0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Цитаты из фильма о чем говорят мужчины

15 незабываемых жизненных цитат из фильма «О чем говорят мужчины»

О чем говорят мужчины? Конечно, о женщинах. А еще о работе, деньгах, машинах, футболе… но в основном, всё-таки, о женщинах. Комедия «Квартета И», снятая в жанре роуд-муви по мотивам спектакля «Разговоры мужчин среднего возраста о женщинах, кино и алюминиевых вилках» – это коктейль из жизненного сценария, отличной игры актеров и искрометного юмора, который пришелся по душе как мужской, так и женской аудитории.

Многие цитаты из фильма запомнились нам навсегда:

  • – Почему, когда она из другой комнаты задает мне вопрос, вот это вот, знаешь, типа: «абу-бу-бу-бу-бу… ЗЕЛЕНЫЕ ТАПОЧКИ!?» Я спрашиваю: «Что?» Она говорит: «ЗЕЛЕНЫЕ ТАПОЧКИ!» Почему она повторяет ровно то, что я слышал?! Вот эти последние два слова. Как ей это удается, а?
  • Вот Ромео и Джульетта. Получается, хорошо, что они умерли. Ведь они столько преодолели ради своей любви. А выдержала бы, скажем, ее любовь если б она узнала, что он говорит «звОнит»? Или, что он носки по всей квартире разбрасывает?
  • — Раньше все было понятно: сделал уроки — молодец, перевел бабушку через дорогу — умница, мячиком разбил стекло — плохой. А сейчас: сделал одной женщине хорошо, а другой от этого — плохо. А ты вообще все делал для третьей. А ей — все равно!
  • — Окна не открывать!
    — Так душно же…
    — Комары налетят!
    — А мы свет выключим…
    — Тараканы набегут!
  • —«Ну все, до вечера, чмоки!» — Ну какие «чмоки»? Хочешь поцеловать — поцелуй!
  • — «А гренка в нашем ресторане называется крутон». Это точно такой же кусочек поджаренного хлеба, но гренка не может стоить 8 долларов, а крутон — может. А дальше ты начинаешь искать хоть какой-то вкус, отличающий этот крутон от гренки. И находишь!

  • — А тарелка такая огромная… Вероятно, это чтобы подчеркнуть, что дефлопе на Земле очень мало.
  • — Вообще стало не совпадать: как хочется поступить и как правильно поступить. А хочется, чтобы было как правильно, но хочется, чтобы было как хочется… И? Что делать?
  • — Расстались. Пишешь ей последнее СМС: «Я больше не буду тебе писать, ты стала мне чужой, прощай». Она не отвечает. Тогда второе последнее СМС: «Могла бы и ответить, нас, между прочим, что-то связывало». Молчит. Третье: «Спешу поделиться радостью: я перестал о тебе думать. Вообще. Так что не звони». Она не звонит. Тогда запрещенный прием: «Знаешь, в Москве есть еще красивые женщины, кроме тебя». И все равно ничего. И так еще сто последних СМС. Неужели нельзя быть нормальной и раз ответить! И все. Перестал писать, отмучился — и тут от нее через год приходит СМС: «Снег идет. С первым днем зимы!»
  • — Кризис — это когда тебе ничего не хочется и тогда ты начинаешь хотеть чего-то хотеть.
    — Это ладно. Вот когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть — вот это кризис.
    — Это не кризис, это п***ец!
  • — Мне когда было 14 лет, я думал, что 40 лет — это так далеко, что этого никогда не будет. Или будет, но уже не мне. А вот сейчас мне практически 40, а я понимаю — действительно не будет! Потому что мне до сих пор 14. Получается, взрослых нет. Есть постаревшие дети. Лысые, больные, седые мальчики и девочки.
  • — Или вот она задает какой-то вопрос. И я вижу, что для нее это правда очень важно. И начинаю отвечать. А она уже все — ушла. Оказывается, ей просто было важно задать этот вопрос и все…
  • — Вообще, в женатом состоянии напрягает не то, что у тебя нет других женщин, а то, что нет возможности других женщин. Я, может быть, ею бы и не воспользовался, но возможность-то должна быть… Вот, например, запретили бы тебе есть вилкой. Причем в формулировке «никогда». «Никогда больше не будешь есть вилкой!» Да, казалось бы, и черт бы с ней, можно ложкой, палочками, руками… Но тебе сказали — нельзя, и сразу захотелось именно вилкой. И, главное, вот она — вилка, лежит. Много вилок. Открыл ящик — полно.

  • — Это потому что в искусстве нет объективных критериев. Вот в спорте все объективно. Пробежал быстрее всех стометровку — все, ты молодец, победитель, чемпион. И никого не интересует стиль твоего бега, хоть задом наперед. «Как-то он неконцептуально пробежал». Да пошел ты, ты сам так пробеги! «Э, не, что же он хотел сказать этими своими девятью с половиной секундами?» Что ты хрен так пробежишь! Только и всего.
  • — Может потому, что ты мудак?
    — Да? Я как-то не подумал. Хорошая версия. Многое объясняет.
  • Не стало будущего. Раньше, в детстве, впереди всегда было что-то яркое, неизвестное. Жизнь! А сейчас я точно знаю, что будет потом — то же самое, что и сегодня. Заниматься буду тем же, в рестораны ходить те же, ну, в другие такие же. На машине ездить примерно такой же. Вместо будущего стало настоящее, просто, есть настоящее, которое сейчас, и настоящее, которое будет потом. И главное, что мне мое настоящее-то нравится. Машины хорошие, рестораны вкусные… только, будущего жалко…
  • — Вот, например, если мужчине нравится женщина, он должен ее завоевать, а если женщине нравится мужчина, она… она же должна ему сдаться. То есть проиграть. Проигрывает, выигрывая. Мы играем в шашки. Они играют в поддавки… Кривая женская логика… Всегда у них так.
  • — А вот почему? Пили одинаково, а от одного с утра разит, а от другого — слегка попахивает?
    — Это называется: «Внутренняя интеллигентность»!
  • О чём говорят мужчины

    — А вот расстался ты с ней, бросила она тебя, и пишешь ей: «Это последнее sms, я больше не буду тебе писать. Ты стала мне чужой. Прощай». Она не отвечает. Тогда второе «последнее sms»: «Могла бы и ответить. Нас, между прочим, что-то связывало». А-а. Третье: «Спешу поделиться радостью: я перестал о тебе думать. Вообще! Так что не звони».
    — А она и не звонит.
    — Тогда какой-нибудь запрещённый приём, там: «Ты знаешь, оказывается, в Москве есть ещё красивые женщины кроме тебя».
    — И всё равно ничего, да?
    — И так ещё сто «последних sms» и самое последнее: «Неужели нельзя быть нормальным человеком и один раз ответить?!» И всё. Перестал писать, год прошёл. Отмучился. От неё приходит: «Снег идёт. С первым днём зимы». Ну не суки?!

    У нее телефон не для того, чтобы с ней можно было связаться, а чтобы он лежал в сумочке, звонил, а она его не слышала.

    Почему, когда она из другой комнаты задает мне вопрос, вот это вот, знаешь, типа: «абу-бу-бу-бу-бу. ЗЕЛЕНЫЕ ТАПОЧКИ!?» Я спрашиваю: «Что?» Она говорит: «ЗЕЛЕНЫЕ ТАПОЧКИ!» Почему она повторяет ровно то, что я слышал?! Вот эти последние два слова. Как ей это удается, а?

    «Я пошла. Чмоки» Ну какие, нахер, чмоки?! Хочешь поцеловать — поцелуй.

    Не стало будущего. Раньше, в детстве, впереди всегда было что-то яркое, неизвестное. Жизнь! А сейчас я точно знаю, что будет потом — то же самое, что и сегодня. Заниматься буду тем же, в рестораны ходить те же, ну, в другие такие же. На машине ездить примерно такой же. Вместо будущего стало настоящее, просто, есть настоящее, которое сейчас, и настоящее, которое будет потом. И главное, что мне мое настоящее-то нравится. Машины хорошие, рестораны вкусные. только, будущего жалко.

    А вот взять вопрос «Зачем?». Когда я говорю ей: «Поехали ко мне», — а она мне: «Зачем?», — вот объясни, что я ей должен отвечать? Ведь у меня дома не боулинг, не кинотеатр. Если скажу: «Займемся раз-два любовью, мне точно будет хорошо, тебе — может быть, а дальше ты можешь остаться, но лучше, чтобы уехала». Она же точно не поедет, хотя прекрасно понимает, что мы едем именно за этим. И я говорю: «Поехали ко мне, у меня прекрасная коллекция лютневой музыки XVI века».

    — А вот почему? Пили одинаково, а от одного с утра разит, а от другого — слегка попахивает?
    — Это называется: «Внутренняя интеллигентность»!

    Вот, например, если мужчине нравится женщина, он должен ее завоевать, а если женщине нравится мужчина, она. она же должна ему сдаться. То есть проиграть. Проигрывает, выигрывая. Мы играем в шашки. Они играют в поддавки. Кривая женская логика. Всегда у них так.

    Тогда Ромео и Джульетта. Получается, хорошо, что они умерли. Ведь они столько преодолели ради своей любви. А выдержала бы, скажем, ее любовь если б она узнала, что он говорит «звОнит»? Или, что он носки по всей квартире разбрасывает?

    — Может потому, что ты мудак?
    — Да? Я как-то не подумал. Хорошая версия. Многое объясняет.

    — О! Бельдяжки! Здесь и заночуем.
    — Я не могу!
    — Почему?
    — Я женат. Мне нельзя в Бельдяжки.

    Или вот она задаёт какой-то вопрос. И я вижу, что для неё это правда очень важно. И начинаю отвечать. А она уже всё — ушла. Оказывается, ей просто было важно задать этот вопрос и всё. И ещё, знаете, я понял, какой самый главный ответ на вопрос «Почему?» — «Потому что!»

    — Окна не открывать!
    — Так душно же.
    — Комары налетят!
    — А мы свет выключим.
    — Тараканы набегут!

