женщина мгновенно бы умерла от сильного кровотечения. А весь смысл этой казни был в медленной мучительной смерти. На Востоке часто женщине перед казнью набивали перцем влагалище, чтобы усилить ее страдания.

Иногда кол вбивали до тех пор, пока он не протыкал насквозь тело осужденного словно вертел, но такое было очень редко, так как означало быструю смерть. На практике, чаще всего кол вводили до тех пор. Пока он не разрывал кишки, после этого его устанавливали в землю.

В Африке широко сажали на колья зулуские воины императора Чаки.

На Руси эту казнь любил Иван Грозный, не забывал про нее и Алексей Тишайший, рассаживая рядами на колья участников восстания Разина, на Украине гетман-предатель Юрась Хмельницкий, недостойный сын своего отца, продавшийся туркам, уставил кольями всю левобережную Укараину; Петр I. Последний, узнав о связи его, постриженной в монахини, жены, Авдотьи Лопухиной с майором Глебовым, пришел в дикую ярость от ревности. Глебов получил все: дыбу, пытку огнем, капанье воды на темя, кнут. Затем «…его посадили на кол. Так как дело было зимой, его, уже сидящего на колу, укутали в шубу, на ноги ему надели теплые сапоги, нахлобучили шапку, опасаясь, что он слишком быстро замерзнет. Глебов промучился почти 30 часов». Все же он нашел в себе силы, когда Петр подошел к колу, изругать своего мучителя и плюнуть ему в лицо. Повезет же родиться настоящим мужчиной.

Этот вид казни часто использовался в средневековой России. Майор Данилов, современник императриц Анны Иоанновны и Елизаветы (XVIII век), пишет, что в его время был казнен на площади разбойник князь Лихутьев: «. тело его взогнуто было на кол».

Еще в XVIII веке на Руси, смазанный смолой, кол загоняли в задний проход конокрадам.

В наше время встречаются упоминания об этой казни, так в 1992 году в Центральной тюрьме в Багдаде, сотрудники иракской службы безопасности посадили на кол женщину, обвиняемую в шпионаже.

Это была одна из самых зверских казней, какую только могло придумать человеческое воображение. Как ни странно, даже в наши дни, она продолжает использоваться.

В уголовном кодексе Карла V есть только упоминание о нем. Однако в руководстве «Наказания жизни и ада», мы находим следующее: «В варварских государствах, особенно в Алжире, Тунисе, Триполи и Сали, где обитает множество пиратов, если человека обвиняют в большом количестве преступлений, то его сажают на кол. Ему в задний проход вставляют заостренный кол, затем с силой пронзают им его тело, иногда до головы, иногда сквозь глотку. Затем кол устанавливают и закрепляют в земле, так что корчащуюся жертву, в невообразимой агонии, могут видеть все. Ее муки продолжаются несколько дней…» Эта казнь была столь жестокой, что зрители невольно проникались симпатией к несчастной жертве, возможно, это и послужило причиной отказа от ее использования. Считается, что официально от этой казни отказались все современные страны, однако преступные элементы применяют ее для расправы со своими противниками весьма упростив ее — в прямую кишку жертвы вгоняют короткий острый стержень, рвущий ее и оставляют человека медленно умирать от перитонита и внутреннего кровотечения.

Портрет Влада Дракулы

Замок Дракулы (Замок Бран)

Дракула фильм Копполы

Из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона

Кол, орудие казни — укрепленный в земле вертикальный кол, с заостренным верхним концом; у запорожцев представлял собой деревянный столб, высотой в аршин и более, наверху которого укреплялся железный шпиль в 2 аршина длины. При сажании на Кол, последний входил во внутренности все глубже и глубже и, наконец, высовывался наружу или между лопатками, или в груди. Иногда на Коле делалась горизонтальная перекладина, чтобы он не мог войти глубоко; тогда наступление смерти замедлялось. Посаженные на К. умирали лишь через полдня или целый день, даже через 2-3 дня; при этом они могли сохранять полное сознание и нередко, сидя на Коле, подвергались еще допросам, иногда даже приобщались св. тайн. Посажение на К. — одна из древнейших форм смертной казни. Византийские историки указывают на распространение этой мучительной казни у древних славян. По словам Льва Диакона, Святослав, взяв город Филиппополь, посадил на Кол 20 тысяч жителей его; существование этой казни у славян подтверждает и Прокопий. В московской Руси посажение на Кол практиковалось с XVI в., особенно же в смутное время, главным образом по отношению к изменникам и бунтовщикам; в 1718 г. Петр I подверг этой казни ненавистного ему Степана Глебова. В 1738 г. посажен был на К. самозванец Миницкий и его сообщник, священник Могила. У запорожцев острая «паля» применялась до самого конца существования сечи, в особенно же широких размерах в эпоху борьбы с поляками. От татар и турок казнь эта перешла и к западноевропейским народам, приходившим с ними в соприкосновение, например к австрийцам. Наряду с сажанием на Кол практиковалось и пробитие Колом, а именно в Индии, а также в Германии, где оно было в обычае как наказание за конокрадство, изнасилование и детоубийство. В случае изнасилования, заостренный дубовый Кол ставили на грудь преступника и вбивали: первые три удара делала жертва преступления, остальные палач.

Замок Дракулы в Трансильвании

Крепость Сигишоара — родина Дракулы

Сувениры с Дракулой

Посажение на кол — Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Посажение на кол — вид смертной казни, при которой приговорённого насаживали на вертикальный заострённый кол. В большинстве случаев жертву насаживали на кол на земле, в горизонтальном положении, а потом кол устанавливали вертикально. Иногда жертву насаживали на уже поставленный кол.

Древний мир

Посажение на кол широко применялось ещё в Древнем Египте и в Ближнем Востоке, первые её упоминания относятся к началу второго тысячелетия до н. э. Особое распоространение казнь получила в Ассирии, где посажение на кол было обычным наказанием для жителей взбунтовавшихся городов, поэтому в поучительных целях сцены этой казни часто изображались на барельефах. Применялась эта казнь по ассирийскому праву и в качестве наказания женщин за аборт (рассматривался как вариант детоубийства), а также за ряд особо тяжких преступлений. На ассирийских рельефах встречаются два варианта: при одном из них приговорённому протыкали колом грудь, при другом острие кола входило в тело снизу, через задний проход. Казнь широко применялась в Средиземноморье и на территории Ближнего Востока по меньшей мере с начала II тысячелетия до н. э. Известна она была и римлянам, хотя особого распространения в Древнем Риме не получила.

Средние века

На протяжении большой части средневековой истории казнь посажением на кол была очень распространена на Ближнем Востоке, где являлась одним из основных способов мучительной смертной казни.

Посажение на кол было довольно распостранено в Византии, например Велизарий подавлял мятежи солдат, сажая зачинщиков на кол.

Особой жестокостью отличился румынский правитель Влад III (Цепеш — «колосажатель»). По его указанию, жертв насаживали на толстый кол, у которого верх был округлён и смазан маслом. Кол вводился в анус или влагалище (в последнем случае жертва умирала практически в течение нескольких минут от обильной кровопотери) на глубину нескольких десятков сантиметров, потом кол устанавливался вертикально. Жертва под воздействием тяжести своего тела медленно скользила вниз по колу, причем смерть порою наступала лишь через несколько дней, так как округлённый кол не пронзал жизненно важные органы, а лишь входил всё глубже в тело. В некоторых случаях на колу устанавливалась горизонтальная перекладина, которая не давала телу сползать слишком низко, и гарантировала, что кол не дойдет до сердца и иных важнейших органов. В таком случае смерть от потери крови наступала очень нескоро. Обычный вариант казни также был очень мучительным, и жертвы корчились на колу по несколько часов.

Сказание о Дракуле-воеводе:

Царь же велми разсердити себе о том и поиде воинством на него и прииде на него со многими силами. Он же, собрав елико имеаше у себе войска, и удари на турков нощию, и множество изби их. И не возможе противу великого войска малыми людьми и възвратися.

И кои с ним з бою того приидоша, и начат их сам смотрити; кои ранен спреди, тому честь велню подаваше и витязем его учиняше, коих же сзади, того на кол повеле всажати проходом, глаголя: «Ты еси не муж, но жена».

Кровожадную изощрённость валашского воеводы европейцы иногда воспринимали в качестве некоей восточной экзотики, неуместной в «цивилизованной» державе. Например, когда Джон Типтофт, граф Вустер, вероятно, наслушавшись во время дипломатической службы при папском дворе об эффективных «дракулических» методах, стал сажать на кол линкольнширских мятежников в 1470 году, его самого казнили за — как гласил приговор — поступки «противные законам данной страны».

Новое время

Тем не менее, посажение на кол иногда применялось и в странах Европы. В Швеции XVII века оно использовалось для массовых казней членов сопротивления в бывших датских провинциях на юге страны (Скания). Как правило, шведы втыкали кол между хребтом и кожей жертвы, и мучения могли длиться от четырёх до пяти дней, пока не наступала смерть.

Посажение на кол до XVIII века широко применялось на территории Речи Посполитой, в особенности на Украине и в Белоруссии, а также в странах и владениях, входивших в состав Османской империи). Испанцы посажением на кол казнили вождя арауканов Кауполикана.

Схожая казнь пользовалась немалой популярностью в Южной Африке. Зулусы использовали казнь для воинов, проваливших выполнение своих заданий или продемонстрировавших трусость, а также для ведьм, чары которых угрожали правителю и единоплеменникам. В зулусском варианте казни жертву ставили на четвереньки и потом забивали ей в задний проход несколько палок длиной 30-40 см. После этого жертву оставляли умирать в саванне.

На тему Дракулы. Тайна следует открытия.

Заказать экскурсию в Замок Дракулы (экскурсия Замок Бран), экскурсию в Сигишоару, Снагов, Поенарь, Тур Дракулы по Трансильвании » » » »
Читайте о реальном князе Влад Дракула живший в XIV веке » » » »
Истрия Замка Дракулы (Замок Бран) » » » »
Фотогалерея Замка Дракулы » » » »
Новости сайта: Замок Дракулы выставлен на продажу » » » »
Смотрите отзывы туристов об экскурсиях в Трансильванию

Сажание на кол (продолжаем потрошить книгу). Как казни были на Руси

Казнили на Руси издавна, изощренно и мучительно. Историки по сей день не пришли к единому мнению о причинах появления смертной казни.

Одни склоняются к версии продолжения обычая кровной мести, другие отдают предпочтение византийскому влиянию. Каким же образом на Руси расправлялись с теми, кто преступил закон?

Это вид казни был весьма распространен в Киевской Руси. Обычно он применялся в тех случаях, когда требовалось расправиться с большим количеством преступников. Но были и единичные случаи. Так, например, киевский князь Ростислав разгневался как-то на Григория Чудотворца. Велел связать непокорному руки, накинуть на шею веревочную петлю, на другом конце которой закрепили увесистый камень, и бросить в воду. При помощи утопления казнили в Древней Руси и вероотступников, то есть христиан. Их зашивали в мешок и бросали в воду. Обычно такие казни происходили после сражений, в ходе которых появлялось много пленных. Казнь через утопление в отличие от казни через сожжение считалась для христиан самой позорной. Интересно, что спустя века большевики в ходе Гражданской войны использовали утопление в качестве расправы над семьями «буржуев», при этом приговоренным связывали руки и бросали в воду.

С XIII века этот вид казни обычно применялся по отношению к тем, кто преступил церковные законы – за хулу на Бога, за небогоугодные проповеди, за колдовство. Особенно ее любил Иван Грозный, который, к слову сказать, был весьма изобретателен в способах экзекуции. Так, например, он придумал зашивать провинившихся в медвежьи шкуры и отдавать их на растерзание собакам или сдирать кожу с живого человека. В эпоху Петра казнь через сожжение применялась по отношению к фальшивомонетчикам. Их, кстати, наказывали и еще одним способом – заливали в рот расплавленные свинец или олово.

Закапывание живьем в землю обычно применялось к мужеубийцам. Чаще всего женщину закапывали по горло, реже – только по грудь. Такая сцена превосходно описана Толстым в его романе «Петр Первый». Обычно местом для казни становилось людное место – центральная площадь или городской рынок. Рядом с еще живой казненной преступницей выставляли часового, который пресекал любые попытки проявить сострадание, дать женщине воды или немного хлеба. Не возбранялось, однако, высказывать свое презрение или ненависть к преступнице – плевать на голову или даже пинать ее. А еще желающие могли подать милостыню на гроб и церковные свечи. Обычно мучительная смерть приходила на 3–4 сутки, но в истории зафиксирован случай, когда некая Ефросинья, закопанная 21 августа, умерла только 22 сентября.

При четвертовании приговоренным отрубали ноги, затем руки и только потом голову. Так был казнен, например, Степан Разин. Планировалось таким же способом лишить жизни и Емельяна Пугачева, но ему сначала отрубили голову, а уж потом лишили конечностей. По приведенным примерам несложно догадаться, что подобный вид казни применяли за оскорбление царя, за покушение на его жизнь, за измену и за самозванство. Стоит заметить, что в отличие от среднеевропейской, например парижской, толпы, которая воспринимала казнь как зрелище и разбирала виселицу на сувениры, русские люди с состраданием и милосердием относились к приговоренным. Так, во время казни Разина на площади стояла гробовая тишина, нарушаемая только редкими женскими всхлипываниями. По завершении процедуры люди обычно расходились молча.

Кипячение в масле, воде или вине было особенно популярно на Руси во времена царствования Ивана Грозного. Приговоренного сажали в котел, наполненный жидкостью. Руки продевали в специальные вмонтированные в котел кольца. Затем котел ставили на огонь и начинали медленно подогревать. В результате человек варился заживо. Такую казнь применяли на Руси к государственным изменникам. Однако этот вид выглядит гуманно по сравнению с экзекуцией под названием «Хождение по кругу» – одним из самых лютых способов, применявшихся на Руси. Приговоренному вспарывали живот в районе кишечника, но так, чтобы он не скончался слишком быстро от потери крови. Затем изымали кишку, прибивали один ее конец к дереву и заставляли казненного ходить вокруг дерева по кругу.

Широкое распространение колесование получило в эпоху Петра. Приговоренного привязывали к закрепленному на эшафоте бревенчатому Андреевскому кресту. На лучах креста делали выемки. Преступника растягивали на кресте лицом вверх таким образом, что каждая его конечность лежала на лучах, а места сгибов конечностей – на выемках. Палач железным ломом четырехугольной формы наносил один удар за другим, постепенно переламывая кости на сгибах рук и ног. Работа плача завершалась двумя-тремя точными ударами в живот, при помощи которых переламывался хребет. Тело разломанного преступника соединяли так, что пятки сходились с затылком, укладывали на горизонтальное колесо и в таком положении оставляли умирать. Последний раз такая казнь была применена на Руси к участникам Пугачевского бунта.

Посажение на кол

Подобно четвертованию посажение на кол применялось обычно к бунтовщикам или воровским изменникам. Так был казнен в 1614 году Заруцкий, сообщник Марины Мнишек. Во время казни палач вбивал молотком кол в тело человека, затем кол ставили вертикально. Казненный постепенно под тяжестью собственного тела начинал съезжать вниз. Через несколько часов кол выходил у него через грудь или шею. Иногда на колу делали перекладину, которая останавливала движение тела, не позволяя колу дойти до сердца. Этот метод значительно растягивал время мучительной смерти. Сажание на кол до XVIII века было очень распространенным видом казни среди запорожских казаков. Меньшие колы использовали для наказания насильников – им вбивали кол в сердце, а также в отношении матерей-детоубийц.

Казнь посредством посажения преступника на кол практиковалась у многих славянских, германских и других западноевропейских народов. Широко распространена она была и на Руси.

Чаще всего применялась к государственным преступникам, предателям, членам оппозиции, повстанцам — словом, всем не угодившим высшей власти в лице монарха. Также сажали на кол за супружеские измены, аборты, убийство младенцев.

Технология казни

Во время этой жесточайшей казни преступник медленно насаживался на заостренный кол всем весом своего тела и умирал мучительно долго от болевого шока и обескровливания. Расправа всегда происходила на центральной площади города или другом лобном месте, где за ней мог наблюдать любой свидетель. Публично такое жестокое и долгое истязание производилось для того, чтобы «другим не повадно было».

«Технология» проведения была такова: толстый деревянный кол, остро заточенный с одного конца, вгоняли мужчине в анальное отверстие, женщине — во влагалище на несколько десятков сантиметров. Затем кол устанавливался вертикально и закапывался в землю. В результате этого жертва очень долго оседала на него, самопроизвольно пронзая свои внутренние органы.

Палач следил, чтобы кол не дошел до сердца и жертва не скончалась раньше времени. Для этого он устанавливал на определенном уровне горизонтальную перекладину. Казнь могла длиться от 10-15 часов до 4-5 суток. Придумали такой жестокий способ умерщвления в II тысячелетии до н.э. в Древнем Египте, Ассирии и на Востоке. В те далекие времена этим способом казнили все тех же бунтовщиков и женщин-детоубийц.

Самые известные примеры казни

Очень уважал этот вид казни Иван Грозный. «Заведовал» проведением посажения на кол, а также массой других видов изуверских казней его опричник, легендарный садист Малюта Скуратов. На Лобном месте в Москве сажали на кол бояр, служивых и мирских людей, заподозренных в государственной измене. Но и после Ивана IV эта излюбленная казнь русских царей не утратила своей популярности.

Летом 1614 года был посажен на кол государственный изменник, казачий атаман Иван Заруцкий. Будучи фаворитом Марины Мнишек, он являлся сообщником Лжедимитрия I и участвовал практически во всех основных заговорах Смутного времени. За все эти «подвиги» смутьян был приговорен к одной из самых жестоких казней на Руси.

Посажением на кол был также казнен сын известного воеводы Степан Глебов. Его обвинили в связи с первой супругой Перта I, Евдокией Лопухиной, что приравнивалось к государственной измене. Прелюбодеяние значилось уже вторым пунктом обвинительного приговора. Степан был казнен в марте 1718 года в лютый мороз. Осужденного сначала жестоко пытали. Затем на Красной площади перед лицом 200-тысячной толпы раздетым донага посадили на кол.

Рекомендуем почитать

Глебов мучился 14 часов. На него набросили тулуп, чтобы преступник часом не умер раньше времени, замерзнув в 20-тиградусный мороз. За пыткой заставили наблюдать его опальную любовницу. Когда Степан наконец умер, ему отсекли голову, а тело бросили в общую могилу. Государю и этого показалось мало. Спустя 4 5 года по его приказу Святейший Синод предал покойного любовника заключенной в монастырь государыни вечной анафеме.

История

Древний мир

Посажение на кол широко применялось ещё в Древнем Египте и на Ближнем Востоке . Первые упоминания относятся к началу II тысячелетия до н. э. Особое распространение казнь получила в Ассирии , где посажение на кол было обычным наказанием для жителей взбунтовавшихся городов, поэтому в поучительных целях сцены этой казни часто изображались на барельефах . Применялась эта казнь по ассирийскому праву и в качестве наказания женщин за аборт (рассматривался как вариант детоубийства), а также за ряд особо тяжких преступлений. На ассирийских рельефах встречаются 2 варианта: при одном из них приговорённому протыкали колом грудь, при другом острие кола входило в тело снизу, через анус. Казнь широко применялась в Средиземноморье и на территории Ближнего Востока по меньшей мере с начала II тысячелетия до н. э. Известна она была и римлянам, хотя особого распространения в Древнем Риме не получила.

Средние века

Посажение на кол в румынских хрониках

На протяжении большой части средневековой истории казнь посажением на кол была очень распространена на Ближнем Востоке, где являлась одним из основных способов мучительной смертной казни.

Посажение на кол было довольно распространено в Византии , например Велизарий подавлял мятежи солдат, сажая зачинщиков на кол.

По распространенной легенде особой жестокостью отличился румынский правитель Влад Це́пеш (рум. Vlad Ţepeş — Влад Дракула, Влад Колосажатель, Влад Кололюб, Влад Пронзитель ). По его указанию, жертв насаживали на толстый кол, у которого верх был закруглён и смазан маслом. Кол вводился во влагалище (жертва умирала практически в течение нескольких минут от обильного маточного кровотечения) или анус (смерть наступала от разрыва прямой кишки и развившегося перитонита , человек умирал в течение нескольких дней в страшных муках) на глубину нескольких десятков сантиметров, потом кол устанавливался вертикально. Жертва под воздействием тяжести своего тела медленно скользила вниз по колу, причем смерть порою наступала лишь через несколько дней, так как округлённый кол не пронзал жизненно важные органы, а лишь входил всё глубже в тело. В некоторых случаях на колу устанавливалась горизонтальная перекладина, которая не давала телу сползать слишком низко, и гарантировала, что кол не дойдет до сердца и иных важнейших органов. В таком случае смерть от потери крови наступала очень нескоро. Обычный вариант казни также был очень мучительным, и жертвы корчились на колу по несколько часов.

Сказание о Дракуле-воеводе:

И кои с ним з бою того приидоша, и начат их сам смотрити; кои ранен спреди, тому честь велню подаваше и витязем его учиняше, коих же сзади, того на кол повеле всажати проходом, глаголя: «Ты еси не муж, но жена».

Кровожадную изощрённость валашского воеводы европейцы иногда воспринимали в качестве некоей восточной экзотики, неуместной в «цивилизованной» державе. Например, когда Джон Типтофт, граф Вустер, вероятно, наслушавшись во время дипломатической службы при папском дворе об эффективных «дракулических» методах, стал сажать на кол линкольнширских мятежников в 1470 году , его самого казнили за — как гласил приговор — поступки, «противные законам данной страны».

Новое время

Тем не менее, посажение на кол порой применялось и в странах Европы. В Швеции XVII века оно использовалось для массовых казней членов сопротивления в бывших датских провинциях на юге страны (Скания). Как правило, шведы втыкали кол между позвоночником и кожей жертвы, и мучения могли длиться до четырёх-пяти дней, пока не наступала смерть.

По свидетельствам современников Петра I , в частности австрийского посланника Плейера , именно таким способом расправился российский император со Степаном Глебовым , любовником своей сосланной в монастырь жены Евдокии .

Схожая казнь пользовалась немалой популярностью в Южной Африке. Зулусы использовали казнь для воинов, проваливших выполнение своих заданий или продемонстрировавших трусость, а также для ведьм, чары которых угрожали правителю и единоплеменникам. В зулусском варианте казни жертву ставили на четвереньки и потом забивали ей в задний проход несколько палок длиной 30-40 см. После этого жертву оставляли умирать в саванне.

«И пригрозил Иванушку-дурачка на кол посадить»: Воспитателя уволили за рассказ «о пытках» в сказках для малышей

Родители обратились в суд с жалобой на «психологическое насилие над детьми»

Родители обратились в суд с жалобой на «психологическое насилие над детьми»

Эта история — неприятная со всех сторон и вызвавшая, как принято говорить, большой общественный резонанс — произошла в Таганроге, на малой родине великого русского писателя Антона Павловича Чехова. Там на днях по решению суда уволили воспитательницу местного детского сада №43 — за «психическое насилие над детьми». Формулировка жёсткая, и теперь педагога с многолетним стажем работы в системе дошкольного образования Аллу Е. вряд ли возьмут в какое-то другое учреждение.

Почему мы вспомнили применительно к Таганрогу о Чехове? Да потому что «насилие», за которое лишилась места Алла Е., напрямую связано с литературой — с произведением другого отечественного классика, Петра Ершова, которое она решила почитать малышам для развития их кругозора. Речь идёт о сказке «Конёк-Горбунок».

Точнее — за слишком уж подробное разъяснение одного выражения, использованного в ней поэтом.

«Не соответствует высокому званию педагога»

Итак, 22 февраля нынешнего года педагог во время занятия в коррекционной группе (для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата) декламировала своим воспитанникам «Конька-Горбунка». И кто-то из ребятишек заинтересовался фразой «посадить на кол».

На что получил вот такой ответ (запротоколировано в решении суда): «Человека посадили на кол — это наказание, которое означает, что кол проходил через его тело до самой головы, а потом человек умирал».

А позже, как следует из материалов разбирательства, придя домой из садика, кто-то из детей поведал о средневековой казни родителям. В психологическом заключении указывается, что ребёнок стал нервным, у него начали проявляться резкие перепады настроения, сопровождавшиеся истериками, страх смерти, тревожность. В общем, в детсад он идти отказался.

Фото: imagebroker/Klaus-Peter Wolf/Globallookpress

Вскоре возмущённые родители потребовали наказать воспитательницу за «психическое насилие». Они пожаловались руководству образовательного учреждения, и женщину вскоре уволили. Она с этим не согласилась, обжаловала решение в суде, доказывая, что никакого злого умысла напугать детвору у неё не имелось (сам факт разъяснений по сказке Алла Е. не отрицала), она только хотела донести до воспитанников суть выражения.

И вообще, по её словам, «Конька-Горбунка» изучали в рамках утверждённой учебной программы, а долг преподавателя — ответить на вопросы учеников. Плюс, говорила она, сама процедура увольнения была неправильной: малышей никто не опрашивал, как всё было на самом деле, и подлинность жалоб родителей тоже вызвала у неё сомнения. Тем не менее сначала суд первой инстанции признал отлучение её от работы законным, затем, после обжалования, это же подтвердила и апелляция.

В заключительном апелляционном определении указывается, что поскольку Алла Е. — педагог, то она и обязана соответствовать этому званию, которое предполагает повышенные требования к соблюдению морально-этических норм — причём и на работе, и в частной жизни. А её трактовка жестокого наказания расценивается как серьёзное и недопустимое отступление от установленных правил.

В сказке Ершова выражение упоминается трижды

Памятник русскому поэту Петру Ершову, автору знаменитой сказочной поэмы «Конек-Горбунок». Фото: Mikhail Markovskiy / Shutterstock.com

Если вдруг кто-то позабыл, то в стихотворной сказке Петра Ершова упоминания об угрозе царя (без исполнения самого действия) посадить «на кол» Иванушку-дурачка звучит трижды.

Вот, скажем, первый отрывок:

«… Если ты недели в три
Не достанешь мне Жар-птицу
В нашу царскую светлицу,
То, клянуся бородой!
Где-нибудь, хоть под водой,
Посажу тебя я на кол.
Вон, холоп!»

Потом фраза о посажении на кол встречается ещё дважды: сначала Конёк-Горбунок пеняет Ивану на лень, напоминая, что ему грозит казнь, а затем, когда тот объясняется с братом царь-девицы, которому рассказывает, чем ему пригрозил его повелитель. И конечно, Ершов не мог предполагать, что выражение, вполне понятное читателям в его времена, спустя почти два века станет стрессом для маленьких детей и, как следствие, причиной увольнения их воспитателя.

«На самом деле здесь я вижу две большие ошибки, — прокомментировала ситуацию детский психолог Татьяна Лимонова. — Во-первых, самой системы дошкольного образования, что появилось такое произведение, как «Конёк-Горбунок», в учебной программе для маленьких детей. По моему мнению, в этой сказке слишком много непонятных вещей, которые пока недоступны нормальному восприятию дошкольников. Поэтому их нужно объяснять».

Малышам важно не просто слушать, но и понимать, о чём идёт речь. Они должны уметь пересказывать, описывать персонажей, образы. А это произведение — слишком объёмное для них, чересчур сложное. Во-вторых, и воспитательнице, коль уж взялась делать разъяснения, учитывая её стаж, следовало или отказаться от этой сказки вообще, оценив её возрастной порог, или искать золотую середину в комментариях к ней,

По словам специалиста, психика ребёнка до 5-6 лет ещё не готова к осознанию понятия смерти. Да, избежать этого определения совсем, учитывая информационный фон вокруг в принципе (то же телевидение и мультфильмы в частности), наверное, не получится, однако для малыша это, скорее, из разряда «был — а теперь (его, её) не стало».

Фото: Xinhua/Globallookpress

«Лучше такие моменты объяснять родителям, — полагает Лимонова. — Им проще, зная характер и особенности своего ребёнка, донести до них подобные вещи. А уж говорить конкретно, в подробностях о способах и деталях — дело совершенно ненужное. Воспитательнице, пожалуй, следовало дать какой-то обтекаемый ответ, постараться обойти конкретику. Могу предположить только, что сыграл свою роль обыкновенный человеческий фактор: задумалась о чём-то, не успела переключиться — и начала рассказывать так, как это делала бы для ребенка, условно говоря, среднего школьного возраста».

Вопрос ребром: кто будет работать в детсадах, если увольнять педагогов по каждой жалобе?

У представителей воспитательского сообщества, согласившихся побеседовать с Царьградом на условиях анонимности, несколько иная позиция.

«Зачем было увольнять? — удивлена, например, решением руководства ДОУ №43 г. Таганрога педагог-воспитатель высшей категории Надежда С. — Если будут применяться такие драконовские меры, кто пойдёт работать в садики? Выпускницы педагогических колледжей без всякого опыта работы? Да, вопрос был непростой. Да, скорее всего, надо было искать другой ответ. Но насколько вообще точна та прямая речь, которую произнесла на самом деле моя коллега? В тех выражениях или других? В качестве доказательства, как я понимаю, есть лишь жалоба родителей. А они требовали её уволить?! Вполне возможно было, допустим, переговорить, обсудить всё, привлечь к занятиям штатного психолога, выровнять ситуацию. Но нельзя же, право слово, приравнивать детский сад к кафе или парикмахерской: одно дело — образовательная сфера, другое — отрасль потребительских услуг».

Фото: Екатерина Штукина/POOL/ТАСС

Кстати: за что вообще увольняют воспитателей в России

Увольнение работников дошкольных учреждений — дело, вообще-то, довольно частое в последнее время. И в основном это связано с жестоким обращением с малышами — сегодня, когда встроенные камеры смартфонов снимают уже едва ли не так же чётко, как профессиональные, а кругом есть системы видеонаблюдения, шила в мешке не утаишь, доказательства, как говорится, налицо.

Вот, допустим, свежий случай: в Краснодаре минувшим летом лишилась места в садике воспитательница, которая била своих подопечных тряпкой по лицу. Дело происходило в ходе занятий на свежем воздухе, кто-то снял «учебный процесс» на видео, отослал запись в соцсети, и всё — увольнение, проверка Следственного комитета, полиция. В Якутии так вообще возбудили уголовное дело в отношении 18-летней помощницы воспитателя, заклеивавшей «голосистым» детям из старшей группы рты скотчем, а в Волгограде 44-летняя педагог закрывала непослушных в тёмной комнате, ставила в угол и даже распускала руки.

Но бывают и другие случаи.

Молодую воспитательницу в Екатеринбурге не увольняли насильственно: она сама написала заявление по собственному желанию после начавшейся травли за откровенные, по мнению ряда родителей, фото в «Инстаграме»: девушка позировала на камеру в шортах и весело задирала футболку (впрочем, без обнажения).

Или вот, например, 33-летнего Евгения П., который устроился в детсад воспитателем после ухода из Федеральной службы судебных приставов, выставили через две недели именно из-за предыдущего места работы: кто-то из мам позвонил в ФССП и узнал, что там мужчину охарактеризовали как «вспыльчивого человека».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector