0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Судьба Лавра в истории

Киево-Печерская лавра и судьбы древнерусской истории

(малоизвестные аспекты социального и миссионерского служения)

Именно такое судьбоносное значение имеет Киево-Печерская лавра в своем прошлом и настоящем. Но ныне поговорим о прошлом, безнадежно ушедшем, почти канувшем в Лету. Но ничто не проходит бесследно, тем паче великое стяжание преподобных отцев Антония и Феодосия. Как то евангельское семя, что пало в землю, чтоб умереть, но принести великий плод Благовестия. А ведь как мало мы знаем о миссии великой лавры в деле христианского Благовестия на Руси.

В нынешнем очерке затронем лишь некоторые аспекты значения Печерского монастыря для социального и миссионерского служения в эпоху его основания.

Собственно лавра ведет свою историю с того момента, когда антониевы лабиринты на Берестовой горе стали тесны для умножившейся братии и часто наведывавшихся в пещерный монастырь паломников. Не редкими гостями у печерских отшельников были великие князья и киевские вельможи. Расширение монастыря в сторону «мира» было обусловлено и его расположением в окрестностях древней столицы Руси, одного из богатейших и многолюднейших городов средневековой Европы. В те древние времена монастырь был нужен великим князьям для утверждения своего статуса как христианских правителей, но еще более он нужен был едва омывшемуся в крещальной купели русскому народу — крестьянину, ремесленнику-горожанину, воину-дружиннику.

Пристанище в Печерском монастыре искали не только немногочисленные безмолвия рачители, но и оставленные миром сироты и калеки, лишенные крова. Следует помнить, что в те древние времена не существовало специальных социальных программ помощи сиротам и увечным. За пределами своей родной крестьянской общины чело­век оказывался практически обреченным на одиночество, а порой и голодную смерть. За него некому было заступиться от фискального произвола урядников, поручиться в суде, помочь в строительных вопросах, да и просто поделиться в неуро­жайные годы хлебом. Такова была «проза» родового быта еще с дохристианской эпохи. Кроме того, во время иноплеменных набегов, особо частых на степных окраинах Руси, здоровые взрослые люди и дети обычно угонялись в плен, а старые и немощные предавались смерти. Но еще худшая доля ожидала случайно выживших во время таких бедствий детей и калек. Для них порой было легче погибнуть от вражеской сабли, нежели умереть на выжженной земле от голода, холода и болезней.

Церковь была, по сути, единственным институтом общественного призрения, способным позаботиться о немощном ста­ри­ке, сироте или одиноком увечном. Именно такую функцию взял на себя экономически самостоятельный Киево-Печерский монастырь, окрепший благодаря строительным усилиям игумена Феодосия (+1074). Для нуждающихся и обездоленных невдалеке от монастыря преподобный учредил гостиный двор и в нем церковь во имя первомученика Стефана. Из монастыря Феодосий велел приносить на этот гостиный двор все необходимое и жертвовал его насельникам на лечение и содержание десятую часть всего монастырского имущества.

Особо замечательно участие Печерского игумена Феодосия в жизни мирян, обращавшихся к нему за помощью и уповающих на его авторитет в глазах великого князя. Один из таких случаев описывается в Патерике Печерском. Некая вдова шла в Печерский монастырь с намерением пожаловаться игумену на несправедливое решение судьи (вероятно, отнявшего у нее земельный надел ее мужа). Преподобный повстречался ей на дороге, но в бедной рабочей одежде женщина не узнала великого игумена. Она пересказала старцу о своей беде, расспросив, где можно было бы найти игумена Феодосия. Преподобный, не открывшись ей, пообещал передать ее просьбу настоятелю, «когда тот вернется», а вдове повелел ступать домой и не печалиться. После этого Феодосий немедленно отправился к княжескому тиуну (судье) и упросил его милосердно поступить с бедной женщиной.

Экономическая независимость Киево-Печерского мо­нас­тыря и личный авторитет его настоятеля позволяли по­­­следнему неоднократно выступать с апелляциями в княжеских судах и влиять порой на политику самого великого князя (разумеется, в отдельных случаях). Авторитет пре­подобного был настолько велик, что и великий князь Изя­слав Ярославич, и его брат Святослав, враждо­вавший с ним за Киевский стол, независимо от меж­доусобицы одинаково почитали великого игумена и всячески по­кро­­вительствовали Печерской обители. Не удивительно, что слава великой лавры уже в первые десятилетия по ее созданию распространилась по всей Руси. И многие обители в самых разных уголках державы Владимира и Ярослава начали строиться по образцу Печерского монастыря преподобных Антония и Феодосия.

Однако для христианина природа — не более чем часть творения, прекраснейшая, но далеко не наивысшая. Окружающий мир неживой природы — «мертв» в смыс­ле каких-либо магических свойств и независящих от человеческого сознания принципов. Человек — центр всего разумного бытия, единственный залог гар­мо­­нии внешнего и внутреннего мироустроения.

Но как объ­яс­нить едва омывшемуся в крещальной купели славянину эту непреложную христианскую истину, полагающую в основе разумного бытия познание не магических свойств внешнего мира, а внутреннего мира своей души, не природной магии, а духовного трезвения? В те далекие времена, когда не было школ и книжного учительства, человек воспринимал науку жизни прежде всего на собственном опыте. А потому объяснить и научить этой новой для славянина премудрости можно было лишь собственным примером — скажем, уйдя во внутренняя своей души, в темную как наш душевный мир монастырскую пе­щерку, где едва теплилась лампадка веры и любви, кро­тости и смирения преподобных отцев Печерских. Как далеко и непостижимо это было для тогдашнего языческого мира! Но мир увидел великих подвижников Антония и Феодосия. Полюбил их подвиг всей душой, даже не успев до конца отвыкнуть от языческих обычаев и понятий. В этом и загадка христианизации Руси, так не похожей на обращение язычников Западной Европы. Не было у нас латинских орденов и крестоносных рыцарей, вершивших мечом апостола Петра свою великую культурную миссию. В этом отчасти и объяснение той живучести дохристианских обрядовых традиций наравне с проникновенным восточным монашест­вом и святоотеческой письменностью. Ибо древний русич, всей душой полюбив то, что несли ему преподобные Антоний и Феодосий и другие подвижники, раньше сам почувствовал себя христианином по духу, нежели научился выражать это в своем быту и внешних проявлениях народного сознания. Так что, именно Печерские преподобные надолго стали тем незыблемым идеалом мудрости и духовного богатства, которыми уже с первых веков нашей истории была проникнута вся древнерусская культура — от народных былин и преданий до высокой книжности и церковного искусства.

Троице-Сергиева Лавра

Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Троице-Сергиева Лавра – расположенный в Сергиевом Посаде крупнейший в стране православный мужской монастырь, подчиняющийся непосредственно Патриарху. В основанной почти 7 столетий назад обители в настоящее время проживает около 200 монахов. Комплекс монастырских храмов, в 1993 году вошедший в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как выдающийся памятник архитектуры XV-XVIII вв., открыт для паломников и туристов.

Сэкономь на путешествии!

Видео: Троице-Сергиева Лавра

История Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

Судьба Лавры тесно переплетена с именем Сергия Радонежского. Подвижник перенес идею общего монастырского служения из Киевской Руси севернее, в Московское княжество. В 1337 году Варфоломей, будущий Сергий, с братом поселились в глухих местах в 3 часах пути к северо-востоку от Покровского Хотькова монастыря, где приняли постриг их родители. Вскоре к мужчинам присоединились другие верующие, а импровизированное поселение быстро обзавелось деревянным храмом Святой Троицы и хозяйственными службами. Впоследствии, когда Варфоломей стал монахом Сергием и занял пост игумена, вокруг монастыря образовался городок, ставший основой современного Сергиева Посада. Деревянные храмы были разрушены во время нашествия Едигея, в XV веке появились первые каменные сооружения. Монастырь разрастался, пока в 1744 году не получил статус Лавры, высший в православной иерархии монастырей. После революции монахов выселили из монастыря, но с 1946 года религиозная деятельность была возобновлена. Во второй половине ХХ века комплекс пережил глобальную реконструкцию.

Панорама Троице-Сергиевой Лавры Троицкий собор

Достопримечательности Троице-Сергиевой Лавры

На территории монастыря расположено около 50 объектов, построенных в разное время. Чтобы осмотреть их, а тем более посетить церковные службы, одного скоротечного визита явно недостаточно. Туристам рекомендуется остановиться в гостиницах и хостелах в окрестностях обители и уделить знакомству с достопримечательностями монастыря несколько дней.

Троицкий собор

В старейшем культовом сооружении комплекса, возведенном в XV веке, хранится главная святыня монастыря, предмет поклонения православных паломников со всей страны – чудотворные мощи преподобного Сергия. Белокаменный храм с золотыми куполами был расписан Андреем Рублевым, но подлинники фресок не сохранились. О былой красоте изображения можно судить только по более поздним копиям. Одноглавая белая церковь, скромно замершая по соседству с собором, построена над могилой Никона Радонежского, верного ученика и преемника Сергия.

Успенский собор Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

Успенский собор

По замыслу крестившегося в Лавре Иоанна Грозного представительный Успенский собор должен был повторять очертания одноименного храма из ансамбля Московского Кремля. Однако новое здание стало не просто копией уже существующего, но самобытным произведением искусства: над оформлением иконостаса трудился знаменитый мастер Симон Ушаков, фрески выполнили выдающиеся представители московской иконописной школы. И здесь не обошлось без исторических захоронений: у стен Успенского собора сохранилась могила Бориса Годунова.

Колокольня Троице-Сергиевой Лавры

Колокольня Троице-Сергиевой Лавры

Ажурная пятиярусная колокольня, спроектированная архитектором Дмитрием Ухтомским в середине XVIII века, по праву считается самой красивой в России. Когда-то здесь звучали десятки колоколов, но после революции они были безжалостно уничтожены и восстановлены только в XXI веке. Самый крупный из них, Царь-колокол, весит более 70 тонн.

Малые церкви и другие сооружения

Миниатюрную Духовскую церковь возвели в XV веке заезжие мастера из Пскова. Ее звонница расположена прямо под куполом, что совершенно нетипично для московской архитектуры. Богато декорированный надвратный Предтеченский храм построен над восточным входом в монастырь по инициативе купцов Строгановых. Праздничное красно-белое здание стало выдающимся образцом барочной русской архитектуры. Самая миниатюрная церковь комплекса, Михеевская, появилась в XVIII веке на том месте, где Сергию Радонежскому когда-то явилась Богородица. Рядом с Успенским собором с 8 утра до 8 вечера открыта нарядная часовня: ее возвели над источником целебной воды.

Троице-Сергиева Лавра с высоты Белокаменные стены Лавры Усыпальница Годуновых План территории лавры с достопримечательностями

Информация для туристов

Благодаря удачному расположению ансамбль Лавры хорошо просматривается из разных точек Сергиева Посада. Добраться в город проще всего из Москвы на электричке, идущей с Ярославского вокзала, или на автобусе от Щелковского автовокзала. От сергиево-посадского железнодорожного вокзала до восточного входа в монастырь 15 минут пешком в северо-западном направлении, от автовокзала, расположенного на той же линии, путь еще короче. Вход на территорию комплекса бесплатный, но при посещении принято оставлять небольшие пожертвования.

Правила поведения в Лавре

Поскольку Троице-Сергиева Лавра прежде всего действующий монастырь, к поведению и внешнему виду посетителей предъявляются строгие требования. Женщины должны быть одеты в юбки или платья без декольте, закрывающие колени. В этот день лучше обойтись без макияжа и повязать платок на голову. Мужчинам не следует появляться в храмах в шортах и бриджах. На территории Лавры, в ее ресторанах, кафе и гостиницах запрещено курить и употреблять алкоголь. Фотосъемка разрешена с некоторыми ограничениями: нельзя снимать службу и монахов, даже просто проходящих по двору, внутри зданий не используют фотовспышку, чтобы не повредить настенным росписям.

Церковь Смоленской иконы Божьей Матери

Где остановиться

Лавре принадлежит несколько недорогих гостиниц для паломников на территории Сергиева Посада. Гостиница «Вознесенская» с 4-8-местными номерами и удобствами на этаже открыта в 10 минутах ходьбы к юго-востоку от Лавры в заметном издалека ярко-красном здании на одноименной улице. Поток желающих поселиться в этом хостеле всего за 300-350 рублей в сутки всегда велик, поэтому места бронируют минимум за месяц. Примерно на таком же расстоянии к северо-востоку от Лавры, на проспекте Красной Армии, расположена гостиница «Старая Монастырская», построенная почти 200 лет назад на живописном берегу Белого пруда. Это классический отель со всеми удобствами с номерами от эконом-класса до люксов. В обоих корпусах можно полноценно пообедать, утолить легкий голод свежей монастырской выпечкой можно в кафе прямо в Лавре, во время экскурсий.

Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Религиозные службы

Православный канон запрещает монастырям проводить обряды отпевания, венчания, крещения, но в Лавре можно заказать заупокойные и заздравные молитвы за родных и близких. Ежедневные службы для паломников проходят в Троицком соборе: заутреня в 5-6 часов, затем каждые 2 часа акафисты преподобному Сергию. Дополнительную нагрузку в праздничные дни принимает на себя Успенский собор: в 17 часов здесь начинается Всенощное бдение, в 5:30 – Ранняя, а в 8:30 – Поздняя Литургия. На Пасху и во время Великого Поста расписание может меняться, поэтому паломникам рекомендуется предварительно уточнять информацию в телефонной справочной монастыря.

Киево-Печерская Лавра в истории христианства

Содержимое

Согласно древнему Преданию Церкви, святой апостол Андрей Первозванный, путешествуя с христианской проповедью по землям скифов, благословил холмистый берег Днепра, обратившись к своим ученикам со словами: «Видите ли горы сия? Яко на сих горах возсияет благодать Божия, и град велик имать быти, и церкви многи имать Бог воздвигнути». Так, вместе с первыми храмами Киевской Руси, лаврская обитель стала исполнением пророческих слов апостола.

В 1051 г. в стольном граде Киеве во время княжения Ярослава Мудрого и митрополичьего служения святого Илариона Промыслом Божиим начала свое существование Киево-Печерская Лавра. Чудесным повелением Царицы Небесной, явившейся в видении духовнику преподобного Антония на далекой Афонской Горе, и благословением самого преподобного Антония была устроена обитель, ставшая неисчерпаемым источником благодатной молитвы.

Скоро высокий духовный подвиг преподобного Антония стал широко известен и привлек горожан, приходивших к нему за благословением и духовными советами. Частыми посетителями пещерного монастыря становятся князь Изяслав, сын Ярослава Мудрого, и киевская знать, пожертвовавшие средства на постройку наземного храма и келий, когда пещеры стали тесны для быстро растущего числа братии. Случилось это около 1062 г.: преподобный Антоний поставил первым игуменом преподобного Варлаама, а сам удалился на сорок лет в отдаленную пещеру.

После перевода преподобного Варлаама настоятелем в построенный князем Изяславом Свято-Дмитриевский монастырь, преподобный Антоний благословляет на игуменство преподобного Феодосия (†1074) — как самого кроткого, смиренного и послушного. Когда в монастыре было уже около 100 монахов, преподобный Феодосий послал одного из иноков в Константинополь к скопцу Ефрему, чтобы переписать Студийских устав и принести его в Киев. Задание было выполнено. В это же время в Киев прибыл митрополит Георгий, и с ним — один из иноков Студийского монастыря Михаил, сопровождавший его и передавший монастырю монашеский устав. На основании этих двух вариантов и был создан устав Печерского монастыря. Этот общежительный устав впоследствии принимают все монастыри Киевской Руси.

Важным событием в жизни Киево-Печерского монастыря стали закладка и построение храма Успения Божией Матери. В 1091 г. в храме были положены мощи преподобного Феодосия. Преподобный Антоний, согласно его завещанию, был погребен под спудом в Ближних пещерах.

Укрепляя первых Печерских иноков и назидая на их примере всю Русь, не так давно принявшую Святое Крещение, Господь явил в Лавре множество чудес и знамений. Сила подвигов и молитв преподобных Печерских изумляла их современников и все последующие поколения верующих.

Монахи Киево-Печерской обители и, в первую очередь, затворники отличались высокой нравственностью и подвижничеством. Это привлекало в Лавру образованных и знатных людей. Монастырь стал своеобразной академией православных иерархов. До начала XIII века из числа его иноков в разные пределы Киевской Руси было назначено 50 епископов.

Многие Печерские иноки становились миссионерами и отправлялись проповедовать христианство в те области Руси, где население исповедывало язычество. Часто проповеди монахов и обращения их к князьям были направлены против раздиравших Киевскую Русь усобиц, призывали к сохранению целостности великокняжеской власти и порядка наследования княжеского престола представителями киевской династии.

С Киево-Печерским монастырем связано летописание. Первым известным летописцем был преподобный Никон, игумен Печерского монастыря. Автором Печерской летописи считается преподобный Нестор Летописец, около 1113 г. окончивший свою гениальную «Повесть временных лет». В первой четверти XIII в. в монастыре было создано уникальное произведение — «Киево-Печерский Патерик», основу которого составили рассказы инока Поликарпа, а также послания Симона, епископа Владимиро-Суздальского.

Играя значительную роль в объединении восточнославянских земель, являясь духовным, социальным, культурным и просветительским центром, Печерская обитель пользовалась заслуженной славой не только на Руси, но и в Польше, Армении, Византии, Болгарии и других странах.

Начиная с 40-х годов XIII ст. и до начала XIV в. Киево-Печерская Лавра была свидетельницей татаро-монгольских нашествий и вместе с народом претерпевала бедствия. Золотоордынские ханы, понимая значение Киева для восточных славян, всячески препятствовали возрождению города. От татарских набегов монастырь, как и весь Киев, сильно пострадал также в 1399 и 1416 гг. Источников, сообщающих о жизни Лавры в этот период, сохранилось мало. В связи с тем, что Чингисхан и его преемники, в силу своего суеверия (они почитали божества различных религий), проявляли веротерпимость, есть основание полагать, что жизнь и богослужения в монастыре не прекращались.

Митрополит Макарий (Булгаков) считает, что иноки жили не в самой обители, а вокруг нее, «по дебрям и лесам, в уединенных пещерах, и тайно сходились в один уцелевший от разорения придел церкви для совершения богослужения ».

В середине XIV в. начинается литовская экспансия на Украине. Несмотря на то, что литовский князь Ольгерд, которому подчинялись Киевские земли, исповедовал первоначально языческую веру, а затем после принятия Кревской унии (1385 г.) между Литвой и Польшей, началось усиленное насаждение католицизма, Печерская обитель жила в этот период полнокровной жизнью. Об этом свидетельствует, в частности, такой факт: юноша Арсений, родом из Твери, принявший во второй половине XIV в. постриг «…возрадовался духом, нашедши в Киево-Печерском монастыре иноков, которые сияли добродетелями, как звезды на тверди небесной, и, стараясь подражать им, в продолжение многих лет проходил разные степени послушания…»

Печерский монастырь оказал определенное влияние и на развитие Церкви в сопредельных русских землях в бедственное для них время. Так, во второй половине XIV в. постриженик Киево-Печерского монастыря Стефан, Мохринский Чудотворец, основал недалеко от Москвы Мохринский, а в Вологодской земле — Авнежский монастыри. Тверской епископ Арсений основал в своей епархии Желтоводский Успенский монастырь. В конце XV в. печерский постриженик Кузьма Яхромский основал монастырь на р. Яхроме во Владимирском уезде (недалеко от Москвы).

В этот период Печерский монастырь пользовался такой славой, что нередко некоторые русские князья приходили в Лавру и оставались жить в ней навсегда, причем некоторые из них и сами прославились как знаменитые подвижники. В частности, здесь в 1439 г. монашество с именем Феодосий принял известный полководец князь Феодор Острожский, передавший обители свои богатства.

К концу XVI в., преодолевая различные трудности, связанные с окатоличиванием украинских земель, а также вмешательств во внутреннюю жизнь Лавры короля и магнатов, монастырь, отстраивая храмы и приобретая новые земли, активно возрождается. Уже не имея прежней славы, бывшей в первые века его существования, он остается одним из крупных духовных, просветительских и культурных центров Украины. И новая волна возрождения духовного авторитета Печерского монастыря поднялась в период борьбы с унией, когда обитель возглавили выдающиеся деятели той эпохи: архимандриты Никифор Тур, Елисей Плетенецкий, Захария Копыстенский, св. митрополит Петр Могила, Иннокентий Гизель и другие. Так с именем Елисея Плетенецкого связано начало книгопечатания в Киеве. Первой отпечатанной в типографии Киево-Печерской Лавры книгой, дошедшей до наших дней, является «Часословец» (1616-1617 гг.). В 1680-90-х годах в Лавре инок Батуринского Крупицкого монастыря, будущий святитель Дмитрий Ростовский, составляет «Жития святых», которые и поныне являются любимым чтением христиан.

С 1786 г. Киевские и Галицкие митрополиты были одновременно настоятелями (священноархимандритами) Печерской Лавры. Первым лицом после настоятеля в Лавре был наместник — как правило, иеромонах или игумен, позднее — архимандрит. Всеми делами монастыря управлял Духовный Собор во главе с наместником. В его состав входили руководители лаврских ведомств.
Киево-Печерскую Лавру не обходил вниманием ни один из русских государей: Алексей Михайлович и Петр Великий, Екатерина II, Анна Иоанновна, Николай I и Николай II, Александр I, Александр II, Александр III, Павел, Елизавета… Посещая Лавру, цари так же как и подданные брали благословение у настоятеля, прикладываясь к его руке. Романовы передавали в дар обители лично либо через своих посланцев золотые кресты и лампады, усеянные алмазами оклады богослужебных книг, ризы золотого шитья, парчу и кипарисовые гробницы для усопших угодников.

Среди дарителей имена великокняжеские, граф Шереметьев и княгиня Гагарина, граф Румянцев-Задунайский (погребенный в Успенской церкви) и князь Потемкин, гетман Мазепа, графиня Орлова-Чесменская и сотни других. Значительные суммы на содержание Лавры жаловались дворянами, купцами, промышленниками, иностранцами. Даже простолюдины, при своем весьма скромном достатке, считали христианским долгом пожертвовать Лавре часть сбережений.

При Печерском монастыре существовали странноприимница и больница. До восьмидесяти тысяч паломников принимала ежегодно святая обитель на иждивение. Многие из них не только бесплатно проживали в лаврской гостинице, но и питались (за счет монастыря) хлебом и щами три, четыре и более дней кряду. И так на протяжении десятилетий!

Как и прочие монастыри империи, Лавра выделяла значительные средства на развитие образования: содержала собственную начальную школу, Духовное училище, ассигновала средства на обучение бедных учащихся Киевской епархии и даже установила пять стипендий в духовно-учебных заведениях Киева и Костромы «В память о чудесном спасении священной жизни Государя-Императора Александра II 4 апреля 1866 года».

В 1860 г. в Лавре открылось двухклассное народное училище для детей штатных служителей и жителей Киева. Впоследствии оно было названо лаврской двухклассной церковноприходской школой. В 1914 г. она принимала на обучение до 130-140 детей.

Существенными были пожертвования Лавры и других крупных монастырей в годы русско-японской и первой мировой войны.

Как видим, Киево-Печерская обитель всегда отзывалась на всякое благое, христианско-народное и церковно-общественное дело. Благотворительность, любовь к ближним создавали Киево-Печерской Лавре заслуженный авторитет. Свидетельство тому — щедрые подарки царствующих особ с сопроводительными документами «…о дарении в ознаменование особого расположения к Обители за труды и молитвы братии Лаврской во имя спасения душ человеческих».

Многие именитые люди хотели, чтобы после смерти их погребли на Лаврском кладбище. Подобное завещание оставил, в частности, генерал-фельдмаршал Борис Петрович Шереметьев. Однако после смерти Шереметьева, последовавшей в Москве, по повелению Петра I тело покойного доставили не в Киев, а в Александро-Невскую Лавру Санкт-Петербурга. На Рождественском кладбище Лавры, в Большой Успенской церкви, на территории обители покоились многие выдающиеся деятели России и Украины, в том числе дочь упоминаемого Б. П. Шереметьева — Наталия (в монашестве — Нектария) Долгорукая. Нелегкая судьба этой женщины была у всех на слуху многие годы. Опальная княжна приняла схиму во Флоровском монастыре (в 1757 г., 43-х лет от роду). Деятельный человек, образованная женщина, она принимала участие в восстановлении Десятинной церкви и других киевских храмов. Скончавшаяся 3 июля 1771 г. монахиня Нектария с подобающими княгине и подвижнице почестями была погребена в Лавре.

В 1911 г. земля обители приняла останки Петра Аркадиевича Столыпина — выдающегося государственного деятеля Российской Империи.

В Лавре сложился уникальный некрополь. В земле святой обители, в церквах и пещерах ее почивают: первый киевский митрополит Михаил, князь Федор Острожский, Елисей Плетенецкий, свт. Петр Могила, Иннокентий Гизель, десятки других выдающихся деятелей отечества.

После октябрьского переворота для Лавры начались самые трудные в ее истории времена. Согласно Декрету советского правительства «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» все имущество церковных и религиозных обществ было объявлено достоянием народа. 29 сентября 1926 г. ВУЦИК и Совет народных Комиссаров УССР приняли постановление о «Признании бывшей Киево-Печерской Лавры историко-культурным государственным заповедником и о превращении ее во Всеукраинский музейный городок». Постепенная изоляция церковной общины, вытеснение ее новосозданным музеем завершились к началу 1930 г. полной ликвидацией монастыря. Часть братии была вывезена за сотню километров от Киева и расстреляна, остальные были заключены в тюрьмы или сосланы. Лавра подверглась разорению и разрушению.

Огромный ущерб архитектурным и историческим ценностям Лавры был нанесен и в годы Великой Отечественной войны. 3 ноября 1941 года был взорван Свято-Успенский собор.

В конце 50-х годов под усилением давления партийно-политической системы заповедник превращается в рассадник атеистической пропаганды. В это время по указанию директивных партийных органов были засыпаны старинные колодцы Антония и Феодосия.

В 1961 г. решением вышеназванных органов действующий монастырь, возобновившийся на территории Нижней Лавры во время фашистской оккупации в 1941 г. был упразднен, его насельники изгнаны.

В июне 1988 г. в связи с празднованием 1000-летнего юбилея Крещения Киевской Руси и согласно постановлению Совета Министров УССР новосозданной печерской общине была передана территория Дальних пещер со всеми наземными строениями и пещерами; в 1990 г. передана территория Ближних пещер.

Значение имени Лавр

В этой статье вы найдете сведения о значении имени Лавр, его происхождении, истории, узнаете о вариантах толкования имени.

  • Зодиак Лавра — Лев
  • Планета — Солнце
  • Цвет Лавр Лавр — зеленый
  • Благоприятное дерево — лавр
  • Заветное растение Лавра — алая роза
  • Покровитель имени Лавр — лев
  • Камень-талисман Лавр Лавра — темный янтарь

Что означает имя Лавр: 1) лавр; 2) торжество (имя Лавр латинского происхождения).

Короткое значение имени Лавр : Лара, Лаврик, Ларя, Лавруша.

Отчество имени Лавр : Лаврович, Лавровна.

День ангела имени Лавр : Имя Лавр один раз в году отмечает именины: 31 (18) августа — Св. мученик Лавр и брат его Фрол были каменщиками. Во время постройки языческого храма обратили ко Христу более трехсот рабочих. Самый храм освятили во имя Христово, а идолов разбили — и за это после мучений были зарыты в колодце (II в.).

Приметы имени Лавр : 31 августа — день Фрола и Лавра, покровителей лошадей. В этот день на лошадях не работают: будет падеж. Лошадей кропят святой водой.

Характеристика имени Лавр

Положительные черты: Благородство, достоинство, уравновешенность, щедрость. Хотя имя Лавр и стремится лидировать чуть ли не во всех сферах общения, но при этом в нем обычно нет и намека на свое превосходство.

Отрицательные черты: Лавр — порядочный, мягкий, но весьма самолюбивый человек. Он может болезненно отреагировать на шутку в свой адрес.

Характер имени Лавр : Лавр — это великодушный лидер, с чувством собственного достоинства и очень упорный. Он тверд и последователен, умеет мгновенно принимать решения, динамичен, разговорчив, бодр. Лавр — Это отважный оптимист, деятельный и энергичный. Мужчина с именем Лавр способен выслушать человека до конца, но при этом может проявлять холодность по отношению к навязчивым собеседникам. Не стоит излишне доверять сдержанности благородного Лавра — его память способна очень долго помнить зло. Наиболее же негативное отношение у него вызывают такие человеческие качества, как повышенное самомнение, безапелляционность, непостоянство.

Лавр и его личная жизнь

Совместимость с женскими именами: Благоприятен союз имени с Агнией, Ариадной, Деборой, Ираидой, Кирой, Лией, Миррой, Сусанной. Сложные отношения имени вероятны с Виолеттой, Исидорой, Февурой.

Любовь и брак: Потребность в любви и боязнь, что его могут вновь разочаровать, усложняет отношения Лавра с избранницей.

Таланты, бизнес, карьера

Выбор профессии: Лавр отличается большой интеллигентностью, много времени посвящает размышлениям, любит читать, учиться и расширять свой кругозор. Хотя и не стремится к этому, всегда привлекает к себе внимание и иногда становится знаменитым. Имя Лавр принадлежит к числу людей, приносящих окружающим покой и счастье, оставляющих после себя добрую память.

Бизнес и карьера: Лавр проявляет ловкость и находчивость во всякой ситуации. Он полон различных планов, которые умеет успешно реализовать, обеспечивая себе безбедное существование.

Здоровье и энергетика

Здоровье и таланты : имя Лавр экономно расходует силы, не перенапрягается. Основная его проблема — слабая костная система. Возможны проблемы с зубами.

Судьба Лавра в истории

Что означает имя Лавр для мужской судьбы?

  1. Лавр Георгиевич Корнилов (1870-1918) — генерал русской армии. Родился в Семипалатинской области в семье казачьего офицера. Служил в разведке штаба Туркестанского военного округа; участник русско-японской войны, в 1907-1911 гг. военный атташе в Китае, в Первой мировой войне командовал дивизией. В апреле 1915 г. попал в плен, откуда бежал в июле 1916 г. Командовал корпусом. В марте-апреле 1917 г. -командующий Петроградским военным округом, а в мае-июле и Юго-Западным фронтом. С 18 июля по 27 августа — Верховный главнокомандующий. Ввел смертную казнь на фронте, двинул войска на Петроград, но попытка мятежа с целью установления военной диктатуры (корниловщина) оказалась неудачной: 2 сентября 1917 г. Корнилов был арестован, а 19 ноября с помощью генерала Н.Н. Духонина бежал в Новочеркасск, где вместе с генералом М.В. Алексеевым возглавил белогвардейскую Добровольческую армию. Убит при безуспешном штурме Екатеринодара.

Трагическая судьба русского генерала Лавра Георгиевича Корнилова

Трагическая судьба Лавра Георгиевича Корнилова прочно связана в истории со словом “мятеж”. Меж тем характер генерала был несовместим с предательством. Его военная карьера была пряма и честна, но когда он дошел до вершины, то, сам того не желая, перестал быть военным и превратился в политика.

До 1917 года он честно шел по выбранному пути воина, достиг немалых успехов, но Империя, которой он служил, рухнула. Честь не позволяла генералу сложить оружие, а поскольку силы были неравны, ему оставалось только погибнуть в бою. Корнилов стал олицетворением Белого движения, хотя реально участвовал в боях всего несколько дней. Тем не менее, позже его обвинили и в развязывании Гражданской войны, и в начале “белого террора”, и в прочих смертных грехах, хотя сам Корнилов, по сути, был заложником обстоятельств. Его предшествующая жизнь — менее известная, но гораздо более яркая.

Отец Лавра Георгиевича служил на границе с Китаем в чине младшего урядника 7-го Сибирского казачьего полка, расквартированного в станице Кокчетавской. Мать Лавра была то ли киргизского, то ли калмыцкого происхождения, хотя в роду ее были и казаки, и ссыльные поляки. Со временем Егор Николаевич Корнилов был произведен в младший офицерский чин подхорунжего и перебрался в Усть-Каменогорск, где получил должность в полицейском ведомстве.

Лавр был четвертым ребенком в большой семье. Он окончил приходскую школу и стал готовиться к поступлению в 1-й Сибирский императора Александра I кадетский корпус в Омске. Лавр отставал от сверстников, поскольку уровень образования в бесплатной начальной школе сильно отличался от требований корпуса, а репетиторов в степи найти было непросто. Так, при поступлении он вообще не знал французского и его приняли условно, в качестве “приходящего”, с обещанием нагнать товарищей. Вскоре за успехи в учебе он добился перевода на “казенный кошт”, а чтобы улучшить свой французский, в 7-м классе сделал полный перевод французского романа “Поль и Виргиний”. Одновременно Лавр изучал восточные языки. Киргизский он знал с детства, а в Омске выучил монгольский и даже перевел на этот язык учебник физики.

Великолепные выпускные оценки предоставили Лавру возможность выбирать место продолжения карьеры. Он склонялся к Санкт-Петербургскому Михайловскому артиллерийскому училищу, но семья была против, жизнь в столице стоила дорого. Юнкер Корнилов начал давать уроки по математике и за небольшую плату выполнять за товарищей чертежи. Учился Лавр отлично. Выпускная аттестация гласила: “Тих, скромен, добр, трудолюбив, послушен, исполнителен, приветлив, но вследствие недостаточной воспитанности кажется грубоватым. Будучи очень самолюбивым, любознательным, серьезно относится к наукам и военному делу, он обещает быть хорошим офицером”. Гвардии или перспективной службе в именитом полку он предпочел Туркестанский военный округ, считавшийся почти краем света.

В сентябре 1892 года Корнилов прибыл в Ташкент, начав службу в 5-й батарее Туркестанской артиллерийской бригады. Вскоре он подал рапорт на поступление в Академию Генерального штаба. Осенью 1895 года на вступительных экзаменах получил наивысший балл из всех поступающих и был зачислен в это элитное учебное заведение. Через два года он с серебряной медалью окончил основной и дополнительный курсы академии и был досрочно произведен в капитаны.

Снова местом службы Корнилов выбрал Туркестан, где служил не просто строевым офицером, а специалистом “с особыми полномочиями”. В ноябре 1898 года Корнилов получил назначение в урочище Термез. Неофициальной миссией капитана был сбор информации об участке русско-афганской границы в районе Термез – Мазар-и-Шариф. Понимая, что традиционные способы сбора разведданных через завербованных местных агентов дают мало проку, Корнилов решился на отчаянную акцию. Сбрив усы и волосы на голове, он облачился в пестрый халат и с двумя спутниками-туркменами ночью переплыл Амударью. Под видом добровольцев, идущих на службу в отряд афганского эмира Абдурахмана, разведчики проникли в охраняемую крепость Дейдади, служившую форпостом афганцев возле границы с Россией. Без знания языков это было бы невозможно. Корнилову удалось добыть ценнейшие сведения, сделать несколько фотографий и составить картографический план местности, после чего троица вернулась в Россию. Генерал Ионов представил капитана к награде, однако вышестоящее руководство не одобрило самодеятельности “в духе романов Майн Рида”, как было сказано в рапорте, и в награде было отказано.

Корнилова это не остановило. Не раз под видом купца или дервиша он со смертельным риском проникал в самые отдаленные пункты Восточного Туркестана, собирая важнейшую информацию, имевшую ценность для России. Если бы его рассекретили, мучительной смерти было бы не избежать. Особое внимание Корнилов уделял изучению боевой подготовки китайской армии и перспективам англо-китайского сотрудничества в ущерб российским интересам. Позже его работа была оформлена в пятисотстраничную монографию “Кашгария или Восточный Туркестан. Опыт военно-стратегического описания”. Это фундаментальное исследование до сих пор считается одним из самых полных описаний региона.

Вскоре Корнилов получил новое задание: под именем “члена Императорского географического общества, путешествующего с целью исследования некоторых научных интересов” ему нужно было провести рекогносцировку пограничной полосы в ряде областей Персии, Афганистана и Британской Индии. Результатом экспедиции стали публикации “Историческая справка по вопросу о границах Хороссана с владениями России и Афганистана” и “Нушки-Сеистанская дорога”. Это публичные труды, а еще были секретные документы для Генерального штаба, в которых разведчик указывал на готовность Великобритании к расширению своего влияния на Персию и среднеазиатские районы Российской империи, что создавало потенциальную угрозу и требовало немедленного укрепления российской границы.

К этому времени Корнилов был уже известен англичанам, и тайные операции с его участием стали слишком опасными. В 1903 году Корнилов уже легально в военной форме отправляется в Индию с целью “изучения языков и нравов народов Белуджистана”, а фактически — для анализа состояния британских колониальных войск в этом регионе. За время этой экспедиции Корнилов посетил Бомбей, Дели, Пешавар и военный центр англичан в Агре, наблюдал за британскими военнослужащими, анализировал состояние колониальных войск, общался с британскими офицерами. В 1905 году его изначально секретный “Отчет о поездке в Индию” был опубликован Генеральным штабом, а в 1906 году за свои научные труды Корнилов был избран действительным членом Императорского Русского географического общества.

О начале русско-японской войны Корнилов узнал, находясь в Пешаваре, а по возвращении на родину немедленно подал рапорт в действующую армию. В должности начальника штаба 1-й бригады Сводно-стрелкового корпуса, он прибыл на фронт в конце декабря 1904 года. Порт-Артур уже капитулировал, однако войска готовились к новому, решающему сражению, которое и состоялось под Мукденом. Там Корнилов проявил себя во всем блеске: в критический момент, когда полки его бригады и разрозненные остатки других разбитых частей оказались в окружении, он взял на себя инициативу и сумел решительным ударом прорвать оборону врага. Бригада вышла к своим, сохранив знамена и вынеся с поля боя всех раненых. Корнилов лично водил солдат в штыковую атаку, за что получил чин полковника и орден Святого Георгия 4-й степени.

После войны Корнилов получил назначение в Главное управление Генерального штаба, где отвечал за постановку разведывательного дела в южных округах и вел отдел “иностранной азиатской статистики”. Но всего через год он снова подал прошение о переводе на восток. Теперь ему предстояло занять должность военного агента в Китае. Лавр Георгиевич неоднократно устраивал рискованные рейды вглубь страны, одеваясь то китайским мандарином, то монгольским торговцем. Свои выводы он суммировал в книге “Вооруженные силы Китая”, которая был издана в 1911 году в штабе Иркутского военного округа.

Командующий Заамурским округом пограничной стражи генерал-лейтенант Мартынов, хорошо знавший Лавра Георгиевича по русско-японской войне и его работе в Китае, предложил ему перейти под свое начало. В конце декабря 1911 года он был произведен в генерал-майоры и отправился в Харбин в качестве командира отдельного отряда пограничной стражи. Столкнувшись на дальнем пограничье с воровством и взяточничеством, боевой генерал не стал мириться с подлогами, и был отослан на остров Русский в Японском море – один из самых восточных гарнизонов страны, где Корнилов принял командование над 1-й бригадой 9-й Сибирской стрелковой дивизии.

19 июля 1914 года генерал-майор Корнилов в соответствии с мобилизационным предписанием срочно убыл на Юго-Западный фронт. В августе Корнилов принял командование знаменитой 48-й “суворовской” дивизией, полки которой носили названия суворовских побед: “Ларго-Кагульский”, “Рымникский”, “Измаильский”, “Очаковский”. Через некоторое время к ее названию добавилось и определение “стальная”. В ноябре 1914 года в ночном бою при Такошанах группа добровольцев под командованием Корнилова прорвала позиции неприятеля и, несмотря на свою малочисленность, захватила 1200 пленных. За бои под Галичем Корнилов был награжден орденом Владимира 3-й степени с мечами, произведен в генерал-лейтенанты.

Весной 1915-го началось “великое отступление”. Фронт катился на восток, кругом царил хаос. Дивизии, располагавшиеся слева и справа от “суворовцев”, были разгромлены и откатились назад, Корнилов же решил держать фронт до приказа об отступлении. Когда приказ поступил, было уже поздно – дивизия была окружена. Как и под Мукденом, генерал повел своих бойцов на прорыв. Сначала генерал с одним полком прикрывал отход трех других, затем с одним батальоном сдерживал врага, чтобы ушли остатки полка. Знамена всех частей были спасены. На рассвете 25 апреля 1915 года остатки штаба дивизии окружили австрийские части. Отказавшись сдаться, раненный в руку и ногу Корнилов ушел в горы, однако к вечеру 29 апреля после штыкового боя был взят в плен.

В те времена офицеру достаточно было дать слово чести, что он не будет делать попыток бежать, и его заключение превращалось в формальность – обычно пленным разрешали свободно передвигаться без конвоя, лишь на ночь возвращаясь в лагерь. Но Корнилов дать слово отказался. Три раза он бежал из заключения, – его ловили. Четвертый побег оказался успешным. Лавр Георгиевич более двадцати дней прятался в горах, в одиночку пробираясь через горные массивы. К жилищам он выйти не мог, питался лишь тем, что находил в лесу. В итоге ему удалось добраться до русской военной миссии в Румынии, откуда в сентябре 1916 года он был переправлен в Петроград. Теперь он стал по-настоящему знаменит, Император лично наградил его “Георгием” 3-й степени. Между тем супругу и детей он нашел в тяжком положении – когда генерал оказался в плену, его жалованье им выплачивать перестали, и семья вынуждена была со съемной квартиры даже переехать в общежитие.

Лишь десять дней пробыл Корнилов в столице и снова уехал на фронт, приняв 25-й корпус. И снова показал себя геройски. В феврале 1917-го по приказу Государя Корнилова назначили командующим Петроградским гарнизоном. Царь и его окружение чувствовали приближение бури и надеялись на решительность генерала, однако, когда он прибыл в столицу, у власти уже находилось Временное правительство. Корнилову часто ставят в вину тот факт, что он арестовал царскую семью, но это больше походило на операцию по ее спасению. “Генерал вел себя в высшей степени по-рыцарски”, – написала в дневнике императрица Александра Федоровна.

Попытки Корнилова жестко навести порядок в столице были остановлены командованием и правительством, а нарушать приказы генерал не привык. Тогда он написал рапорт об отправке на фронт, “не считая возможным для себя быть невольным свидетелем и участником разрушения армии”. Ответственным за развал он назвал Петроградский Совет, но не понимал и не мог принять бездеятельности Временного правительства. В апреле 1917-го Корнилов принял командование над легендарной восьмой армией, от которой, как выяснилось, сохранилось только имя.

Генералу оставался последний год жизни, вместивший в себя лихость “ударных батальонов”, назначение главнокомандующим несуществующей армии, предательство Керенского и несуществующий мятеж, арест и заключение в Быхове, бегство из плена и переход через заснеженные леса и поля на Дон, героический “Ледяной поход” и бои за Екатеринодар. За последний год генерал Корнилов словно прожил еще одну жизнь, которая оказалась более сжатой, кровавой и трагической, чем та, которую он прожил до того. В апреле 1918 года генерал Корнилов погиб при штурме Екатеринодара.
Источник

Пятая лавра земли русской: Судьба донбасского монастыря как пример воли Господней

В 1931 году старый путейский рабочий из Славянска, что в Донбассе, Сергей Иванович Кудиенко узнал, что в СССР вернулся знаменитый писатель Максим Горький. Ветеран разволновался и послал открытку бывшему волжскому босяку, с которым сорок лет назад работал на станции Славянск дорожным рабочим. Купил что было под рукой в станционном ларьке — вид Святогорья.

Горький откликнулся быстро, прислал письмо, в котором растроганно вспоминал: «Узнал и Донец, и меловые скалы, и монастырь, и даже дерево, под которым спал тогда…»

Правда, самого монастыря, знаменитой на всю Россию Святогорской обители, которую посетили в разные годы практически все известные писатели империи, не только Горький, к тому времени уже не было — новая власть закрыла монастырь в меловых пещерах еще 10 лет назад.

В конце жизни Горького и Кудиенко в монастырских кельях и храмах расположились санаторий для горняков Донбасса и вспомогательные службы для него. Только через 70 лет началось восстановление и новый период жизни древнего монастыря.

На Донце, у Великого Перевоза

Точной даты основания Свято-Успенского мужского монастыря на Большом перевозе через Северский Донец не знает никто.

Достоверно известно, что первое известное нам упоминание о нем, которое можно отнести к периоду между 1517 и 1526 гг., встречается в известных «Записках о московских делах» австрийского дипломата барона Герберштайна. Посланник австрийского цесаря писал: «…воины, которых Государь по обычаю держит там на карауле с целью разведок и удержания татарских набегов… сидели около устья малого Танаида, в четырех днях пути от Азова, возле места Великий Перевоз, у Святых Гор…» 20 сентября. В Новороссии создана православная епархия

Впрочем, под «Святыми Горами» не обязательно могли иметь в виду монастырь. Несмотря на то что весь шестнадцатый век летописи писали о Святых горах (Львовская, например, под 1547 годом, Никоновская — под 1555 годом) как месте, откуда «татарский царь перелезал через Донец» и «шел к тульским да рязанским украинам», все-таки многие историки склонны считать, что монастырское общежитие со своим уставом появилось здесь в семнадцатом веке.

Понятно, что у церковных деятелей было свое мнение и, например, еще в 1851 году настоятель Святогорского монастыря архимандрит Арсений уже заявлял, что первые насельники в пещерах, вырубленных в меловых горах, взметнувшихся высоко над Донцом, появились сразу после татарского нашествия, и пришли они из Киева. «Мы не можем сомневаться, что выходцы Лавры Печерской основали нашу обитель…» — утверждал он.

Арсения можно было понять — Святогорский монастырь в конце царствия Екатерины Великой неожиданно попал в список закрывавшихся в ходе затеянного императрицей отъема монастырских имуществ в разоренную войнами российскую казну.

Возродился он только в сороковых годах позапрошлого века. И монастырю необходимо было упрочить свое положение, в том числе и за счет привязки к самой почитаемой в православном мире лавре.

Без Потёмкиных ничего бы и не было

Первый раз Свято-Успенский монастырь в Святых горах был восстановлен стараниями знаменитой семьи Потёмкиных. И по сей день остатки их имения «Святые горы» можно видеть чуть в стороне от памятника Артёму. Вид оттуда сказочный.

Хозяйке имения, набожной благотворительнице Татьяне Потемкиной и принадлежит заслуга возрождения древнего русского монастыря. Надо сказать, что попытки сделать это предпринимались и ранее, но только Потемкина подошла к делу по-хозяйски и пристрастно, с желанием.

Два года подряд (1842—1843) Татьяна Борисовна, что называется, «ходила по инстанциям». И добилась своего — 15 января 1844 года император Николай I высочайше утвердил доклад Священного синода «О восстановлении Святогорского монастыря с именованием Святогорской Успенской общежительной пустыни по уставу Софрониевской и Глинской пустыней Курской епархии».

В Глинской пустыни же в лице иеромонаха Арсения нашли и наместника обители. Руку к делу приложил и харьковский архиепископ Иннокентий. Напомним, что Святые горы до двадцатых годов прошлого века располагались на территории Харьковской губернии, той ее южной части, что стала севером Донецкой области УССР.

С Арсением в новую обитель перешли 12 монахов Глинской пустыни, и в августе 1844 г. монастырь был открыт. 15 августа «радостная весть о восстановлении Святогорской обители разнеслаcь повсюду, и со всех окрестных и отдаленных стран притекло несметное количество народа и дворянства. Одних карет насчитано до четырехсот». Так писал в письме знакомому брат Татьяны Потемкиной князь Николай Голицын, которому суждено было найти последний приют в монастырской усыпальнице.

Богатейший монастырь Харьковской епархии

Святогорский монастырь быстро пошел в гору. В 1861 году его посетила августейшая семья и сам Александр II. Обитель возглавил энергичнейший игумен Герман, который оказался талантливым хозяйственником. Богатства монастыря начались с отписанных ему Татьяной Потемкиной 300 десятин земли и 10 000 рублей.

Монастырь быстро строился: в считаные годы были возведены настоятельский, братский, палатный и трапезный корпуса, приличная гостиница для приезжающих, описание которой встречаем и у Аверченко с Чеховым, и у многих других знаменитостей, посетивших обитель.

Богатства ее росли особенно быстро после реформ Александра II, и не последнюю роль в этом сыграло освобождение крестьян от крепостной кабалы.

Выпукло и очень емко связь между монастырем и его работниками описана знаменитым до революции писателем Василием Немировичем-Данченко, братом основателя Московского художественного театра. Вообще, его книжка «Святые горы» — не только кладезь тонких психологических наблюдений, но и очерк быта и экономики монастыря. Причем очерк не всегда лицеприятный. Преодоление церковного раскола. Опыт Новороссии

Вот как Немирович-Данченко описывает начало своего путешествия в монастырь. Он сразу берет быка за рога:

— Это все монашеское! —махнул рукою кругом мой спутник, когда мы отъехали верст десять от Славянска.

— Да… Прежде иноки хлебопашеством сами занимались, ну а как пошли неурожаи, они и сдали крестьянам… У нас крестьяне малоземельные, бедные. Промыслов скудость. Соляной едва-едва кормит только… Да и тот для горожан. У нас случается, что с крестьянина сходит податей и всяких оброков больше, чем он зарабатывает в год!

— Кто же выручает?

— Обитель. Ей выгодно помогать. Вся окрестная местность потому в ее руках. И землю арендуют у монахов. Монастырю лучше и желать нельзя. Посев крестьянский, а треть урожая — обители…

— Да ведь куда денешься… К жиду идти — еще хуже».

От «церковных туристов» отбою не было

Достаток монастыря базировался не только на аренде земли, конечно, но и на многочисленных ремеслах, освоенных его насельниками, но в основном — на деньгах богомольцев, которые в Святые горы шли и специально, и, возвращаясь из той же Киево-Печерской лавры.

Природа этих мест, река, лес, меловые горы — все это делало Святогорье еще более привлекательным для богомольцев.

Официальная история самого монастыря тот период его жизни описывает так: «В окрестных селах (Голая Долина, Банное и Пришиб) были заведены школы, в которых святогорцы преподавали грамоту, церковное пение, прикладное искусство и прочее. Число учеников в них превышало 300 человек.

Много способствовали процветанию обители странноприимство и гостеприимство, которые привлекали благочестивых верующих людей всякого сословия: монастырь кормил и поил бесплатно, принимая всех, кто бы ни посещал его.

Обычаи и порядки были так прекрасны, что среди местного населения ходила поговорка: «Хорошо, как в Святых Горах». Церковное богослужение и устав были взяты из Глинской пустыни и отличались чинностью, продолжительностью служб, а братский хор славился древними напевами и отборным качеством голосов».

Иоанн Затворник и его чудеса

Но все-таки для верующих людей главным в обителях всегда было то, что в них жили особые люди — старцы, люди непорочной святой жизни, порой удивлявшие окружающих не только благочестием и мудростью, но и чудесами. Для Святогорского Свято-Успенского монастыря таким человеком был преподобный Иоанн Затворник. Семнадцать лет он провел в затворе, в сердце меловой скалы.

Современник описывал его подвиг так:
«Представьте себе, читатель, тесную и низкую келию, своды которой не выше роста человеческого, иссеченную в мелу, свет в которую проникает через узкую скважину, пробуравленную наружу скалы на довольно большом расстоянии. Атмосфера келии резко холодная и сырая, напоминает собою ледник: она как бы колет вас и возбуждает в теле озноб лихорадочный. Все убранство келии составляет деревянный открытый гроб с большим надмогильным деревянным крестом у изголовья, на котором написан распятый Господь; в гробе немного соломы и возглавие, и в таком виде служил он ложем успокоения затворнику».

Иоанн скончался в 1867 году, но с тех пор на его могиле в монастыре и рядом с ней стали происходить чудеса исцеления. В 1995 году Украинская православная церковь причислила Иоанна Затворника к лику святых. Неординарная его личность и явленные на мощах его чудеса и позволили в свой час дать монастырю звание лавры.

70 лет забвения и явление лавры

В 1922 году советская власть закрыла монастырь. Поводом послужил эпизод компании по изъятию церковных ценностей, шедшей по всей Советской России весной. Архимандрит Трифон добровольно сдавать ценности отказался, заявив: «Вы сила и власть, берите сами, но мы добровольно ничего не сдадим».

Выводы власть сделала. Как лапидарно замечает официальная история монастыря, «с этого момента монастырь прекратил свое существование. Бывшие монастырские здания начали осваиваться Домом отдыха». УПЦ: Украинские лавры категорически против автокефалии

О том, что делалось на территории монастыря в годы советской власти, можно написать отдельный рассказ, равно, как и о том, как монастырь восстанавливали. Случилось это в 1992 году, в самом начале года, когда епископ Донецкий и Славянский Алипий на Крещение провел на берегу Донца первое после 70-летнего перерыва богослужение.

Бывший директор Славяногорского историко-архитектурного заповедника Владимир Дедов вспоминал в свое время: с 1996 года санаторий им. Артёма начал уступать вновь организованному (в третий раз за свою историю) монастырю землю и корпуса. В 1999 году были переданы 8 памятников архитектуры XVII—XIX вв., включая пещерный комплекс меловой скалы. Окончательно процесс возрождения монастыря завершился в 2003 году. А на следующий год Синод УПЦ МП даровал монастырю (теперь это комплекс из более чем 40 зданий) статус лавры.

Так на Русской земле появилась пятая по счету лавра — Святогорская.

Сегодня она переживает не самые легкие времена.

Раскольники, затеявшие при попустительстве официального Киева создание фальшивой Единой поместной украинской церкви, полны агрессивных планов. На Киево-Печерскую лавру они уже зарятся. В осаде Почаевская, что на Тернопольщине. Ясно, что не оставят в покое и Святогорскую.

И тут у монастыря надежда только на Господа да на поддержку верных православию людей. Монастырь перенес многие беды, два закрытия и поругание святынь. Но выстоял и дважды вернулся к своему состоянию, вдохновленному свыше. Нет сомнения, что переживет он и нынешний беспорядок, и разор в государстве.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×