0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Страшные тайны семьи Романовых 19 фото

Страшные тайны семьи Романовых 19 фото

Несмотря на то, что царская семья в России являлась примером для подражания, многие правители скрывали от народа страшные тайны. За плечами каждого царя и царицы были грехи, о которых почитатели царской семьи стараются не говорить. Об этих страшных тайнах нам поведает данный пост.

Михаил Федорович (с 1613 по 1645)

Первого из Романовых венчали на царство в 16 лет, и на тот момент он едва умел читать. На следующий же год по его указу в Москве повесили трехлетнего сына Марины Мнишек – якобы внука и наследника Ивана Грозного, которому успели присягнуть отдельные города. Это было после тяжелой Смуты, и страх перед новыми возможными самозванцами вынудил устранить конкурента публично.

Алексей Михайлович (1645-1676)

Отец будущего императора Петра Великого был религиозным маньяком, иногда молился по шесть часов кряду и расправлялся с теми, кто пропускал церковную службу: не спрашивая о причинах, приказывал бросать их в ледяную реку.

Петр I (1682-1725)

В истории описано много страшных сцен, когда Петр показал себя буйным, нечеловечески жестоким и неадекватным до безумия. Вот лишь некоторые факты. Стрелецкие казни. 26-летний Петр самолично рубил головы при огромном стечении толпы и заставлял браться за топор каждого из своей свиты (разве что иностранцы отказывались, оправдываясь тем, что боятся навлечь на себя ненависть русских). Массовые казни фактически превратились в грандиозное шоу: толпе бесплатно наливали водку и та ревела от восторга, выражая лихому государю преданность и любовь. В пьяном угаре царь тут же приглашал в палачи всех желающих, и многие соглашались.

Прижизненный портрет 44-летнего Петра, художник Антуан Пэн:

«Утро стрелецкой казни», Василий Суриков:

Смерть царевича Алексея. Остро конфликтуя со старшим сыном, Петр заставил его отречься от престола и принялся рьяно расследовать его проступки, для чего специально создал Тайную канцелярию. 28-летнего Алексея осудили на смерть за измену и уже после приговора подвергли пыткам в тюрьме: в присутствии отца он получил 25 ударов кнутом. По некоторым сведениям, от этого и умер. А Петр на следующий день шумно пировал, с оркестром и фейерверками, по случаю годовщины Полтавской битвы.

«Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе», Николай Ге:

«Мария Гамильтон перед казнью», Павел Сведомский:

Казнь любовницы. На следующий же год Петр отправил на плаху свою бывшую любовницу, одну из самых красивых фрейлин при дворе Марию Гамильтон (Гамонтову), узнав, что та дважды спровоцировала выкидыши, а третьего младенца удавила. Хотя на тот момент она уже жила с другим, царь, по-видимому, подозревал, что дети могли быть и от него, и пришел в ярость от такого «душегубства». На казни он повел себя странно: поднял отрубленную голову Марии, поцеловал и преспокойно принялся читать народу лекцию по анатомии, показывая затронутые топором органы, после чего снова поцеловал мертвые губы, бросил голову в грязь и уехал.

Анна Иоанновна (1730-1740)

Племянница Петра I, как и он сам, была большой охотницей до развлечений с участием карликов и «дураков» – придворных шутов. Если многие из них и правда отличались остроумием, то выдумки самой императрицы, приводившие ее в бурное веселье, были скорее похабными. Как-то раз, например, один из ее любимцев, итальянский скрипач Пьетро Миро, прозванный Педрилло (Петрилло, Петрушка), отшутился от попытки высмеять его некрасивую жену, заявив, что его «коза» беременна и скоро принесет «козлят». Анне Иоанновне тут же пришло в голову уложить его в постель вместе с настоящей козой, одетой для смеха в пеньюар, и заставить весь двор подносить им подарки. Угодивший своей хозяйке Педрилло только в этот день обогатился на несколько тысяч рублей. «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны», Валерий Якоби (Педрилло слева, изображен со скрипкой, в центре картины в желтом кафтане выпрыгивает выше всех знаменитый шут Балакирев):

Императрица вообще обожала всякие непристойности, особенно сплетни и рассказы порнографического свойства. Зная об этом, ко двору присылали специально отобранных девиц, способных вести такие разговоры и выдумывать все новые и новые истории с пикантными подробностями.

Елизавета Петровна (1741-1762)

Дочь Петра I с детства слыла красавицей и только и делала, что развлекалась, да занималась собственной внешностью, оставшись почти необразованной. Она никогда не читала и даже в зрелом возрасте не знала, что Великобритания – это остров. Больше всего Елизавету занимали маскарады и особенно так называемые «метаморфозы», куда все дамы должны были являться в мужских нарядах, а мужчины – в женских. Причем императрица была убеждена, что у ее придворных соперниц некрасивые ноги и что в мужских лосинах все, кроме нее, выставляют себя на посмешище. Одну из удачливых соперниц, статс-даму Наталью Лопухину, считавшуюся красавицей, Елизавета «милостиво» избавила от смертной казни, велев вместо этого выпороть кнутом, вырвать язык и сослать в Сибирь. Официально Лопухину арестовали и пытали по делу о политическом заговоре, но неофициально это была месть императрицы за отбитых кавалеров и насмешки в юности.

Наталья Федоровна Лопухина, гравюра Лаврентия Серякова:

Наконец, Елизавета обрекла на жуткое существование законного наследника престола, назначенного перед смертью Анной Иоанновной. Императору Ивану VI было всего полтора года, когда дочь Петра устроила переворот и тайно велела бросить его в тюрьму, навсегда разлучив с родителями и оградив от человеческого общения. «Известный арестант», как его называли после строжайшего запрета упоминать имя, был заколот стражниками в возрасте 23 лет, уже при Екатерине II.

Екатерина II (1762-1796)

33-летняя Екатерина свергла и арестовала собственного мужа и троюродного брата Петра III, отношения с которым не сложились с самого начала. Их поженили, когда ей было 16, а ему 17 лет. По одной из версий, он был инфантилен чуть ли не до слабоумия и 9 лет избегал супружеского долга, якобы не зная, что делать в постели с женщиной. По другой версии (и Екатерина признавала это в биографических записках), он ее не любил и не делал попыток сблизиться. При этом открыто заводил любовниц и на одной даже собирался жениться, но умер при невыясненных обстоятельствах через 10 дней после низложения.