    — Слушайте, а вот почему можно изменить только жене или мужу? Почему нельзя изменить, к примеру, детям?
    — То есть?
    — Ну, представь, тебя видели выходящим из Макдональдса с чужим ребенком, а?
    — Или нашел у тебя ребенок в кармане чек от конструктора «Лего». А ты ему «Лего» не покупал…
    — Или купил незнакомому ребенку на улице.. мороженое. Ничего серьезного, душевный порыв. А твои дети это заметили.
    — Да, и твой ребенок тебя спрашивает еще так: «Так, папка! Ты его знаешь, а?»
    — А ты такой: «Да нет, просто купил мороженное, честно…»
    — «Да? И в который это раз ты ему просто купил мороженое, а?»
    — «Да что тут такого? Пошел нахер, мальчик! Я ж тебе говорю, я… я первый раз его вижу, посмотри на него! Пошел нахер, мальчик. »
    — «Еще лучше! Первый раз видит человека, и сразу ему мороженое! Я, между прочим, мороженого годами не вижу!»
    — Да… И все; и на утро — шкафы пустые, игрушек нет, и записка: «Прощай. Из детского сада нас заберет мама! Буу…»

    О чем говорят мужчины: главные цитаты из всех трех фильмов

    По случаю выхода на ivi комедии « О чем говорят мужчины. Продолжение » мы собрали лучшие цитаты из всех трех фильмов. Выковыряли самый крупный изюм, и там внутри еще много шикарного осталось — из невербального.

    А вот взять вопрос «Зачем?». Когда я говорю ей: «Поехали ко мне». А она мне: «Зачем?» Вот объясни, что я ей должен отвечать? Ведь у меня дома не боулинг, не кинотеатр. Если скажу: «Займемся раз-два любовью, мне точно будет хорошо, тебе — может быть, а дальше ты можешь остаться, но лучше, чтобы уехала». Она же точно не поедет, хотя прекрасно понимает, что мы едем именно за этим. И я говорю: «Поехали ко мне, у меня прекрасная коллекция лютневой музыки XVI века».

    — О! Бельдяжки! Здесь и заночуем.

    — Я женат. Мне нельзя в Бельдяжки.

    Почему, когда она из другой комнаты задает мне вопрос, вот это вот, знаешь, типа: «абу-бу-бу-бу-бу… ЗЕЛЕНЫЕ ТАПОЧКИ!?» Я спрашиваю: «Что?» Она говорит: «ЗЕЛЕНЫЕ ТАПОЧКИ!» Почему она повторяет ровно то, что я слышал?! Вот эти последние два слова. Как ей это удается, а?

    — А вот почему? Пили одинаково, а от одного с утра разит, а от другого — слегка попахивает?

    — Это называется: «Внутренняя интеллигентность»!

    Раньше мне родители что-то запрещали, сейчас — жена. Когда я уже повзрослею?

    Саша! Выходи во двор гулять! Мы на качелях!

    — Может потому, что ты мудак?

    — Да? Я как-то не подумал. Хорошая версия. Многое объясняет.

    — Поэтому в детстве было так здорово. Ну потому что было понятно, что хорошо, а что плохо. Ну как вот: выучил ты уроки — молодец, бабушку через дорогу перевел — да умничка. Мячиком разбил стекло — плохой.

    — А сейчас?! Сделал ты одной женщине хорошо, а другой от этого плохо.

    — А вообще все делал для третьей, а ей все равно.

    — Почему Киев — мать городов русских? Не, ну русских ладно, понятно, но почему Киев — мать? Он же отец…

    — А я скажу тебе. Это потому, что Москва — порт пяти морей.

    А гренка в нашем ресторане называется «крутон». Это точно такой же поджаренный кусочек хлеба, только гренка не может стоить 8 долларов, а крутон — может.

    В общем, я, конечно, хочу какого-то сильного, настоящего чувства… Но как посмотрю на вас, думаю — ну его нафиг!

    — Я тебе сейчас все объясню.

    — Не надо, а то я ещё пойму.

    — Нахрена ты мне налил?

    — Так вы же попросили.

    — Ну я в жопу. А ты трезвый. И кто думать должен?

    Я открыл второй закон всемирного тяготения: чем сильней ты добиваешься женщину, тем больше она тебя потом тяготит.

    — Я никогда и ничего в своей жизни сильно не хотел. Очень. Ну вот Слава, например, он хочет женщин. Разных. Много. Всегда. И он их добивается. А я никогда ничего так сильно не хотел, как он женщин.

    — Ну… так никто ничего не хочет!

    — Напиши ей: «Выходи за меня замуж» и все.

    — Лёш, она ушла! Какой «замуж»?

    — Саш, она ради этого и ушла.

    — Ты знаешь, я в какой-то момент подумала, ну что я такая дура? Вот что я такая верная? Надо было изменить, и было бы легче все это пережить. Наверное.

    — А что тут такого? Фью-фью — и все.

    — Подожди. Чужой человек. Голый.

    — Представляешь… Руки, ноги…

    — Ноги… Ой, про ноги что-то я не подумала.

    — Носки снимает. Трусы.

    — Фу. Перестань. Ну не обязательно же.

    — Как не обязательно?

    — Это ж я так… Образно.

    Понимаешь, дружба сейчас — это главным образом совпадение графиков, ну и, пожалуй, статусов.

    Женщина, которая не смеётся твоим шуткам — это все равно, что женщина, которую ты не можешь довести до оргазма. Ты понимаешь, что рано или поздно найдётся мужик, который так пошутит, что она кончит.

    Существует же какая-то денежная верность. Верен ты своим деньгам, распоряжаешься ими эффективно, тогда и они тебе верны. А повёл ты себя ветрено, ушли от тебя… к Прохорову!

    — Я, например, молодой, энергичный человек. Мы тут с Лерой тусили на выходных, так я не спал двое суток.

    — Ничего. Потом спал двое суток.

    — Ай-ай-ай, Кавинтон забыл!

    — Ты пей таблетки для памяти.

    — Так Кавинтон и есть для памяти. Замкнутый круг!

    Я понял, что старею, когда заметил, что в аптеке практически не осталось лекарств с незнакомыми мне названиями.

    — Как Сергей Леонидович?

    — Прекрасно Сергей Леонидович. В полном порядке.

    — Я в смысле: он денег дал?

    — Ну как, прилично не дал. Ровно столько, сколько я просил, вот столько он и не дал. Даже знаете, Юленька, возникло такое ощущение: я мог попросить больше — он бы и этого не дал.

    — И что вы теперь будете делать?

    — Пойду пообедаю. Вопрос с деньгами это, конечно, не решит, но что, теперь не обедать?

    — Увеличилась пауза между первым и вторым носком. Вот проснулся ты утром. Да? И побежал: новости включил, туалет, душ, что-то съел, сел на диван, надел носок… правый… и завис. С левым в руке. Сидишь такой, глаза в расфокусе, рот еще так немножечко приоткрыл.

    — Что, надел носок и устал?

    — Да нет, просто завис и все. Так вот эта пауза постепенно увеличивается. Я думаю, лет через двадцать она станет главным содержанием моей жизни. Жизнь между первым и вторым носком. Так вот, пока оно не наступило, надо успеть что-то сделать: добиться чего-то, придумать что-то, съездить куда-то…

    О чем говорят мужчины: главные цитаты из всех трех фильмов

    По случаю выхода на ivi комедии « О чем говорят мужчины. Продолжение » мы собрали лучшие цитаты из всех трех фильмов. Выковыряли самый крупный изюм, и там внутри еще много шикарного осталось — из невербального.

    О чем говорят мужчины

    А вот взять вопрос «Зачем?». Когда я говорю ей: «Поехали ко мне». А она мне: «Зачем?» Вот объясни, что я ей должен отвечать? Ведь у меня дома не боулинг, не кинотеатр. Если скажу: «Займемся раз-два любовью, мне точно будет хорошо, тебе — может быть, а дальше ты можешь остаться, но лучше, чтобы уехала». Она же точно не поедет, хотя прекрасно понимает, что мы едем именно за этим. И я говорю: «Поехали ко мне, у меня прекрасная коллекция лютневой музыки XVI века».

    — О! Бельдяжки! Здесь и заночуем.

    — Я женат. Мне нельзя в Бельдяжки.

    Почему, когда она из другой комнаты задает мне вопрос, вот это вот, знаешь, типа: «абу-бу-бу-бу-бу… ЗЕЛЕНЫЕ ТАПОЧКИ!?» Я спрашиваю: «Что?» Она говорит: «ЗЕЛЕНЫЕ ТАПОЧКИ!» Почему она повторяет ровно то, что я слышал?! Вот эти последние два слова. Как ей это удается, а?

    — А вот почему? Пили одинаково, а от одного с утра разит, а от другого — слегка попахивает?

    — Это называется: «Внутренняя интеллигентность»!

    Раньше мне родители что-то запрещали, сейчас — жена. Когда я уже повзрослею?

    Саша! Выходи во двор гулять! Мы на качелях!

    — Может потому, что ты мудак?

    — Да? Я как-то не подумал. Хорошая версия. Многое объясняет.

    — Поэтому в детстве было так здорово. Ну потому что было понятно, что хорошо, а что плохо. Ну как вот: выучил ты уроки — молодец, бабушку через дорогу перевел — да умничка. Мячиком разбил стекло — плохой.

    — А сейчас?! Сделал ты одной женщине хорошо, а другой от этого плохо.

    — А вообще все делал для третьей, а ей все равно.

    — Почему Киев — мать городов русских? Не, ну русских ладно, понятно, но почему Киев — мать? Он же отец…

    — А я скажу тебе. Это потому, что Москва — порт пяти морей.

    А гренка в нашем ресторане называется «крутон». Это точно такой же поджаренный кусочек хлеба, только гренка не может стоить 8 долларов, а крутон — может.

    О чем еще говорят мужчины

    В общем, я, конечно, хочу какого-то сильного, настоящего чувства… Но как посмотрю на вас, думаю — ну его нафиг!

    — Я тебе сейчас все объясню.

    — Не надо, а то я ещё пойму.

    — Нахрена ты мне налил?

    — Так вы же попросили.

    — Ну я в жопу. А ты трезвый. И кто думать должен?

    Я открыл второй закон всемирного тяготения: чем сильней ты добиваешься женщину, тем больше она тебя потом тяготит.

    — Я никогда и ничего в своей жизни сильно не хотел. Очень. Ну вот Слава, например, он хочет женщин. Разных. Много. Всегда. И он их добивается. А я никогда ничего так сильно не хотел, как он женщин.

    — Ну… так никто ничего не хочет!

    — Напиши ей: «Выходи за меня замуж» и все.

    — Лёш, она ушла! Какой «замуж»?

    — Саш, она ради этого и ушла.

    — Ты знаешь, я в какой-то момент подумала, ну что я такая дура? Вот что я такая верная? Надо было изменить, и было бы легче все это пережить. Наверное.

    — А что тут такого? Фью-фью — и все.

    — Подожди. Чужой человек. Голый.

    — Представляешь… Руки, ноги…

    — Ноги… Ой, про ноги что-то я не подумала.

    — Носки снимает. Трусы.

    — Фу. Перестань. Ну не обязательно же.

    — Как не обязательно?

    — Это ж я так… Образно.

    О чем говорят мужчины. Продолжение

    Понимаешь, дружба сейчас — это главным образом совпадение графиков, ну и, пожалуй, статусов.

    Женщина, которая не смеётся твоим шуткам — это все равно, что женщина, которую ты не можешь довести до оргазма. Ты понимаешь, что рано или поздно найдётся мужик, который так пошутит, что она кончит.

    Существует же какая-то денежная верность. Верен ты своим деньгам, распоряжаешься ими эффективно, тогда и они тебе верны. А повёл ты себя ветрено, ушли от тебя… к Прохорову!

    — Я, например, молодой, энергичный человек. Мы тут с Лерой тусили на выходных, так я не спал двое суток.

    — Ничего. Потом спал двое суток.

    — Ай-ай-ай, Кавинтон забыл!

    — Ты пей таблетки для памяти.

    — Так Кавинтон и есть для памяти. Замкнутый круг!

    Я понял, что старею, когда заметил, что в аптеке практически не осталось лекарств с незнакомыми мне названиями.

    — Как Сергей Леонидович?

    — Прекрасно Сергей Леонидович. В полном порядке.

    — Я в смысле: он денег дал?

    — Ну как, прилично не дал. Ровно столько, сколько я просил, вот столько он и не дал. Даже знаете, Юленька, возникло такое ощущение: я мог попросить больше — он бы и этого не дал.

    — И что вы теперь будите делать?

    — Пойду пообедаю. Вопрос с деньгами это, конечно, не решит, но что, теперь не обедать?

    — Увеличилась пауза между первым и вторым носком. Вот проснулся ты утром. Да? И побежал: новости включил, туалет, душ, что-то съел, сел на диван, надел носок… правый… и завис. С левым в руке. Сидишь такой, глаза в расфокусе, рот еще так немножечко приоткрыл.

    — Что, надел носок и устал?

    — Да нет, просто завис и все. Так вот эта пауза постепенно увеличивается. Я думаю, лет через двадцать она станет главным содержанием моей жизни. Жизнь между первым и вторым носком. Так вот, пока оно не наступило, надо успеть что-то сделать: добиться чего-то, придумать что-то, съездить куда-то…

    О чём говорят мужчины

    «О чём говорят мужчины» — российский художественный комедийный фильм 2010 года.

    С какого-то времени появился этот вопрос «Зачем?» Вот раньше тебе говорили: «Слушай, я с двумя девушками познакомился, у них квартира свободна в Отрадном, посидим, выпьем! Поехали!» Ты сразу ехал. Если бы тебя спросили «А зачем?», ты бы сказал: «Как зачем? Ты чё, дурак? Две девушки, отдельная квартира! Посидим, выпьем, ну?!» А сейчас… тебе говорят «поехали», а ты думаешь: «Две какие-то девушки… левые. Квартира у них в ОТ-РАД-НОМ! Это ж ехать туда, пить с ними… потом то ли оставаться, то ли домой… завтра на работу. Зачем?!»

    Она тебя несправедливо обидела — ты справедливо обиделся и уехал. Нормально!

    — Девушка, простите, а у вас не будет потрахаться?
    — Ой, извините, я бросила…
    — Поздравляю!

    Раньше мне родители что-то запрещали, сейчас — жена. Когда я уже повзрослею?

    Раньше всё было понятно. Сделал уроки — молодец, перевёл бабушку через дорогу — да умница! Мячиком разбил стекло — плохой. А сейчас — сделал одной женщине хорошо, а другой от этого — плохо. А ты вообще всё делал для третьей. А ей — всё равно!

    — Вот пока ты её (женщину) добиваешься — она прекрасна. Но вот вы живете вместе, она утром уходит на работу и говорит: «ты мой небритыш» — или даже так: «ты мой заспанный Чебурашка», не-не… Чебура-а-фка. И вроде это так мило, но так противно.
    — И то, что заспанный небритыш и чебурашка — это натяжка.
    — Не-е, Лёш, это «натя-я-фка».

    — «Ну всё, до вечера, чмоки!» — ну какие, на хер, чмоки? Хочешь поцеловать — поцелуй!

    Выдержала бы Джульетта любовь, если бы узнала, что Ромео говорит «зво́нит» или носки по всей квартире разбрасывает.

    Мечты вообще не сбываются, в лучшем случае ты просто достигаешь цели.

    «А гренка в нашем ресторане называется croûton. Это точно такой же поджаренный кусочек хлеба, но гренка не может стоить 8 долларов, а croûton — может». А дальше ты начинаешь искать хоть какой-то вкус, отличающий этот крутон от гренки. И находишь!

    Очень рекомендую дефлопе. Он у нас лучший в Москве!

    А тарелка такая огромная. Вероятно, это чтобы подчеркнуть, что дефлопе на Земле очень мало.

    Почему можно изменить только жене или мужу? Почему нельзя изменить детям? Прикинь, тебя видели выходящим из Макдональдса с чужим ребенком…

    — Окна не открывать!
    — Душно же!
    — Комары налетят!
    — Мы свет выключим.
    — Тараканы набегут!

    Вообще стало не совпадать: как хочется поступить и как правильно поступить. А хочется, чтобы было как правильно, но хочется, чтобы было, как хочется… И? Что делать?

    В соседнем номере в гостинице в Бельдяжках — Жанна Фриске! Ну, перепутала слет мелиораторов со слетом миллиардеров.

    Уважаемая Жанна Фриске! Держите себя в руках. Я женат. И кипятильник свой заберите.

    А вот взять вопрос «зачем». Когда я говорю ей «Поехали ко мне», а она мне — «зачем?». Вот объясни, что я ей должен отвечать? Ведь у меня дома не боулинг, не кинотеатр. Если скажу: «займёмся раз или два любовью, мне точно будет хорошо, тебе — может быть, а дальше ты можешь остаться, но лучше, чтобы уехала», она же точно не поедет. Хотя прекрасно понимает, что мы едем именно за этим. И я говорю — «поехали ко мне, у меня дома прекрасная коллекция лютневой музыки XVI века». И вот этот ответ её полностью устраивает.

    Расстались. Пишешь ей последнюю смс — «Я больше не буду тебе писать, ты стала мне чужой, прощай». Она не отвечает. Тогда второе последнее смс — «Могла бы и ответить, нас, между прочим, что-то связывало». Молчит. Третье — «Спешу поделиться радостью: я перестал о тебе думать. Вообще. Так что не звони». -А она и не звонит. Тогда запрещённый прием — «Знаешь, в Москве есть ещё красивые женщины, кроме тебя». И всё равно ничего. И так ещё сто последних смс. И самое последнее: «Неужели нельзя быть нормальной и один раз ответить?!» И всё. Перестал писать, отмучился — и тут от неё через год приходит смс — «Снег идёт. С первым днем зимы!» НУ НЕ СУКИ.

    -Кризис — это когда тебе ничего не хочется, и тогда ты начинаешь хотеть чего-то хотеть.
    — Это ладно. Вот когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть — вот это кризис.
    — Это не кризис, это пиздец!

    У неё телефон не для того, чтобы с ней можно было связаться, а чтобы он лежал в сумочке, звонил, а она его не слышала.

    Мне когда было 14 лет, я думал, что 40 лет — это так далеко, что этого никогда не будет. Или будет, но уже не мне. А вот сейчас мне практически 40, а я понимаю — действительно не будет! Потому что мне до сих пор 14. […] Получается, взрослых нет. Есть постаревшие дети. Лысые, больные, седые мальчики и девочки.

    — О! Бельдяжки. Здесь мы и заночуем.
    — Я не могу!
    — Почему?
    — Я женат… Мне нельзя в Бельдяжки…

    — Саш, ты козёл и урод, только что это меняет?

    — Ну, вот… Дорога есть, а бабки нет…
    — А зачем нужна дорога, если через неё нельзя перевести бабку?

    — Мой папа муда-а-а-а-а-к.

    — За юношеские прыщи, за девочку в девятом классе, которая не пошла с тобой танцевать, за третьекурсницу, которая заснула в самый важный момент — пьяная дура!
    — У тебя тоже такое было?
    — Было…

    — Чай, кофе?
    — Два чая.
    — А мне кофе.

    — Как же я задолбался…
    — Что, простите?
    — Задолбался!
    — Задолбался он. Я, может, тоже задолбался, но я же сижу…

    — Саша! Выходи во двор гулять! Мы на качелях!

    — Почему когда она кричит из соседней комнаты: « *непонятный звук*… Зелёные тапочки» — Я её спрашиваю: «Что?», а она мне говорит: «Зелёные тапочки!»… Ну, почему она повторяет именно эти последние два слова, которые я слышал?! КАК ей это удается?!

    — Вот что мне сделать? Заказать такси, выйти с Геком или развестись?

    — Подождите, я сейчас переоденусь и вам на рояле поиграю!!

    — Ну, ты сравнил! Ту «Фанту» и эту!

    — Ребят, он прям жрёт это!

    Вот если бы пришли фашисты, которые за неправду расстреливают, и спросили, — «Изменяла тебе жена или не изменяла?» Я в любом случае ответил бы «нет», потому что если не изменяла, ты сказал правду, тебя отпустили, а если изменяла, то ты даже удивиться не успеешь. А вот сказал ты — «да, изменяла», и это оказалось правдой. Тебя отпустили, живи, только как с этим жить? Ты знаешь, она знает, что ты знаешь, все фашисты знают, их уже не позовешь — неловко, а ребята были полезные… А если всё и держалось на том, что ты «не знаешь», а она сейчас уйдет, а ты её любишь… ай…

    — Вот поэтому я и не женюсь!

    Фильм, спектакль всегда можно остановить в какой-то хороший момент. А жизнь? Вот бы был у неё всегда счастливый конец. Не «умер», потому что «умер» — это плохой конец. Вот например, идешь ты по набережной, прекрасный день… и вдруг, за горизонтом начинают медленно подниматься титры. Ты говоришь: «Это что? Это что, всё? Подожди, подожди секундочку, а кто меня играл? Че, хорошо играл? Ну, я надеюсь, вам всё понравилось, потому что ну закончилось-то все замечательно…». Вот бы так бы.

    — Но ты не знаешь одного, Саша, — как будет на украинском Венгрия.
    — Почему это… знаю, Вэнгрія.
    — Ні, Саш… Угоршчина!
    — И как они там живут?
    — Где, в Украине или в Венгрии?
    — В УГОРШЧИНІ!

    — Почему Киев — мать городов русских? Не, ну русских ладно, понятно, но почему Киев — мать? Он же отец…
    — А я скажу тебе. Это потому, что Москва — порт пяти морей.

    — А вот почему? Пили одинаково, а от одного с утра разит, а от другого — слегка попахивает?
    — Это называется «внутренняя интеллигентность»!

    — Или вот: подошла, задала вопрос. Я вижу, что для неё это очень важно. Я начинаю отвечать, и тут понимаю, что она уже ушла! То есть, важно было только задать вопрос, а ответ её совершенно не интересует! Вот скажи мне, это вообще что?!

    Я в какой-то момент нашёл точный ответ на вопрос «Почему?». Знаете, какой? «Потому что!»

    Вообще в женатом состоянии напрягает не то, что у тебя нет других женщин, а то, что нет возможности других женщин. Я, может быть, ею бы и не воспользовался, но возможность-то должна быть… Вот, например, запретили бы тебе есть вилкой. Причем в формулировке «никогда». «Никогда больше не будешь есть вилкой!» Да, казалось бы, и черт бы с ней, можно ложкой, палочками, руками… Но тебе сказали — нельзя, и сразу захотелось именно вилкой. И, главное, вот они, вилки, лежат. Открыл ящик — полно. Двузубые, трехзубые, серебряные, мельхиоровые. красивые! Да тебе б даже алюминиевая сгодилась, если у тебя три года ни одной вилки не было. А нельзя. А вчера еще было можно.

    — Может, потому, что ты — мудак?
    — М-да? Я как-то не подумал… Хорошая версия, многое объясняет…

    — Кто это?
    — Тищенко.
    — А, ну я слышал. Ну хорошая же… Я в Москве деньги отдам. Или сейчас надо?
    — Отдай 50 долларов, и нормально.
    — А остальное?
    — Что остальное? Картина стоит 200 долларов.
    — Какая картина стоит 200 долларов??
    — Вот эта картина стоит 200 долларов.
    — А почему она стоит 200 долларов? Это же Тищенко!
    — А кто такой Тищенко?
    — Не знаю.
    — И я не знаю. Только Слава вот про него что-то слышал. Слава, кто такой Тищенко?
    — Иди на хер, понял?
    — Нет, нормально? Я ему 700 долларов сэкономил, а он меня на хер посылает…

    Энди Уорхол, чой ты вьешься
    Над мое-е-ею головой?
    Ты добычи не добъёшься.
    Энди Уорхол, я не твой.
    (на мотив «Черный ворон»)

    — Ясно! Но вот знайте, что я еду обедать с нищими духом людьми!
    — Хорошо!
    — Вот такусенькими. Карлики! Пигмеи!! Скоты. Вот так!
    — Согласен! Всё, садись.
    — А Лёша хорошо устроился, да? И пожрёт, и будет выглядеть высокодуховным человеком!

    Не стало будущего. Раньше, в детстве, впереди было что-то яркое, неизвестное. Жизнь… А теперь я точно знаю, что будет потом. То же самое, что и сегодня. Заниматься я буду тем же, в рестораны ходить те же, ну или в другие такие же. На машине ездить примерно такой же. Вместо будущего стало настоящее. Просто есть настоящее, которое сейчас, и настоящее, которое будет потом. И главное, что мне моё настоящее это нравится. Машины хорошие, рестораны вкусные — только будущего жалко…

    Вот, например, если мужчине нравится женщина, он должен её завоевать, а если женщине нравится мужчина, она… она же должна ему сдаться. То есть проиграть. Проигрывает, выигрывая. Мы играем в шашки. Они играют в поддавки… Кривая женская логика… Всегда у них так.

    —. и пошёл искать произведение искусства под названием «Туалет работает».
    – О, а я бы этот арт-объект сейчас освоил, между прочим.

    Цитаты из фильма «О чем говорят мужчины»

    А гренка в нашем ресторане называется крутон. Это точно такой же поджаренный кусочек хлеба. Только гренка не может стоить 8 долларов, а крутон — может.

    Я духовно не очень проголодался, а физически страшно просто.

    — А вот почему? Пили одинаково, а от одного с утра разит, а от другого — слегка попахивает?
    — Это называется: «Внутренняя интеллигентность»!

    — Нет, так не бывает.
    — Почему?
    — Потому что. Потому что я так не хочу.

    Получается, взрослых нет. Есть постаревшие дети.

    А Леша хорошо устроился: и пожрет, и будет выглядеть высоко духовным человеком.

    — Может, ты мудак?
    — Хорошая версия. Многое объясняет.

    Мне когда было 14 лет, я думал, что 40 лет — это так далеко, что этого никогда не будет. Или будет, но уже не мне. А вот сейчас мне практически 40, а я понимаю: действительно не будет… потому что до сих пор 14.

    Вообще стало не совпадать: как хочется поступить и как правильно поступить. А хочется, чтобы было как правильно, но хочется, чтобы было, как хочется… И? Что делать?

    Ну какие на хер чмоки? Хочешь поцеловать, целуй, да и все.

    Раньше мне родители что-то запрещали, сейчас — жена. Когда я уже повзрослею?

    А почему в ресторане ей никогда не нравится то, что заказала она, и всегда нравится то, что заказал я? И она начинает есть у меня из тарелки. Я ей говорю: «Закажи себе то же самое». Она говорит: «Зачем? Я только попробовать». И съедает половину.

    — Кризис — это когда тебе ничего не хочется. И когда ты начинаешь хотеть чего-то хотеть.
    — Это ладно. Вот когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть, вот это кризис.
    — Это не кризис, это п…ц!

    Почему можно изменить только жене или мужу? Почему нельзя изменить детям? Прикинь, тебя видели выходящим из Макдональдса с чужим ребенком…

    Мне уже 7 лет. Я взрослый мужчина, перестаньте вешать мне этот розовый бантик.

    Если ты такой умный, иди сам с ней и живи.

    — Что больше всего напрягает в женатом состоянии?
    — Отсутствие других женщин?
    — Нет. Отсутствие возможности других женщин.

    Говорите правду всем, кроме фашистов и постаревших одноклассниц.

    Интересно, как бы я смог понять, что это высокое искусство, если бы ты меня об этом не предупредил?

    Любовь, любовь… неизвестно вообще, делала бы Джульетта что-либо, если бы Ромео курил, говорил “звОнит” и на рыбалку ездил каждую пятницу.

    Мне кажется, что левые связи осуждают в основном те люди, которые сами их иметь не могут.

    Не надо было после картофляников есть вареники. И заедать все это драниками.

    Вот любишь ты жену. И любишь ты колбасу. Пошел, купил 200 г, съел. Это же не значит, что ты изменял жене с колбасой.

    Вот, например, если мужчине нравится женщина, он должен ее завоевать, а если женщине нравится мужчина, она… она же должна ему сдаться. То есть проиграть. Проигрывает, выигрывая. Мы играем в шашки. Они играют в поддавки… Кривая женская логика… Всегда у них так.

    Раньше всё было понятно. Сделал уроки — молодец, перевёл бабушку через дорогу — да умница! Мячиком разбил стекло — плохой. А сейчас — сделал одной женщине хорошо, а другой от этого — плохо. А ты вообще всё делал для третьей. А ей — всё равно!

    У нее телефон не для того, чтобы с ней можно было связаться, а чтобы он лежал в сумочке, звонил, а она его не слышала.

    Мечты вообще не сбываются. В лучшем случае ты просто достигаешь цели.

    Вообще в женатом состоянии напрягает не то, что у тебя нет других женщин, а то, что нет возможности других женщин. Я, может быть, ею бы и не воспользовался, но возможность-то должна быть… Вот, например, запретили бы тебе есть вилкой. Причем в формулировке «никогда». «Никогда больше не будешь есть вилкой!» Да, казалось бы, и черт бы с ней, можно ложкой, палочками, руками… Но тебе сказали — нельзя, и сразу захотелось именно вилкой. И, главное, вот они, вилки, лежат. Открыл ящик — полно. Двузубые, трехзубые, серебряные, мельхиоровые… красивые! Да тебе б даже алюминиевая сгодилась, если у тебя три года ни одной вилки не было… А нельзя. А вчера еще было можно…

    Она тебя несправедливо обидела — ты справедливо обиделся и уехал. Нормально!

    — Ну так что дарить будем?
    — Можно недорогое и эффектное что-нибудь…
    — 500 долларов. Эффектно, и не очень дорого на четверых.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector
    ×
    ×