Коронационный портрет императора Петра III, Лукас Конрад Пфанцельт:

Между тем саму Екатерину несчастное супружество сделало величайшей любовницей на российском престоле. Своего первенца, будущего императора Павла I, она родила лишь на 10-й год после свадьбы, что породило слухи, будто он не от Петра, хотя внешне на него похож. От разных любовников у императрицы было еще двое детей, причем одного она родила в полной тайне от мужа – чтобы отвлечь императора и увести из дворца, ее верный камердинер устроил пожар в собственном доме.

Современная картина «Триумф Екатерины», Василий Нестеренко (по правую руку от императрицы ее знаменитый фаворит князь Григорий Потемкин)

Последнего фаворита «развратная императрица» завела в 60 лет: им стал 21-летний дворянин Платон Зубов, которого она несказанно обогатила и который через пять лет после ее смерти участвовал в убийстве ее сына Павла I.

Платон Александрович Зубов, художник Иван Эггинк:

Александр I (1801-1825)

23-летний внук Екатерины пришел к власти в результате заговора против собственного отца: он был убежден, что если Павла не свергнуть, тот погубит империю. При этом Александр не допускал убийства, но исполнители – разгоряченные шампанским офицеры – решили иначе: посреди ночи нанесли императору мощный удар в висок золотой табакеркой и задушили шарфом. Александр, узнав о гибели отца, зарыдал, и тогда один из главных заговорщиков произнес по-французски: «Хватит ребячиться, ступайте царствовать!»

Александр II (1855-1881)

Взойдя на престол, Александр, живший до того в счастливом многодетном браке, стал заводить фавориток, от которых, по слухам, имел внебрачных детей. А в 48 лет начал тайно встречаться с 18-летней княжной Катей Долгоруковой, спустя годы ставшей его второй женой.

Сохранилась их обширная эротическая переписка – возможно, самая откровенная от лица главы государства: «В ожидании нашего свидания я опять весь дрожу. Я представляю твою жемчужину в раковине»; «Мы обладали друг другом так, как ты хотела. Но должен тебе признаться: я не успокоюсь до тех пор, пока вновь не увижу твоих прелестей. »

Николай II (1894-1917)

Самой страшной тайной была и остается гибель семьи последнего российского императора. Еще много лет после расстрела в подвале без суда и следствия советские власти врали всему миру, что убит только Николай, а его жена, четыре дочери и сын живы-здоровы и «перевезены в надежное место, где им ничто не угрожает». Это породило популярные слухи о якобы спасшихся княжнах и царевиче Алексее и способствовало появлению громадной армии авантюристов-самозванцев. В 2015 году по настоянию Церкви расследование гибели царской семьи начали «с чистого листа». Новая генетическая экспертиза подтвердила подлинность останков Николая II, императрицы Александры Федоровны и трех великих княжон Ольги, Татьяны и Анастасии, найденных под Екатеринбургом в 1991 году и захороненных в Петропавловском соборе.

Реконструированные по останкам лица Николая II и княжны Анастасии:

Затем их начали сличать с генетическими материалами Алексея и Марии, найденными в 2007-м. Сроки их захоронения зависят от готовности Церкви признать останки

Страшные тайны семьи Романовых 19 фото

Коренастый человек в черной кожанке громко произносит: «Николай Александрович! Попытки ваших единомышленников спасти вас не увенчались успехом! И вот в тяжелую годину для Советской республики на нас возложена миссия покончить с домом Романовых!» «Господи боже мой! Что ж это такое?!» — восклицает Николай II. В ответ мужчина в кожанке выхватывает револьвер.

Ровно сто лет назад в Екатеринбурге расстреляли последнего российского монарха Николая II с семьей. Некоторые обстоятельства гибели членов царской семьи, как и судьба их останков, до сих пор окутаны тайной. Что известно об этой трагедии — в материале РИА Новости.

В подвале дома инженера Ипатьева — выстрелы, крики и стоны. Палачи целятся в основном в государя.

Позже каждый из расстрельной команды будет оспаривать первенство: «Это именно я убил царя».

Пальба продолжается пару минут — настолько беспорядочная, что легкое ранение получает один из палачей.

Когда выстрелы стихли, в правом углу раздался крик — горничная Анна Демидова оказалась жива. Выстрел. Очнулся раненый цесаревич Алексей и застонал от боли. Выстрел. В противоположном углу шевельнулась великая княжна Татьяна — ее тоже убили не сразу, как и царевну Анастасию. Член расстрельной команды Петр Ермаков приказал Александру Стрекотину, державшему винтовку, заколоть уцелевших штыком. А потом неожиданно выхватил из его рук оружие и сам принялся добивать княжон.

«Это был самый ужасный момент их смерти. Они долго не умирали, кричали, стонали, передергивались. В особенности тяжело умерла та особа — дама. Ермаков ей всю грудь исколол. Удары он делал так сильно, что штык каждый раз глубоко втыкался в пол», — вспоминал потом Стрекотин.

Тело императора завернули в одеяло и вынесли первым.

Остальных — на носилках, сделанных из палок и одеял. Большевики очень торопились: по Екатеринбургу пронесся слух, что белогвардейские части вот-вот захватят город.

По одной из версий, тела убитых растворили в серной кислоте в урочище Ганина Яма вблизи города.

По другой — сожгли и закопали у Старой Коптяковской дороги, неподалеку от железнодорожного переезда № 184. Палачи хотели замести следы: по всей видимости, боялись, что тела обнаружат белогвардейцы, а новость о казни помазанника Божьего могла привести к крестьянским бунтам против большевиков на Урале.

Через восемь дней в Екатеринбург вошли белые. Начали расследование.

Однако предполагаемые останки Романовых нашли лишь в 1979 году.

Проведенные в 1990-е экспертизы подтвердили их подлинность, однако с выводами не согласилась Русская православная церковь. В 2015-м приступили к новому разбирательству. Вопрос о месте захоронения до сих пор остается открытым.

Неизвестно, где отдали приказ о расстреле — в Екатеринбурге или уровнем выше. Царская семья была арестована еще Временным правительством и к 17 июля 1918-го более года находилась под стражей.

С 22 марта по 14 августа 1917 года арестованных держали в Александровском дворце в Царском селе. Скорее как заложников.

«Вам туда нельзя, господин полковник!» — эту фразу отрекшийся император не раз слышал от охранявших его солдат.

Нельзя покидать территорию дворца, нельзя гулять когда вздумается (поглазеть на царскую семью постоянно собирались зеваки, и Романовы жаловались, что ощущают себя как в клетке), письма подвергались цензуре.

Повсюду за пределами дома членов семьи сопровождали шесть вооруженных солдат. Новые власти объясняли это требованиями безопасности.

Царица Александра Федоровна писала, что испытания ниспосланы Богом. Она, как и ее муж, верила, что разразившаяся смута скоро закончится, и призывала всех, кто на стороне царя, не поддаваться отчаянию.

«Все можно перенести, если Его (Бога) близость и любовь чувствуешь и во всем Ему крепко веришь. Полезны тяжелые испытания, они готовят нас для другой жизни, в далекий путь», — написала она 28 мая 1917 года.

Летом обстановка в Петрограде накалилась до предела, поэтому Романовых перевезли подальше от столицы.

«Этот перевод был вызван опасениями правительства за благополучие семьи. Правительство тогда взяло более твердый курс в управлении страной.

Но в то же время оно опасалось, что новый курс может повлечь за собой народные вспышки, с которыми ему придется бороться вооруженной силой. Опасаясь, что эта борьба может ударить, так сказать, «рикошетом» по нам, правительство и решило выбрать для царской семьи иное, более спокойное место», — вспоминал Пьер Жильяр, который преподавал французский язык детям государя и был с царской семьей практически все время ссылки.

«Более спокойное место» — Тобольск. Там Романовы жили в губернаторском доме. Зима была тяжелой, дети постоянно болели. Распорядок тот же, что и в Царском Селе: подъем в девять, уроки с детьми, прогулки или работа в саду (убрать снег, наколоть дров). Вечером Николай Александрович читал вслух для всей семьи. По выходным — посещение богослужений.

С семьей была прислуга, штат которой, правда, пришлось сильно сократить в феврале 1918-го из-за недостатка средств. Не хватало денег и на продовольствие.

Ссыльным помогали местные жители и монахи, хотя это сильно раздражало надзирателей.

«Утром увидели в окно горку перерытою; оказывается, дурацкий комитет отряда решил это сделать, чтобы помешать нам подниматься на нее и смотреть через забор!» — написал Николай Александрович 5 марта.

Спустя месяц ВЦИК собрался перевезти семью в Москву. Однако получилось иначе.

Достоверно не известно, почему уже 6 апреля ВЦИК отправляет Романовых на Урал, а не в Москву. И почему именно в Екатеринбург — специально подобрали место для казни или просто чтобы было легче присматривать.

Перевозили арестованных в обстановке строжайшей секретности: сначала — Николая с супругой и дочерями Марией и Анастасией и некоторыми из слуг. Полностью семья воссоединилась лишь 23 мая. На Урале чекисты арестовали верных монарху царского адъютанта князя Илью Татищева, камердинера государыни Алексея Волкова, камер-фрейлину Анастасию Гендрикову и гофлектрису (чтицу) Екатерину Шнейдер.

Впоследствии их всех, кроме Волкова, расстреляли.

Условия, в которых жила семья, с каждым днем ужесточались. Особенно это почувствовалось с назначением 4 июля нового коменданта охраны — члена областной ЧК Якова Юровского.

«Снаружи появились рабочие и укрепили стальную решетку на наше единственное открытое окно. Несомненно, все время боятся, что мы вылезем наружу или установим контакт с караулом», — написала 11 июля в дневнике Александра Федоровна.

«Вчера комендант Ю[ровский] принес ящичек со всеми взятыми драгоценностями, просил проверить содержимое и при нас запечатал его, оставив у нас на хранение. Погода стала прохладнее, и в спальне легче дышалось. Ю[ровский] и его помощник начинают понимать, какого рода люди окружали и охраняли нас, обворовывая нас. Не говоря об имуществе — они даже удерживали себе большую часть из приносимых припасов из женского монастыря. Только теперь, после новой перемены, мы узнали об этом, потому что все количество провизии стало попадать на кухню», — писал государь через два дня после назначения Юровского.

До сих пор остается загадкой, почему чекисты за несколько часов до расстрела увели из Ипатьевского дома поваренка Леню Седнева, с которым любил играть цесаревич. Императрица подумала, что он просто-напросто сбежал.

Последняя ее запись в дневнике: «10 ½ [часа]. Легла в постель. +15 градусов».

Обстоятельства расстрела известны прежде всего из материалов следствия, которое проводил Николай Соколов по поручению Колчака, а также из воспоминаний палачей.

«Часов в одиннадцать вечера 16-го я собрал снова людей, раздал наганы и объявил, что скоро мы должны приступить к ликвидации арестованных. Павла Медведева предупредил о тщательной проверке караула снаружи и внутри, о том, чтобы он и разводящий все время наблюдали сами в районе дома и дома, где помещалась наружная охрана, и чтобы держали связь со мной. И что уже только в последний момент, когда все будет готово к расстрелу, предупредить как часовых всех, так и остальную часть команды, что если из дома будут слышны выстрелы, чтобы не беспокоились и не выходили из помещения, и уж если что особенно будет беспокоить, то дать знать мне через установленную связь», — вспоминал Юровский.

В половине второго 17 июля к Ипатьевскому дому подъехал грузовик. Мотор специально не заглушали. Царскую семью и слуг разбудили, велев им собрать вещи. На сборы ушло минут сорок. Всех привели в подвал дома и велели выстроиться по стенке.

«Здесь даже стульев нет», — удивилась императрица. Она, как и все остальные, не понимала, для чего их сюда привели. Юровский приказал принести три стула.

Точный состав расстрельной команды установить не удалось. Также неясно, кто ею руководил — Яков Юровский или Петр Ермаков. Не сохранился и текст приговора, зачитанного Юровским.

В небольшой комнате в тусклом свете лампочки стояли люди в кожанках с пистолетами. А напротив них — невинные жертвы.

Одиннадцать человек: государь Николай Александрович, императрица Александра Федоровна, великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, цесаревич Алексей, а также врач Евгений Боткин, повар Иван Харитонов, камердинер Алексей Трупп и горничная Анна Демидова.

Постыдные тайны дома Романовых

Правление династии Романовых началось с показательной казни трехлетнего ребенка и закончилось расстрелом целой семьи. Между этими злодействами пролегли столетия, полные диких и разнузданных картин. Заговоры, пытки, убийства, измены, похоть и оргии – вспомните известные факты и удивитесь тому, чего не знали.

Михаил Федорович (с 1613 по 1645)

Первого из Романовых венчали на царство в 16 лет, и на тот момент он едва умел читать. На следующий же год по его указу в Москве повесили трехлетнего сына Марины Мнишек – якобы внука и наследника Ивана Грозного, которому успели присягнуть отдельные города. Это было после тяжелой Смуты, и страх перед новыми возможными самозванцами вынудил устранить конкурента публично.

Алексей Михайлович (1645-1676)

Отец будущего императора Петра Великого был религиозным маньяком, иногда молился по шесть часов кряду и расправлялся с теми, кто пропускал церковную службу: не спрашивая о причинах, приказывал бросать их в ледяную реку.

Петр I (1682-1725)


Прижизненный портрет 44-летнего Петра, художник Антуан Пэн

В истории описано много страшных сцен, когда Петр показал себя буйным, нечеловечески жестоким и неадекватным до безумия. Вот лишь некоторые факты. Стрелецкие казни. 26-летний Петр самолично рубил головы при огромном стечении толпы и заставлял браться за топор каждого из своей свиты (разве что иностранцы отказывались, оправдываясь тем, что боятся навлечь на себя ненависть русских). Массовые казни фактически превратились в грандиозное шоу: толпе бесплатно наливали водку и та ревела от восторга, выражая лихому государю преданность и любовь. В пьяном угаре царь тут же приглашал в палачи всех желающих, и многие соглашались.

«Утро стрелецкой казни», Василий Суриков

Смерть царевича Алексея. Остро конфликтуя со старшим сыном, Петр заставил его отречься от престола и принялся рьяно расследовать его проступки, для чего специально создал Тайную канцелярию. 28-летнего Алексея осудили на смерть за измену и уже после приговора подвергли пыткам в тюрьме: в присутствии отца он получил 25 ударов кнутом. По некоторым сведениям, от этого и умер. А Петр на следующий день шумно пировал, с оркестром и фейерверками, по случаю годовщины Полтавской битвы.

«Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе», Николай Ге

Казнь любовницы. На следующий же год Петр отправил на плаху свою бывшую любовницу, одну из самых красивых фрейлин при дворе Марию Гамильтон (Гамонтову), узнав, что та дважды спровоцировала выкидыши, а третьего младенца удавила. Хотя на тот момент она уже жила с другим, царь, по-видимому, подозревал, что дети могли быть и от него, и пришел в ярость от такого «душегубства». На казни он повел себя странно: поднял отрубленную голову Марии, поцеловал и преспокойно принялся читать народу лекцию по анатомии, показывая затронутые топором органы, после чего снова поцеловал мертвые губы, бросил голову в грязь и уехал.

«Мария Гамильтон перед казнью», Павел Сведомский

Анна Иоанновна (1730-1740)

Племянница Петра I, как и он сам, была большой охотницей до развлечений с участием карликов и «дураков» – придворных шутов. Если многие из них и правда отличались остроумием, то выдумки самой императрицы, приводившие ее в бурное веселье, были скорее похабными. Как-то раз, например, один из ее любимцев, итальянский скрипач Пьетро Миро, прозванный Педрилло (Петрилло, Петрушка), отшутился от попытки высмеять его некрасивую жену, заявив, что его «коза» беременна и скоро принесет «козлят». Анне Иоанновне тут же пришло в голову уложить его в постель вместе с настоящей козой, одетой для смеха в пеньюар, и заставить весь двор подносить им подарки. Угодивший своей хозяйке Педрилло только в этот день обогатился на несколько тысяч рублей. «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны», Валерий Якоби (Педрилло слева, изображен со скрипкой, в центре картины в желтом кафтане выпрыгивает выше всех знаменитый шут Балакирев):

Императрица вообще обожала всякие непристойности, особенно сплетни и рассказы порнографического свойства. Зная об этом, ко двору присылали специально отобранных девиц, способных вести такие разговоры и выдумывать все новые и новые истории с пикантными подробностями.

Елизавета Петровна (1741-1762)

Дочь Петра I с детства слыла красавицей и только и делала, что развлекалась, да занималась собственной внешностью, оставшись почти необразованной. Она никогда не читала и даже в зрелом возрасте не знала, что Великобритания – это остров. Больше всего Елизавету занимали маскарады и особенно так называемые «метаморфозы», куда все дамы должны были являться в мужских нарядах, а мужчины – в женских. Причем императрица была убеждена, что у ее придворных соперниц некрасивые ноги и что в мужских лосинах все, кроме нее, выставляют себя на посмешище. Одну из удачливых соперниц, статс-даму Наталью Лопухину, считавшуюся красавицей, Елизавета «милостиво» избавила от смертной казни, велев вместо этого выпороть кнутом, вырвать язык и сослать в Сибирь. Официально Лопухину арестовали и пытали по делу о политическом заговоре, но неофициально это была месть императрицы за отбитых кавалеров и насмешки в юности.

Наталья Федоровна Лопухина, гравюра Лаврентия Серякова

Наконец, Елизавета обрекла на жуткое существование законного наследника престола, назначенного перед смертью Анной Иоанновной. Императору Ивану VI было всего полтора года, когда дочь Петра устроила переворот и тайно велела бросить его в тюрьму, навсегда разлучив с родителями и оградив от человеческого общения. «Известный арестант», как его называли после строжайшего запрета упоминать имя, был заколот стражниками в возрасте 23 лет, уже при Екатерине II.

Екатерина II (1762-1796)

33-летняя Екатерина свергла и арестовала собственного мужа и троюродного брата Петра III, отношения с которым не сложились с самого начала. Их поженили, когда ей было 16, а ему 17 лет. По одной из версий, он был инфантилен чуть ли не до слабоумия и 9 лет избегал супружеского долга, якобы не зная, что делать в постели с женщиной. По другой версии (и Екатерина признавала это в биографических записках), он ее не любил и не делал попыток сблизиться. При этом открыто заводил любовниц и на одной даже собирался жениться, но умер при невыясненных обстоятельствах через 10 дней после низложения.

Коронационный портрет императора Петра III, Лукас Конрад Пфанцельт

Между тем саму Екатерину несчастное супружество сделало величайшей любовницей на российском престоле. Своего первенца, будущего императора Павла I, она родила на лишь 10-й год после свадьбы, что породило слухи, будто он не от Петра, хотя внешне на него похож. От разных любовников у императрицы было еще двое детей, причем одного она родила в полной тайне от мужа – чтобы отвлечь императора и увести из дворца, ее верный камердинер устроил пожар в собственном доме.

Современная картина «Триумф Екатерины», Василий Нестеренко (по правую руку от императрицы ее знаменитый фаворит князь Григорий Потемкин)

Последнего фаворита «развратная императрица» завела в 60 лет: им стал 21-летний дворянин Платон Зубов, которого она несказанно обогатила и который через пять лет после ее смерти участвовал в убийстве ее сына Павла I.

Платон Александрович Зубов, художник Иван Эггинк

Александр I (1801-1825)

23-летний внук Екатерины пришел к власти в результате заговора против собственного отца: он был убежден, что если Павла не свергнуть, тот погубит империю. При этом Александр не допускал убийства, но исполнители – разгоряченные шампанским офицеры – решили иначе: посреди ночи нанесли императору мощный удар в висок золотой табакеркой и задушили шарфом. Александр, узнав о гибели отца, зарыдал, и тогда один из главных заговорщиков произнес по-французски: «Хватит ребячиться, ступайте царствовать!»

Александр II (1855-1881)

Взойдя на престол, Александр, живший до того в счастливом многодетном браке, стал заводить фавориток, от которых, по слухам, имел внебрачных детей. А в 48 лет начал тайно встречаться с 18-летней княжной Катей Долгоруковой, спустя годы ставшей его второй женой.

Сохранилась их обширная эротическая переписка – возможно, самая откровенная от лица главы государства: «В ожидании нашего свидания я опять весь дрожу. Я представляю твою жемчужину в раковине»; «Мы обладали друг другом так, как ты хотела. Но должен тебе признаться: я не успокоюсь до тех пор, пока вновь не увижу твоих прелестей. »

Рисунок императора: обнаженная Екатерина Долгорукова

Николай II (1894-1917)

Самой страшной тайной была и остается гибель семьи последнего российского императора.

Еще много лет после расстрела в подвале без суда и следствия советские власти врали всему миру, что убит только Николай, а его жена, четыре дочери и сын живы-здоровы и «перевезены в надежное место, где им ничто не угрожает». Это породило популярные слухи о якобы спасшихся княжнах и царевиче Алексее и способствовало появлению громадной армии авантюристов-самозванцев. В 2015 году по настоянию Церкви расследование гибели царской семьи начали «с чистого листа». Новая генетическая экспертиза подтвердила подлинность останков Николая II, императрицы Александры Федоровны и трех великих княжон Ольги, Татьяны и Анастасии, найденных под Екатеринбургом в 1991 году и захороненных в Петропавловском соборе. Реконструированные по останкам лица Николая II и княжны Анастасии:

Затем их начали сличать с генетическими материалами Алексея и Марии, найденными в 2007-м. Сроки их захоронения зависят от готовности Церкви признать останки.

Тайны дома Романовых: Слухи о царской династии

Вокруг русских царей между тем роились слухи о нелегитимности одних, узурпаторстве других и о том, правомерно ли само понятие «династия»: ведь род несколько раз прерывался?

Имел ли Пётр I дочерей?

Первый слух такого рода связывали с рождением Петра I. По свидетельству петербургского историка Евгения Анисимова, специализирующегося на истории России XVIII века, царица Наталья Нарышкина якобы родила девочку, а мальчика на подмену принесли из Немецкой слободы. Последняя деталь добавляет слуху достоверности — известно ведь, как молодой Пётр тянулся к «немцам», то есть иностранцам.

В 1724 году император казнил камергера Виллима Монса, младшего брата Анны Монс, к которой он в юности испытывал страсть. Официальная причина казни — казнокрадство, но все знали, что истинная — прелюбодейство с женой Петра Екатериной I, незадолго до конфликта коронованной на царство. Эта история породила слухи о муж­ской слабости царя, о том, что дочери, продолжившие династию Романовых, не его. Однако достоверность слуха под сомнением: супружеская измена если и была, то в 1724 году, дочь Анна родилась в 1708 г., Елизавета — в 1709 г., Наталья — в 1718-м.

Павел — не Петрович?

Однако ещё больше сомнений в праве носить фамилию Романов выпало на долю правнука Петра Павла I. Отсиживавшийся в Лондоне ненавистник царизма Герцен (этакий Березовский XIX века) опубликовал версию, озвученную ранее декабристами: Павел — вовсе не сын Петра III. Во-первых, Екатерина II зачала ребёнка не от мужа, а от придворного красавца Сергея Салтыкова, с которым великую княгиню свели по наущению императрицы Елизаветы Петровны, мечтавшей о законном наследнике. Во-вторых, этот ребёнок будто бы родился мёртвым, и его заменили младенцем, взятым из чухонской (финской) семьи в деревне Котлы под Ораниенбаумом. Этот слух впервые распустил сосланный в Сибирь декабрист Василий Тизенгаузен: рядом с Котлами находилась усадьба его отца Карла, который, будучи юношей, помнил, как в одну ночь деревню стёрли с лица земли, а всех её жителей вывезли на Камчатку.

Петербургский историк Михаил Сафонов проследил истоки этих слухов. Как ни странно, к их возникновению причастна сама Екатерина II. Взявшись в 1771 г. за биографические записки, она описала свою первую брачную ночь с Петром III: как трепетно она ждала супруга на брачном ложе, а он, придя, тотчас заснул. И так продолжалось 9 лет. Вину за бездетность императрица возложила на мужа с явным умыслом. Елизавета Петровна «выписала» в Петербург своего племянника, сына умершей любимой сестры Анны, прин­ца Гольштейн-Готторпского, которого в России нарекли Петром III. После его убийства Голштиния должна была отойти к Павлу. Екатерина, считает Сафонов, мечтала отнять у сына вожделенную немецкую провинцию, а чтобы ей легче было это сделать, посеяла сомнения в законнорождённости сына.

Однако записки Екатерины, о которых идёт речь, — лишь первая редакция. В 1790-х годах императрица написала вторую версию, разительно отличавшуюся от первой. В ней Пётр III выставлен слабоумным дурачком, пьянствовавшим и игравшим в солдатики. Желая предельно снизить образ мужа, она даже рассказала совсем уж анекдотичную историю: однажды, войдя к нему в покои, она увидела собственноручно им повешенную крысу — якобы по решению игрушечного военно-полевого суда, приговорившего зверька к казни за то, что тот съел бастион крепости, изготовленной из крахмала. Этот инфантильный солдафон якобы понятия не имел, что надлежит делать в постели с женщиной. Тогда ему подыскали вдову художника Грота, которая обучила великого князя азбуке секса, а Екатерине — любовника. Сама она будто бы хранила верность мужу и ждала, когда он «повысит квалификацию». После чего забеременела от Петра III и после двух выкидышей произвела на свет наследника престола.

Герцен, получив копию второй редакции записок, опубликовал их, использовав как доказательство нелегитимности династии. Однако Павел I эти же записки матери считал свидетельством своего законного нахождения на троне: ведь он сын императора Петра III.

Наследник не нужен

Но, если у супругов 9 лет не было детей, насколько вероятно отцовство Петра III? Как полагает Михаил Сафонов, супруги сознательно не хотели ребёнка, опасаясь, как бы «тётушка» Елизавета Петровна не сделала наследником младенца, минуя «малый великокняжеский двор».

Внешнее портретное сходство Павла I с отцом, а также генетическое заимствование безмерной любви к «шагистике» и военной атрибутике делают версию незаконнорождённости Павла маловероятной. Тогда почему подобные слухи преследовали Романовых всё время их правления?

По двум причинам, считает Евгений Анисимов. Династия Романовых — своя, коренная.

А в народе больше уважения вызывают династии иностранного происхождения: Юсуповы — татарская фамилия, Голицыны были литовскими Гедиминовичами… Кроме того, почти весь XVIII век на российском престоле либо «девица», либо вдовы. Воспитанный на патриархальных устоях народ явно не одобрял женского правления.

Но, по мнению Анисимова, неважно, кто кого родил: если ребёнок юридически признан, с династией всё в порядке.

Страшные тайны семьи Романовых (19 фото)

Несмотря на то, что царская семья в России являлась примером для подражания, многие правители скрывали от народа страшные тайны. За плечами каждого царя и царицы были грехи, о которых почитатели царской семьи стараются не говорить. Об этих страшных тайнах нам поведает данный пост.

Михаил Федорович (с 1613 по 1645)

Первого из Романовых венчали на царство в 16 лет, и на тот момент он едва умел читать. На следующий же год по его указу в Москве повесили трехлетнего сына Марины Мнишек – якобы внука и наследника Ивана Грозного, которому успели присягнуть отдельные города. Это было после тяжелой Смуты, и страх перед новыми возможными самозванцами вынудил устранить конкурента публично.

Алексей Михайлович (1645-1676)

Отец будущего императора Петра Великого был религиозным маньяком, иногда молился по шесть часов кряду и расправлялся с теми, кто пропускал церковную службу: не спрашивая о причинах, приказывал бросать их в ледяную реку.

Петр I (1682-1725)

В истории описано много страшных сцен, когда Петр показал себя буйным, нечеловечески жестоким и неадекватным до безумия. Вот лишь некоторые факты. Стрелецкие казни. 26-летний Петр самолично рубил головы при огромном стечении толпы и заставлял браться за топор каждого из своей свиты (разве что иностранцы отказывались, оправдываясь тем, что боятся навлечь на себя ненависть русских). Массовые казни фактически превратились в грандиозное шоу: толпе бесплатно наливали водку и та ревела от восторга, выражая лихому государю преданность и любовь. В пьяном угаре царь тут же приглашал в палачи всех желающих, и многие соглашались.

Прижизненный портрет 44-летнего Петра, художник Антуан Пэн:

«Утро стрелецкой казни», Василий Суриков:

Смерть царевича Алексея. Остро конфликтуя со старшим сыном, Петр заставил его отречься от престола и принялся рьяно расследовать его проступки, для чего специально создал Тайную канцелярию. 28-летнего Алексея осудили на смерть за измену и уже после приговора подвергли пыткам в тюрьме: в присутствии отца он получил 25 ударов кнутом. По некоторым сведениям, от этого и умер. А Петр на следующий день шумно пировал, с оркестром и фейерверками, по случаю годовщины Полтавской битвы.

«Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе», Николай Ге:

«Мария Гамильтон перед казнью», Павел Сведомский:

Казнь любовницы. На следующий же год Петр отправил на плаху свою бывшую любовницу, одну из самых красивых фрейлин при дворе Марию Гамильтон (Гамонтову), узнав, что та дважды спровоцировала выкидыши, а третьего младенца удавила. Хотя на тот момент она уже жила с другим, царь, по-видимому, подозревал, что дети могли быть и от него, и пришел в ярость от такого «душегубства». На казни он повел себя странно: поднял отрубленную голову Марии, поцеловал и преспокойно принялся читать народу лекцию по анатомии, показывая затронутые топором органы, после чего снова поцеловал мертвые губы, бросил голову в грязь и уехал.

Анна Иоанновна (1730-1740)

Племянница Петра I, как и он сам, была большой охотницей до развлечений с участием карликов и «дураков» – придворных шутов. Если многие из них и правда отличались остроумием, то выдумки самой императрицы, приводившие ее в бурное веселье, были скорее похабными. Как-то раз, например, один из ее любимцев, итальянский скрипач Пьетро Миро, прозванный Педрилло (Петрилло, Петрушка), отшутился от попытки высмеять его некрасивую жену, заявив, что его «коза» беременна и скоро принесет «козлят». Анне Иоанновне тут же пришло в голову уложить его в постель вместе с настоящей козой, одетой для смеха в пеньюар, и заставить весь двор подносить им подарки. Угодивший своей хозяйке Педрилло только в этот день обогатился на несколько тысяч рублей. «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны», Валерий Якоби (Педрилло слева, изображен со скрипкой, в центре картины в желтом кафтане выпрыгивает выше всех знаменитый шут Балакирев):

Императрица вообще обожала всякие непристойности, особенно сплетни и рассказы порнографического свойства. Зная об этом, ко двору присылали специально отобранных девиц, способных вести такие разговоры и выдумывать все новые и новые истории с пикантными подробностями.

Елизавета Петровна (1741-1762)

Дочь Петра I с детства слыла красавицей и только и делала, что развлекалась, да занималась собственной внешностью, оставшись почти необразованной. Она никогда не читала и даже в зрелом возрасте не знала, что Великобритания – это остров. Больше всего Елизавету занимали маскарады и особенно так называемые «метаморфозы», куда все дамы должны были являться в мужских нарядах, а мужчины – в женских. Причем императрица была убеждена, что у ее придворных соперниц некрасивые ноги и что в мужских лосинах все, кроме нее, выставляют себя на посмешище. Одну из удачливых соперниц, статс-даму Наталью Лопухину, считавшуюся красавицей, Елизавета «милостиво» избавила от смертной казни, велев вместо этого выпороть кнутом, вырвать язык и сослать в Сибирь. Официально Лопухину арестовали и пытали по делу о политическом заговоре, но неофициально это была месть императрицы за отбитых кавалеров и насмешки в юности.

Наталья Федоровна Лопухина, гравюра Лаврентия Серякова:

Наконец, Елизавета обрекла на жуткое существование законного наследника престола, назначенного перед смертью Анной Иоанновной. Императору Ивану VI было всего полтора года, когда дочь Петра устроила переворот и тайно велела бросить его в тюрьму, навсегда разлучив с родителями и оградив от человеческого общения. «Известный арестант», как его называли после строжайшего запрета упоминать имя, был заколот стражниками в возрасте 23 лет, уже при Екатерине II.

Екатерина II (1762-1796)

33-летняя Екатерина свергла и арестовала собственного мужа и троюродного брата Петра III, отношения с которым не сложились с самого начала. Их поженили, когда ей было 16, а ему 17 лет. По одной из версий, он был инфантилен чуть ли не до слабоумия и 9 лет избегал супружеского долга, якобы не зная, что делать в постели с женщиной. По другой версии (и Екатерина признавала это в биографических записках), он ее не любил и не делал попыток сблизиться. При этом открыто заводил любовниц и на одной даже собирался жениться, но умер при невыясненных обстоятельствах через 10 дней после низложения.

Коронационный портрет императора Петра III, Лукас Конрад Пфанцельт:

Между тем саму Екатерину несчастное супружество сделало величайшей любовницей на российском престоле. Своего первенца, будущего императора Павла I, она родила лишь на 10-й год после свадьбы, что породило слухи, будто он не от Петра, хотя внешне на него похож. От разных любовников у императрицы было еще двое детей, причем одного она родила в полной тайне от мужа – чтобы отвлечь императора и увести из дворца, ее верный камердинер устроил пожар в собственном доме.

Современная картина «Триумф Екатерины», Василий Нестеренко (по правую руку от императрицы ее знаменитый фаворит князь Григорий Потемкин)

Последнего фаворита «развратная императрица» завела в 60 лет: им стал 21-летний дворянин Платон Зубов, которого она несказанно обогатила и который через пять лет после ее смерти участвовал в убийстве ее сына Павла I.

Платон Александрович Зубов, художник Иван Эггинк:

Александр I (1801-1825)

23-летний внук Екатерины пришел к власти в результате заговора против собственного отца: он был убежден, что если Павла не свергнуть, тот погубит империю. При этом Александр не допускал убийства, но исполнители – разгоряченные шампанским офицеры – решили иначе: посреди ночи нанесли императору мощный удар в висок золотой табакеркой и задушили шарфом. Александр, узнав о гибели отца, зарыдал, и тогда один из главных заговорщиков произнес по-французски: «Хватит ребячиться, ступайте царствовать!»

Александр II (1855-1881)

Взойдя на престол, Александр, живший до того в счастливом многодетном браке, стал заводить фавориток, от которых, по слухам, имел внебрачных детей. А в 48 лет начал тайно встречаться с 18-летней княжной Катей Долгоруковой, спустя годы ставшей его второй женой.

Сохранилась их обширная эротическая переписка – возможно, самая откровенная от лица главы государства: «В ожидании нашего свидания я опять весь дрожу. Я представляю твою жемчужину в раковине»; «Мы обладали друг другом так, как ты хотела. Но должен тебе признаться: я не успокоюсь до тех пор, пока вновь не увижу твоих прелестей. »

Николай II (1894-1917)

Самой страшной тайной была и остается гибель семьи последнего российского императора. Еще много лет после расстрела в подвале без суда и следствия советские власти врали всему миру, что убит только Николай, а его жена, четыре дочери и сын живы-здоровы и «перевезены в надежное место, где им ничто не угрожает». Это породило популярные слухи о якобы спасшихся княжнах и царевиче Алексее и способствовало появлению громадной армии авантюристов-самозванцев. В 2015 году по настоянию Церкви расследование гибели царской семьи начали «с чистого листа». Новая генетическая экспертиза подтвердила подлинность останков Николая II, императрицы Александры Федоровны и трех великих княжон Ольги, Татьяны и Анастасии, найденных под Екатеринбургом в 1991 году и захороненных в Петропавловском соборе.

Реконструированные по останкам лица Николая II и княжны Анастасии:

Затем их начали сличать с генетическими материалами Алексея и Марии, найденными в 2007-м. Сроки их захоронения зависят от готовности Церкви признать останки

Страшные тайны семьи Романовых

Несмотря на то, что царская семья в России являлась примером для подражания, многие правители скрывали от народа страшные тайны. За плечами каждого царя и царицы были грехи, о которых почитатели царской семьи стараются не говорить. Об этих страшных тайнах нам поведает данный пост.

Михаил Федорович (с 1613 по 1645)

Первого из Романовых венчали на царство в 16 лет, и на тот момент он едва умел читать. На следующий же год по его указу в Москве повесили трехлетнего сына Марины Мнишек – якобы внука и наследника Ивана Грозного, которому успели присягнуть отдельные города. Это было после тяжелой Смуты, и страх перед новыми возможными самозванцами вынудил устранить конкурента публично.

Алексей Михайлович (1645-1676)

Отец будущего императора Петра Великого был религиозным маньяком, иногда молился по шесть часов кряду и расправлялся с теми, кто пропускал церковную службу: не спрашивая о причинах, приказывал бросать их в ледяную реку.

Петр I (1682-1725)

В истории описано много страшных сцен, когда Петр показал себя буйным, нечеловечески жестоким и неадекватным до безумия. Вот лишь некоторые факты. Стрелецкие казни. 26-летний Петр самолично рубил головы при огромном стечении толпы и заставлял браться за топор каждого из своей свиты (разве что иностранцы отказывались, оправдываясь тем, что боятся навлечь на себя ненависть русских). Массовые казни фактически превратились в грандиозное шоу: толпе бесплатно наливали водку и та ревела от восторга, выражая лихому государю преданность и любовь. В пьяном угаре царь тут же приглашал в палачи всех желающих, и многие соглашались.

Прижизненный портрет 44-летнего Петра, художник Антуан Пэн:

«Утро стрелецкой казни», Василий Суриков:

Смерть царевича Алексея. Остро конфликтуя со старшим сыном, Петр заставил его отречься от престола и принялся рьяно расследовать его проступки, для чего специально создал Тайную канцелярию. 28-летнего Алексея осудили на смерть за измену и уже после приговора подвергли пыткам в тюрьме: в присутствии отца он получил 25 ударов кнутом. По некоторым сведениям, от этого и умер. А Петр на следующий день шумно пировал, с оркестром и фейерверками, по случаю годовщины Полтавской битвы.

«Петр I допрашивает царевича Алексея в Петергофе», Николай Ге:

«Мария Гамильтон перед казнью», Павел Сведомский:

Казнь любовницы. На следующий же год Петр отправил на плаху свою бывшую любовницу, одну из самых красивых фрейлин при дворе Марию Гамильтон (Гамонтову), узнав, что та дважды спровоцировала выкидыши, а третьего младенца удавила. Хотя на тот момент она уже жила с другим, царь, по-видимому, подозревал, что дети могли быть и от него, и пришел в ярость от такого «душегубства». На казни он повел себя странно: поднял отрубленную голову Марии, поцеловал и преспокойно принялся читать народу лекцию по анатомии, показывая затронутые топором органы, после чего снова поцеловал мертвые губы, бросил голову в грязь и уехал.

Анна Иоанновна (1730-1740)

Племянница Петра I, как и он сам, была большой охотницей до развлечений с участием карликов и «дураков» – придворных шутов. Если многие из них и правда отличались остроумием, то выдумки самой императрицы, приводившие ее в бурное веселье, были скорее похабными. Как-то раз, например, один из ее любимцев, итальянский скрипач Пьетро Миро, прозванный Педрилло (Петрилло, Петрушка), отшутился от попытки высмеять его некрасивую жену, заявив, что его «коза» беременна и скоро принесет «козлят». Анне Иоанновне тут же пришло в голову уложить его в постель вместе с настоящей козой, одетой для смеха в пеньюар, и заставить весь двор подносить им подарки. Угодивший своей хозяйке Педрилло только в этот день обогатился на несколько тысяч рублей. «Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны», Валерий Якоби (Педрилло слева, изображен со скрипкой, в центре картины в желтом кафтане выпрыгивает выше всех знаменитый шут Балакирев):

Императрица вообще обожала всякие непристойности, особенно сплетни и рассказы порнографического свойства. Зная об этом, ко двору присылали специально отобранных девиц, способных вести такие разговоры и выдумывать все новые и новые истории с пикантными подробностями.

Елизавета Петровна (1741-1762)

Дочь Петра I с детства слыла красавицей и только и делала, что развлекалась, да занималась собственной внешностью, оставшись почти необразованной. Она никогда не читала и даже в зрелом возрасте не знала, что Великобритания – это остров. Больше всего Елизавету занимали маскарады и особенно так называемые «метаморфозы», куда все дамы должны были являться в мужских нарядах, а мужчины – в женских. Причем императрица была убеждена, что у ее придворных соперниц некрасивые ноги и что в мужских лосинах все, кроме нее, выставляют себя на посмешище. Одну из удачливых соперниц, статс-даму Наталью Лопухину, считавшуюся красавицей, Елизавета «милостиво» избавила от смертной казни, велев вместо этого выпороть кнутом, вырвать язык и сослать в Сибирь. Официально Лопухину арестовали и пытали по делу о политическом заговоре, но неофициально это была месть императрицы за отбитых кавалеров и насмешки в юности.

Наталья Федоровна Лопухина, гравюра Лаврентия Серякова:

Наконец, Елизавета обрекла на жуткое существование законного наследника престола, назначенного перед смертью Анной Иоанновной. Императору Ивану VI было всего полтора года, когда дочь Петра устроила переворот и тайно велела бросить его в тюрьму, навсегда разлучив с родителями и оградив от человеческого общения. «Известный арестант», как его называли после строжайшего запрета упоминать имя, был заколот стражниками в возрасте 23 лет, уже при Екатерине II.

Екатерина II (1762-1796)

33-летняя Екатерина свергла и арестовала собственного мужа и троюродного брата Петра III, отношения с которым не сложились с самого начала. Их поженили, когда ей было 16, а ему 17 лет. По одной из версий, он был инфантилен чуть ли не до слабоумия и 9 лет избегал супружеского долга, якобы не зная, что делать в постели с женщиной. По другой версии (и Екатерина признавала это в биографических записках), он ее не любил и не делал попыток сблизиться. При этом открыто заводил любовниц и на одной даже собирался жениться, но умер при невыясненных обстоятельствах через 10 дней после низложения.

Коронационный портрет императора Петра III, Лукас Конрад Пфанцельт:

Между тем саму Екатерину несчастное супружество сделало величайшей любовницей на российском престоле. Своего первенца, будущего императора Павла I, она родила лишь на 10-й год после свадьбы, что породило слухи, будто он не от Петра, хотя внешне на него похож. От разных любовников у императрицы было еще двое детей, причем одного она родила в полной тайне от мужа – чтобы отвлечь императора и увести из дворца, ее верный камердинер устроил пожар в собственном доме.

Современная картина «Триумф Екатерины», Василий Нестеренко (по правую руку от императрицы ее знаменитый фаворит князь Григорий Потемкин)

Последнего фаворита «развратная императрица» завела в 60 лет: им стал 21-летний дворянин Платон Зубов, которого она несказанно обогатила и который через пять лет после ее смерти участвовал в убийстве ее сына Павла I.

Платон Александрович Зубов, художник Иван Эггинк:

Александр I (1801-1825)

23-летний внук Екатерины пришел к власти в результате заговора против собственного отца: он был убежден, что если Павла не свергнуть, тот погубит империю. При этом Александр не допускал убийства, но исполнители – разгоряченные шампанским офицеры – решили иначе: посреди ночи нанесли императору мощный удар в висок золотой табакеркой и задушили шарфом. Александр, узнав о гибели отца, зарыдал, и тогда один из главных заговорщиков произнес по-французски: «Хватит ребячиться, ступайте царствовать!»

Александр II (1855-1881)

Взойдя на престол, Александр, живший до того в счастливом многодетном браке, стал заводить фавориток, от которых, по слухам, имел внебрачных детей. А в 48 лет начал тайно встречаться с 18-летней княжной Катей Долгоруковой, спустя годы ставшей его второй женой.

Сохранилась их обширная эротическая переписка – возможно, самая откровенная от лица главы государства: «В ожидании нашего свидания я опять весь дрожу. Я представляю твою жемчужину в раковине»; «Мы обладали друг другом так, как ты хотела. Но должен тебе признаться: я не успокоюсь до тех пор, пока вновь не увижу твоих прелестей…»

Николай II (1894-1917)

Самой страшной тайной была и остается гибель семьи последнего российского императора. Еще много лет после расстрела в подвале без суда и следствия советские власти врали всему миру, что убит только Николай, а его жена, четыре дочери и сын живы-здоровы и «перевезены в надежное место, где им ничто не угрожает». Это породило популярные слухи о якобы спасшихся княжнах и царевиче Алексее и способствовало появлению громадной армии авантюристов-самозванцев. В 2015 году по настоянию Церкви расследование гибели царской семьи начали «с чистого листа». Новая генетическая экспертиза подтвердила подлинность останков Николая II, императрицы Александры Федоровны и трех великих княжон Ольги, Татьяны и Анастасии, найденных под Екатеринбургом в 1991 году и захороненных в Петропавловском соборе.

Реконструированные по останкам лица Николая II и княжны Анастасии:

Затем их начали сличать с генетическими материалами Алексея и Марии, найденными в 2007-м. Сроки их захоронения зависят от готовности Церкви признать останки

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector